ПОСЛЕДНИЙ ПОЕЗД ИМУЩЕСТВЕННОЙ АРЕНДЫ

23 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 23 февраля-2 марта

Плата за аренду земли, или невеселых 1,05 процента стоимости земельного пая, которые в прошлом году смогли обеспечить арендаторы Тернопольщины, — оказывается, еще полбеды...

Плата за аренду земли, или невеселых 1,05 процента стоимости земельного пая, которые в прошлом году смогли обеспечить арендаторы Тернопольщины, — оказывается, еще полбеды. В целом в денежном выражении она составляет почти 44 млн. гривен. Но и этот мизер не идет ни в какое сравнение с арендой имущественных паев. Вновь образованные частные хозяйства, заключившие с крестьянами договоры на совместное владение, пользование и распоряжение имуществом, платили за него смешные деньги. В масштабах области набежало всего 2,5 млн. гривен. Аренда имущества представлялась чем-то само собой разумеющимся, но не узаконенным. Здесь не существовало ни минимального одного процента, ни максимальной платы. Короче говоря, не было четких обязательств перед владельцами имущества. И президентский указ «О мерах по обеспечению защиты имущественных прав крестьян» от 29 января, изданный спустя год после базового указа об аграрной реформе и на десятый год со времени провозглашения независимости, хоть и прорубает окно к законному оформлению арендных имущественных отношений, но все же напоминает пассажира, едва успевшего вскочить на подножку последнего вагона уходящего поезда.

В документе указано, что в каждом бывшем КСП предстоит уточнить размер паевого фонда с учетом имущества, не использованного для погашения задолженности перед бюджетами, то есть той, которую списали. По логике, стоимость всего имущества и каждого имущественного пая должна немного возрасти. «О каком имуществе вы говорите? — спросили меня в одном из сел, где пайщики никак не могут его разделить. — От него остались рожки да ножки. Большинство техники и скота — движимого, так сказать, — люди или сами растащили или продали».

КСП, говорят, больше нет. Об их полной ликвидации руководители области в прошлом году торжественно рапортовали Президенту и правительству: к 1 апреля все коллективные хозяйства реорганизованы в частные, на основе частной собственности и аренды земли. Колхозы сданы в архив истории. Однако 1 апреля — именно та дата, которая не перестала быть днем смеха. Ведь закон гласит, что предприятие прекращает существование с момента изъятия его из государственного реестра. А по данным областного управления статистики, более 500 вчерашних колхозов спокойно пребывают в реестре. Живут КСП. И будут жить до тех пор, пока не исчезнут их долговые обязательства перед коммерческими структурами.

Директор частно-арендного предприятия, который вчера был председателем колхоза, имеет на руках две печати, а в банке — два счета. Старый, колхозный, существует якобы для погашения коммерческих долгов, которых никто не списывал. Но не будьте наивными, полагая, что он заблокирован и что через него нельзя проводить операции. Можно, пользуясь колхозным счетом, продавать нераспределенное имущество колхоза, находящееся в долговом залоге. Да если бы распоряжались только заложенным!

Фермерам из села Чернихивцы Збаражского района, хозяйствующим уже почти десять лет, земельные паи доверили более 300 крестьян (люди отдают им паи и сейчас). Им причиталась также треть имущественного фонда бывшего КСП. Несколько раз собиралась комиссия по реорганизации, принималась делить коллективное имущество, но каждый раз приостанавливала распаевание: директор реформированного колхоза всегда был занят важными делами. Конкурентам не досталось ничего. Пошедшие за ним крестьяне от оставленного в колхозе имущества получают пока шиш. За свои кровные фермеры приобрели комбайны, трактора, прочую технику, выстроили хозяйственные помещения. А всем КСПэшным имуществом распоряжается вчерашний председатель. Он и сейчас считает себя председателем, а не руководителем уже коммерческого предприятия, который должен взять в аренду вверенное имущество, а все прочее — отдать.

— Во исполнение указа в хозяйствах вскоре возобновят работу комиссии, которые проведут новую инвентаризацию имущества, и станет ясно, куда оно девалось за последний год, — успокоил руководитель Центра реформирования сельского хозяйства областного управления АПК Ярослав Тимчишин. — Будет видно, как изменилась первая группа основных средств, вторая, третья... Председатель колхоза, занимающий нынче другую должность, не имеет права отчуждать имущество паевого фонда КСП. Ведь есть владельцы этого имущества. И требуется их согласие.

А на самом деле многие председатели КСП поступают иначе. Поэтому в прошлом году они не очень-то торопились с разделом имущества. В области возникло более 20 «горячих точек». Колхозное имущество, согласно всем рекомендациями, делится соразмерно количеству и размерам имущественных паев, но также «по взаимному согласию сторон». А хотя бы одна из сторон непременно действует, как барин велит, и совершенно не хочет достичь этого согласия. До сих пор вокруг раздела имущества в некоторых селах, как, например, Заздристь Теребовлянского района, Дзвинячка Борщевского района, идут стихийные крестьянские войны.

Законодательная неурегулированность права на имущественный пай, скорее всего, лишь усилит социальную напряженность на селе. Многие люди, отдавшие колхозу десятки лет труда, или их потомки остались без доли общего имущества. А рулевые, за два-три года сумевшие добить хозяйство, получили право на имущественный пай. Ушлые председатели даже зарабатывают на чужом, не оформленном в аренду имуществе, используя по собственному усмотрению хозяйственные стройки, оказывая услуги по обработке огородов. Расценки получаются золотыми — и амортизационные отчисления включают, и прибыль. А техника эта принадлежит крестьянам. Обворовывают их! Очень сомнительно, будут ли такие арендаторы платить хотя бы обязательный один процент от стоимости имущества. И не будут ли пайщики массово обивать пороги суда?

Последние преобразования на селе до сих пор не имеют целостной правовой базы, проводятся с большим опозданием. «Имущественный» президентский указ написан явно вдогонку «земельному», когда уже много имущества бесследно исчезло. Перефразируя слова «отца аграрной реформы», это ж нужно додуматься, чтобы позволить руководителям КСП лишний год манипулировать коллективным имуществом, как Бог на душу положит, и тянуть с его разделом! Всех к уголовной ответственности не привлечешь, а единицы нечестных, попавших на Тернопольщине за решетку, так и не заставили тысячи руководителей задуматься.

Быть может, у Президента или Верховной Рады уже лежит завершающий правовой акт для аграрной реформы: как только исчезнет в КСП последнее ликвидное имущество, айда снимать колхозы с регистрации.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно