Про Ж, К и Х, или о некоторых особенностях наших реформ

7 сентября, 2007, 15:37 Распечатать Выпуск №33, 7 сентября-14 сентября

Подвал — это плохо. Ну, в крайнем случае, ничего хорошего. Поскольку грязища, смрад, крысы (фу, какая гадость!) и прочие неудобства...

Подвал — это плохо. Ну, в крайнем случае, ничего хорошего. Поскольку грязища, смрад, крысы (фу, какая гадость!) и прочие неудобства. Вы тоже так думаете? Так вот, уважаемые, заблуждаетесь. Потому как подвалы, особенно в центре города, это такие, скажу я вам, бабки (в смысле — денежные знаки), о которых вы, господа обыватели, можете даже не мечтать. Не верите? Тогда приезжайте в Запорожье и спросите. Нет, вы приезжайте и спросите. И вам расскажут…

Особенно словоохотливыми окажутся жильцы из объединений совладельцев многоквартирных домов (ОСМД). Они за годы торжества демократии по части юриспруденции так поднаторели — куда тем адвокатам! Такие заявления сочиняют со ссылками на разные законы —любо-дорого посмотреть. И вроде бы все в них черным по белому, а проку от этого с гулькин нос. Но это уже так, детали. С них, кстати, и начнем.

Дом №17 по улице Сталеваров построили еще в 50-х годах прошлого века. Сначала он предназначался для местной знати, поэтому в подвале под четырьмя подъездами оборудовали бомбоубежище. Затем планы заселения изменились, к дому пристроили еще четыре подъезда, но уже без укрытий. Ограничились лишь проходными каналами для коммуникаций.

Так они и жили, пока не началась приватизация жилья. Тут-то и возникли проблемы. Поскольку жильцы считали, что подвал принадлежит им, а городские власти утверждали совершенно противоположное: это коммунальная собственность. Несмотря на вышедший в июне 1992 года Закон Украины «О приватизации государственного жилищного фонда», который вроде бы однозначно отстаивал права жильцов: «Владельцы квартир многоквартирных домов являются совладельцами вспомогательных помещений… в соответствии со своей долей в имуществе дома. Вспомогательные помещения (кладовки, сараи и т.п.) передаются в собственность квартиросъемщиков бесплатно и отдельно приватизации не подлежат».

Но власти оставались непреклонными — дескать, с чего это вы взяли, что формулировка «и т.п.» включает в себя понятие «подвалы»?! На этом основании горисполком стал сдавать помещения в аренду. И даже ноябрьский 2001 года Закон «Об объединении совладельцев многоквартирного дома», четко определивший подвалы (наряду с лестничными клетками, вестибюлями, переходными шлюзами, внеквартирными коридорами, колясочными, кладовыми, мусорокамерами, чердаками, шахтами и машинными отделениями лифтов, вентиляционными камерами и другими техническими помещениями) вспомогательными помещениями, не поставил точку в споре. Как, впрочем, и решение Конституционного суда от 2 марта 2004 года, указавшее, что вспомогательные помещения передаются бесплатно в совместную собственность граждан одновременно с приватизацией ими квартир (комнат) многоквартирных домов.

Изворотливые чиновники выдвинули свой контраргумент: «вспомогательное помещение согласно с указанной нормой права должно одновременно отвечать сразу двум критериям: использоваться для обеспечения эксплуатации жилого дома и предназначаться для бытового обслуживания его жителей». Надо же, какие сообразительные! Странно только, почему они до сих пор не додумались сдавать в аренду лестничные пролеты, которые тоже «одновременно» не отвечают «сразу двум критериям»? Однако вернемся к многострадальному дому №17.

Непрошеные соседи-арендаторы бойко взялись за дело. Удаляя за ненадобностью несущие конструкции, они занялись расширением бывшего бомбоубежища за счет проходных каналов. И создали под домом сплошной подвал. Но и этого показалось мало. Реконструкционный зуд подвигнул добавить к трехметровой высоте подвала еще полтора метра, что обнажило основание фундамента. Естественно, после этого дом с треском начал давать усадку.

В январе нынешнего года городская прокуратура установила, что собственниками и арендаторами подвальных помещений этого дома являются семь субъектов хозяйствования. Одно из наи­более крупных, по словам руководства общества совладельцев, — это ЧП Маловичко. Данный субъект хозяйствования владеет 125 кв. метрами жилой площади на первом этаже, 190 кв. метрами подвала и еще 60 кв. метров арендует. Обычное, казалось бы, дело, если бы не одно «но». И сводится оно к тому, что фамилию «Маловичко» наряду с «Иванов» слишком уж часто упоминают в разных ОСМД, отождествляя их с владельцами сотен квадратных метров в подвалах запорожских домов. Более того, эти фамилии значатся еще и в списках депутатов горсовета.

Может, просто совпадение? Как говорится, мало ли в Бразилии донов Педро? Однако жильцы гнут свое — мол, никакой случайности. Поди знай, вдруг напраслину возводят. Чем гадать, лучше уточним на официальном уровне. У городского головы, например. Он-то как главный в городе наверняка знать должен.

Но городской голова, доложу я вам, на то и голова, а потому не глупее нас с вами. И на всякие провокационные вопросы ему не пристало откровенничать. Так, полунамеком. А еще лучше — перевести разговор в глобальную плоскость, как и полагается серьезному руководителю.

— Когда началась смена формаций, и была идея поддержки малого и среднего бизнеса, конечно, все бросились поддерживать, выделяя помещения, создавая условия этому бизнесу, — поведал Евгений Карташов. — На мой взгляд, никто глубоко и детально не прорабатывал этот вопрос. И то, что в городе приобрело такой достаточно массовый размах, это для людей создает дополнительные сложности. Но, что состоялось, то состоялось. Сейчас, я считаю, все вопросы, связанные с подвальными помещениями, должны рассматриваться только с жильцами как хозяевами данных зданий. Это является определяющим. Надо сделать все возможное, чтобы ни одно решение без этого не проходило...

— Это правда, что к рассмотрению очередной сессии горсовета уже подготовлено порядка 150 заявок на продажу подвалов?

— Не могу сказать точно, но на приватизацию подвалов достаточно много заявок. Там, где есть основания для приватизации, они будут приватизированы.

— С согласия жильцов?

— Ну, понимаешь, закон трактуется двояко.

— Почему же двояко?

— С одной стороны, только с согласия жильцов, а с другой — если арендатор внес соответствующие улучшения, он имеет право приватизировать. И вот это как раз казуистика.

— По-моему, Евгений Григорьевич, казуистика в ином — когда чиновники, кстати, ваши подчиненные, превращают на бумаге подвалы в нежилые помещения…

Между прочим, подобные манипуляции у них получаются запросто. Скажем, в мае 2005 года заседает конкурсная комиссия, в ведении которой предоставление права на аренду помещений. Рассматривается вопрос об аренде подвала в доме по проспекту Ленина, 44. И вроде бы в составленном БТИ плане этажей строения четко указано: «подвал литера А-5». А в протоколе комиссии его обозначают как «нежилое помещение». На основании этого исполком горсовета выносит решение о передаче в аренду сроком на пять лет частному предпринимателю помещений общей площадью свыше 700 кв. метров под салон красоты, кафе-бар, фотосалон, мастерские по ремонту обуви и часов.

Спустя два года я не поленился и обошел вокруг дома. Кроме пары учреждений и магазинов, отделения банка и аптеки да зала игровых автоматов на первом этаже — ни салонов, ни мастерских, ни кафе-бара. Зато входы в подвал перекрыты установленными арендатором металлическими дверями. Так что, по словам жильцов, проникнуть туда удается далеко не сразу даже жэковским слесарям для ликвидации частых аварий на коммуникациях. Собственником которых, кстати, является ОСМД.

Впрочем, вернемся к разговору в кабинете городского головы.

— Беседуя с жильцами, пришлось слышать утверждение о существовании негласной договоренности между некоторыми депутатами и городским головой. Мы, дескать, не станем блокировать ваши предложения на сессиях, а вы не препятствуете нашей заинтересованности в подвалах.

— Я никогда не участвовал в подобных соглашательских операциях. Если где-то смотрят сквозь пальцы, то создана, как говорят, авторитетная комиссия в лице наших региональных подвижников, которые заявляют, что не пропустят ни одного несправедливого решения. Я дал поручение провести очень подробный анализ, начиная с января этого года.

— А городская власть располагает базой данных подвальных помещений?

— Думаю, что да.

— И что, можно узнать, кто владельцы подвалов?

— Я же не могу сказать, что она…

Что не мог сказать городской голова, так и не удалось узнать, поскольку в тот момент в кабинет зашел его первый заместитель Владимир Грищенко, и, не закончив фразу, Карташов обратился к нему с вопросом.

— Ты мне скажи, вот у нас депутаты городские, они на себя все оформляют или на чужих?

— Только на чужих, — с ходу ответил зам.

— Владимир Федосеевич, а кто фактически является крупными собственниками подвалов? Действительно депутаты Иванов и Маловичко?

— Не знаю, — столь же лаконично ответил Грищенко.

— Я знаю одно, что гуляющие у нас такие есть, — дополнил Карташов. — Особенно по Маловичко, у нас даже рассматривалось на собрании депутатов, что он сегодня, как говорят, решительно действует в плане приобретения таких возможностей.

— Правильно, — подтвердил Грищенко. — Правильно говорят. Вот Сталеваров, 17, чего они сейчас так себя ведут? Потому что подвал принадлежал Маловичко. После того как пропечатали в газетах о том, что Маловичко вытянул там метр земли, он через два дня продает подвал другому собственнику.

— Кажется, на языке современных бизнесменов это называется «развел лоха»?

— Ну, конечно, — согласился первый заместитель городского головы.

— Я дал поручение, мы сделаем подробный анализ, — подытожил беседу Е.Карташов. — Сегодня нужно проанализировать четко — кому, каким образом были отданы в эксплуатацию подвалы, и сейчас ставить вопрос об их приватизации. Задача одна — привести в соответствие с законом. Жители должны быть главными судьями в этом вопросе.

Что касается жителей, так они не против. Да и насчет аренды или даже продажи подвалов, в принципе, не возражают. Конечно, при условии, что принадлежащей собственностью они будут распоряжаться сами, без посредничества чиновников. А то ведь у них эти процессы как под копирку получаются. Например, в 1995 году власти сдали подвал дома по улице Сталеваров, 11 в аренду предпринимателю. А спустя семь лет с благословения горсовета продали за 63 тыс. грн. Вскоре новый владелец перепродает подвал, но уже за 285 тыс. Зато теперь на вторичном рынке стоимость квадратного метра подвала достигает порядка тысячи долларов. И при таких расценках можно не сомневаться, хватит денег и на содержание домов, и на их ремонт. Что местным властям, мягко говоря, не под силу.

Может, потому, что не в том направлении стараются? Как в случае с домами, принадлежавшими Запорожскому абразивному комбинату.

В 1999 году комбинат передал свое жилье на баланс города, перечислив ПРЭЖО №2 на его содержание и ремонт 511 тыс. грн. Но поскольку никакие работы так до сих пор и не выполнены, жильцы задались закономерным вопросом — куда же девались деньги? Ответ областной прокуратуры просто изумляет своей непосредственностью: «Отчеты об использовании указанных средств управлением жилищного хозяйства Запорожского городского совета в соответствии с перечнем типовых документов, которые образуются в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, других учреждений, организаций и предприятий, списаны и сданы на переработку вторичного сырья (акт от 26.07.04). Согласно протоколу заседания экспертной комиссии архивного отдела Запорожского городского совета №5 от 04.05.05 документы, которые подтверждают использование средств, предоставленных ПРЭЖО №2 за период с 1999 по 2001 год, уничтожены».

Казалось бы, чего проще: либо отчитайтесь, куда деньги дели, либо, извините, ребята, ваше место в другом казенном доме. При такой постановке вопроса, не сомневаюсь, пионерский энтузиазм по части сдачи макулатуры у должностных лиц улетучился бы если не навсегда, то, по крайней мере, очень надолго. Ан нет, исчезли казенных полмиллиона в неизвестном, условно говоря, направлении — вроде так и надо. Наверное, поэтому и реформа получается с Ж, К и заурядным Х...

P.S. Пока материал готовился к печати, в Запорожье состоялась сессия горсовета. Изначально в проект ее повестки дня было предложено внести вопрос о том, чтобы дать согласие на продажу нескольких десятков подвальных помещений в жилых домах. Однако в ходе обсуждения планы изменились. Депутаты решили взять месячный тайм-аут и создать специальную комиссию, призванную разобраться в скандальной проблеме.

И хотя об окончательном торжестве справедливости пока говорить рано, появилась надежда, что власти все же усвоят простую истину: распоряжаться чужим имуществом, игнорируя законы, по меньшей мере, неприлично.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно