Потянет ли украинская экономика цену газа в 300 долларов?

18 апреля, 2008, 14:16 Распечатать Выпуск №15, 18 апреля-25 апреля

Надо полагать, что в качестве артподготовки Украину уже предупредили о том, что с 1 января 2009 года газ для нее может обходиться уже не менее чем 290 долл...

Надо полагать, что в качестве артподготовки Украину уже предупредили о том, что с 1 января 2009 года газ для нее может обходиться уже не менее чем 290 долл. за 1000 кубометров на российско-украинской границе (сейчас — 179,5 долл.).

Мотивация проста — центрально- и среднеазиатские страны-продавцы газа заявили о повышении цен. А в Ук­раину, если верить «Газпрому» и «РосУкрЭнерго» (РУЭ), как раз и поставляется газ «родом» из Туркменистана, Узбекистана и Казахстана. Практи­чески весь этот объем выкуплен «Газпромом» на многие годы вперед. «Газпром» через свое 100-процентное дочернее внешнеторговое предприятие продает этот газ посреднику — «РосУкрЭнерго». А уже РУЭ поставляет газ, предназначенный для Украины, к российско-украинской границе.

Такая же схема действовала и в прошлом году. С той лишь разницей, что в этом году РУЭ должно продавать газ в Украине не своему дочернему ЗАО «УкрГаз-Энерго», а непосредственно «Нафтогазу України». Он и становится собственником газа и уже затем продает 7,5 млрд. кубометров газа создаваемому 100-процетному дочернему предприятию «Газпрома» — «Газпромсбыт-Украина». Если, конечно, стороны окончательно об этом договорятся.

А тем временем еще в марте Турк­менистан, Узбекистан и Казахстан под­писали с «Газпромом» соглашение о повышении цен с 1 января 2009 года до уровня европейских, за вычетом расходов на транспортировку.

Например, сегодня узбекский газ стоит для «Газпрома» 130 долл. за 1000 кубометров, со второго полугодия цена возрастет до 160 долл. Цена туркменского газа — 130 долл. в первом полугодии, 150 долл. — во втором.

А еще в прошлом году цена газа у всех центрально- и среднеазиатских продавцов составляла 100 долл. при объеме закупки всего немногим более 64 млрд. кубометров. Почти 50 млрд. кубометров этого объема направлялось в Украину через посредника — РУЭ.

Узнав о возможности столь значительного повышения цен на газ для Украины с начала 2009 года (а возможно, и раньше), «Зеркало недели» решило поинтересоваться у специалистов: «Готовы ли промышленные предприятия Украины к работе в условиях значительно более высоких цен на газ?».

Отметим, что мнения многих совпали. Поэтому мы выбрали несколько наиболее ярких, на наш взгляд, ответов.

Валерий МАЗУР, член-корреспондент Национальной академии наук Украины, министр промышленности Украины в 1995—1997 годах:

Сразу же отвечу, что никакой трагедии даже в таких энергоемких отраслях, как металлургическая и химическая, не произойдет.

Определенные трудности, конечно же, возникнут, т.к. предприятия в конце концов перейдут на жесткий режим экономии энергоресурсов, существенно снизится прибыль, особенно в первое время. Но все трудности не будут смертельными. В первую очередь потому, что большинство заводов и комбинатов готовятся к работе и уже работают в условиях возможного дефицита и более высоких цен на газ. Сегодня, например, цена поставляемого в Украину газа на границе с Россией составляет 179,5 долл. за 1000 кубометров. А на входе (на задвижках) химических комбинатов она достигает уже 250—265 долл. Как-то «незаметно» цена газа накручивается в 1,5 раза. Вот где проблема. Раньше таких громадных «накруток» не было!

Если говорить о резервах экономии газа, то ответить на этот вопрос целесообразно на конкретных примерах.

В украинских «Азотах» на старых агрегатах для получения тонны аммиака расходуется около 1200 кубометров газа. После реконструкции этих агрегатов расход газа уменьшается до 1000 кубометров на тонну аммиака. Стоимость модернизации одного агрегата для производства аммиака составляет 20 млн. долл. Агрегаты последнего поколения потребляют 850—900 кубометров газа для производства тонны аммиака. Таким образом, мы имеем резерв сокращения газа в азотной промышленности на 20—25% только за счет модернизации действующих и ввода в эксплуатацию новых мощностей для производства аммиака.

В металлургической промышленности достижимый потенциал энергосбережения на ближайшие пять лет составляет 20—25%, а на более далекую перспективу — 30%. Сегодня технология производства чугуна и стали в Украине настроена на избыточное потребление природного газа, хотя изначально металлургическое производство не предусматривало его использования вообще. До последнего времени газ в металлургии никто не экономил. Почему? Да потому, что цена на газ была существенно заниженной. По сути, дармовой. И не нужно этого скрывать. Не следует обвинять Россию в том, что цена на газ возрастает. Надо благодарить, что подорожание наступает сейчас, а не раньше. Резервы сокращения расхода газа в металлургии огромные. А вот без кокса производство чугуна невозможно. Неизвестно, что для металлургов страшнее — повышение цены и уменьшение добычи углей, а следовательно, увеличение стоимости кокса, или повышение цены на газ.

Назову основные резервы сокращения расхода газа в металлургии.

В мартеновских печах на выплавку тонны стали расходуется около 95 кубометров природного газа, в конвертерах — до 8 кубометров. В электросталеплавильных агрегатах природный газ расходуется в незначимых объемах. По большому счету, резервы сокращения расхода природного газа в металлургии состоят прежде всего в увеличении мощностей электросталеплавильного производства, в строительстве новых электросталепрокатных мини-заводов. Украина безнадежно отстает в этом от всех технически развитых государств.

Параллельно с выводом из эксплуатации мартеновских печей и приоритетным строительством сети мини-сталепрокатных заводов необходимо также расширить использование в металлургической и химической промышленности сравнительно недорогих, доступных и быстро окупаемых средств теплоизоляции промышленных агрегатов, в частности высокотемпературных огнеупорных волокнистых материалов и изделий из них, которые в Украине уже производятся. Во многих случаях на каждом термическом агрегате это может снизить расход газа от 10 до 45%. Поскольку подобных тепловых агрегатов, печей в промышленности тысячи, суммарная экономия газа составит серьезные объемы.

— Что нужно сделать, чтобы повышение цен на газ не привело к коллапсу промышленности Украины?

В.Мазур: Прежде всего, следует четко понимать, что цена газа должна рассматриваться в сопоставлении с мировыми ценами на продукцию химических или металлургических комбинатов. Сегодня, например, цена на аммиак составляет 520—540 долл. за тонну. При такой или более высокой цене аммиака химические предприятия выдержат повышение цены на газ. Аналогичная ситуация и в металлургии — цена на металлопродукцию достаточно высока. Повышение цены на газ, конечно, уменьшит прибыль предприятий. Это как бы плохо. Но, с другой стороны, будут стимулированы усилия в направлении повышения эффективности производства, в том числе за счет производительности труда, исключения затрат на не связанные с основным производством цели и т.д.

Учитывая предыдущий опыт, можно ожидать, что промышленное лобби будет «выдавливать» какие-то преференции от государства для покрытия дополнительных затрат на закупку газа по более высокой цене. Но подачек от Украины ожидать не следует. Пора рассчитывать на свои финансовые возможности. А они у предприятий есть. Не следует запугивать народ и тем, что «россияне скупят предприятия азотной промышленности Украины». Возможно, это будет и к лучшему. Те же самые россияне обеспечат принадлежащие им заводы природным газом по приемлемой цене. Производство активизируется со всеми позитивными последствиями для Украины.

А что полезного в этих условиях может сделать власть в Украине?

Думаю, что будет полезным, если правительство и Верховная Рада позволят крупным комбинатам самостоятельно закупать природный газ в России. Уверен, что заводы найдут возможность приобретать газ по той цене, которая обеспечит их рентабельную работу. Такой опыт уже есть. Несколько лет назад цена газа для азотных предприятий была «плавающей». Когда повышалась мировая цена на аммиак и карбамид, повышалась и цена поставляемого на завод газа, и наоборот. Ведь газотрейдеры прекрасно знают, отслеживают мировые цены на продукцию химических заводов и готовы реагировать на колебания рынка.

Видимо, следует вспомнить также прошлый опыт работы правительства, когда предприятия покупали газ на аукционах. Цена «аукционного» газа оказывалась почти вдвое меньше.

Главное, чтобы правительство не допускало повышения цены на газ в 1,5 раза во время его движения по трубам от границы с Россией до проходной химического или металлургического комбината, что сейчас, к сожалению, происходит.

Олег Дубина, председатель правления НАК «Нафтогаз України», экс-вице-премьер Украины отметил, что сейчас для Украины и возглавляемой им нефтегазовой компании самое главное — переговоры о ценах и условиях поставки газа в 2009 году. Точные цифры он не уточнял — идут затяжные переговоры. А вот что нужно сделать — не скрывал: необходима единая государственная политика в газовой отрасли и в области энергосбережения.

У Метью Брайза, руководителя отдела Средней Азии и Кавказа управления Государственного департамента США по Европе и Евразийским делам, «ЗН» поинтересовалось, что нужно сделать власти Украины, чтобы уменьшить зависимость от «Газпрома».

— Во-первых, Европа может получать газ по более конкурентной стоимости, если ЕС потребует от «Газпрома» предоставить возможность покупать газ на границе Украины и России. Тогда Украина станет полноправным участником процесса доставки и торговли газом. Во-вторых, почему посредник должен или поднимать цену, или получать ренты (прибыль от перепродажи газа) — это несправедливо. И это противоречит интересам потребителей в Европе. То есть Европа должна потребовать изменить эту ситуацию. В-третьих, Украина должна иметь возможность зарабатывать больше денег за транзит газа по собственной газотранспортной системе и за хранение газа в своих подземных хранилищах. Возможно, что Европа и Евросоюз и, в конце концов, «Газпром» могли бы найти общий язык, чтобы создать какую-то совместную фирму, консорциум с участием прежде всего Украины, чтобы вести совмест­ный бизнес. Но это должно быть на очень высоком уровне.

Следующее условие — сокращение потребления газа в Украине. А также внедрение энергосберегающих технологий. И, разумеется, Украине следует увеличить добычу энергоресурсов на своей территории, в частности на шельфах Черного и Азовского морей.

Многочисленные встречи на высшем уровне с премьером, вице-премьером и главой Минтопэнерго убедили меня, что понимание необходимости перечисленных выше действий у правительства Украины есть. Но, к сожалению, им прежде всего приходится думать о том, что скоро наступит зима и необходимо подписывать договор с «Газпромом»…

Сергей Ермилов, директор Института энергосберегающих технологий, экс-министр топлива и энергетики Украины сообщил «ЗН», что коллапса для экономики Украины в случае повышения цен на импортный газ не стоит ожидать. «Ведь ваша же газета писала о том, что промышленность уже давно платит за газ более 200 долл. И резерв есть — энергосберегающие технологии», — сказал он. Беда в том, отметил С.Ермилов, что как раз с энергосбережением у нас, как будто специально, делают все наоборот.

Что же касается населения, то оно, по его словам, в значительной мере защищено от резкого повышения цен бюджетными дотациями.

Как видно из ответов интервьюируемых «ЗН» специалистов, ожидать кризиса в экономике Украины из-за повышения цен на газ не следует. Однако готовиться к нему надо было давно. И не на словах, а на деле.

Тем не менее резерв есть — экономия энергоресурсов, техническое и технологическое переоснащение устаревших производств, развитие собст­венной газодобычи. Но самое главное — единая политика в энергоотрасли и энергосбережении.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно