ПРИВАТИЗАЦИЯ-02: НОВЫЕ ПЛАНЫ — НОВЫЕ ЛИДЕРЫ

15 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 15 марта-22 марта

Первого апреля будет не только День дурака и подведение итогов выборов. Это еще первый день второго квартала, означающий, что четверть года позади, а значит, наши ведомства подведут предварительные итоги...

Первого апреля будет не только День дурака и подведение итогов выборов. Это еще первый день второго квартала, означающий, что четверть года позади, а значит, наши ведомства подведут предварительные итоги. И для всех они будут разными: Минэкономики, как и обещало, наконец-то порадует анализом работы свободных экономических зон и территорий приоритетного развития, Минтопэнерго радостно отрапортует о пройденной зиме, Нацбанк — о сверхстабильной гривне.

Несколько хуже нашим родным приватизаторам. Сказать вроде и есть что, да только говорить не хочется — слишком много будет ненормативной лексики.

За счет чего будет закрываться план поступлений этого года от приватизации — тайна сия велика есть. Скорее всего, так же, как и предыдущий, он будет выполнен на треть. Но и это еще не гарантировано.

А вот квартальное задание ФГИ если и не вытянет полностью, то благодаря переходящим остаткам с прошлого года сильно к нему приблизится. Тем более что слишком уж напряженным план не назовешь — порядка двухсот миллионов гривен. Но на год-то планируется куда больше. Ну, пять не пять, но хотя бы три миллиарда с ФГИ наверняка потребуют.

С этим проблемы — велика страна, а все, что поприличнее, в общем-то уже продано. Как говорил герой популярного фильма, тигр состоит из ошейка, задней части и огузка. По аналогии, украинское предприятие состоит из «железа» и финансового потока. И если кое-какое барахлишко за государством еще числится, то финансовый поток — почти повсеместно — давно и плотно облюбован заинтересованными лицами. И любое изменение его направления (а приватизация иногда создает такую угрозу), мягко говоря, не приветствуется. Примеров тому — тьма-тьмущая. И чем дальше, тем больше. Поэтому продаются наши гиганты индустрии с каждым годом все тяжелее и тяжелее.

«Рабочей лошадкой» приватизации-02 должны стать телекоммуникации. О почти легендарном «Укртелекоме», точнее говоря, о реальности его продажи в этом году, говорилось уже столько, что повторяться не хочется. Из последних новостей можно отметить заявленное желание продать одним куском почти 43-процентный пакет акций этого ОАО. Фактически это означает физкульт-привет украинскому фондовому рынку. Его надежды, что продажа «Укртелекома» поможет как-то приподняться, так надеждами и останутся. В лучшем случае подзаработает пара-тройка особо приближенных компаний. Впрочем, это более отдаленная проблема, и напрямую ФГИ она не касается.

Сейчас же Фонд хотел бы разобраться с блокирующим пакетом ЗАО «Украинская мобильная связь» (УМС). По мнению и.о. председателя ФГИ Михаила Чечетова, продажа 25% акций является наиболее реальной крупной приватизационной продажей в ближайшее время. От нее рассчитывают получить не менее 500 млн. грн. Если вспомнить, что за контрольный пакет планировали получить до 250—300 млн. долл., то это не много, но и то хлеб. Впрочем, к продаже УМС Фонд госимущества имеет все-таки опосредованное отношение: отвечать за продажу пакета будет Госкомсвязи. Он же сыграет решающую роль в подготовке конкурса по «Укртелекому». Вот вам и новый лидер в приватизационных процессах.

А прежнему лидеру, ФГИ, придется заниматься развеселой вещью — продавать энергетику плюс кое-что по мелочи. Недавно Кабмин утвердил несколько списков предприятий, госпакеты которых предстоит реализовать в этом году. Основной упор был сделан, конечно же, на облэнерго — от их продажи рассчитывали получить порядка 2 млрд. грн. Тут же обнаружилось, что из планируемых 12 более-менее реально продать девять, а в трех сначала надо разобраться с активами и судебными процессами. Ну а состояние остальных наглядно характеризуется двумя цифрами. Стартовая цена продажи — примерно 260 млн. долларов. При этом потенциальный покупатель приобретает «в нагрузку» миллиард долларов долгов, перспективы реструктуризации которых более чем сомнительны. Вдобавок, существует и чисто временной фактор. В прошлом году конкурсы в энергетике заняли по времени примерно полгода. Так что если ФГИ хочет получить деньги за энергетику еще до 31 декабря, то их надо объявлять почти сразу после выборов.

Из крупных предприятий следует отметить выставляемую половинку северодонецкого ПО «Азот». Это, конечно, не 100%, как предлагал ФГИ, но тоже сдвиг. Правда, оптимистическим перспективам несколько вредит тот факт, что вокруг предприятия роями вьются кредиторы, то и дело пытаясь возбудить дела о банкротстве. Те же работники ФГИ смогут вновь пообщаться со своим давним знакомым, участником торгов (а затем и судов) по приватизации «Ривнеазота», ужгородского «Турбогаза» и проч. — незабвенным ЗАО «Укрэнергосбыт».

Из остальных «ликвидов» Фонд может попробовать продать акции основательно растащенных ОАО «Донбасскабель» и «Азовкабель». Или, к примеру, найти покупателя на высокоценный пакет ОАО «Росава» — где кроме забора и пары вспомогательных цехов все давно уже слито в СП. В общем, перспективы в смысле продаж еще те. На всякий случай Фонд традиционно передал в Кабмин и резервный перечень из 52 предприятий. Вот только, как показывает опыт прошлых лет, подобные списки дублеров помогают слабо.

Можно, правда, допродавать и то, что осталось. Ведь, согласно кабминовскому распоряжению, продажа пакетов акций в размере свыше 25% уставного фонда, как правило, проводится либо на бирже, либо на конкурсах, а в размере более 50% — обязательно на конкурсе. Контрольные пакеты — это в основном энергетика, а с продажей блокирующих ФГИ придется повозиться.

К примеру, почти сразу после выборов предстоит продавать многострадальный 25-процетный пакет харьковского «Балцема». То-то порадуется обладминистрация! Можно попробовать продать и 25% «Азовстали». Вот только у реального собственника завода и так уже 64% акций. Захочет ли он выложить ее пару сотен миллионов за не очень нужный ему пакет?

Хотя что мы все о грустном? Есть в этом году и приятности. К примеру, поступления от приватизации, как давно настаивал МВФ, не включены в доходную часть бюджета. Они пойдут на погашение старых долгов. Это изменение сильно облегчило жизнь Фонду: теперь его не будут постоянно обвинять, что он, редиска, нехороший орган, завалил бюджет. Тот же первый квартал прошли тихо, не высовываясь и не слишком бегая на ковер. Вдобавок вполне возможно, что после выборов поменяется и руководство.

Вариант, что Александр Бондарь уйдет в парламент, более чем реальный. Кто будет его преемником, до конца не ясно. Скорее всего, по аналогии с 1998-м, им окажется первый зам председателя, то есть в данном случае Михаил Чечетов. Но могут прислать и «варяга». Причем такой вариант вряд ли порадует высокопоставленных работников центрального аппарата ФГИ. Во-первых, у нового руководителя может возникнуть соблазн валить все на плохую работу предшественников и баловаться оргвыводами. Во-вторых, не исключено, что придется не просто демонстрировать деятельность, но и работать: выдавать на-гора и реализовывать новые идеи, восстанавливать явно утраченные ФГИ позиции.

Станет ли от этого лучше самой приватизации? По большому счету, это уже давно никому не интересно…

Из остальных «ликвидов» Фонд может попробовать продать акции основательно растащенных ОАО «Донбасскабель» и «Азовкабель». Или, к примеру, найти покупателя на высокоценный пакет ОАО «Росава» — где кроме забора и пары вспомогательных цехов все давно уже слито в СП. В общем, перспективы в смысле продаж еще те. На всякий случай Фонд традиционно передал в Кабмин и резервный перечень из 52 предприятий. Вот только, как показывает опыт прошлых лет, подобные списки дублеров помогают слабо.

Можно, правда, допродавать и то, что осталось. Ведь, согласно кабминовскому распоряжению, продажа пакетов акций в размере свыше 25% уставного фонда, как правило, проводится либо на бирже, либо на конкурсах, а в размере более 50% — обязательно на конкурсе. Контрольные пакеты — это в основном энергетика, а с продажей блокирующих ФГИ придется повозиться.

К примеру, почти сразу после выборов предстоит продавать многострадальный 25-процетный пакет харьковского «Балцема». То-то порадуется обладминистрация! Можно попробовать продать и 25% «Азовстали». Вот только у реального собственника завода и так уже 64% акций. Захочет ли он выложить ее пару сотен миллионов за не очень нужный ему пакет?

Хотя что мы все о грустном? Есть в этом году и приятности. К примеру, поступления от приватизации, как давно настаивал МВФ, не включены в доходную часть бюджета. Они пойдут на погашение старых долгов. Это изменение сильно облегчило жизнь Фонду: теперь его не будут постоянно обвинять, что он, редиска, нехороший орган, завалил бюджет. Тот же первый квартал прошли тихо, не высовываясь и не слишком бегая на ковер. Вдобавок вполне возможно, что после выборов поменяется и руководство.

Вариант, что Александр Бондарь уйдет в парламент, более чем реальный. Кто будет его преемником, до конца неясно. Скорее всего, по аналогии с 1998-м, им окажется первый зампредседателя, то есть в данном случае Михаил Чечетов. Но могут прислать и «варяга». Причем такой вариант вряд ли порадует высокопоставленных работников центрального аппарата ФГИ. Во-первых, у нового руководителя может возникнуть соблазн валить все на плохую работу предшественников и баловаться оргвыводами. Во-вторых, не исключено, что придется не просто демонстрировать деятельность, но и работать: выдавать на-гора и реализовывать новые идеи, восстанавливать явно утраченные ФГИ позиции.

Станет ли от этого лучше самой приватизации? По большому счету, это уже давно никому не интересно…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно