ПРИНЦЕССА НА ЗЕРНЫШКЕ

26 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

Дискомфортно, ох и дискомфортно Украине даже на двадцати пяти ватиновых матрасах! Через всю эту то...

Дискомфортно, ох и дискомфортно Украине даже на двадцати пяти ватиновых матрасах! Через всю эту толщу досаждает одно-единственное зернышко, которое не то что пополам делить — измельчать следует в геометрической прогрессии, чтобы накормить народ. Не успели регионы заякориться, как их снова потащило на глубину: выросли цены на хлебобулочные изделия. Уже с нового урожая. Спасительные продовольственные эшелоны и караваны из России и Казахстана никак не пристанут к нашему берегу. Разумеется, их можно было бы и не высматривать, если бы вместо 2—2,5 млн. тонн импортной продовольственной пшеницы Украина не нуждалась уже в четырех. Почти двойной рост спроса на провиант объясняется скудным урожаем этого года. По предварительным данным, намолотили 20,6 млн. тонн зерна, из которых лишь 3,8 — продовольственной пшеницы. Поэтому перед правительством стоит насущная проблема: уберечь украинцев от блокадной пайки.

Вице-премьер Иван Кириленко даже в узком кругу депутатов-аграриев не вдается в детали «хлебных» переговоров с Россией, ссылаясь на конфиденциальность. Ограничивается лаконичным: они проходят сложно. И не только с точки зрения чисто экономической, финансовой, но и моральной, психологической. А кому, скажите, приятно выслушивать тирады губернатора одной южной области РФ, адресованные украинской правительственной делегации: «Ну что, хохлы, дохозяйничались? Дожились со своей независимой житницей Европы до того, что приехали к нам за хлебом?! Погодите, скоро и за салом приедете!» Наши полпреды пошли красными пятнами, но смолчали. Неизбежность следует воспринимать достойно!

Это сполна касается и Госрезерва. Не оправдались надежды на то, что государственные закрома мгновенно наполнятся дешевым, по 600—750 гривен за тонну, отечественным продовольственным зерном. Резервистов опередили региональщики. Последние с помощью «расстрельных троек» в составе прокурора, начальника милиции и главы налоговой администрации «агитировали» сельхозпредприятия именно по такой цене формировать региональные запасы, при том, что рыночная колебалась в пределах 900—1050 грн. На разнице крестьяне потеряли около 300 млн. грн. В то же время руководство Госрезерва непрерывно продолжает «кормить» нас все большими объемами тендерных закупок. Не забывайте, что 2 млн. тонн мукомольной пшеницы только задекларированы, а не закуплены и засыпаны в элеваторы. О реальных «залежах» свидетельствует тот факт, что из 400 млн. гривен, выделенных бюджетом на приобретение продовольственного зерна на просторах государства, израсходовано всего... 10%. Вот почему аграрный блок правительства инициирует поправки к закону и будет просить депутатов разрешить Госрезерву покупать «хлебную» пшеницу на внешних рынках. На здешнем «подмели» подчистую!

Напряженная продовольственная ситуация вынудила пересмотреть половинчатый закон об импорте зерна, согласно которому ввозную пошлину отменили, а НДС оставили. Убедились: не столько найдет бюджет, сколько потеряет население. Теперь дискутируют, с кого именно снимать НДС: с зернотрейдеров, мукомолов или пекарей? Если с первых, то каким образом задним числом будут возвращать 20% тем компаниям, которые уже завезли чужое зерно? Но если привилегии в уплате налога на добавленную стоимость получат поставщики, это не значит, что от него отобьются два других участника этой цепочки. Скорее всего, эндээсная преференция достанется пекарям, и на наш стол будет ложиться хлеб, «полегчавший» на 20%.

Однако о стабилизации продовольственной ситуации, ее управляемости говорить рановато — вожжи раз за разом выскальзывают из потных рук правительственных извозчиков. Очередным холодным душем (русской баней, финской сауной и т.д.) для них стал день правительства в Верховной Раде, посвященный хлебно-зерновым коллизиям. Собственно, 9 сентября этого года — логическое продолжение годичной давности расширенного заседания комитета по аграрной политике и земельным отношениям ВР, на котором впервые встревожились — а будет ли Украина с хлебом? В мае 2003 года эти вопросы снова поставили ребром уже на дне правительства. Но, по признанию Ивана Томича, председателя профильного комитета, депутаты-аграрии слишком долго дискутировали с Кабинетом министров при бездеятельности последнего. Когда же июньский ценовой вулкан покрыл головы магмой и пеплом, запричитали все.

Правительство снова не предприняло серьезных адекватных мер. Ко всему прочему, из-за отвлекающих дискуссий по поводу конституционной реформы депутаты лишь под занавес прошлой сессии смогли принять закон об отмене импортных пошлин на продовольственное зерно, который, честно говоря, не сработал. Законодательной инициативе еще и в «смирительной рубашке» административных мер пришлось побарахтаться. Именно антирыночным действиям более всего досталось от парламентариев.

«Хлебную» ситуацию следует рассматривать в двух измерениях. Первое — прекращение администрирования на рынке зерна, отказ от «силовых» комиссий, захлестнувших регионы, снятие ценовых ограничений. Отпустив в свободное плавание рынок зерна, муки и хлеба, можем получить 20—30-процентное повышение цены на хлеб. Здесь должны заработать бюджетные механизмы прямой поддержки наименее защищенных слоев населения. Назовем их хлебной субвенцией (по аналогии с субвенцией на топливо гражданам с низким уровнем доходов).

Второй сценарий куда более разрушителен. Если Украина будет продолжать скатываться по хлебной наклонной, то трудно даже предположить момент «Ч», когда нас затянет дефицит и цены резко взлетят вверх. Разумеется, отвоевывать потерянные позиции в десятеро тяжелее, тем более что ценовой форсаж на продовольственном рынке обожжет финансовую систему страны.

В подтверждение действенности рыночного инструментария предлагаю историческую ремарку.

В 1609 году войска Лжедмитрия ІІ взяли в осаду Москву. Начался голод, поскольку торговцы хлебом придерживали зерно, ожидая подорожания. Царь приказал продавать его по установленной им цене. Но даже репрессивные меры не улучшили ситуацию: зерно вообще прекратили поставлять в столицу. Без ответа осталась и мольба патриарха. И тогда два правителя обратились с просьбой к обитателям Троице-Сергиевого монастыря поделиться зерном. Первая реализованная партия ржи была мизерной. Зато слухи о том, что монахи выбрасывают на рынок собственные запасы, считавшиеся неисчерпаемыми, сразу уравновесили ценовой дисбаланс...

Не призываю наших власть имущих бить челом перед игуменами и игуменьями святых обителей или высшими церковными иерархами в надежде на подобные щедроты. Хотя бы потому, что государство не вернуло монастырям земли, на которых колосилась бы пшеница. Так к какому из двух вариантов склоняется наше коллегиальное мнение?

Аграрный блок правительства считает целесообразным пока не разглашать балансы продовольственных и фуражных ресурсов на период 2003—2004 годов, а то и вообще проштемпелевать их грифом «ДСП» — для служебного пользования. Чтобы не сеять панику среди населения, а точнее, не вводить его в заблуждение. Ни одна контрразведка не предскажет, как поступит правительство, если оно само этого не знает. Правда, одну цифру кабминовцы уже «засветили». На фоне недорода текущего года озвученный рубеж в 35—38 млн. тонн зерна на 2004 год — не что иное, как заказ на рекорд. Будет он побит или побитыми снова окажемся мы и в который раз повезем небитых?! Ход осенне-полевых работ вынуждает думать о последнем варианте.

Судя по темпам посева озимых на площади 8,3 млн. гектаров, аграрии вряд ли отсеются в оптимальные сроки — до 1 октября. Тормозными колодками выступают несколько факторов. Именно в разгар уборки поздних культур, сева, вспашки на зябь неожиданно подорожали топливо и электроэнергия. Правительство снова проворонило изменение ценовой ситуации, теперь уже на рынке энергоносителей. Хотя тезис «Следи за базаром, маркетолог!» требовал от него быть во всеоружии, т.к. аналогичные колебания стали традиционно сезонными.

Нехватка прежде всего солярки отбросил сельхозпредприятия не то что на раздорожье — на обочину: ни посеять озимые, ни собрать сахарную свеклу, подсолнечник, кукурузу, ни вспахать... Не густо и с кредитами. Для 40% хозяйств возвращение их оказывается крайне проблематичным. Банки, в свою очередь, неохотно идут на пролонгацию займов. Из-за финансового вакуума сеятели только наполовину обеспечены минеральными удобрениями, на 80% — протравливателями семян и средствами защиты растений. Собственно, то же было и в прошлом году. Результаты известны...

Нынешнюю работу правительства по обеспечению продовольственной безопасности депутаты признали недостаточной. В постановлении Верховной Рады по итогам «правительственного дня» 9 сентября на неотложные дополнительные меры по стабилизации АПК, государственную поддержку аграрного сектора предусмотрено около 5 млрд. грн. Правда, накануне рассмотрения бюджета-04 реалисты советуют спуститься на землю и рассчитывать лишь на половину этой суммы. Кроме финансовых инъекций документ требует неуклонного выполнения принятых «сельских» законов и приводит перечень первоочередных законопроектов, которые необходимо принять на этой сессии. Их 30. Среди них и пять «земельных». Это — видение депутатского корпуса.

Отмечу, что правительство также не дремлет. Более того, июньский продовольственный срыв — посланный ему Богом повод для укрепления аграрной вертикали, ослабленной рыночными свободами. В том, что административные гайки будут закручивать, нет сомнений. Отсюда и диктатура с болтами.

Руководством к «гаечным» действиям могут служить несколько факторов. Во-первых, экономические преобразования, высвободившие энергию частного предпринимательства, да еще и на фоне последних урожайных лет, у многих сформировали иллюзию саморегуляции рынка. Появилась опасная уверенность в том, что систему обеспечения страны продовольствием можно создать при минимальном участии государства, а то и без него. Как результат — полупустые государственные кладовые, бездействующий инструментарий залоговых и интервенционных закупок. Хотя Минагрополитики 39 (!) раз обращалось в Кабинет министров относительно создания в государстве интервенционных фондов и переходных запасов зерна. Ни разу аграриев не поддержал тогдашний состав Министерства экономики и Минфина.

Во-вторых, еще не завершилась трансформация системы государственного управления, ее последовательное реформирование, особенно в такой чувствительной сфере, как продовольственная безопасность. Управлять аграрным рынком по-старому уже невозможно, а по-новому еще только учимся. И, в-третьих, Украина — не сытая Европа. Поэтому пускать на самотек свободного ценообразования продукты первой необходимости — дело слишком рискованное. А то и преступное.

Полевение правительства просматривается и в возврате к... госзаказам, чтобы сделать невозможными в будущем какие-либо катаклизмы на продовольственном рынке. Стратегические виды сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров (зерно, мясо, отдельные виды молочных продуктов, сахар и т.п.) Госкомрезерв будет закладывать на длительное хранение на конкурсной основе за бюджетные средства. Правительство намерено закупить в 2004 году минимум 1,5 млн. тонн продовольственного зерна, 100 тыс. тонн подсолнечного масла, 177 тыс. тонн сахара, 50 тыс. тонн круп, значительные объемы говядины, сливочного масла, сухого обезжиренного молока и молочных консервов. Всего — на 1,5 млрд. гривен. Если это произойдет, то впервые за последние годы государство выйдет на рынок и эффективным покупателем, и сильным игроком.

Ради последней испостаси изменится структура некоторых ведущих институтов АПК. Чтобы сгруппировать разобщенное государственное управление, привести в порядок инфраструктуру аграрного рынка, Кабмин ликвидирует Государственный департамент продовольствия, создавая Государственный департамент продовольственного рынка, пищевой и перерабатывающей промышленности в качестве правительственного органа государственного управления с соответствующим штатом и функциями. Поэтому в Министерстве аграрной политики будут трудиться уже не 499 человек, а 570.

Переименование, и не только, ждет ГАК «Хлеб Украины» — теперь она станет национальной акционерной компанией «Агентство по развитию аграрного рынка» в составе МинАП. Что касается функций новой структуры, то они несколько перекликаются из госрезервовскими: проведение от имени государства товарных и финансовых интервенций, залоговых закупок на рынках сельскохозяйственной продукции и продовольствия, осуществление экспортно-импортных операций по межгосударственным соглашениям, внедрение системы мониторинга, программ анализа и прогнозирования конъюнктуры аграрного рынка, реализация и координация государственной поддержки животноводства и растениеводства. Если это не случайность, а проявление нового видения правительственной команды, то, получается, она не против того, чтобы иметь двух игроков на рынке АПК. Или, по крайней мере, дублера.

Любопытно, как при этом изменится правовая защищенность аграрных высших должностных лиц? Далек от того, чтобы изображать их страдальцами или святыми. В то же время против кадровой чехарды, которую может инициировать кто угодно, к тому же без серьезных мотивов — так, под настроение. Начиная с 23 июля, незабываемого «продовольственного» заседания Кабинета министров, и вице-премьер-министр по вопросам АПК, и министр аграрного ведомства находятся, по сути, в подвешенном состоянии. Уверен, премьер не играл такими словами. Цитирую: «Иван Григорьевич! В этом кругу говорю откровенно: я услышал ваши ответы сегодня и у нас была с вами беседа. Если вы не будете занимать принципиальную позицию, я говорю это в последний раз на этом заседании, больше говорить не буду: мы работать вместе не будем! Вы — не советник премьер-министра! Вы — вице-премьер-министр! У вас есть свои обязанности и есть возможности выполнять их соответственно. Не нужно советовать мне и советовать главам облгосадминистраций. Нужно требовать и принимать решения...»

Вот так публично Виктор Федорович обращался, как вы поняли, к Ивану Кириленко. Звучала острая критика и в адрес Сергея Рыжука. Распрощаться с последним кое-кто из участников заседания горел желанием прямо на том собрании.

В проект постановления Верховной Рады по итогам дня правительства 9 сентября не попало одно из дополнений социалистов, в котором требование уволить министров экономики и европейской интеграции и аграрной политики. Но посвященные единицы знают, что в интервале между 23 июля и 9 сентября Кириленко и Рыжуку еще раз прямо намекнули на увольнение. И сделал это лично премьер. Уже по другому поводу. Акцентируя внимание на фигурах вице-премьера и аграрного министра, переживая за их дальнейшую судьбу в правительстве, мы не заметили исчезновения еще одного лица в аграрной обойме — первого заместителя министра Юрия Лузана. По официальной версии, он находился в отпуске со 2 августа. По неофициальной — этим числом датировано его заявление об увольнении.

В соответствии с октябрьским постановлением Кабинета министров от 1999 года, аграрное ведомство проводит мониторинг цен на сельскохозяйственную продукцию. Каждую неделю, аккумулируя данные тридцати аккредитованных аграрных бирж, рассылает телеграммы во все главные управления сельского хозяйства и продовольствия облгосадминистраций. Чтобы ориентировались. Так было и в тот раз, 1 августа. Телеграмма, подписанная Юрием Лузаном, с текстом «Минагрополитики сообщает об уровне средневзвешенных цен на биржевых торгах Украины с 24 по 30 июля 2003 года... Внутренние контракты: на пшеницу мягкую третьего класса — 1031 гривен за тонну...» ни к чему не призывала, никаких советов-рекомендаций не содержала. Лишь констатировала. Поэтому не вызвала каких-либо недовольств-недоразумений у руководства регионов. Кроме одного — донецкого. Безусловно, цена 600 гривен за тонну продовольственной пшеницы, выше которой правительство категорически запрещало «прыгать», далеко не ровня рыночной 1031. И хотя последнюю устанавливал не Лузан, именно он за нее и поплатился. Уволить! Если еще могу понять анахронизм средневековой инквизиции, при которой врача Земмельвейса упекли в сумасшедший дом только за то, что он настойчиво требовал от хирургов обязательного мытья рук перед операцией, а не после нее, то современный вердикт по отношению к аграрному специалисту — никак.

По странному стечению обстоятельств именно в пасмурную для Лузана пору на еще занятую должность заместителя министра МинАП начали живо «сватать» Николая Безуглого, вице-губернатора Харьковской области. Находясь в командировке, встречался с ним и хотел уже поздравить с новым назначением, но претендент предостерег: «Рановато... Все документы — у Президента. Как он решит — так и будет». Получается, если бы не телеграмма, то нашелся бы другой повод освободить место заместителя министра?

Следует отдать должное коллегам Юрия Лузана, которые в тяжелую минуту не только поддерживали его морально, но и поднялись на защиту. Хотя за это им пригрозили увольнением.

Юрий Лузан отпуск не догулял — вместо 24 сентября вышел восьмого. Отозвали. Работать дальше. Янукович перед ним не извинился...

Кадровую тему, да и весь рассказ, завершу житейской картинкой советской эпохи. Судьба свела с председателем колхоза — весельчаком, ходячей энциклопедией народного юмора. Так вот, выступает он на заседании правления колхоза:

— Две новости принес вам. Хорошую и плохую. С какой начать?

— С плохой, плохой, — загудели члены правления.

— В этом году зерновые не уродили, будем есть навоз.

— А хорошая новость какая?

— Навоза у нас завались.

Сейчас в Украине — ни того, ни другого. Но все же облегчение: хоть и жестко, да не топко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно