ПРИВАТИЗАЦИОННАЯ БУРЯ ТРЕБУЕТ НЕРВОВ И ТЕРПЕНИЯ

24 сентября, 1999, 00:00 Распечатать

За последние два года украинский фондовый рынок не радовал ценовыми скачками акций отечественных предприятий...

За последние два года украинский фондовый рынок не радовал ценовыми скачками акций отечественных предприятий. Было время, лет пять назад, когда начавшаяся эйфория по поводу капиталистической мечты («купим акции и хорошо жить будем») заставляла колебаться курс ценных бумаг. Но это время прошло. Радужные надежды растаяли, как с белых яблонь дым. С тех пор акции самых завидных украинских предприятий упорно не желают расти, ехидно свидетельствуя своими ценами, что предприятия никому не нужны и никто с ними дела иметь не хочет.

И вот недавно среди этого гробового спокойствия грянул гром. Ну пусть не совсем гром, а, скажем так, звон колокольчика - прошлой осенью на украинском рынке появился странный покупатель - английская компания «Уотфорд Петролеум». Ее заинтересовали акции галицких компаний. Сначала англичане обратили внимание на ОАО «НПК-Галычина». Когда там не удалось добиться взаимности, «Уотфорд Петролеум» без лишних комплексов переключился на «Нефтехимик Прикарпатья». Здесь флирт получился более успешным, и вскоре события начали развиваться, как в фантастическом романе, - цены на акции «Нефтехимика» начали расти буквально не по дням, а по часам. Вдруг оказалось, что еще недавно никому не нужные, почти даровые акции многие готовы покупать по цене, в десятки раз превосходящей первичную. Вслед за таким ажиотажем последовали чуть ли не военные действия между акционерами и теми, кто эти акции еще не приобрел, но оказывается, мечтал приобрести с детства. Вслед за войной потенциальных акционеров в спор вмешалась пресса. Не выбирая выражений, начали обвинять друг друга чуть ли не в бандитизме, вытащили на свет компромат, начали считать, кто сколько получил «черного нала»…

Вот к каким удивительным событиям в обществе, не искушенном операциями с акциями, может привести простое повышение ставок на фондовой бирже. Прокомментировать происходящее я попросил президента акционерной компании «Держінвест України» Владимира КУЗНЕЦОВА.

- Владимир Алексеевич, скачки (обычно падение курса) на мировых фондовых биржах нигде не проходят бесследно - кто-то выбрасывается из окна, кто-то с криком «я разорен!» бежит к пруду. У нас произошло радостное событие - акции неожиданно «поползли» вверх. Но вместо радостных возгласов слышится: «Держи вора!». Все с подозрением смотрят друг на друга. Чем это объяснить?

- Может, это наше упущение - нужно было, чтобы трактовка предшествовала информации. Потому что сейчас очень мало информации и очень много трактовок. Нас уже обвинили в том, что 30% акций завода «Нефтехимик Прикарпатья» было «отдано за гроши», что нас «поймали на горячем» при первой же сделке…

Пакет «Нефтехимика» в уставном фонде «Держінвесту» - один из самых больших (больше только пакет акций «Оранты»). Соответственно, и проблемы пропорциональны размеру пакета. Национально-страховой компании «Оранта» у нас 56%. Той компанией занимается Конституционный суд. Верховная Рада признала приватизацию «Оранты» незаконной и парализовала ее работу.

Мы обратились в Кабинет министров, чтобы он рассмотрел по существу вопрос, и просили Президента встать на защиту закона. Президент обратился с иском в Конституционный суд в феврале этого года. Дожидаемся слушания дела.

Пакет «Нефтехимика» тоже весомый - 30% уставного фонда. Три года этим пакетом практически никто не интересовался. С прошлой осени мы начали предметно заниматься этим предприятием, предложили нескольким инвесторам, выступили на презентациях. Но серьезных откликов не было, кроме вялого интереса со стороны British Petroleum и Shell. Но их интерес обусловлен их собственной стратегией в отношении украинского рынка: только через год-полтора они проявят серьезный интерес. А те нефтяные компании, с которыми мы имели дело, ретировались. Первой, кто дал конкретные предложения, стала английская компания «Уотфорт». Ее президент Михаил Уотфорд обратился сначала к премьер-министру по поводу Дрогобычского НПЗ (там у нас 10%). Но «Уотфорт Петролеум» интересует судьба госпакета (25%+1 акция). Тогда его отдали компании «Галицкие инвестиции», и проблема была решена.

Затем «Уотфорт» обратился к нам по поводу пакета «Нефтехимика». Мы сразу же обратились к партнерам Уотфорда. Три нефтеперерабатывающих башкирских завода, ярославский и пермский по нашим телефонным звонкам дали ему нормальную рекомендацию. Сказали, что с этим компаньоном можно работать. Сам Уотфорд сообщил, что ему в России должны массу денег и поэтому он больше вкладывать туда средства не хочет.

Вообще он решил круто поменять характер бизнеса - из «давальца» стать собственником, чтобы иметь влияние на управление предприятием. И сразу попросил продать 30-процентный пакет.

Мы сказали, что подумаем над предложением о сотрудничестве, а по вопросу продажи пакета заявили, что это тема не сегодняшнего дня, так как нужно прежде всего вложить деньги в предприятие, провести на заводе замену катализатора, установить гидроочистку, построить трубопровод от нефтепровода в полторы сотни километров - поэтому нужны вложения. Только после всего этого появится смысл продавать пакет акций этого АО.

Уотфорд сразу же продемонстрировал серьезность своих намерений. С ним был заключен договор о том, что финансовая помощь будет предоставляться «Держінвесту» траншами. Когда договор был пересмотрен, он моментально перевел деньги на счет «Держінвесту». Уотфордом также были поставлены 200 своих вагонов из России. Они сняли проблему доставки нефти со станции Броды в город Надвирна. Он поставил в августе на завод 60 тыс. тонн нефти, проплатив около 8 млн. долларов. Кроме того, он оплатил значительную часть стоимости нефти своим партнерам, пока не мог работать, так как шли проверки компетентными органами. Так, из 250 тысяч тонн, которые «Альфа-нафта» поставила, где-то 100-120 тыс. тонн были поставлены за его счет…

О серьезности намерений Уотфорда свидетельствует и то, что он купил на вторичном рынке за свои средства 16% акций. В безнадежное предприятие собственные средства вкладывать не будешь.

- Но, судя по публикациям в прессе, компетентные органы нарисовали портрет господина Уотфорда, весьма отличающийся от вашего…

- Да, Служба безопасности указала, что у господина Уотфорда есть определенные проблемы в России и на Западе. Это проблемы с банками и с задолженностью по ресурсам.

Но, по нашим данным, таких проблем у него нет. Один из ведущих французских банков дал гарантийное письмо и подтвердил, что знает господина Уотфорда 12 лет. Это позволяет характеризовать его как добросовестного партнера. Поэтому договор с компанией «Уотфорд Петролеум» вступил в действие в июле. В августе компания начала работать. В договоре на управление пакетом акций предусмотрено, что компания «Уотфорд» должна поставлять в год не менее 720 тыс. тонн нефти на «Нефтехимик Прикарпатья». Для сравнения: в прошлом году «Нефтехимик» переработал 940 тысяч тонн - это 77% гарантированных поставок.

Почему я говорю «гарантированных», потому что если нарушается договор (контроль там предусмотрен полугодичный) - в течение полугода он автоматически разрывается, и полмиллиона долларов, которые лежат у нас на счете, остаются в качестве залога серьезности. Эти деньги возвращаются через пять лет, но по существу проценты, которые недополучит Уотфорд на эту сумму, как раз и составят 600 тыс. долларов, если брать в расчет ставку, по которой занимает Украина. Поэтому в любом случае, если компания даже не выполнит своих обязательств, завод не будет поставлен в сложное положение. Поэтому в документе, подписанном «Держінвестом» и компанией «Уотфорд» в марте, я в принципе не нахожу моментов, которые были бы ущербны хотя бы для одной из сторон.

О перспективности договора говорит такой факт - после того, как он был заключен, произошел скачкообразный рост акций. Когда заключался договор, акции стоили около гривни. Сейчас эти акции в системе внебиржевой торговли стоят 9 долларов (36-40 грн.), т. е. стоимость акций возросла в несколько десятков раз.

Инвесторам тесно на предприятии. Они готовы вкладывать в него инвестиции. Поэтому мы в качестве альтернативы той возне, которая разворачивается вокруг предприятия, предложили правительству не бороться за 25-процентный пакет госакций, а сделать дополнительную эмиссию - это были бы средства для государства и для предприятия.

- Коммерческие преимущества не всегда компенсируют моральные и социальные издержки - на заводе возмущены поведением инвестора, который приехал на машине с автоматчиками…

- Согласен, что форма проведения первого собрания акционеров, мягко говоря, была не совсем удачной. Мы предупреждали инвестора, что не надо на собрание ехать с вооруженной охраной. Но он не внял нашим словам, а сориентировался на опыт, приобретенный в России на протяжении 12 лет. Однако он быстро понял, что Украина - это не Россия, и послал губернатору письмо, в котором признал, что предпринятые им меры предосторожности были совершенно излишними.

Что касается второго собрания акционеров, проведение которого было намечено на 20 августа, то тут, конечно, произошла история, которая не украшает государственные органы, которые ответственны за то, чтобы предприятие успешно развивалось. Это прежде всего облгосадминистрация. Агентство по управлению госкорпоративными правами, которое получило от Фонда госимущества пакет в 26%, передало право на голосование на этом собрании акционеров представителю облгосадминистрации Николаю Шкрибляку.

Собрание было сорвано из-за того, что не зарегистрировался представитель облгосадминистрации, которой принадлежит 26%, и оффшорной компании «Копленд индастриз», зарегистрированной на Британских Виргинских островах (которая к тому времени имела больше 10%). Руководство предприятия также не зарегистрировалось, а им принадлежит 1,5%.

В итоге собрание не состоялось. Для меня это странно, потому что днем раньше мы встречались с губернатором, и он подтвердил, что поддерживает программу при наличии нашей ответственности. Мы ему подтвердили, что намерения будут выполняться…

Сейчас объявлено о следующем собрании. Оно должно состояться 26 октября. Хотя, честно говоря, я не знаю, как Нацагентство распорядится пакетом.

- История довольно типичная, но почему так легко завалить перспективное дело?

- Люди и компании, которые работают, вызывают зависть. После того, как Уотфорд получил право на управление, он прислал двух деловых англичан, с которыми он работал десяток лет в России. Они без оглядки «просветили» предприятие, исследовав, что там творится, и выяснили, что дисциплина, организация труда и производства на предприятии далеко не совершенны. Нарушения, которые вскрыты (не хочу их комментировать), - предмет для анализа компетентными органами. Естественно, это очень многим не понравилось. Началась травля, и англичан из предприятия выставили. Это, конечно, не содействует нормальной работе, но все же в перспективу предприятия верят.

Те, кто опоздал к переделу уже разделенного нефтяного рынка, пытаются предпринять самые решительные меры. Идут обращения, письма, жалобы, угрозы, в который раз пересматривается юридическая чистота, и, конечно, очень многие сегодня готовы дорого заплатить, чтобы разорвать соглашение, достигнутое с «Держiнвестом». А, может быть, и поменять руководство. Начата комплексная проверка «Держiнвесту». Однако мы считаем, что наша позиция - правильная и государственная, так как государство имеет полный контроль и может в любой момент предложить ряд дополнительных требований.

- Вас критикуют за то, что мало затребовали с «Уотфорда». Мол, «Альфа-нафта» готова дать не 400 тысяч, а 2 млн. долларов. Неужели это не потеря для государства?

- Но эти 2 млн. долларов возникли именно сейчас, когда дело пошло. В марте о них никто и не заикался. Конечно, мы ставили условие - взять больше денег. Но когда посчитали по методике, которая существовала на тот момент, стоимость проиндексированных акций «Нефтехимика Прикарпатья», которые переданы нам, оказалась равна 984 тыс. гривен. В уставный фонд компании они переданы по цене 3,149 млн. грн. (примерно - 780 тыс. долл.). В такую сумму был оценен пакет с учетом банковских нормативов, что любая финансовая помощь или любой кредит обеспечивается суммой залога не меньше чем 200%. Это устоявшаяся практика, и была определена сумма в 400 тысяч. Но потом она пересматривалась и в принципе может пересматриваться в зависимости от конъюнктуры фондового рынка.

- А не может ли Уотфорд продать пакет, пропустив его через оффшорные зоны?

- Договор с Уотфордом разрывается, если он не выполняет своих обязательств. Главное обязательство - поставлять нефть; второе обязательство - улучшать экономические показатели предприятия. И еще - не уменьшать дивидендов. Уотфорд - совладелец предприятия. Он заинтересован в том, чтобы курсовая стоимость пакета, который принадлежит ему, возрастала.

То, что нас пугает в этой истории, не более чем рецидив «совковой» психологии. Логика событий в связи с этими акциями вполне чиста и понятна любому человеку, который вырос в условиях рынка.

- Кроме интриги, эта история интересна и тем, что вроде бы просыпается интерес к фондовому рынку?

- Да, отдельные предприятия-золушки становятся если не принцессами, то, по крайней мере, достаточно привлекательными. И притом мгновенно. Я не исключаю, что в истории с ростом акций «Нефтехимика» есть спекулятивная составляющая. Но вот что интересно - если 1996 год характеризовался повышенным интересом ко всем предприятиям и многие из них были переоценены в массовом порядке, то в 1998-99 годах не было такого роста цен в Украине на акции какого-то предприятия.

Это уникальный случай - фон общеэкономический не улучшился, а в некоторых аспектах даже ухудшился (я имею в виду прирост прямых иностранных инвестиций и политическую нестабильность, связанную с выборами). Но, несмотря на это, находятся компании, которые, рискуя собственными деньгами, вкладывают их в акции предприятия в условиях, когда применяющиеся процедуры не являются стандартными. Более того, они далеко не всем понятны, так как новы даже для специалистов фондового рынка и управления собственностью.

Отсюда и истерический шум. Этим объясняется то, что и чиновники, и нефтетрейдеры, и обладминистрация - все заняты тем, как бы разорвать договор, как бы найти нечто, что позволит уличить авторов в чем-то предосудительном.

Время и понимание происходящего (а оно придет рано или поздно) все расставит по своим местам. На смену истерике при повышении цены акций какого-то предприятия придет понимание того, как на это нужно реагировать, как сделать так, чтобы это было не уникальным, а типичным примером для нашей экономики. В общем, буря, которую мы сейчас наблюдаем, требует нервов и терпения. Надо выстоять. Дальше будет легче.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно