ПОСЛЕДНИЙ ДОВОД ЕВРОПЕЙСКИХ «ТРУБНЫХ КОРОЛЕЙ»

22 января, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №3, 22 января-29 января

Логика развития экономических процессов в Украине, связанных с резким сокращением внутриукраинс...

Логика развития экономических процессов в Украине, связанных с резким сокращением внутриукраинского и восточно-экс-советского рынков сбыта, заставила даже относительно экспортноспособных отечественных производителей в целях выживания искать способы выхода на международные рынки, а также расширять свое присутствие там. Пока процесс этот был в зародышевом состоянии, ни отечественные производители, ни импортеры, которым поначалу счастливилось приобретать вполне качественную продукцию по сравнительно низким ценам, особого беспокойства не выражали. Первыми забеспокоились иностранные производители товаров, чья продукция на их же национальных рынках (или рынках сбыта их продукции) оказалась дороже, чем товар «варягов», - элементарный конфликт интересов.

Тогда-то иностранные конкуренты украинских производителей металлов, труб и прочего весьма энергоемкого товара стали прибегать к доступным им способам защиты своих интересов - инициировали антидемпинговые расследования, результатом которых, как правило, для украинских и СНГовских конкурентов становилось ограничение экспортных квот, применение баснословных штрафных санкций, а то и выдворение, в частности, украинских товаров с иностранных рынков.

Однако при формальной законности и даже логичности возбуждения антидемпинговых процедур, мотивы и интересы их инициаторов далеко не всегда совпадают с интересами тех же иностранных покупателей, например, украинских труб. И это обстоятельство, по мнению уже «битых» отечественных участников антидемпинговых расследований, при грамотном его учете, может сыграть в пользу украинских экспортеров. Впрочем, это лишь один нюанс из сложной и - для непосвященных - весьма запутанной истории «антидемпингового движения» против украинских товаропроизводителей.

Основные же моменты одного из последних антидемпинговых расследований против украинских производителей бесшовных труб, после относительно предметного изучения и знакомства со стратегией защиты своих интересов украинскими экспортерами этого товара, не только побуждают иначе, чем уже принято, взглянуть на «антидемпинг» вообще, но и оставляют надежду на то, что этот случай может стать переломным для всего «антидемпингового движения» против украинских товаропроизводителей.

Хотя, с другой стороны, именно этот пример, на мой взгляд, ярко иллюстрирует как отсутствие в Украине государственной стратегии защиты отечественных товаропроизводителей на международных рынках, так и неопределенность отношения государства к частному (акционерному) отечественному промышленному капиталу, который не благодаря, а, скорее, вопреки внутриукраинской экономической политике в последние годы не только находит легальные способы сохранить производство, но и отстаивать на международном рынке украинские интересы экспортеров товаров. И тем самым, по сути, отстаивает честь отечественной товарной марки в мире. Или хотя бы пытается это сделать...

19 ноября 1998 года европейские производители бесшовных труб, в частности итальянская компания Dalminе, обратились через Европейскую ассоциацию производителей труб (ESTA, она же - ЕК) в Европейскую комиссию (контролирующую соблюдение правил конкурентной работы на европейском рынке, в частности демпинг цен со стороны импортеров) с требованием принять антидемпинговые меры против импорта украинских бесшовных труб. Фактически протест касается трех крупнейших заводов Украины: Нижнеднепровского трубопрокатного завода (НТЗ), Никопольского южно-трубного завода и Днепропетровского трубного завода (бывшего завода им. Ленина). Все они расположены в Днепропетровской области и уже преобразованы в ОАО (хотя только в уставном фонде ОАО «НТЗ» практически нет на сегодня госкапитала).

К украинским производителям бесшовных труб выдвинуты две основные претензии. Первая состоит в том, что они якобы демпингуют на европейском рынке (т.е. продают свои трубы по ценам, ниже европейских). Вторая - что тем самым нанесен ущерб европейским производителям аналогичной продукции, которые «подсчитали свои убытки» и потребовали установить ставку ввозной пошлины на украинские трубы в 48%. Иностранные и отечественные эксперты, даже не участвующие в этом процессе, считают такие меры нереальными и неоправданными.

Примечательно, что хотя претензии к украинским производителям формально и выдвинуты Европейской ассоциацией производителей труб, инициатором жалобы являются вполне конкретные компании. Во всяком случае, еще до появления вышеупомянутых официальных претензий ЕК к Украине ведущие германские торговцы бесшовными трубами, например компания Stinnes, публично заявляли, что не видят никакой угрозы со стороны украинского импорта на рынке ЕС. Представитель этой германской компании отмечал, что за угрозой демпинговой процедуры для украинских производителей стоят такие конкуренты украинских производителей труб, как Vallourеc (перекупившая Mannesmmann) и группа компаний DST (владеющих трубопрокатными заводами Dalmine - в Италии, Siderco - в Аргентине, Tamsa, контролируемая итальянцами, - в Мексике). И практически это значит, что названные компании, вероятно, во главе с Dalmine, стремясь к монопольному контролю этого рынка, просто намерены ликвидировать последний надежный альтернативный источник поставок труб в ЕС, каковым пока остается Украина. Всех остальных альтернативных поставщиков уже «приструнили»...

Вышесказанное - еще одна и, вполне вероятно, важнейшая причина начатого антидемпингового преследования украинских производителей труб. И если это предположение небезосновательно, то защита интересов европейских производителей на самом деле есть не что иное, как камуфляж элементарных и, видимо, весьма серьезных интересов своеобразного и влиятельного картеля европейских производителей бесшовных труб. Даже непосвященным в перипетии международной конкурентной борьбы на упомянутом рынке нетрудно в связи с этим догадаться, что украинские производители если еще не наступили на ногу, то уж на пятки - точно конкурентам в Европе. И не суть важно, в чем они станут обвинять неискушенных украинцев. Как говорится, было бы за что - уже и духу бы от украинцев на европейском рынке не осталось. Ан нет, пока...

Между тем, по словам генерального директора Нижнеднепровского трубопрокатного завода, те же итальянские фирмы при покупке украинских труб требуют снижения экспортных цен и настаивают на своих условиях. И они же (или их партнеры) затем обвиняют украинских производителей в демпинге...

У украинских производителей бесшовных труб фактически не остается выбора. С одной стороны, отечественный рынок этой продукции не способен оплатить производство, как и традиционные покупатели в СНГ. В итоге в последние два года около 80% продукции Нижнеднепровского трубопрокатного, поставленной газо- и нефтедобывающим, транспортным и эксплуатационным компаниям СНГ, «оплачивается» взаимозачетом или товарным обменом. Например, когда в ноябре прошлого года товарооборот НТЗ составил около 50 млн. грн., украинские покупатели приобрели товаров только на 197 тыс. грн. Сегодня предприятие существует за счет экспорта, в частности в Европу. Хотя экспортирует Нижнеднепровский завод не более 20% от общего объема производимой продукции.

С другой стороны, и международные рынки сегодня перенасыщены предложением, так как основные потребители, такие, как крупные нефтегазодобывающие компании, приостановили закупку труб в связи с продолжающимся падением цен на углеводородное сырье. Это только способствовало обострению и без того жесткой конкуренции на рынке бесшовных труб.

Генеральный директор и председатель правления ОАО «Нижнеднепровский трубопрокатный завод» Альфред Козловский оценивает ситуацию категорично и, что вполне объяснимо в этом случае, эмоционально:

«Украина - государство с нерыночной экономикой» - настойчиво убеждают нас в этом в Европе. А что такое «государство с рыночной экономикой», этого нам не рассказывают. Но, по-моему, они просто используют эту формулировку в своих интересах, во всяком случае, это очевидно на примере развернутой антидемпинговой кампании против украинских производителей.

Нижнеднепровский трубопрокатный завод - частное, акционерное предприятие. У завода есть конкретные владельцы, как и у большинства предприятий той же Европы. И в этом частном предприятии мы работаем по европейским законам, которые изучили и теперь хорошо уже знаем. Нам никто ничего централизованно не поставляет, никто не планирует: что, куда и почем продать, что производить и сколько платить рабочим завода, никто не дотирует наше производство. Это все заботы владельцев и менеджмента ОАО «НТЗ».

Единственное, что нам планирует государство, - сколько платить налогов. И абсолютно все налоги мы аккуратно платим в бюджеты - государственный и местные.

Владельцы завода инвестируют его производство, поэтому мы и работаем. При этом НТЗ - одно из немногих на сегодня прибыльных предприятий в Украине. В прошлом году завод качественно улучшил и показатели рентабельности, и объемы производства, и прибыль. И зарплату мы вовремя платим. У нас коллектив - 12 тысяч, а если считать занятых во вспомогательных производствах и семьи заводчан, то это и все 50 тысяч. Еще столько же людей получают зарплаты и пенсии за счет налогов, исправно выплачиваемых нашим предприятием. Теперь - в случае ограничения экспорта, что позволяет НТЗ держаться на плаву, - всего этого мы можем лишиться.

Ситуация на ОАО «НТЗ» в корне отличается от сложившейся на большинстве украинских предприятий. И я убежден, что и отношение тех же европейских производителей к таким предприятиям, как наше, должно быть избирательным - нельзя все предприятия «государства с нерыночной экономикой» мерить по одной мерке. Я считаю такой «европейский» подход к нам неправильным. Но там делают вид, что этого не понимают. Очевидно, потому, что им невыгодно это понимать. Поэтому и чуть ли не вся Украина «преследуется» сейчас по подозрениям в демпинге (т.е. все экспортноспособные товаропроизводители). Теперь вот добрались и до нас».

Около 70% всего объема экспорта в Европу украинских бесшовных труб составляет продукция ОАО «Нижнеднепровский трубопрокатный завод». На долю двух других отечественных производителей - Никопольского южно-трубного и Днепропетровского трубопрокатного заводов - приходится в общем до 30% украинского экспорта.

При этом экспорт в Европу продукции ОАО «Днепропетровский трубопрокатный завод» составил в 1997 году 8750 тонн.

По предварительным данным, ОАО «НТЗ» в 1998 году во все страны экспортировало 151 240 тонн продукции, из них: трубы - 83,5%; колеса - 10,2%; бандажи - 6,3 %.

Для сравнения: годовой объем производства итальянской Dalmine - около 800 000 тонн продукции...

А по Европе запущен слух о том, что украинский экспорт труб в ЕС за последние два года резко увеличился. Может, и увеличился, но вряд ли резко, т.е. на 3% за год, что служит для европейцев поводом для введения ограничительных мер.

Тем не менее, по словам представителя ЕК г-на Салерно, за 11 месяцев 1997 года экспорт украинских труб в ЕС увеличился на... 322% по сравнению с тем же периодом 1996 года. Он же утверждал, что доля украинских труб на рынке ЕС в 1996 году составляла 6,5%, а в 1997-м - превысила 10%. Приводя эти цифры, представитель ЕК ссылался на данные Eurostat. Может, первоисточник чего напутал?

- В этой ситуации я считаю, что государство должно выступить в нашу защиту. И прежде всего - Верховная Рада. Это ее забота - принять такие законы, которые бы регулировали финансовые потоки с другими государствами, в нашем случае - с Италией. Убежден, что гораздо больше Италия экспортирует в Украину, нежели Украина в Италию. Почему от нас деньги выкачиваются в ту же Италию? Ведь уходит валюта, которую и наш завод зарабатывает за счет экспорта; к ним все и возвращается. И они же при этом хотят добить путем введения антидемпинговых мер таких немногих оставшихся украинских производителей, как наш завод.

Я, конечно, утрирую, но почему бы государству в случае превышения итальянского экспорта над украинским также не прибегнуть к ограничительным мерам за счет, например, сокращения экспорта в Украину или увеличения импорта? Почему у нас нет такого органа, как ЕК в Европе, защищающего национального производителя?

- Разве Антимонопольный комитет не выполняет аналогичные функции?

- Об этом я и хочу сказать: никаких не было от этого комитета предложений...

- А там вообще в курсе происходящего?

- Очевидно, да. А может быть, и нет. Во всяком случае, они никогда не поинтересовались: а как вы там торгуете, чем вам помочь?

- А в МВСторг вы обращались с этой проблемой? Сделало ли это министерство хоть что-то?

- Обращались. Но они сегодня, на мой взгляд, не могут нас реально защитить. Они могут на общем фоне в общем поговорить, а принять адекватные юридические меры по защите интересов национального товаропроизводителя не могут - законов нет таких в Украине! В США, к примеру, в таких случаях с иностранными производителями не панькаются, а сразу вводят чуть ли не 500% ввозной пошлины. И все становится на свои места. Потому что там есть соответствующие законы. Будут у нас такие законы - станут и для нас такие проблемы разрешимыми. А сегодня, к кому бы я ни обращался в правительстве, министерстве и парламенте, - никто ведь не отказывает, никогда, да только и помочь не могут. В пределах Украины - здесь да, когда обращаюсь в правительство по каким-то вопросам, то и премьер-министр, и министерства поддерживают завод. А вот за пределами Украины...

- Альфред Иванович, но ведь парламент уже принял Антидемпинговый кодекс. Правда, он вряд ли действует, но все же...

- Возможно, я выскажусь излишне категорично, но думаю, что если бы наше правительство только намекнуло итальянскому на то, что мы, мол, их мебель больше не возьмем, это бы сразу возымело действие... К сожалению, правительство Украины не может достойно защитить отечественного товаропроизводителя ввиду отсутствия соответствующих законов и процедур. Парламент, вместо того чтобы принимать такие законы, только и занят тем, что критикует правительство. Правительства меняются, а спасение «утопающих» по-прежнему остается делом самих «утопающих».

Еще в марте 1998 года в ходе третьего заседания экспертов по вопросам торгового сотрудничества Украины и ЕС, чьи интересы представлял и г-н Салерно (который, как говорят специалисты трубопроизводящей отрасли, вряд ли не является заинтересованным лицом в антидемпинговом разбирательстве с украинскими производителями), именно он проинформировал украинскую сторону об антидемпинговых намерениях Европейской комиссии. По его информации, только в 1997 году ЕК завершила антидемпинговые расследования по импорту в Европу некоторых изделий из черных металлов, включая бесшовные трубы производства Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии, России и Турции. С тех пор экспорт бесшовных труб производителями этих государств в ЕС облагается различными ставками ввозной пошлины, что сделало такие торговые операции невыгодными и фактически лишило этих производителей большей части европейского рынка сбыта.

Впрочем, дело со спасением «утопающих» производителей бесшовных труб, похоже, обстоит не так плохо, как может показаться. Но Альфред Иванович безусловно прав в том, что это исключительная забота самих украинских производителей бесшовных труб. Во всяком случае, сдаваться без борьбы они не намерены.

К слову, до определенного момента украинских производителей бесшовных труб в какой-то мере спасала оговорка в соглашении между Украиной и ЕСУС (Европейский союз по углю и стали) о том, что в отношении импорта в страны ЕС украинских изделий из черных металлов не могут применяться антидемпинговые или компенсационные меры, если украинские производители/экспортеры придерживаются европейского ценового уровня.

К уровню цен, выходит, уже придрались...

Впрочем, как в свое время отмечали в МВСторге, эта спасительная оговорка и так до последнего момента сдерживала угрозу антидемпинговых расследований в отношении всех импортируемых ЕС украинских товаров из черных металлов. (Россияне, к слову, из-за отсутствия такой оговорки в антидемпинговом порядке преследовались трижды еще в прошлом году.) И уповать далее на такое везение украинцам небезопасно. Поэтому-то три завода - производителя бесшовных труб хотя и не сразу, но договорились о совместных действиях по защите своих интересов.

В начале декабря 1998 года ОАО «Никопольский южно-трубный завод», ОАО «Днепропетровский трубопрокатный завод» и ОАО «Нижнеднепровский трубопрокатный завод» объединились, подписав с украинскими и западными юристами специальное соглашение и вместе будут отстаивать свое право на экспорт труб в страны ЕС, т.к. это является одним из важнейших источников получения средств для выживания этих предприятий. Защиту выстраивают и ведут германская Henseler, Nusser & Partner и украинская юрфирма «Магистр и партнеры».

Но прежде, чем стороны пришли к согласию о защите, произошли события, которые, если бы их развитие вовремя не остановили, могли бы уже давно спровоцировать прямые санкции к украинским трубникам. И это, пожалуй, тот случай, когда попытка поддержки и защиты отечественных трубников могла оказаться медвежьей услугой.

Когда три трубных завода еще только подумывали о защите (всяк на свой лад), к этому действу приобщилось объединение «Укртрубопром». Его представители включились в процесс переговоров с недовольными европейцами и чуть было не спровоцировали перенесение тогда еще только зарождавшегося конфликта в реальную плоскость.

В свое время уже упомянутый г-н Салерно предлагал украинской стороне срочно согласиться на применение к их товарам режима двойной проверки (до 4 апреля 1998 года). Заметим, что тогда официально претензии еще не были оформлены. Но в ЕК, слава Богу, тоже есть процедуры. И чтобы таковой режим в отношении украинских товаров был введен, требуется официальное обращение уполномоченного украинского представительства. Но и представительство торговой миссии Украины в ЕС не теряло времени, пытаясь подсобить соотечественникам. Оттуда-то и отправили соответствующий запрос. Запрос, как позже расценили его юристы, защищающие интересы Украины в этом антидемпинговом процессе, соответствующий требованиям «обиженной» стороны, но никак не интересам украинских трубников. В общем, в этой истории «защиты» слишком много нюансов.

Но ко времени ее разворачивания Нижнеднепровский трубный завод через своего внешнеэкономического партнера Вольфганга Вакера (председателя правления компании Sepco) уже был достаточно осведомлен о предстоящих неприятностях и вместе с В.Вакером добился-таки объединения усилий трубников и привлечения высокопрофессиональных адвокатов, не понаслышке знающих европейскую антидемпинговую кухню.

Администрация НТК, впрочем, задолго до описываемых разбирательств познакомилась с В.Вакером и, по словам А.Козловского, имела веские основания доверять его опыту. К тому же уже сложившиеся партнерские отношения служили основанием тому, что, помимо всего прочего, у иностранного партнера есть наилучший стимул для организации защиты - от этого зависит и его прибыль. Практика делового мира свидетельствует, что лучших гарантий не существует.

Директор НТЗ об этом сотрудничестве говорит так: «Мы работаем уже два года, и с каждым месяцем эта работа совершенствуется. И мне очень приятно, что он знает наши законы, понимает украинский менталитет. Понимая это, ему легче проводить маркетинг, легче организовывать продажу наших труб и объясняться в той или иной ситуации, которая возникает при их поставках.

Мы ведь и раньше экспортировали продукцию самостоятельно или через другие западные компании. Но наши дела пошли намного лучше с началом сотрудничества с таким специалистом, который знает и законы на рынке, и наши законы. Сегодня мы экспортируем намного больше нашей продукции, несмотря на ужесточившуюся конкуренцию на международных и весьма специфических рынках сбыта этого товара».

Компания Sepco с 1997 года является эксклюзивным внешнеторговым партнером ОАО «Нижнеднепровский трубопрокатный завод». Договором предусмотрена оплата услуг Sepco в виде фиксированного процента от объема реализации продукции завода. Sepco имеет свое представительство в Украине.

Ежемесячно объем продаж компанией Sepco только бесшовных труб, производимых ОАО «НТЗ», составляет около 10 тыс. тонн. Оборот компании (от реализации труб) - около 4 млн. долларов в месяц, что, по словам председателя правления этой компании В.Вакера, позволяет считать Sepco «очень прибыльной компанией».

Sepco и ОАО «НТЗ» проводят согласованную ценовую политику в отношении экспортируемой продукции. Цены фиксируются в согласованном прайс-листе на каждые полгода. Представители завода имеют возможность знать цену реализации своей продукции компанией Sepco конечному потребителю. При изменении цен на рынках реализации сторонам пока удается находить взаимоприемлемый компромисс.

- Господин Вакер, что побудило вас отдать предпочтение сотрудничеству именно с Нижнеднепровским трубопрокатным заводом?

- Приблизительно два года назад ко мне обратились с предложением познакомиться с этим предприятием на предмет его реструктуризации. До этого я работал исключительно с западными компаниями, включая крупнейших представителей этого бизнеса, таких, как Mannesmann. Но мне было интересно встретить заинтересованность в совместной работе со стороны директора и менеджеров такого крупного и уже давно известного в мире завода, как Нижнеднепровский трубопрокатный завод, их искреннее намерение что-то изменить и серьезно работать. Поэтому я и сказал: «Да, я попытаюсь». Но это оказалось намного сложнее, чем я когда-либо ожидал.

Впрочем, после двух лет совместной работы я уже могу сказать, что достигнутое совместными усилиями является удовлетворительным результатом.

- Насколько я понимаю, одним из критериев оценки эффективности сотрудничества компании Sepco с НТЗ служит показатель экспорта труб этого предприятия. Как изменилась и что сегодня представляет собой система организации экспортной продажи продукции НТЗ?

- Система и стратегия организации экспортной продажи в том, что мы ориентируемся не только на Европу. Мы разработали для НТЗ концепцию, можно сказать, мирового маркетинга. Прежде всего мы стремимся перейти от системы индивидуальных продаж этой продукции в мире к организованному маркетингу, что в основном означает, что в определенных странах у вас есть эксклюзивные каналы реализации вашей продукции. Для этого мы прибегли к услугам компаний, пользующихся большим авторитетом в этом бизнесе. Например, в Германии это Stinnes, которая относится к группе Veba (это первая по величине оборота компания в Германии). На других рынках мы пользуемся услугами компании Tissen, безусловно являющейся одним из крупнейших торговцев сталью и трубами в Германии и Европе. С этими компаниями заключены соглашения и долгосрочные контракты, чтобы иметь стабильную основу для продаж и получения прибыли.

Следующим важнейшим этапом этого сотрудничества является улучшение качества продукции НТЗ.

Об этом подробнее рассказал директор НТЗ А.Козловский:

«Чтобы сегодня удержаться на рынке, особенно мировом, необходимо обеспечивать высокое качество продукции, ее соответствие требованиям мировых стандартов при конкурентоспособных ценах. На НТЗ эти проблемы решаются. Технологическое оборудование для горячей и холодной деформации, оборудование отделки и контроля готовой продукции позволяют выполнить требования стандартов и заказчика.

Нарезка резьбы на трубах и муфтах производится на станках фирм «Емаг», «Кри-Дан» (Германия) и «Хайнеман» (Австрия). Для контроля качества поверхности используются приборы неразрушающего контроля, на участке обработки обсадных труб действует автоматизированная информационная система сопровождения труб, принимающая информацию о контроле каждой трубы в процессе технологического цикла.

За последние пять лет наиболее важным мероприятием технического прогресса на нашем заводе по праву считается ввод в эксплуатацию комплекса по вакуумированию стали в мартеновском цехе - единственного в Украине комплекса по выпуску стали, отвечающего требованиям мировых стандартов. Это, а также внедрение новых методов испытаний обеспечивают производство железнодорожных колес, бандажей по нормам зарубежных стандартов.

Цель нашего предприятия - производство и поставка потребителям конкурентоспособной продукции со стабильным качеством в установленные сроки. В этой связи на заводе была принята комплексная программа сертификации системы обеспечения качества и отдельных видов продукции. Итогом этой работы на нынешнем этапе явилось получение престижных международных сертификатов. Американским нефтяным институтом заводу выдан сертификат соответствия на трубы нефтяного сортамента требованиям стандарта APL 5СТ и APL 5L, на железнодорожные колеса получен сертификат соответствия от Объединенных немецких железных дорог, на трубы нефтяного сортамента, подшипниковые трубы и железнодорожные колеса - сертификат соответствия системе УкрЭксби. А система обеспечения качества НТЗ сертифицирована германской TUV-CERT на соответствие международным стандартам серии EN 29002 (ИСО 9002)».

- Затем мы обратились к другим рынкам и уже добились очень большого успеха на Ближнем Востоке, - продолжает В.Вакер. - Сейчас мы пытаемся завоевывать рынок США...

- И в этой связи, надо полагать, нас ожидает новая волна антидемпинговых преследований?..

- Рано или поздно, вероятно, это произойдет. Это будет зависеть от того, какой тоннаж мы будем там продавать.

Но меня это не пугает. Я долго жил и работал в США. В свое время представлял интересы Сталелитейной корпорации США в антидемпинговом расследовании в Южной Африке. Эта корпорация пользовалась моими услугами специалиста в антидемпинговых преследованиях. Не плохо ориентируясь в том, кто есть кто на этом рынке, могу сказать, что если мы сможем ограничить себя определенной квотой на рынке США и не будем опускать свои цены слишком низко, американские производители протестовать не станут.

- Но, возвращаясь к нынешним антидемпинговым преследованиям, позвольте спросить: насколько оправданы и обоснованы такие меры, применяемые ЕС к иностранным, в частности украинским экспортерам-производителям, как ограничение присутствия их товара на европейском рынке квотами, штрафными санкциями? Как согласуются эти действия с условиями договоров ГАТТ/ВТО? Не значит ли это на практике игру ЕС «в одни ворота»?

- В данный момент мы не считаем, что у комиссии ЕС есть сейчас какая-либо возможность прибегнуть к антидемпинговым мерам. Но мы намерены полностью сотрудничать с ЕС, потому что мы хорошо знаем их внутреннюю кухню. По нашему мнению, сейчас у ЕК в этой связи существуют три возможности. Первая - расследование ни к чему не приведет, хотя однозначно эта процедура затянется на несколько месяцев; вторая - соглашение с комиссией ЕС и иностранными производителями может быть достигнуто путем переговоров; третья - ЕК все же введет ввозные пошлины на украинские бесшовные трубы.

Конечно, в последнем случае мы будем всеми доступными способами бороться против таких действий ЕС вплоть до обращения в международный суд в Гааге. У нас исключительно хорошие торговые партнеры в Европе, и эти партнеры готовы разделить с нами затраты и готовы бороться вместе с нами.

- Ваша уверенность вселяет надежду даже в меня, надеюсь, это воодушевляет и ваших украинских партнеров. Но, увы, недавно, российские сталепроизводители, что называется, вчистую проиграли аналогичный антидемпинговый процесс, т. е. прецедент создан. И он, хотим мы того или нет, образно говоря, бросает антидемпинговую тень на украинский плетень. Выстраивая защиту украинских производителей труб, вы каким-то образом учитываете негативный российский опыт и их ошибки?

- Россияне и другие производители из бывшего СССР и Восточной Европы изначально сделали большую ошибку: они никогда не принимали претензии и жалобы ЕС всерьез. Россияне, вероятно, считали, что личные связи Б.Ельцина и Г.Колля решат все проблемы...

Вторая ошибка в том, что они не скоординировали должным образом общую защиту. Поэтому мы изначально стремились именно к единству защиты всех украинских производителей бесшовных труб. Правда, мне пришлось очень упорно бороться с некоторыми из украинских производителей (к счастью, меня всегда поддерживал директор НТЗ г-н Козловский) именно за совместные действия по защите всех украинских товаропроизводителей. В противном случае у нас не было бы никаких шансов.

- Надо ли понимать, что антидемпинговый процесс в отношении украинских производителей рассматривается как процесс против государства Украина?

- Да, Украина остается последним государством со свободным производством бесшовных труб, т.е. государством, не входящим ни в ГАТТ, ни в другие международные организации и не связанным никакими соглашениями, жестко регламентирующими производство и экспорт этой продукции. И это, по сути, представляет угрозу для ЕС.

- Другими словами, европейские товаропроизводители просто не могут найти легальную управу на украинских конкурентов и антидемпинговое преследование - это «последний довод европейских трубных королей»?

- Ну, вам нужно поднять производство этих труб... Производство бесшовных труб по всему миру очень организованно. Если хотите, это можно назвать картелем. В его организации я сам участвовал, поэтому хорошо знаю, как это все работает. Поэтому и их намерения совершенно ясны: разделить рынок между участниками картеля.

- Но это ведь не единственный, контролируемый своеобразным картелем, сегмент общемирового рынка...

- Да, но ни один другой рынок не контролируется так жестко и четко. Потому что во всем мире всего лишь 3-4 крупных блока. Крупных компаний очень мало, и именно они держат в руках весь этот бизнес. И есть несколько более мелких компаний, которые время от времени доставляют неприятности картелю...

- Но при жестком картельном контроле для более мелких производителей (каковыми в данном случае являются украинские производители бесшовных труб), вероятно, существует и опасность поглощения их теми же картелями? Например, путем создания транснациональных корпораций.

- Вы правы, и в этой связи есть две возможности, но это на долгосрочный период. Одна из них - если европейские производители бесшовных труб добьются успеха в антидемпинговом расследовании, и это принесет определенные трудности украинским производителям. Но если они не добьются успеха, тогда следует ожидать второго шага: они попытаются «проглотить» украинских производителей.

- А не окажется ли, что антидемпинговое расследование - всего лишь способ отвлечь внимание, чтобы выиграть время и в определенный момент сделать украинским производителям картельное предложение, от которого те не смогут позволить себе отказаться? Не замечаете ли вы признаков не афишируемых действий картеля в этом направлении?

- Такие попытки уже предпринимались, так что в этом нет ничего нового. Именно поэтому мы и пытаемся организовать производителей Украины и вместе с такими компаниями, как Stinnes и Tissen, остаться независимыми. А с другой стороны, стать частью картеля, но только в качестве партнера.

- Господин Вакер, в вашем рассказе ни разу не упоминалось о роли Украинского государства. Значит ли это, что никакой государственной поддержки не наблюдается? И какова международная практика государственного вмешательства в подобных ситуациях?

- Принято считать, что правительства должны защищать своих товаропроизводителей. Обсуждая стратегию защиты украинских производителей бесшовных труб с нашими адвокатами, мы согласились, что в какой-то определенный момент - не сейчас - нам может понадобиться защита правительства. Но хочу подчеркнуть, что мы предпочли бы иметь с иностранными производителями, в том числе инициировавшими антидемпинговое расследование, исключительно коммерческие взаимоотношения. И я знаю, что и европейские производители придерживаются такой же точки зрения, потому что как только в этот процесс вовлекаются правительства, это становится очень сложно.

P.S. 18 января 1999 года, когда этот материал уже был подготовлен к печати, на совещании в Европейской комиссии в Брюсселе адвокаты, защищающие интересы трех украинских производителей бесшовных труб, вручили представителям ЕК документы, требующиеся для изучения этой комиссии, согласно процедуре начатого антидемпингового расследования. О развитии событий в этом процессе «ЗН» намерено информировать читателей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно