Порторейдинг?

30 января, 2009, 16:10 Распечатать Выпуск №3, 30 января-6 февраля

В украинских портах слово «рейд» за последние годы приобрело несколько иной смысл. Слишком уж много желающих немного «поработать на портах» развелось...

В украинских портах слово «рейд» за последние годы приобрело несколько иной смысл. Слишком уж много желающих немного «поработать на портах» развелось.

Надо отдать должное их вкусу — выбирают самые лучшие. Вот только работникам этих портов от этого не легче. Захватчикам де-факто гарантирована полная безнаказанность, а вот порту еще надо и работать.

Эту истину Ильичевский морской торговый порт проверяет на себе. Предприятие успешно работает, а «группа друзей» неуспешно его засуживают. И все при деле… Ах да, еще порт обеспечивает трудовую занятость судей и, очень похоже, ряда киевских чиновников.

О самом конфликте уже не раз писали…

Несколько лет назад портом заинтересовались российские структуры. Речь шла об «Укртранс­контейнере» (УТК), дочернем предприятии питерского кон­тейнерного оператора «Национальная контейнерная компания» братьев Виталия и Евгения Южилиных.

Вскоре интерес вылился в договор №435-о о совместной деятельности, и УТК сразу были переданы четыре причала. А позже пообещали отдать и два оставшихся. Взамен обещали деньги, а в далекой перспективе — и намыв в лимане новой территории. Взнос порта — недвижимое имущество; его оценили аж в 78 млн. гривен. Мягко говоря, недорого, если речь идет о контроле над одним из лучших в регионе портом, способным принимать суда водоизмещением до 100 тыс. тонн.

Впрочем, договор и так вызывал кучу вопросов. Так, по данным порта, «инвестор обещает… внести инвестиции на сумму 495 млн. долл. США, но у него нет своих денег…» Однако реально — для инвестора это не проблема. Условием для внесения львиной доли этой суммы является передача портом намытой в лимане территории. Но данная территория вообще не является собственностью порта. Ее владелец — город. То есть договор составлен так, чтобы освободить частную компанию от большей части обязательств.

Собственно, еще 13 декабря 2005 года президент Украины заявил о необходимости расторжения «скандального тендера по контейнерному терминалу» между портом и УТК. Президент мотивировал это тем, что «договор заключен на неприемлемых и невыгодных для государства условиях».

С приходом в августе 2006 года нового начальника порта Геннадия Скворцова это замечательное намерение попробовали пересмотреть. И тут началось...

Требования нового руководства сначала игнорировали, а вскоре стали оспаривать в судах. А от порта настойчиво требовали отдать оставшиеся причалы.

Предложение коллектива переоценить взносы, принять на работу в УТК не только некоторых, а всех работников первого и второго причалов с полным сохранением социальных гарантий зависло в воздухе.

А вот УТК наши чиновники любезно простили неполное выполнение обязательств первого этапа инвестирования.

Впрочем, повторимся: конфликты конфликтами, а работать надо. Порт стал привлекать партнеров на более выгодных условиях. Часть складских территорий передали в управление компании «Портовик Сервис», и в порт пришли операторы мирового уровня. Причем для порта доходы от обработки клиентов на одном причале превысили его долю в доходах от совместной деятельности с УТК на четырех причалах.

В результате даже в прошлом, очень трудном году порт переработал 18,9 млн. тонн грузов, что на 18% больше, чем в 2007-м. Прирост переработки стал лучшим среди портов Одес­ского региона. Удалось нарастить даже перевалку черных металлов.

Но производственные успехи привели к неожиданному результату: предприятие стали интенсивно проверять, а Скворцова попытались отстранить от работы.

Параллельно на горизонте появился и бывший некоторое время — с февраля по август 2006 года — начальником порта Руслан Родзяховский. Портовикам он в основном запомнился из-за убыточной работы всегда рентабельного предприятия.

Сейчас г-н Родзяховский собирается восстановиться по суду, как несправедливо уволенный. В марте 2008 года в Индустриальном районном суде Днепропетровска он предъявил иск к Министерству транспорта и связи о восстановлении в должности начальника ИМТП.

Судебное разбирательство длилось около полугода. В итоге решением Индустриального районного суда Днепропетровска в удовлетворении иска экс-начальнику было отказано в полном объеме.

Суд признал, что истец был освобожден от занимаемой должности начальника порта совершенно законно. Кстати, судом не были приняты во внимание аргументы Родзяховского об увольнении его незаконно, в период его временной нетрудоспособности. То, что больничный у него 22 августа 2006 года имелся, никто не сомневается. Но судом установлено, что истец как в день увольнения, так и в последующие дни находился на рабочем месте, издавал приказы, а контроль за их выполнением оставлял за собой.

Казалось бы, вопрос закрыт. Ничего подобного… 24 ноября 2008 года Родзяховский подал апелляционную жалобу на решение суда. И в канун Нового года определением коллегии судей судебной палаты по гражданским делам Апел­ляционного суда Днепропетровской области предыдущее решение Индустри­ального суда отменили, а дело направили на новое рассмотрение в Приморский районный суд Одессы.

Чем руководствовались судьи Баранник, Киктенко, Пищи­ди, принимая такое решение, мяг­ко говоря, непонятно. Юристы пор­та утверждают, что были грубо нарушены нормы процессуаль­ного права, поскольку отменять решение суда и направлять дело на новое рассмотрение в суд возможно лишь при установлении нарушения судом первой инстанции правил исключительной подсудности. А при рассмотрении жалобы г-на Родзяховского ничего такого не было. Кстати, при этом сам ИМТП безосновательно не привлекли к рассмотрению иска.

Более того, отменяя решения Индустриального суда, «апелляционщики» неожиданно заявили, что не была проверена законность освобождения истца от занимаемой должности начальника ИМТП — поскольку в соответствующем приказе не указано конкретно, за что именно он уволен и когда имели место факты, которые стали основанием для увольнения. Очень мягко говоря, это не так. В приказе об увольнении совершенно конкретно указаны основания освобождения и пункты контракта, которые уволенный начальник не выполнил.

Судьи не заметили даже тот факт, что, подавая первоначальный иск о восстановлении в должности, Родзяховский нарушил нормативные сроки его подачи. Или не хотели замечать.

В самом порту совершенно открыто говорят, что проснувшийся интерес Родзяховского связан именно с планами УТК получить и два оставшихся причала. Тем более что ранее именно он их россиянам и обещал.

В общем, пока утверждения о независимом и непредвзятом украинском правосудии вызывают в Ильичевске странный скепсис. И с чего бы это? Может, потому что уже имеется опыт работы с отечественной Фемидой?

В прошлом году госисполнители изымали имущество порта для передачи... Да-да, вы правильно догадались — именно в пользу УПК.

А еще с недавних пор в Ильи­чевске стали внимательно читать газеты. Там многое пишут. В частности, сколько и каких компаний связано с новоназначенным директором Госдепартамента морского и речного транспорта Владимиром Работневым и его семьей. А еще о его горячем интересе к порту и перспективах работы там дружественных ему фирм, занимающихся обеспечением материально-техническими ресурсами, страхованием, логистикой...

Откровенно говоря, если информация подтвердится — будет не очень приятно. До этого Минтранссвязи, в коем Владимир Геннадьевич нынче занимает пост заместителя министра, просто долго и успешно саботировало выполнение указания президента Украины о расторжении договорных отношений с УТК.

Впрочем, при нынешнем уровне исполнительской дисциплины — это, право, такая мелочь... Но если у чиновников обозначились и семейные интересы…

Между прочим, поведение юристов Минтранссвязи в деле восстановления г-на Родзяхов­ского было поразительно пассивным. Собственно, проверить слухи можно просто: портовикам — опустить руки и подождать «дружную стайку» новых фирмочек. И все станет ясно.

Вот только что будет с портом, его работой и работниками? Вопрос совершенно не абстрактный: передача имущества в частную собственность грозит увольнением 750 человек, работающих в районе первого и второго причалов. Пока только сопротивление коллектива порта и активная позиция профсоюзов не позволили завершить реализацию плана захвата контроля над предприятием.

Людям нужны не интриги и не попытки передела имущества...

Кстати, имущество вообще-то государственное. Интересно, в Минтранссвязи об этом еще помнят? Или свои люди важнее?

Когда верстался номер...

5 утра 30 января админздание порта было, в лучших традициях, захвачено представителями Беркута и «неизвестной охранной структуры. Имеются пострадавшие. Реак­цией трудового коллектива стал митинг и принятие обращений к президенту, премьеру и Генпро­курору, и решение о начале забастовки. Стабильность порта и региона, в кризисное время, явно мешала. Надо думать, теперь в Минтрансвязи довольны?.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно