ПРОКАЖЕННЫЙ БАНК?

9 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 9 февраля-16 февраля

Приезжавший в Киев на три дня куратор Центральной Европы в МВФ Джон Одлинг-Сми заставил власти вернуться к проблеме кризисного банка «Украина»...

Приезжавший в Киев на три дня куратор Центральной Европы в МВФ Джон Одлинг-Сми заставил власти вернуться к проблеме кризисного банка «Украина». Правительство в третий раз пообещало ее решить. Предельный срок установлен — 1 июля. Скорее всего, эти пять месяцев власти потратят зря. Никто не хочет закрывать банк, где хранят деньги 1,7 млн. человек. В то же время никто не выказывает желания его «исправить». К нему предпочитают не прикасаться. В итоге один из крупнейших банков страны может громко и болезненно рухнуть.

 

Банк «Украина» начал испытывать большие проблемы в 1998 году. По официальной версии банка, он вслед за тогдашним правительством пострадал от российского кризиса. По оценкам экспертов, проблемы банка сделали его же менеджеры. Вообще «Украина» воспитала много видных банкиров и чиновников. Виктор Грибков возглавляет Ощадный банк, Игорь Францкевич — Raiffeisenbank-Украина. Игорь Митюков работает министром финансов, а Виктор Ющенко — премьер-министром. Однако статус кузницы кадров для банка обернулся проблемами. Поставляя управленцев другим, он оставил слишком мало для себя. Ни один из его председателей правления не ушел на повышение. Все терпели неудачу, парашютируя в маленькие банки или на более низкие должности.

Вдобавок от советских времен «Украине» досталась очень опасная клиентура — сельскохозяйственные предприятия. Развращаемые правительством с одной стороны и опутанные бандитами — с другой, аграрии очень плохо платили по кредитам. Вместе с воровством менеджеров это сыграло с «Украиной» злую шутку. На стыке весны-лета 1998 года банк стал терять платежеспособность и нести убытки.

Поначалу на тот момент второй по величине банк выглядел легко заболевшим. В нем было отлично поставлены операции на финансовом рынке и международный бизнес. Он пользовался доверием физических лиц, и его акции хотел купить ЕБРР. Он был слишком большим, чтобы не получить поддержки властей. Казалось, следует подтянуть беспокоящие кредитные и аналитические направления — и все будет в порядке. Ответственный за начало кризиса председатель правления Виктор Кравец ушел в Национальный банк. Его с антикризисной программой сменил зампред Дмитрий Гриджук. НБУ поддержал новое правление, очень быстро открыв «Украине» стабилизационный кредит в 150 млн. гривен. Гриджук пообещал, что банк выздоровеет.

Однако новая команда оказалась слабой. Она не только не нейтрализовала болезнь, но и дала ей возможность усугубиться. 1998 год «Украина» закончила с огромным убытком в 123 млн. гривен. Еще грозный, но шатающийся банк атаковали конкуренты. Каждый из шести других крупнейших банков отрезал по кусочку пирога. Лучшие клиенты уходили, усиливая проблемы. Вслед за ними шли профессиональные служащие, не выдерживая ощущения бесперспективности и падения зарплат.

В конце концов, слабостью банка воспользовались его должники. Один из них — возглавляемая народным депутатом Владимиром Сацюком группа «УкрРос» выкупила у правительства 13% акций «Украины». Это сделало ее крупнейшим акционером банка. В мае 1999-го Сацюк сменил на посту председателя совета банка Виктора Сытника. Через месяц из банка были уволены три зампреда. Через два Сацюк уволил Гриджука, назначив на его место зампреда Петра Михеева.

Время Сацюка стало для «Украины» очень спорным периодом. Поначалу он вдохнул в банк оптимизм. «Украина» почувствовала, что впервые с советских времен у нее появился хозяин. До этого акции банка были распылены, то есть банк был ничьим, что, в принципе, разлагало руководство. Сацюк, пришедший из аграрного бизнеса, был гораздо современнее и агрессивнее Сытника. Тот пользовался поддержкой уже начавшего сдавать позиции Александра Ткаченко, в то время как Сацюку покровительствовал помогавший Президенту переизбираться Александр Волков. Новые связи позволили банку начать погашение проблемных кредитов. «Украина» ужесточила внутреннюю дисциплину, попытавшись взять за горло глав региональных дирекций. Она провела стратегически важную реформу филиальной сети. В результате вторую половину 1999 года банк закончил даже с небольшой прибылью. Правда, убытки первой половины висели камнем, и в целом год принес минус в 96 млн. гривен. Вместе со 120-миллионным убытком 1998 года он сожрал капитал банка. Ему уже требовались не только новые технологии, но и новые деньги.

Сацюк их не дал. Некоторые источники утверждают, что он с самого начала пришел в банк, чтобы не возвращать ему долги своих компаний. Другие говорят, что он просто не рассматривал «Украину» как центральную часть своего бизнеса и не мог делать на нее ставку. В любом случае с началом прошлого года ситуация опять стала ухудшаться. Первый квартал принес убытки в 44 млн. гривен. После этого частный банк стал привлекать повышенное внимание властей.

Тревогу поднял Международный валютный фонд. Его эксперты предупредили Кабмин и Нацбанк, что падение банка, который обслуживает 1,7 млн. физических лиц и более 200 тыс. корпоративных клиентов, — это страшно. МВФ потребовал от властей взять ситуацию под контроль. Весна-лето ушли на переговоры, а в сентябре Национальный банк ввел в «Украине» временную администрацию. Главой администрации был назначен лидер Индэксбанка Виктор Тополов. Этот банкир с хорошей репутацией, правда, никогда не работавший в крупном банке, пообещал вывести «Украину» из убытков в течение года. После этого он замолчал, и уже четыре месяца «Украина» окутана не слишком радужной завесой секретности.

Что-что Тополову удается. Убытки банка в четвертом квартале составили примерно 8 млн. гривен против 88 млн. за январь-сентябрь. Банк смог добиться возврата большей части кредитов, выданных селянам под посевную-2000. Однако это локальные успехи. «Украине» требуется вливание денег, новый персонал и хороший план при мощной поддержке НБУ и правительства. Пока есть только план. Все остальное временная администрация сама найти не в состоянии, а власти боятся браться за банк.

Эксперты НБУ слишком неопытны. За десять лет работы Нацбанку ни разу не удалось спасти хотя бы один крупный банк. Поэтому начинать с «Украины» очень рискованно. В правительстве банковских санаторов нет вообще, так как и не должно быть. В итоге никто ничего практически не делает. Вместо решений генерируются самые экзотические идеи — от перевода счетов в не намного более благополучный Ощадный банк до дробления «Украины» на несколько банков. При этом НБУ хочет, чтобы решение приняло правительство, а Кабмин говорит, что это вопрос НБУ. На тех и других давят МВФ со Всемирным банком. Тема «Украины» стала одной из самых болезненных на переговорах с основными кредиторами.

Между тем, от краха банк до сих пор спасала только крайне плохая осведомленность и осмотрительность населения. Покупая падающие доллары, физлица тем не менее не боятся держать деньги в убыточных банках. Но не испытывая мощных внешних ударов, банк имеет запас прочности изнутри. При этом риск его развала неоправданно велик. На 1 октября прошлого года в «Украине» находилось 418 млн. вкладов населения, 411 млн. депозитов юридических лиц и 167 млн. бюджетных денег. Фактически крах «Украины» равносилен гибели пяти банков «Славянский».

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно