Последняя ветка «Родовида». На дне рекапитализационной ямы

14 мая, 2010, 17:02 Распечатать

Утвержденный 27 апреля с.г. парламентом бюджетный закон предусматривает возможность выделения на увеличение банковских капиталов до 30 млрд...

Утвержденный 27 апреля с.г. парламентом бюджетный закон предусматривает возможность выделения на увеличение банковских капиталов до 30 млрд. грн. Причем за счет новых заимствований, масштабы которых уже и так приобрели угрожающие размеры. Главные потенциальные получатели этих средств — проблемные банковские учреждения, спасая которые в прошлом году, государство стало их мажоритарным акционером.

На дополнительные взносы в капиталы банков уже потрачены огромные средства: всего в прошлом году на эти нужды было выделено почти 20 млрд. грн. Сегодня истекает очередной срок работы временной администрации и очередной мораторий на удовлетворение прав кредиторов в «Родовид Банке» — крупнейшем реципиенте бюджетных вливаний. Однако Национальный банк вряд ли переведет учреждение в нормальный режим работы. Текущее финансовое состояние банка плачевно, что не позволяет возобновить его нормальную деятельность без принятия каких-либо серьезных решений на уровне НБУ и Минфина.

Как свидетельствует опубликованная по итогам первого квартала 2010 года финансовая отчетность, убытки «Родовид Банка» за этот период составили более 3 млрд. грн. (за весь кризисный 2009 год убытки — 4,5 млрд. грн.).

Временная администрация банка утверждает, что новые убытки сформированы за счет дополнительных резервов под плохие кредиты, а также процентных платежей по депозитам населения, которые перешли в «Родовид» из Укрпромбанка. Однако более пристальный анализ финансовой отчетности свидетельствует, что убытки у «Родовида» возникли и по другим причинам. Только в первом квартале 2010 года из 628 млн. грн. выплаченных банком процентов по депозитам почти половина (290 млн. грн.) была выплачена субъектам предпринимательской деятельности. В то время как процентные выплаты вкладчикам составили всего 222 млн. грн.

Спору нет — и предприниматели не должны ущемляться в правах. Однако пропорция удивляет. Ведь объемы срочных депозитов субъектов предпринимательской деятельности в «Родовиде» на начало 2010 года составляли в семь раз (!) меньшую сумму, нежели аналогичный показатель депозитов физических лиц (733 млн. грн. против 5,2 млрд.). Это может свидетельствовать о завышенных процентных ставках по депозитам юридических лиц, затраты на покрытие которых выглядят что-то уж слишком расточительными.

Не скупился менеджмент банка и на выплаты как себе, так и различным консультантам: по итогам прошлого года, административные расходы превысили 900 млн. грн.

Видимо, неспроста еще в конце марта с.г. в прессе появились заявления ГлавКРУ о попытках уничтожить документы, связанные с рекапитализацией «Родовид Банка». Интересно, будет ли у этой истории продолжение, ведь в 2009 году банк получил в общей сложности 8,4 млрд. грн. от правительства, при этом выплатил вкладчикам-физлицам за весь 2009 год всего 3,4 млрд. грн. На что была истрачена огромная разница в пять миллиардов, стоит, наверное, всерьез разобраться. Хотя бы для того, чтобы исключить нехорошие подозрения, что учреждение использовалось не только как платформа для предвыборной агитации одного из претендентов на пост главы государства (Юлии Тимошенко), но и как предвыборный «кошелек» его политической силы.

Другой интересный вопрос — для чего все-таки был затеян перевод именно в «Родовид» вкладчиков Укрпромбанка? Ответ очевиден — это предполагавшиеся к одновременной передаче активы. Другое дело, для чего они «Родовиду» были на самом деле нужны.

Не исключено, что схема выкачивания через «Родовид Банк» бюджетных денег предполагала дальнейшее формальное закрытие возникающей дыры в его балансе активами Укрпромбанка. Ведь таким образом получается двойное покрытие обязательств перед вкладчиками — и за счет денег государства, и за счет активов «Укрпрома».

Безусловно, активы Укрпромбанка в виде кредитного портфеля и банковских помещений стоят денег. И, видимо, денег очень даже хороших, но они вовсе не являются при этом высоколиквидными. Низколиквидная недвижимость и плохо обслуживаемый кредитный портфель не генерируют тот финансовый поток, который нужен для погашений и обслуживания депозитного портфеля в 7—8 млрд. грн.

У «Родовид Банка» были финансовые ресурсы для этого — все те же средства рекапитализации (8,4 млрд. грн.). Именно они должны были позволить финучреждению восстановить платежеспособность, обслуживать портфель депозитов собственных и чужих вкладчиков, а также вести прибыльную деятельность. Однако временная администрация «Родовида» так и не сумела (или не захотела) распорядиться этими деньгами надлежащим образом.

Существует и еще один любопытный вопрос — почему «Родовид Банк» так и не смог забрать отобранные активы «Укрпрома». Если бы его временный администратор согласился забрать активы без оценки, как это планировалось в случае с банком «Надра», вопрос уже не существовал бы. Но схема предполагала предварительную уценку активов «на входе». К этой уценке у временного администратора «Родовида», видимо, были ну очень специфические требования. Иначе почему он так и не смог договориться с первым оценщиком, который был согласован Министерством финансов, — компанией «Эрнст энд Янг»? Сергей Щербина долго вел переговоры и в итоге так и не подписал договор об оценке.

Выбор второго кандидата в оценщики активов Укрпромбанка заблокировал уже Минфин. Весь декабрь 2009 года компания «Делойтт энд Туш» ожидала согласовательной подписи и.о. министра финансов и получила такую подпись только в начале января. Фактически столь длительная проволочка и привела к тому, что оценка началась 19 января, за два дня до окончания работы временной администрации и моратория в Укрпромбанке. Чем, в итоге, и был сорван процесс оценки и передачи отобранных активов.

Кого в этом винить — сложный вопрос. Но очевидно, что настоящей причиной повторного банкротства «Родовид Банка» является вовсе не «недополучение» активов «Укрпрома». Но надо же как-то объяснять, почему для оздоровления банка так и не хватило 8,4 млрд. грн. государственных вливаний в капитал.

Так или иначе, но проблема существует — что теперь делать с рекапитализированным банком, которому, судя по демонстративно показываемым убыткам, опять не хватает минимум 3—4 млрд. грн.

Разговоры о том, что «Родовид» могут спасти активы Укрпромбанка — это иллюзия. На эти же активы, кстати, претендует и Нацбанк, которому «Укрпром» тоже должен более 3 млрд. грн. по кредитам рефинансирования. Качественных активов Укрпромбанка на обоих крупных кредиторов просто не хватит, а сомнительные и безнадежные кредиты, которые не захотел брать Нацбанк в залог, и «голые» банковские помещения «Укрпрома» формируют вовсе не денежный, а только весьма затратный документально-бумажный поток.

Теоретически, можно ожидать каких-то погашений даже по некачественному кредитному портфелю (при наличии обеспечения), но вряд ли они произойдут немедленно. Примеров, когда судебные тяжбы с недобросовестными заемщиками длятся годами, — масса.

В принципе, следует ожидать поступлений от ликвидатора Укрпромбанка — насколько можно судить, «Родовид Банк» подал свои кредиторские требования к «Укрпрому», и эти требования признаны ликвидатором. Однако эти поступления тоже не начнутся с ближайшего понедельника. А «Родовиду» деньги нужны уже сейчас.

Процентные доходы банка, в соответствии с его публичной отчетностью за первый квартал 2010 года, составляют 273,4 млн. грн. А аналогичные расходы — 628 млн. Еще 100 млн. грн. — административные затраты. То есть для безубыточной деятельности банку нужно дополнительно генерировать не менее 300—400 млн. грн. доходов в квартал.

Для этого действительно нужны не сомнительные и безнадежные кредиты из другого проблемного банка и не приносящая никаких доходов недвижимость. Для этого «Родовиду» таки нужно было бы дать еще 3—4 млрд. грн. живых денег, прекратить режим временной администрации, чтобы он мог вложить эти средства в новые кредиты и получать доходы уже сейчас. Но что-то подсказывает, что с этой задачей вряд ли справится его нынешняя управленческая команда.

Другие варианты тоже существуют. Но все они, так или иначе, сводятся к необходимости дополнительного выделения минимум 3—4 млрд. грн. из государственного кармана — то ли в виде стабилизационного кредита НБУ («Родовиду» или Ощадбанку), то ли в виде кредита Фонду гарантирования вкладов, с передачей «Родовид Банка» в его управление. Как бы то ни было, государственным ведомствам стоит крепко подумать, как наконец начать эффективно распоряжаться cтоль дефицитными бюджетными миллиардами.

P.S. Когда верстался номер, «Зеркалу недели» стал известен наиболее вероятный вариант решения Нацбанка в отношении «Родовид Банка». Как сообщил «ЗН» первый заместитель председателя НБУ Анатолий Шаповалов, Нацбанк планирует продолжить срок действия временной администрации в банке еще на два месяца, но при этом лишить Сергея Щербину полномочий временного администратора учреждения. Вместо него на эту должность будет назначен Николай Онищенко, бывший ранее… вице-президентом банка «Надра».

В дальнейшем «Родовид Банк» будет снова рекапитализирован (потребность в средствах определяется), и как раз сейчас идет подбор кандидатуры на должность его будущего председателя правления из числа известных финансистов.

При этом активы Укрпромбанка в «Родовид Банк» передаваться не будут, а сам Укрпромбанк подлежит окончательной ликвидации.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно