Поляки стремятся... Варшава очень хочет видеть Киев членом ЕС и передает ему свой опыт

23 января, 2009, 14:54 Распечатать Выпуск №2, 23 января-30 января

Недавно в составе Управления Комитета европейской интеграции Польши было создано уникальное подразделение — отдел технической помощи Украине...

Недавно в составе Управления Комитета европейской интеграции Польши было создано уникальное подразделение — отдел технической помощи Украине. В Европейском Союзе не унифицированы формы органов, призванных координировать взаимодействие национальных властей с Брюсселем — это может быть какой-либо комитет, специальное министерство европейской интеграции, как, скажем, в Чехии. В некоторых странах, например, во Франции или Германии, эти функции возложены на министерство иностранных дел. Но ни в одной из 27 стран ЕС в органе, занимающемся вопросами европейской интеграции, нет специального структурного подразделения, которое бы занималось сотрудничеством с какой-то одной, отдельно взятой страной, не являющейся к тому же даже официальным кандидатом на вступление в Евросоюз. Точнее, не было, пока поляки не создали упомянутый отдел для передачи польского ноу-хау европейской интеграции Украине.

— Мы не собираемся каким-либо образом учить вашу страну, — раз десять политкорректно повторила в беседе с корреспондентом «ЗН» заведующая отделом технической помощи Украине Анна Костшева. Впрочем, госпожа Костшева, конечно же, лукавит. Отдел из семи человек как раз и создан для того, чтобы делиться с украинскими специалистами в самых различных сферах нашей жизни польским опытом подготовки к вступлению в Евросоюз и сотрудничества с ним уже после вступления. И если твой приятель обладает какими-либо навыками и информацией, нужными тебе, то, передавая свои умения, он тебя учит. И нет в этом ничего унизительного, нужно только поблагодарить...

Вопрос заключается только в том, действительно ли вся эта информация — не на словах, а на деле — нужна Украине. Конечно, Польша — не Украина. Но из всех нынешних членов Европейс­кого Союза поляки наиболее близки нам ментально. И многие проблемы, которые они решали при подготовке к вступлению в Сообщест­во и решают сейчас, став полноправными членами ЕС, перекликаются с задачами, стоящими перед нашей страной.

— Когда принимаем делегации из того или иного украинского министерства или ведомства, в начале встречи я всегда задаю один и тот же вопрос: «Как вы думаете, сколько людей работает в нашем управлении?» — рассказывает советник министра Моника Янус-Клевядо. — Украинские чиновники всегда называют цифру 30 или 40. Однажды кто-то даже сказал 50. На самом деле у нас более 400 сотрудников.

И не потому, что у поляков настолько раздуты штаты бюрократов. Украинские чиновники пока просто не осознают до конца, сколько разнообразных задач стоит перед органом европейской интеграции страны — кандидата на вступление или молодого члена ЕС. И какой огромный объем работы нужно сделать.

Комитет европейской интеграции (КЕИ) — не министерство, а политический орган, призванный координировать работу всех органов государственного управления с целью придать этой работе «европейский» характер. Комитет был создан в 1996 году в соответствии с принятым в том же году законом. Возглавляет его председатель, который «является членом Совета министров». На практике комитет на протяжении всех этих лет возглавлял или глава правительства, или министр иностранных дел. Сегодня же председателем КЕИ является премьер-министр Дональд Туск, а секретарем комитета — заместителем председателя — государственный секретарь Миколай Довгилевич.

В состав комитета входят также министры иностранных дел, внутренних дел и администрации, труда и социальной политики, финансов, экономики, транспорта, охраны окружающей среды, сельского хозяйства и юстиции. Кроме того, в заседаниях этого органа обязательно принимают участие и другие министры — в случаях, когда рассматриваются вопросы, относящиеся к их компетенции.

В Украине нет органа, хотя бы в некоторой степени напоминавшего польский КЕИ. Можно провести определенные анало­гии с Советом национальной без­опасности и обороны, однако наш СНБО возглавляет президент, и круг вопросов, рассматриваемых им, совсем другой, чем у КЕИ.

В том далеком уже 1996 году было создано Управление Коми­тета европейской интеграции — исполнительная структура КЕИ. И львиная доля взаимодействия Польши с европейскими структу­рами осуществляется через эту структуру. По своему кадровому потенциалу и полномочиям УКЕИ фактически является своеобраз­ным «министерством европейских дел», на которое возлагаются планирование и координация польской интеграционной политики, координация работы других органов государственной администрации в сфере зарубежной помощи.

Кроме того, в марте 2004 года, накануне вступления Польши в Европейский Союз, был создан Европейский комитет Совета министров Республики Польша, основной задачей которого является согласование позиций, обсуждение текущих дел и принятие оперативных решений по вопросам европейской интеграции. Этот комитет призван регулировать возможные межведомственные разногласия при выработке позиции, которую польская сторона представляет на рассмотрение Совета ЕС. Комитет готовит проекты соответствующих документов на рассмотрение польского Совета министров, а также имеет право издавать документы распорядительного характера.

В Украине нет ничего подобного. И, как деликатно говорят поляки, «мы так и не можем разобраться до конца, кто из чиновников в Украине отвечает за те или иные направления евроинтеграционной работы». Если откровенно, то можно было бы сказать, что украинская евроинтеграция до сих пор в значительной степени остается на уровне заявлений и деклараций. Так, в Каби­нете министров есть вице-премьер по вопросам европейской интеграции Григорий Немы­ря. Но он в основном выступает неким «генералом без армии» — исполнительного органа, который бы выполнял функции, хоть отдаленно напоминающие функции польского УКЕИ.

Только месяца два назад появился «зародыш» такого органа: в аппарате Кабинета министров было создано новое Бюро координации европейской и евроатлантической интеграции. Однако о деятельности этого бюро не очень-то и слышно. У украинских политиков проблемы поважнее: коалициада, спикериада, перманентная борьба за власть. А тут еще и мировой финансово-экономический кризис. Разве тут до евроинтеграции?

В контексте интересов Украины весьма интересной представляется реформа управления 2001 года, по результатам которой УКЕИ было формально интегрировано в более широкую структуру — так называемый Европейский секретариат. Этим «объединенным органом» руководила заместитель министра иностранных дел Данута Хюбнер, которая была также руководителем УКЕИ и секретарем КЕИ. На нее была возложена основная ответственность за реализацию политики Польши по вступлению в ЕС. После успешного референдума по вступлению Польши в ЕС в 2003 году госпожа Хюбнер была назначена «министром — членом правительства по европейским делам» (министром без портфеля). Таким образом, в одних руках были сконцентрированы ключевые полномочия по европейской интеграции Польши.

После вступления страны в ЕС в 2004 году существовали планы преобразования УКЕИ в министерство европейских дел, однако после избрания Хюбнер депутатом Европейского парламента, а со временем назначения ее еврокомиссаром по вопросам регионального развития, деятельность в этом направлении прекратилась.

Каковы же основные направления деятельности Управления Комитета европейской интеграции — сегодня и несколько лет назад, когда Польша еще только готовилась к вступлению в ЕС? Последнее по понятным причинам должно интересовать украинцев в не меньшей, если не в большей степени.

В Польше искренне уверены, что 90% евроинтеграционной работы нужно осуществлять не за границей, ведя переговоры с европейскими структурами, а дома. Следовательно, можно выделить три основные направления работы УКЕИ. Прежде всего, любые проекты законов, а также подзаконных актов, принимаемых всеми министерствами и другими органами государственной власти, должны пройти экспертизу в соответствующих отделах управления на предмет их соответствия европейскому законодательству. Второе направление — подготовка специалистов в системах отраслевых министерств и других органов государственной власти, которые могли бы на практике имплементировать европейское законодательство в жизнь. И, наконец, широкая информационно-пропагандистская кампания, направленная на отдельных поляков, которая помогает им понять права и обязанности граждан Объединенной Европы, максимально использовать появляющиеся возможности.

— Наш огромный успех — прорыв в информировании общества, — утверждает госпожа Костшева. — Сегодня в Польше разработана весьма эффективная стратегия такого информирования и разветвленная система, построенная на этой стратегии. Со своими материалами мы обращаемся не к людям в целом, а к конкретным группам населения. Для солдата и для профессора, для крестьянина и для инвалида писать нужно по-разному. Да и информация их интересует разная.

— Польша искренне стремится как можно эффективнее помочь Украине в адаптации всех сфер нашей жизни к условиям Европейского Союза, — сказал «ЗН» посол Украины в Варшаве Александр Моцак. — Только в прошлом году тысячи украинских специалистов прошли стажировку в польских структурах. Это работники судебной системы, прокуратуры и Министерства внутренних дел, и угольной промышленности, и сельского хозяйства, и местного самоуправления, и местной администрации, и работники образовательной сферы — руководители среднего звена органов народного образования и директора школ, и многие специалисты других отраслей. Оплачиваются эти стажировки или польской стороной, или из европейских фондов. Наши специалисты получают возможность непосредственно увидеть, «пощупать», как функционируют соответствующие службы в стране, уже являющейся членом Европейского Союза и НАТО. Пожалуй, такие стажировки даже полезнее, чем аналогичные поездки в страны «старой» Европы. Ведь еще совсем недавно, в начале 90-х годов прошлого века, наши стартовые условия были примерно одинаковыми.

Опыт европейской интеграции Польши для нас особенно важен. Страны Балтии, Словакия, Венгрия тоже интересны. Но все эти государства — небольшие. И только Польша сравнима с Украиной по населению, территории и экономическому потенциалу. Почему поляки так хотят вступления Украины в ЕС? Мы нужны друг другу в рамках европейского содружества, вместе будем чувствовать себя лучше. Здесь есть и экономический интерес, и интерес безопасности, и культурный, и мы являемся потенциальными союзниками в Европейском Союзе. В Варшаве это очень хорошо понимают.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно