ПОВЕСТКА ДНЯ ДЛЯ МИРОВОЙ ТОРГОВЛИ

19 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 19 января-26 января

Торговля должна быть на первом месте в списке приоритетов нового президента США. А Америке и Европе следует научиться делить лидерство с другими странами...

Торговля должна быть на первом месте в списке приоритетов нового президента США. А Америке и Европе следует научиться делить лидерство с другими странами.

Сегодня, более чем когда-либо, растущая экономика должна быть открытой. А для открытой экономики особое значение имеет торговая политика, ведь для сотрудничества с другими странами необходимо наличие согласованных основных законов и правил. Но кто придумывает эти правила и какими они должны быть? На протяжении полувека Америка и Европа диктовали свои ответы. Сегодня эта гегемония под вопросом.

С того момента как члены ВТО безуспешно пытались провести новый раунд торговых переговоров в Сиэтле в прошлом году, мировая торговая политика постоянно претерпевала изменения. Вопреки широко распространенному мнению, причиной коллапса в Сиэтле были вовсе не несколько тысяч раздраженных демонстрантов, причиной этому был провал самоназначенного руководства Америки и Европы, пытающихся решить проблемы развивающихся стран. После Сиэтла «большая двойка» оказалась еще более сбитой с толку рядом неудачных двусторонних торговых диспутов и попытками загнать Китай в ВТО. Поэтому неудивительно, что развивающиеся страны ищут новых лидеров и создают новые соглашения, благоприятствующие торговле.

Чтобы понять, почему многие страны больше не намерены отдавать Америке и Европе роль лидеров, следует рассмотреть рост объемов мировой торговли с момента завершения Уругвайского раунда торговых переговоров в 1994 году. Объемы мировой торговли увеличивались значительно быстрее, чем ВВП. Но, несмотря на задачу раунда облегчить доступ экспорту развивающихся стран на мировой рынок, вместе с ростом мировой торговли в ней значительно увеличилась также и доля экспорта из Америки и Европы. Это частично объясняет быстрый рост развитых экономик, в частности американской. Тенденцию к увеличению вместе с ВВП продемонстрировали протекционистские субсидии и ценовая поддержка. В любом случае, многие развивающиеся страны сейчас чувствуют, что были обмануты на Уругвайском раунде, и не намерены допустить это во второй раз. Это стало в некотором роде сюрпризом для «большой двойки», которая вместе с Канадой и Японией часто проводила переговоры как группа «четырех».

Восходящие звезды

 

В Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и ВТО все члены имеют право вето. Сейчас некоторые из них пользуются этим правом.

Мексика, например, как член OЭСР заблокировала в июне прошлого года принятие нового режима иностранного инвестирования. Это было связано с тем, что предложенные стандарты труда и окружающей среды были слишком жесткими. Мексика также сопротивляется двустороннему соглашению с Китаем, в котором он нуждается для вступления в ВТО. Как показали последние месяцы, это вступление — основной приоритет торговой политики Америки. По словам Майка Мура, генерального директора ВТО, вступление Китая — «возможно, даже более важно, чем новый раунд торговых переговоров».

Еще одна страна, которая начинает набирать вес на мировой арене — Бразилия. Она несколько раз за последние годы меняла свою тактику. Сначала это была в большей мере закрытая экономика, известная своими конфликтами с Канадой из-за субсидирования местных производителей реактивных двигателей. Затем правительство страны решило начать революцию в сельском хозяйстве, отдавая предпочтение генетически смоделированным зерновым культурам, выращиваемым на экспорт. В силу своего стремления к переменам Бразилия стала лидером нового раунда переговоров на высшем уровне в ВТО, поставив в качестве основного вопроса на повестку дня стандарты для генетически смоделированных продуктов. Бразилия стремилась заключить соглашение, открывающее сельскохозяйственные рынки развитых стран, что, впрочем, и было целью нового раунда.

Аналогичная ситуация наблюдается и в Индии. В обмен на принятие международных стандартов права на интеллектуальную собственность бедным странам обещали теплый прием экспорта сельскохозяйственной и текстильной промышленности. Предполагалось, что и Америка, и Европа отменят экспортные субсидии, которые искусственно снижают цены на зерновые на мировых рынках. Несмотря на то, что у США есть сроки ликвидации таких субсидий, а Европа планирует, по крайней мере, их снижение, еще долгое время не приходится надеяться на их полное исчезновение. Между тем уровень защиты права на интеллектуальную собственность вырос настолько, что «кусает» своих богатых учителей. Индия, например, решила, что некоторые растительные лекарственные препараты были изобретены ее народными целителями, и пытается препятствовать западным фармацевтическим компаниям использовать соответствующие химические препараты, если те не уплатили авторский гонорар владельцу патента. Такие действия могут показаться несущественными, однако они свидетельствуют о решимости развивающихся стран получить от этой системы все возможное.

Усилилось влияние Египта и Южной Африки. Это не суперзвезды, но у них достаточно плюсов (развитая промышленность, образованное население, относительно сильная правовая система и приличная инфраструктура), чтобы иметь вес. Другие страны объединяются, чтобы сообща представлять собой силу. «Зерновая группа», членами которой являются Канада и экспортеры зерновых культур из Южной Африки и ее тихоокеанской части, пошли по стопам американцев и европейцев, выдвинув на первый план свой собственный вариант сельскохозяйственной реформы.

 

Спящие гиганты проснулись

 

Однако даже наиболее напористые жалобы и уловки Бразилии, Индии, Мексики и их сторонников вскоре могут показаться благодатью Европе и Америке. Когда в ВТО вступит Китай, а это прогнозируется к середине нынешнего года, «большая двойка» обретет соперника с огромным потенциалом лидера на мировой арене, к тому же весьма строптивого, судя по его недавнему поведению. Китай всегда хотел составлять следующий раунд переговоров ВТО. Но в то же время он противится принятию больших обязательств в отношении свободной торговли по сравнению с другими развивающимися странами, на которых, согласно нормам ВТО, обычно распространяется специальный режим. Китай, по мнению «большой двойки», не обычная развивающаяся страна.

В результате последних переговоров в Женеве было достигнуто соглашение по большинству юридических требований по вступлению Китая в ВТО. Торговые «шишки» из Америки и Европы до последней возможности настаивали, чтобы членство Китая в ВТО стало свершившимся фактом еще до конца прошлого года — и, соответственно, президентским наследием Билла Клинтона. Хотя даже по консервативным оценкам, с учетом фиксации некоторых технических деталей многостороннего пакта, Китай может присоединиться к ВТО лишь в третьем квартале 2001 года. Один из явных признаков того, что он действительно находится на пути к присоединению, — поведение крупнейшего соседа Поднебесной. Россия, еще один непоследовательный кандидат на членство в ВТО, возобновила недавно переговоры с Америкой, Канадой и Европой после семилетнего периода бездействия. Сильное отставание от Китая в получении членства в ВТО будет для нее унизительным, так же, как и ее изоляция от основного союза, формирующего мировую политику.

Действительно, скоро совет ВТО может выглядеть как Совет безопасности ООН: здесь будут представлены все силы, и у каждой будет право вето. Наблюдатели ООН, возможно, содрогаются при мысли, что Китай и Россия в еще одной большой международной организации могут попытаться нарушать равновесие, но в ВТО, по крайней мере, все страны будут иметь одинаковую силу. Как говорит г-н Мур, консенсус — «это одновременно наша сильная и слабая сторона».

 

Соблазн регионализма

 

Сегодня ВТО — уже не единственный способ осложнить переговоры. На протяжении последних двух десятилетий появилось большое количество новых двусторонних и региональных торговых соглашений. В результате получаем смешанный эффект. Соглашения между малыми группами стран могут благотворно повлиять на процесс либерализации, благоприятствуя торговле, но они также могут и причинить ему вред, уводя от более эффективных производителей. Г-н Мур постоянно критиковал страны (и, в принципе, это входит в его обязанности) за их обман ВТО с целью провернуть свои собственные сделки. По словам Анны Крюгер из Стэнфордского университета, НАФТА и зона свободной торговли Австралии—Новой Зеландии (Australia-New Zeland free-trade area) оказались по верную сторону ограды (имеется в виду, что они, кажется, расширили торговлю как внутри, так и вне блоков). С другой — Mercosur (Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай) стал причиной диверсификации торговли. Несмотря на то, что данных о недавней серии двусторонних соглашений Японии пока еще нет, Европа и Америка предусмотрительно приветствуют их как знак дальнейшей либерализации в контексте многосторонней системы ВТО.

Самым последним двусторонним соглашением стало заключенное осенью прошлого года соглашение между США и Иорданией, которое обещает наделать еще больше шума. Впервые Америка пообещала, что ее партнер не снизит стандарты условий труда и охраны окружающей среды ради получения прибыли от торговли. Бедные страны восприняли данное соглашение как тревожный и искусный протекционистский прецедент. Г-н Мур полагает, что это может вернуть некоторые заблудшие души под влияние многосторонней системы, но только при условии, что новый американский президент будет настаивать на подобных договорах.

 

Конфликт титанов

 

Несмотря на беспокойство Америки и Европы относительно Китая и других стран, стоящих на пороге вступления в ВТО, у этих двух игроков есть свои собственные проблемы — импортный режим Европы для бананов и говядины, выращенной на гормонах, а также налоговый режим для американских иностранных сбытовых корпораций (Foreign Sales Corporation — FSC). Хотя этим торговым стычкам конца и края не видно, ситуация нынче не столь безысходная, как была летом.

Долго обсуждаемый вопрос о запрете Европой импорта говядины из животных, выращенных на гормональных комбикормах, сейчас, похоже, исчерпывается. Стороны обсудили структуру договора: Америка устранит соответствующую часть штрафных санкций (карательных тарифов) на европейские товары («карусельные» санкции) в обмен на больший доступ на рынок Европы говядины, не содержащей гормонов.

Переговоры в отношении режима импорта бананов в Европу также продвигаются медленно. Тем временем Америка, следуя правилам ВТО, продолжает накладывать штрафные санкции на сумму 1 млн. на европейские товары, объясняя это тем, что в Европе несправедливо дискриминируют производителей и грузоотправителей бананов с Американского континента.

Хотя споры вокруг говядины и бананов все лето продолжали оставаться основным вопросом в повестке дня трансатлантической торговли, они несколько поутихли после того, как г-н Клинтон отложил определение новых объектов для применения санкций. В конце года точкой кипения стала американская система налоговых субсидий своим крупнейшим экспортерам через FSC. Европа выиграла процесс в ВТО, в результате чего Америка должна заменить налоговый режим или возместить убытки европейским компаниям. Однако решение американскими законодателями в установленные сроки так и не было принято. Впрочем, в торговой политике крайние сроки редко являются окончательной датой...

В Европе столкнулись с такими же внутренними проблемами. В сентябре она начала осуществлять соглашение с Америкой, Канадой и Японией о беспрепятственном доступе на их рынки для наиболее бедных стран. Но сентябрьское предложение Европейской комиссии отменить пошлины и квоты для 48 самых бедных экономик мира на все товары, за исключением оружия, привело к «неожиданным осложнениям». Наибольшей проблемой является сахар, который некоторые страны-члены хотят сделать исключением из данного предложения.

Европа и Америка также столкнулись с проблемой общественного мнения. Пример тому — генетически смоделированные продукты. Одной из задач нового торгового раунда будет установление стандартов ВТО на эту категорию продуктов. Но до тех пор, пока европейские власти не предоставят неопровержимые доказательства их безопасности, слова иностранных наблюдателей ничего не изменят. Боязнь странных болезней или мутации ограничит возможные сделки для Европы.

Искусственная защита фермеров Европы и Америки — еще одна болевая точка. Задача ВТО — устранение экспортных субсидий среди стран-членов, но заявить об этом в Палате представителей США или французском правительстве не так просто. Разочарование в бескомпромиссности богатых стран охватывает все большее количество протестующих от Сиэтла до Праги; даже г-н Мур сожалеет о той медлительности, с которой Европа и Америка проводят реформы на своих рынках сельскохозяйственной продукции и текстиля. «Иногда мне хочется присоединиться к детям на улице. Когда они заявляют о нечестности системы, то, в принципе, редко ошибаются», — говорит он.

 

Окно возможностей

 

Преследуя изначально конфликтные цели защиты внутренних производителей и открытия новых рынков, Америка и Европа привыкли идти лишь на небольшие уступки своим торговым партнерам, в то время как сами требуют от них слишком многого. Однако развивающиеся экономики дали понять, что они больше не будут потакать «большой двойке».

Дни, когда два торговых блока могли устанавливать мировую торговую политику, миновали. Позиции больших сил, а также их меньших торговых партнеров четко определены. Возможно, по этой причине развивающиеся силы начинают занимать позиции лидеров. Новому американскому президенту и его европейским коллегам придется свыкнуться с этим, если они хотят сохранить и укрепить мировую многостороннюю торговую систему.

 

Подготовлено Агентством гуманитарных технологий
по материалам The Economist

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно