ПОЙДЕМ ЛИ МЫ ДРУГИМ НАЛОГОВЫМ ПУТЕМ?

9 февраля, 1996, 00:00 Распечатать

В декабрьском постановлении Верховного Совета «Об основных положениях налоговой политики и нало...

В декабрьском постановлении Верховного Совета «Об основных положениях налоговой политики и налоговой реформе в Украине» в числе главных целей реформы объявлены смягчение налогового бремени и стимулирование отечественного производства. И хотя в юриспруденции существует такое понятие, как презумпция невиновности, при прочтении постановления и графика принятия налоговых законов невольно закрадывается подозрение: не обстоит ли с целями все как раз наоборот?

Я планов наших люблю громадье...

В лихорадке спешного доведения до требуемых кондиций бюджетного дефицита, достигшего за 9 месяцев прошлого года 23,8%, правительство «расширило» налоговую часть госдоходов до 86%. При этом у предприятий изымается от 60 до 90% их прибыли. Какие же меры вознамерились предпринять наши законодатели во имя спасения производства?

Во-первых, в двухнедельный срок (лихорадка латания дыр, похоже, охватила все наши властные структуры) предписано доработать проект закона о НДС - как уже писала «ЗН», одного из наиболее инфляционных и неэффективных налогов в нынешней экономической ситуации. И хотя Кабмину предписано представить предложения о сокращении многотриллионных льгот по НДС, дело даже не в них. Вы пробовали определить тяжесть налогового пресса по размеру изъятий из добавленной стоимости? А вот специалисты подсчитали: если вы хотите увеличить зарплату на 5000 крб., то должны увеличить цену продукции примерно вдвое, причем свыше трети ценовой «добавки» к добавленной стоимости не имеет никакого отношения.

Во-вторых, в те же сроки было предложено представить заключения и расчеты по реорганизации одних внебюджетных фондов в пакете с организацией других, естественно, столь же «важных». В этой связи представляю мнение двух лиц, по роду своей деятельности хорошо знающих суть вопроса. «Все фонды - это кормушка для избранных отраслевых министерств, которые раздают их за определенные услуги. Используются они часто и как банковские депозиты с целью личного обогащения» (С.Погорелов, вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей). «Подавляющая часть фондов обслуживают торговые функции министерств и ведомств» (С.Терехин, член комиссии ВС по финансам и банковской деятельности). Комментарии, по-моему, здесь совершенно излишни.

А вот о чем, видимо, имеет смысл поговорить, так это о поручении Кабмину представить в месячный срок предложения и расчеты об установлении предельного уровня изъятия прибыли у предприятий всех форм собственности за счет всех видов налогов, сборов и других обязательных платежей. Поскольку оптимальная величина изъятия достаточно хорошо известна по кривой А.Лаффера и составляет 30-35%, интересен несколько иной вопрос: каков оптимальный источник обязательных платежей?

Политика слепого копирования

Налоги - самое тяжелое из всех госограничений, влияющих на стремление людей работать эффективно и вкладывать капитал в развитие производства. С этой точки зрения действующая налоговая система и (судя по графику прохождения в ВС новых законопроектов) ее модернизируемый вариант есть классический пример того, как можно заставить людей не работать и экспортировать свой капитал за границу исключительно по одной причине - нежелании критически осмысливать пусть и самый передовой, но тем не менее чужой опыт. Неизбывный догматизм сталинского замеса проявляет здесь себя во всем великолепии.

Между тем, в отличие от многих развитых стран у Украины есть фундаментальный источник доходов, который сегодня остается в значительной мере не задействованным или зачастую существенно искаженным. Это - рента с природных ресурсов. Статданные последних лет свидетельствуют, что более 2/3 народнохозяйственной прибыли формируется ныне в топливно-энергетическом, металлургическом и химическом комплексах, а также других природоэксплуатирующих отраслях. Масштабные рентные платежи поступают или могут быть получены от аренды городских территорий, лесных и сельскохозяйственных угодий.

Перенос центра тяжести налогообложения на природно-ресурсный потенциал позволит организовать систему финансовых трансфертов между рентабельными и нерентабельными, но перспективными секторами экономики, между богатыми и бедными регионами, осуществить мощную поддержку конверсии, науки, образования, культуры и особенно наименее защищенных слоев населения. Тем самым украинская экономика не на словах, а на деле смогла бы постепенно превращаться в социально ориентированную, включая исчезновение одного из главных факторов криминализации общества - массовой нищеты.

Противники такого подхода обычно ссылаются на опыт стран с развитой рыночной экономикой, где роль платежей за использование земли и других природных ресурсов в суммарных налоговых поступлениях весьма скромна. Основным же источником финансирования госрасходов являются прямые и косвенные налоги на доходы физических и юридических лиц. Выходит, действующая с 1992 г. отечественная налоговая система по существу воспроизводит современный западный стереотип нейтрального налогообложения, в минимальной степени «травмирующий» установившиеся пропорции распределения доходов в обществе. Но такая система несет в себе явно выраженную функцию консервирования сложившейся социально-экономической структуры, весьма далекой от совершенства.

Между тем, еще в конце прошлого века известный американский общественный деятель Г.Джордж обратил внимание на преимущества взимания налогов прежде всего с той части богатства, которая дарована нам свыше. Сегодня их описание можно найти едва ли не в любом серьезном учебнике по рыночной экономике. Однако примеры практического использования такого налогообложения во всем мире можно пересчитать буквально по пальцам. В чем же здесь дело?

Во всяком случае, не в организационно-технических трудностях перехода к природно-ресурсному налогообложению, хотя они и существуют. Суть дела в другом: низкие налоги на богатство - а земля и другие природные ресурсы есть важнейшие его элементы - были и остаются «священной коровой» рыночной экономики, на которую не решаются посягнуть власть имущие. Но мы-то не связаны этими «священными» традициями! Это - с одной стороны. А с другой, символическое налогообложение природных ресурсов, состояние которых в мире, а Украине тем паче, хорошо известно, означает окончательное скатывание на рельсы экологически неустойчивого хозяйствования. Последствия его для переживших чернобыльскую трагедию должны быть понятны без дополнительных пояснений.

Земля - это фундамент Храма, а не рынка

Вся украинская культура пронизана особой эмоциональной привязанностью к земле. Но коль последняя есть национальное достояние, каждый пользователь обязан пополнять общественную казну в соответствии с количеством и качеством используемой его части. Необходимым условием при этом должно быть право частного владения землей для всех, кто желает и способен эффективно ее использовать. Но при двух, на мой взгляд, непременных условиях: ежегодной выплаты ренты, отражающей меняющуюся во времени ценность земельного участка, и запрете свободной его купли-продажи в ущерб общественным интересам.

Дело в том, что из-за повышения антропогенной нагрузки на природу стоимость земли и природных ресурсов имеет длительную и устойчивую тенденцию к росту. Учесть все многообразие факторов, которые в ближайшей и отдаленной перспективе будут оказывать влияние на изменение цены земли, в момент ее купли-продажи невозможно. В результате, собственник земли по существу получает неограниченное право присвоения того, что ему никогда не принадлежало и является достоянием всего общества. Это - как раз та рента, которая не была учтена во время сделки, и главная причина господства в обществе социальной несправедливости и неравенства. Для их устранения необходимо, чтобы хозяин земли получал исключительно доход, пропорциональный его вкладу в развитие производства. А это, в свою очередь, означает, что в нашем случае более эффективно и справедливо частное владение, а не частная собственность на землю.

Не менее важно, чтобы соответствующим образом была сориентирована и кредитная политика. В большинстве стран земля сегодня рассматривается как один из наиболее привлекательных видов залога под банковский кредит. Так банкам поступать проще: не надо оценивать реальную платежеспособность заемщика, анализировать эффективность проекта, контролировать использование денежных средств. Но при этом упускается другая, исключительно опасная по своим социальным последствиям, проблема: земельная ипотека стимулирует спекуляцию земельными участками, приводя к необоснованному обогащению кредиторов и нередко быстрому разорению заемщиков. Опыт многих стран (в частности, Англии середины 80-х гг.) - наглядное тому подтверждение. Поэтому наша кредитная система должна строиться на иных, более цивилизованных принципах, которые исключали бы социальные конфликты, саму основу возникновения экономического сверхнеравенства, которое у нас явно формируется. Что такой путь возможен, свидетельствуют два примера.

Первый - это Гонконг. Вся земля здесь принадлежит Короне в лице правительства и предоставляется на арендных началах всем желающим через аукционы. Тем не менее банки охотно предоставляют кредиты и без залога земли.

Второй - это Германия. Здешние банки кредитуют тех, кто, по их расчетам, размещает свои средства разумно, с перспективой получения хорошой прибыли от реализации пользующейся спросом продукции. Поэтому Германия стала образцом формирования одного из самых крупных в мире промышленных капиталов без широкомасштабной спекуляции землей.

Налоги и реформы

Налоговая система - отнюдь не способ обеспечения доходов государства, а элемент экономических отношений, обеспечивающий максимизацию темпов роста производства и благосостояния населения. Эта банальная мысль по непонятным причинам чужда авторам как «Основных положений», так и большинству наших экономических изданий, «не на жизнь, а насмерть» борющихся с инфляцией.

Да, инфляция - это плохо. Она неудобна. Но давайте подумаем: что важнее для нас, рядовых граждан, - динамика цен или реальных доходов? Ответ, вроде бы, однозначен. Но точно так же для экономики в целом более всего существенна динамика производства и инвестиций. Последние же пойдут лишь тогда, когда налоговые ставки на новые, дополнительные вложения капитала обеспечат более выгодное его приложение, чем в других странах. Даже при относительно высокой инфляции. Примеров тому в мире - масса.

Концепция рентного налога на природные ресурсы проста - он исчисляется и взимается в виде определенного процента от их капитальной оценки. Как показывает мировой опыт, эта оценка зиждется на том ежегодном чистом доходе, который владелец извлекает из земли или иного ресурса. Другими словами, рыночная стоимость земли - это капитализированный доход, который земля приносила бы своему хозяину на протяжении ряда лет, если бы она сдавалась в аренду. Практически она равняется ренте, взятой 20, 30 или иное количество раз, в зависимости от принятой нормы процента, который банки выплачивают своим вкладчикам. Если, например, норма составляет 5%, то капитальная оценка равна 20 годовым рентам.

Природно-ресурсные налоги хороши еще и тем, что будут постоянно возрастать в связи с ростом налогооблагаемой базы. Эти будущие бюджетные доходы могут быть уже сегодня достаточно точно спрогнозированы и использованы для покрытия текущих госрасходов. Речь идет о выпуске государственных земельных (лесных, нефтегазовых, железорудных и т.п.) займов, для погашения которых будет использоваться фиксированная часть рентных налогов. Эмиссия таких облигаций могла бы стать важным фактором сдерживания инфляции, а в перспективе - роста покупательной способности национальной валюты.

Как правило, к системе рентной оценки, где речь идет о бессрочном владении землей, тесно примыкает вопрос об оценке собственности на здания и сооружения, находящиеся на участке. Поскольку вместе с землей могут сдаваться в субаренду и здания, должны иметь место имущественный налог и сопутствующая ему рыночная оценка недвижимости.

Шоковый переход к новой системе налогообложения, безусловно, недопустим. Это привело бы лишь к дальнейшему обострению социальной напряженности и дискредитации идеи. Следовательно, необходимо серьезное политическое и институциональное обеспечение новой налоговой практики, решение целого ряда трудных организационно-правовых, научно-методических и технических проблем. Это-то и должно, на мой взгляд, стать подлинными «основными положениями» налоговой реформы в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно