Пользуясь случаем, хочу…

30 марта, 2012, 14:30 Распечатать Выпуск №12, 30 марта-6 апреля

Почему «Укртатнафта»/«Приват» не попросит 15-процентный дисконт у зарубежных нефтедобытчиков? Но настоятельно просить то же самое у украинской госкомпании почему-то считается в порядке вещей.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Поиск решения по стабилизации цен на нефтепродукты создал выпадающую раз в несколько лет возможность пролоббировать то, о чем в «спокойное» время, как правило, никто и слышать не хочет. В предыдущем номере ZN.UA мы уже говорили о незатейливом проекте Минэнергоугольпрома и «Нафтогаза Украины», которые просят у правительства нулевой НДС на поставку 1 млн. тонн нефти и произведенных из нее нефтепродуктов. В свою очередь, вторая группа заинтересованных лиц — владельцы украинских НПЗ вновь подняли потрепанный флаг с начертанным на нем требованием ввести пошлины на импортные нефтепродукты. Не заставил себя долго ждать и еще один известный персонаж, мастер высшего лоббистского пилотажа — группа «Приват». Направление движения то же, что и у остальных, — урегулировать вопрос за счет государства или его граждан.

Свежую струю в обсуждение ситуации на рынке нефтепродуктов внесло появление нового игрока — первого вице-премьер-министра Валерия Хорошковского, которому Николай Азаров поручил заняться решением топливной проблемы. 23 марта 2012 года Валерий Иванович председательствовал на очередном заседании Экспертно-аналитической группы по вопросам рынка нефтепродуктов. Ускорить диалог требует и ситуация: 23 марта цены на евробензин А-95 в отдельных сетях АЗС преодолели отметку  в 11 грн./л, а по дизтопливу — 10 грн./л.

Если суммировать мнения очевидцев, то складывается впечатление, что у многих существовали какие-то иллюзии относительно того, что первый вице-премьер как человек новый будет хвататься буквально за первый попавшийся проект. Однако эти миражи очень быстро развеялись. В частности, г-н Хорошковский раскритиковал проект безналогового ввоза нефти, заявив, что потери госбюджета от данной операции будут заключаться не только в неуплате НДС при импорте, но и в результате выставления впоследствии аграриями требований возмещения НДС при экспорте сельхозпродукции. Между тем точно говорить о позиции вице-премьера пока сложно, так как за два дня до указанной встречи с нефтетрейдерами, на заседании Кабмина 21 марта, именно он поддержал проект о «льготном» миллионе тонн. С другой стороны, на заседании правительства 28 марта проект соответствующего законопроекта рассмотрен не был, хотя в повестке дня значился.

В продолжение темы отметим, что, помимо очевидных финансовых потерь государства, данный проект изобилует другими недостатками, которые видны невооруженным глазом. Во-первых, если соответствующее решение будет принято, топливо из «льготной» нефти получат не ранее второй половины мая, т.е. уже после посевной. И это в лучшем случае, так как Лисичанский НПЗ, на котором планируется переработка, с начала марта остановлен «на неопределенный срок». Поэтому еще большой вопрос, будет ли где эту льготную нефть перерабатывать? В любом случае понятно, что оперативно завод запуститься не сможет как минимум по техническим причинам. 

Если же это вдруг произойдет, то станет очевидно, что ремонтировать в Лисичанске никто ничего не собирался, а значит, возникает вопрос к ТНК-ВР по поводу причин остановки предприятия накануне посевной… Вопросы и так есть, поскольку, согласно официальному сообщению ЛИНИКа, в 2011 году он получил 110 млн. грн. чистой прибыли, хотя на протяжении последнего года ТНК-ВР твердит об убытках и под этим предлогом остановила НПЗ.

Сегодня владельцы Лисичанского НПЗ, и в частности ТНК-ВР, испытывают явный подъем энтузиазма в связи с появлением в правительстве новых лиц. Ранее ни одна из инициатив российских нефтяников поддержки в Кабмине не нашла, и в ТНК-ВР, видимо, полагают, что новые люди могут оказаться более восприимчивыми к их нуждам. По имеющимся данным, в третьей декаде марта «ТНК-ВР Коммерс» должна была подготовить для первого вице-премьера свое видение выхода из сложившейся ситуации. Что будет в этих материалах, в целом понятно. Центральный пункт — введение пошлин на импорт нефтепродуктов, уже был озвучен на упомянутом заседании ЭАГ. Остается лишь один вопрос: как при введении новых налогов можно понизить цены на топливо? Сам смысл остановки ЛИНИКа заключается в том, что его топливо при сегодняшних ценах не обеспечивает заводу и его владельцу необходимой рентабельности. Иными словами, хотелось бы продавать намного дороже, но этого не позволяют сделать импортные нефтепродукты. То есть необходимым условием запуска завода является повышение цен по сравнению с импортом. Но это идет вразрез с текущими задачами того же Хорошковского и правительства в целом.

Есть другой вариант: можно цены не поднимать, но заработать за счет понижения или отмены налогов на импорт нефти. Однако недавним отказом от снижения акцизов на нефтепродукты чиновники четко дали понять, что дорога денег в бюджет сегодня с односторонним движением.

«Мы подошли из-за угла…»

Еще одна инициатива, на этот раз Кременчугского НПЗ «Укртатнафта» (читай — группы «Приват»), заключается в снижении цен на украинскую нефть, за счет которой предприятие преимущественно и работает. По имеющимся данным, в Кременчуге хотели бы вернуться к ранее используемому механизму определения стартовых цен на аукционах, когда их, по сути, устанавливал покупатель, а не продавец (при его немом согласии). В условиях, когда покупатель один, это приводило к продаже украинской нефти по ценам, которые в отдельные месяцы были в три с лишним раза ниже рыночных. В результате таких фокусов в 2009 году «Укрнафта» недосчиталась более 700 млн. долл. дохода, или, как выяснилось по итогам года, практически 95% своей прибыли.

Похоже, с возвратом к старой схеме решили повременить, а для начала сошлись на промежуточном варианте. 16 марта 2012 года Минэнергоугольпром подало на рассмотрение Кабмина проект изменений в правительственное постановление о порядке проведения аукционов по продаже украинской нефти, предлагая дисконтировать ее на 15% по отношению к партиям сырья, поступающим в Украину по железной дороге и по морю. Свою позицию чиновники Минэнерго (скорее, сам «Приват») объясняют тем, что в связи с остановкой ЛИНИКа трубопроводные поставки нефти в Украину прекратились, а именно на их стоимость главным образом была ориентирована цена украинской нефти. Теперь же остались только железнодорожные поставки, которые имеют более высокую таможенную стоимость и, соответственно, предопределяют высокую стартовую цену украинской нефти.

Интересная деталь: 16 марта в своем обращении к коллегам по Кабмину (см. документ тут) Минэнергоугольпром пишет, что ожидаемая цена нефти на мартовском аукционе, исходя из таможенной стоимости за последние 15 дней (910 долл./т), составит 8724 грн./т (с НДС), что, мол, очень дорого. Именно на основании этого аргумента профильное министерство предлагает давать 15-процентный дисконт на украинскую нефть.

Напомним, это только проект, но чудеса уже начались. «Укрнафта» продала нефть на аукционе 27 марта 2012 года по стартовой цене, или по 7765 грн./т с НДС
(808 долл./т). Как за неделю с лишним таможенная цена упала с 910 до 808 долл./т, да еще и в условиях постоянного роста цен на внешнем рынке, неизвестно. Говорят, таможня, которая подает справку о ценах на импортное сырье, в последний момент предоставила какую-то уточненную справку. Неизвестно, что в ней было, но, как видим, ее содержание позволило сэкономить покупателю — «Укртатнафте» — 157 млн. грн. («Укрнафта» продала 163,85 тыс. тонн нефти).

Именно сохраняющийся «человеческий» фактор крайне настораживает в предложении Минэнергоугольпрома. Дело в том, что по железной дороге нефть в Украину завозит только… «Укртатнафта». То есть на основании ее контрактов будет устанавливаться цена на весь объем украинской нефти. Причем будет достаточно двух цистерн, чтобы откорректировать стоимость в сотни раз большего количества украинского сырья. Договориться о правильной таможенной стоимости, учитывая цену вопроса, труда не составит. Судя по мартовскому аукциону, такой диалог уже начался.

В целом же удивляет сама постановка вопроса об удешевлении украинского сырья компании, которая на 50% принадлежит государству. Почему «Укртатнафта»/«Приват» не попросит 15-процентный дисконт у зарубежных нефтедобытчиков? Потому что ответ знает заранее. Но настоятельно просить то же самое у украинской госкомпании почему-то считается в порядке вещей. Мало того, это поддерживается отраслевым министерством! По-хорошему, Минэнергоугольпром должно инициировать не дисконты, а премии к цене украинской нефти, так как по качеству она намного превосходит и российскую, и казахскую, относительно которой ее собрались дисконтировать. Она, премия, должна составлять примерно те же 15% к цене российской марки Urals, так как содержание светлых нефтепродуктов выше, соответственно, переработка украинского сырья намного выгоднее.

Таким образом, если предложение Минэнергоугольпрома/«Привата» о скидке будет одобрено правительством, то это объективно будет означать не 15-, а почти 30-процентную скидку от объективной стоимости украинской нефти. Если это произойдет, «Приват» можно будет поздравить со второй значимой победой на «нефтяном» фронте. Первой стало снижение на 20—30% ренты на добычу нефти в условиях рекордных цен на нее, что сулит ему по итогам года в рамках одной «Укрнафты» до 3,5 млрд. грн. дополнительной прибыли. А 15-процентный дисконт на украинскую нефть при среднегодовой цене 115 долл./барр. добавит в плюс контролируемой им «Укртатнафте» еще около 2 млрд. Как видим, «борьба за стабилизацию рынка нефтепродуктов» является весьма доходным делом. Не удивительно, что недостатка в «спасателях» рынка пока не наблюдается.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно