«Проблема, скорее всего, будет обостряться, ее последствия будут все более серьезными...»

17 апреля, 2009, 14:46 Распечатать

Невозобновляемые источники энергии уже продолжительное время находятся в центре внимания политиков и широкой общественности, и не только Украины...

Невозобновляемые источники энергии уже продолжительное время находятся в центре внимания политиков и широкой общественности, и не только Украины. Ведь цены барреля нефти или тысячи кубометров газа на мировых рынках для Украины не знают разве что только далекие от повседневной жизни узкие специалисты или романтики по натуре.

С точки зрения экономической и географической наук, невозобновляемые энергетические ресурсы являются центральным фактором в вопросе размещения производительных сил, самой важной материальной основой развития экономики и социальной сферы. Это определение разделяет и китайская наука. Еще бы: и производство, и потребление энергоресурсов растет и будет продолжать расти огромными темпами. Если в 2000 году в Китае добывали 163 млн. тонн нефти, то в следующем, как ожидается, этот показатель может повыситься до 180—190 млн. тонн, а в 2020-м — до 200—220 млн. Каждое десятилетие в полтора раза будет увеличиваться и производство природного газа.

Также Китай является мощным потребителем невозобновляемых энергоресурсов, хотя обращает на себя внимание большое различие в объемах добычи и потребления. Если в
2000 году было потреблено 224,4 млн. тонн нефти, то минимальный прогноз на 2010 год с учетом влияния глубокого кризиса составляет 350—380 млн., а на 2020-й — 460—500 млн. тонн. Относительно природного газа это 27,2 млрд. кубометров, 50—55 млрд. и 70—75 млрд. кубометров соответственно.

На приводимые оценки и прогнозы существенным образом влияет макроэкономическая ситуация в стране, а также мировой экономический кризис с его ощутимыми негативными экономическими и социальными последствиями. И политики, и практики, и теоретики ведут острые дискуссии по поводу того, как падение темпов экономического роста будет влиять на энергетику. Ведь в текущем году они могут быть ниже 8% прироста ВВП по сравнению с минувшим годом (опубликованный на днях ооновский прогноз составляет 7,5%).

К тому же на сегодняшний день нет четких представлений о масштабах инвестирования в наиболее динамичные секторы экономики — металлургию, химию, строительную отрасль, тяжелое машиностроение. Сокращение их прироста может привести к снижению реальных потребностей Китая в добыче собственных энергоносителей или их импорте до объемов, значительно меньше прогнозируемых.

В условиях рыночной экономики степень обеспеченности страны энергетическими ресурсами приобретает особое значение. Для Китая это аксиома, о чем свидетельствует большой удельный вес энергетических вопросов в директивных документах последнего времени, например, в документах 11-й пятилетки (2006—2010 годы) и Направлениях социально-экономического развития страны до 2010 года. Для решения этих вопросов необходимо разрабатывать природные энергетические ресурсы, прежде всего невозобновляемые — газ и нефть.

Нефть и газ

Чтобы понять проблемы, связанные с невозобновляемыми энергетическими ресурсами, необходимо располагать информацией о их геологической истории, особенностях формирования современного рельефа, размещении энергоресурсов и месторождений энергетических ископаемых. Эти данные можно найти в специальной литературе. Такие исследования помогают выяснить, что сырьевая база добычи углеводородов в КНР в контексте геологической истории недостаточно исследована, что дает многим регионам возможность разведывать и разрабатывать новые залежи.

Возьмем в качестве примера природный газ. Специалисты оценивают его геологические ресурсы в стране в 25 трлн. кубометров, из них разведано только 24,6% запасов. На континентальном шельфе Китая разведаны газовые месторождения совокупным объемом свыше 350 млрд. кубометров.

Несмотря на падение на мировом рынке цен на энергоносители, в КНР ведутся активные геологоразведочные работы, благодаря чему сырьевая база природного газа постоянно увеличивается. Но развитие газовой отрасли сдерживают такие факторы, как географическая разбросанность сырьевых ресурсов и преобладание мелких по масштабам месторождений (79% всех разведанных газовых пластов имеют небольшие мощности). Многие месторождения находятся на большом расстоянии от потенциальных рынков сбыта, в них сложные условия добычи. При этом общенациональная система газопроводов в Китае только создается, а существующие газотранспортные системы регионально сегментированы и, как правило, связывают разрабатываемые месторождения с близлежащими районами потребления.

Эксперты подсчитали, что в пограничные районы Китая дешевле импортировать газ из соседнего Казахстана, даже Туркменистана, чем строить в каждом случае новый газопровод протяженностью в тысячу километров для поставок газа собственной добычи.

Кроме того, высокая себестоимость добычи (по китайским данным, 70—140 долл. за тысячу кубометров) при низкой покупательной способности на внутреннем рынке в значительной степени сдерживает газопотребление. Таким образом, несмотря на то, что зависимость страны от газоимпорта не должна превышать 15% от совокупного потребления газа, большие объемы импорта углеводородов в Китае в недалеком будущем выглядят необратимой тенденцией развития его энергопроизводственного цикла.

В связи с этим Китай стремится диверсифицировать источники закупки энергоресурсов и направлять иностранные инвестиции в нефтегазовый сектор по региональному принципу, уменьшая зависимость от Ближнего Востока. Также в планах — переориентироваться на такие страны — экспортеры углеводородного сырья, как Иран, Судан, Россия и даже Азербайджан.

Именно этим объясняется практически одновременное ускорение реализации проектов прокладки нефте- и газопроводов из России, Туркменистана и Казахстана в Китай.

Следует отметить высокий уровень государственного контроля над развитием нефтегазовой отрасли. Так, развитие газовой промышленности Китая определяется такими документами стратегического значения, как программно-целевые планы развития нефтегазовой промышленности на средне- и долгосрочную перспективу, программы и проекты развития производства сжиженного природного газа на средне- и долгосрочную перспективу, предложения специалистов и соответствующие поручения правительства.

Спрос на газ в Китае в период до экономического кризиса продолжал расти. Но предыдущие сообщения о том, что к 2010 году он ежегодно будет увеличиваться на 10% (потребление газа в Шанхае должно было возрасти к 2010 году до 6—10 млрд. кубометров в год), корректируются в сторону уменьшения.

Неопределенной остается перспектива использования газа как энергоресурса. Если до 2010 года среднегодовые темпы прироста потребности в электроэнергии сохранятся на уровне 6,6—7% и доля газа в сырьевом балансе энергогенерирующих мощностей увеличится до 40%, то к 2020 году потребление газа, вероятно, составит 200 млрд. кубометров в год. Сейчас многие эксперты считают этот прогноз заоблачным.

Уголь

Важное место в энергетической стратегии страны занимает уголь, поскольку исторически так сложилось, что основой топливно-энергетического баланса хозяйства длительное время оставался именно этот ресурс. Следовательно, уголь остается основным энергоресурсом и, по-видимому, будет преобладать в энергетическом балансе Китая ориентировочно до 2020 года. Его потребление планируется довести до 3 млрд. тонн в год по максимальному прогнозу или до 1,5—2 млрд. — по минимальному.

Политика опоры на собственные силы, самообеспечения, проводимая в течение 1950—1970-х годов, обусловила необходимость строительства сотен тысяч шахт, в основном небольших. Тем не менее сейчас, в период экономических реформ, большинство из них закрыты из-за экономических факторов, прежде всего высокой себестоимости угледобычи и высокой аварийности на небольших предприятиях.

Несмотря на существующие трудности, у угольной отрасли есть перспективы развития. Особенно если учесть курс на замену нефти углем — ю хуань мей — с целью снижения зависимости страны от импорта нефти.

В Китае уже построена первая производственная линия прямого производства сжиженного топлива из угля, на очереди вторая и третья в разных городах страны.

Провинции Шаньси и Шеньси, Внутренняя Монголия, а также Нинся и Синьцзян — это районы, где создаются предприятия углехимии, которые могут производить горючее и химическую продукцию в результате переработки угля (полипропилен, метиловый спирт и т.п.).

Конечно, сегодня при низких ценах на нефть синтез горючего из угля вряд ли экономически целесообразен. Но преобладает аргумент специалистов: при наличии богатых запасов угля и небольших запасов собственной нефти, экономика не должна отказываться от производства горючего из угля.

Как бы то ни было, но существует государственная программа развития угольной промышленности КНР до 2010 года, в соответствии с которой планируется завершить экспериментальный этап и начать производство из угля горючего и другой химической продукции. Отраслевой науке и производственникам выделены соответствующие средства и они продолжают свою работу. Так что никто ничем не рискует...

Нефтяная промышленность

Нефтяная промышленность находится в центре энергетической стратегии Китая, ведь нефть превратилась в важный вид топливно-энергетических ресурсов для китайской экономики, а страна уже полтора десятилетия относится к нетто-импортерам нефти и нефтепродуктов.

Причины некоторого отставания в развитии собственной добычи в Китае понятны: только во второй половине XX века на фоне индустриализации страны начались и разведка месторождений, и добыча нефти. Да и сфера переработки нефти и использования нефтепродуктов в промышленности и быту не стимулировала разведку и эксплуатацию собственных месторождений. Исторически так сложилось, что потребление нефтепродуктов в Китае началось только с конца 1940-х годов и приобрело нынешние масштабы разве что на рубеже тысячелетий.

На сегодняшний день объем перспективных нефтяных запасов оценивается в более чем 65 млрд. тонн, но только 39% из них разведаны.

Несмотря на значительные усилия, прилагаемые Китаем к изучению запасов месторождений нефти, в том числе на шельфе, а также внедрение в эту отрасль передовых зарубежных технологий, объемы добычи нефти пока не соответствуют потребностям китайской экономики. А они растут даже в кризисных условиях. Об этом свидетельствует хотя бы повышение в КНР цен на моторное горючее с 26 марта с.г. (по иронии судьбы, в этот же день цена на сырую нефть на мировых рынках упала) как ответ на увеличение спроса.

Конечно, в последние месяцы объем импортируемой Китаем нефти растет не так быстро, как год-два назад. Так, на протяжении первой половины 2006 года импорт достиг рекордного уровня — 99,59 млн. тонн. В первой половине текущего года он не дотянет и до половины указанного показателя. Тем не менее импорт вряд ли продолжит сокращаться такими же темпами, ведь мировые цены на нефть находятся на очень низком уровне и есть возможность накопить запасы «черного золота» на будущее.

Диверсификация источников энергоресурсов

Несмотря на соблазн продолжить в основном использовать дешевые невозобновляемые энергоносители, в стране большое внимание уделяют диверсификации источников энергоресурсов.

Государственная политика диверсификации источников энергии направлена на развитие гидро- и атомной энергетики. Промышленная политика, природные факторы (наличие достаточных гидроресурсов только в отдельных регионах) вместе с экономическими причинами привели к тому, что к началу 1980-х
годов в Китае использовалось только 3—4% гидроэнергетического потенциала.

В 2000 году этот показатель удвоился благодаря высоким темпам гидроэнергетического строительства (в период с 1980-го по 2000 год ежегодный прирост установленных мощностей составлял 7,18%), а сейчас растет еще большими темпами.

По расчетам китайских энергетиков, для улучшения энергетического баланса, удовлетворения потребностей промышленности в электроэнергии только в гидроэнергетической отрасли необходимо ежегодно вводить в действие 20—30 млн. кВт новых мощностей.

Энергораспределительная сеть едва успевает развиваться в соответствии с высокими темпами роста энергогенерирующих мощностей. В течение первой половины 1990-х годов в Китае были созданы региональные системы электросетей — северо-восточная, центральная, восточная, северо-западная и северная. Завершение строительства гидроэлектростанции «Три ущелья» в 2008 году и энергетических колец вокруг нее позволило объединить все региональные электросети в единое целое — общенациональную электроэнергетическую систему.

Среди новых перспективных источников энергии — ветровая, значительные запасы которой есть во многих районах КНР.

Развитие ветроэлектроэнергетики сдерживается отсутствием совершенных технологий, а также высокой себестоимостью и значительными капитальными удельными затратами на строительство ветроэнергетических объектов. Сейчас предприятия энергораспределительной системы готовы покупать «ветрокиловатты» по более высоким по сравнению с другими видами энергии ценам, стимулируя развитие ветроэнергетики страны.

Важным для Китая источником энергии становятся и ресурсы атомной электроэнергетики. Строительство АЭС фактически началось с 1980-х годов. Но месторождения урана разрабатывали еще с 1950-х годов. Сейчас возможности топливно-ядерного комплекса и атомной электроэнергетики в целом совпадают, поэтому новые энергоблоки своевременно обеспечиваются ядерным топливом.

По оценкам западных специалистов, разведанные и подтвержденные запасы урана в пересчете на металл превышают 1 млн. тонн, что способствует развитию отрасли.

Также перспективными источниками энергии являются огромные объемы отходов аграрного производства — 700 млн. тонн в пересчете на условное топливо и еще большие — отходы промышленности (2225 млрд. тонн). Анализ состояния этой интересной подотрасли энергетики заслуживает отдельного профессионального разговора и особенно интересен для Украины как страны с огромным аграрным потенциалом.

Украинско-китайское сотрудничество в энергетической сфере

Украинско-китайское сотрудничество в сфере энергетики началось почти шесть десятилетий назад. Многие украинские предприятия принимали участие в строительстве объектов в Китае, но этот продуктивный период совместной деятельности закончился в начале 1990-х годов.

К сожалению, на фоне бурного развития соответствующих отраслей Китая почти исчезли преимущества украинского горного и энергомашиностроения перед китайским в разработке добывающих технологий, производстве роторных экскаваторов, сверхмощных турбин, трансформаторов и электрогенераторов, оборудования для электросетей, которыми отечественные предприятия гордились еще один-два десятилетия назад. Тем не менее, как показала проведенная два года назад в посольстве Украины в КНР украинско-китайская конференция по вопросам энергетики, существуют возможности для сотрудничества и в новых условиях.

На сегодняшний день на китайском рынке востребованы угольные комбайны для узких пластов, оборудование для АЭС и т.п., которые производятся в Украине и поставляются в Китай. К тому же разрабатывается много технологий, которые в условиях государственной поддержки (вплоть до лоббирования во властных кругах) и при активном научно-технологическом менеджменте можно превратить в выгодные для Украины проекты сотрудничества с Китаем. Было бы только желание...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно