ПОКА НЕ ЗАЖЖЕНЫ СВЕЧИ О СУДЬБЕ УКРАИНСКОЙ ЭНЕРГЕТИКИ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ПОКА НЕ ЗАЖЖЕНЫ СВЕЧИ О СУДЬБЕ УКРАИНСКОЙ ЭНЕРГЕТИКИ

4 мая, 2001, 00:00 Распечатать

Трудовая деятельность Виталия Федоровича Склярова связана исключительно с энергетикой. В 1957 году...

Трудовая деятельность Виталия Федоровича Склярова связана исключительно с энергетикой. В 1957 году после окончания института с образованием инженера-электрика он был направлен на работу начальником смены электроцеха Ворошиловградской ГРЭС. Пройдя все ступени служебной карьеры, он в 1982 году возглавил Министерство энергетики Украины, которым руководил в течение 11 лет. Занимался научной деятельностью, в 1984 году стал академиком Инженерной академии СССР, а с 1992 года — академик Инженерной академии Украины. Депутат Верховного Совета республики Х–ХІ созывов. С первых дней чернобыльской катастрофы был активным участником ликвидации ее последствий. Имеет звания «Почетный энергетик СССР» (1985) и «Заслуженный энергетик Украины» (1991), лауреат Госпремии Украины в области науки и техники (1982). Автор более ста статей по энергетике, ряда научных работ, книг и документально-публицистической повести «Завтра был Чернобыль».

 

В ряду различных кризисов, облюбовавших нашу страну, свое достойное место занимает кризис энергетический, отличаясь чрезвычайно затяжным характером и грозя особо тяжелыми последствиями вплоть до полного развала национальной энергосистемы.

С целью выхода из кризисов составляется множество разнокалиберных программ. Они пишутся грамотными и не слишком учеными, матерыми и не очень политиками, опытными и совсем наивными экономистами. Они часто обширны и многоплановы, иногда выглядят вполне респектабельно. Но все антикризисные программы (название может быть закамуфлировано) роднит их абсолютная нереальность, и они мгновенно, то есть сразу же после принятия, обречены на забвение. Самое удивительное, что об этом знают и те, кто предлагают программы, и те, кто их принимают. Но это своего рода ритуал, обязательная процедура, сопровождающая, например, назначения нового премьера.

А причина неудач, по большому счету, одна-единственная. Просто никто и никогда не читал кризисные программы, то есть программы, которые довели страну до кризиса. Знакомство с ними значительно прояснило бы картину, позволило бы понять природу кризисов. Во всяком случае, стало бы ясно, носят ли они заказной характер и кому это выгодно.

Вернемся, однако, к энергетике. Мудрые государственные правители всегда уделяли ей повышенное внимание, понимая ее исключительное значение в жизни страны. В настоящее время у нас это понимание и внимание трансформировалось в весьма своеобразную кадровую политику. Просто удивительны та легкость и непринужденность, с которой назначались и менялись руководители, от которых зависели судьбы отрасли. В полном соответствии с известным высказыванием, что кадры решают все (для своих), они приступали к решению накопившихся своих проблем. Их необремененность знаниями, а также традиционная дисциплинированность энергетиков создавали иллюзию легкости управления отраслью.

Легкоперые журналисты тут же присваивали новоявленным энергетикам титулы «первого энергетика страны», «энергетической принцессы», «первой леди энергетики» и т.д. Естественно, в кругу энергетиков такие коронации вызвали в лучшем случае ироническую улыбку.

Новое руководство обычно начинало дело с «оптимизации денежных потоков». Забывалось при этом, что прежде, чем что-то оптимизировать, надо вначале что-то создать и потом долго и тщательно лелеять.

Справедливости ради отмечу, что здоровое желание не платить за энергию у потребителей было всегда. Проявлялось оно различными способами, но, на определенном уровне ответственности задача взимания денег и недопущения разжижения тарифов приобретала первостепенное значение. Многолетний опыт работы в энергетике заставил меня фанатически придерживаться в сущности одного, но очень строго правила: нельзя допускать наличия более трех неплательщиков. Ничто так не развращает, как отрицательный пример и безнаказанность. Стоит узнать, что можно не платить и за этим ничего не последует, как тут же начнется цепная реакция неплатежей. Поэтому следовали абсолютно логичные действия: если предупреждения и уговоры не действовали, то применялось принудительное отключение. Естественно, была разработана целая ритуальная система согласований и поддержек на правительственном уровне, но отключались все, вне зависимости от категории и личных связей. Например, так обошлись в свое время с харьковской железной дорогой, другими крупными и влиятельными потребителями. Но, пожалуй, самым ярким примером, было отключение целых стран.

Сейчас уже мало кто помнит, что было время, когда Украина экспортировала электроэнергию в соседние страны на 1,5 миллиарда у.е. в год. Когда мы превратились в самостоятельное государство, то было немедленно потребовано от стран-импортеров уплаты за переданную электроэнергию непосредственно Украине, а не Москве, как это делалось прежде. Венгрия, Румыния, Болгария, Польша, Австрия вежливо ответили, что они не против, но, поскольку у них контракты с «Энергомашэкспортом», а согласования и перезаключения займут много времени, они и дальше намерены переводить деньги в российский «Внешэкономбанк». Тогда, после энергичных телефонных переговоров и безрезультатных приглашений прибыть в Киев, мы «отключили» Румынию, а потом и Венгрию. Представители заинтересованных стран немедленно прилетели, все подписали, и вся эта процедура заняла всего лишь несколько дней.

Правда, 20 млн. так и остались в Москве как ошибочно поступившие. Зато все остальные деньги исправно приходили в Украину.

Сегодня этих проблем не существует, так как экспортный рынок электроэнергии бездумно разрушен и очень быстро потерян. А создавался он многие годы чрезвычайно кропотливо и бережно, добавляя кВт.час к кВт.часу. Энергетика, вообще, дело очень тонкое и ее через трубу не возьмешь, даже если это труба — газовая. Кстати, о газе. В не таком уж далеком прошлом электростанции не сжигали газ, а работали только на угле. Считалось, что газ только «развращает» станционников, потому что теряется квалификация теплоэнергетиков: на газе работать легче, чем на угле. В полной мере я оценил правильность этих утверждений особенно сейчас, когда четко видно, как деградирует тепловая энергетика, «присосавшись» к губительной во всех отношениях прямо-таки наркотической газовой трубе.

Почти каждому понятно, что вместо того, чтобы платить безумные деньги за газ России и при этом все время находиться под угрозой его отключения, а стало быть развала энергосистемы страны, куда разумнее проделать следующее. Набраться политической воли и решимости сократить расход газа на котлах до технического минимума, закупить нефть, загрузить нефтеперерабатывающие заводы, продать легкие фракции на рынке, удешевить мазут, заполнить мазутные емкости на электростанциях, подкопить к зиме уголь на складах и спокойно ждать будущей зимы. То, что находится на складах электростанций, уже никто не сократит, не заблокирует, не отберет. Так нет, из года в год повторяется одна и та же ошибка: сжигается непомерное количество газа, деньги уходят из Украины вместо того, чтобы попасть к шахтерам, и газовая петля все туже затягивается на шее родной державы и ее энергетики.

Ясное дело, что газовое лобби, столь могущественное в нашей стране, делает все, чтобы не дать возможности выскользнуть из этой петли и, более того, понимая, что работая в единой энергосистеме с Россией, они просто потеряют ту часть денег, которая будет выплачиваться за переточную электроэнергию, всячески препятствуют объединению энергосистем. Их не останавливает даже то, что работа на пониженной частоте тока чрезвычайно опасна и раньше или позже приведет к грандиозной системной аварии, что абсолютно недопустимо. Более того, это нетерпимо для лопаточных аппаратов турбин и приводит к невообразимым технологическим убыткам уже сейчас в процессе производства.

Но если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. Более того, это просто необходимо, чтобы загорались новые звезды. И вот вспыхнула сверхновая звезда Минтопэнерго, чтобы получить беспрепятственный доступ к энергетическим деньгам, дабы на время заткнуть рот шахтерам и основную массу денег «отгрузить» за газ. Энергетикам достаются крохи, которых не хватает даже на элементарные ремонты блоков, а говорить о модернизации устарелых и сооружении новых считается верхом неприличия и безграмотности. И как неубиенный довод на все времена с гордостью сообщается, что не хватает денег даже на зарплату. И далее снисходительно, со скидкой на неосведомленность собеседника: ну какие же, мол, тут могут быть новые блоки? На что же вы надеетесь?! На какого стратегического инвестора? Кому вы нужны с таким составом оборудования и в таком запущенном состоянии? Ваш вожделенный инвестор придет только в одном-единственном случае — если он почует сладкий запах прибыли.

Специалистам абсолютно очевидно, что создание Минтопэнерго в условиях отсутствия в стране централизованной структуры типа РАО «ЕЭС России» не простая ошибка, а преступная, она уже привела к потере энергетического кадрового потенциала высшего уровня управления. И в очень короткие сроки последствия этой бездумной акции прямо скажутся на состоянии основного энергетического оборудования, и без того крайне запущенного. И тогда мало никому не будет, а общеизвестный энергетический кризис в российском Приморье покажется нам невинной детской шалостью.

Если вы полагаете, что обо всех этих обстоятельствах не было доложено лицам высшей ответственности страны, то глубоко ошибаетесь. Была, как мне кажется, со всей убедительностью доказана необходимость немедленного создания централизованной энергетической структуры, в обязанности которой входило бы прежде всего обеспечение всех электро- и теплоэнергией. Конечно, под госконтролем на рыночных принципах, но с обязательным государственным ценовым регулированием. Самое удивительное, что меня поняли и поддержали. Но далее ничего не последовало.

Когда меня иногда спрашивают (а это бывает, несмотря на очевидную истину, что чем больше у тебя опыта, тем меньше на него спрос, и вообще ты лучше всего знаешь то, что никому не нужно или не интересно), что же самое главное в энергетике: котел, турбина, генератор, трансформатор, линии электропередачи, я всегда отвечаю, что самое главное — не оскандалиться в ответственный момент и всегда иметь мужество смотреть правде в глаза.

Итак, допустим априори, что первого нет, и попытаемся посмотреть правде в глаза. Мы имеем мощный, но стремительно стареющий энергетический комплекс, который создавался в последние несколько десятилетий и полностью соответствовал всем передовым достижениям науки и техники того времени. То обстоятельство, что он все еще функционирует, несмотря на все старания его уничтожить, свидетельствует, что принятые при его создании основополагающие научно-технические принципы были абсолютно правильны, а стало быть и люди, которые этим комплексом руководили, знали свое дело.

Но время никого не ждет, ему нет никакого дела до наших потрясений, и мы уже безнадежно отстали от мирового технического уровня в энергетике. КПД наших энергоустановок вызывает только сожаление, практически полное отсутствие регулировочных энергомощностей приводит к нетерпимому омертвлению энергосистемы, эффективность токоприемников смешна, а об энергосбережении можно только мечтать. Все тщетные потуги создать собственный замкнутый топливный атомный цикл могут вызывать только изумление. Неужели авторам непонятно, что сама идея — мертворожденная, потому что, например, США занимались этой проблемой 20 лет и потратили на ее реализацию более 150 млрд. долл.

Мы просто обречены ориентироваться на уголь как основное топливо для электростанций, на всемерное госстимулирование энергосбережения и развитие нетрадиционных и возобновляемых источников энергии. Считайте все изложенное криком энергетической души, проработавшей в энергетике 40 лет на всех вообразимых должностях.

Всецело ратуя за уголь, я, разумеется, признаю, что бывают обстоятельства, когда газ просто незаменим. Так было в случае со строительством крайне необходимой для отопления города Киевской ТЭЦ-6. Казалось очевидным, что сжигание угля в черте Киева просто недопустимо с экологической точки зрения. Однако Госплан настаивал именно на закреплении угля как основного топлива и мазута в качестве резервного. В то время Госплан был могучей силой и мог доказать все и всем, а топливная конъюнктура складывалась явно не в нашу пользу.

Имея немалый опыт побед и поражений в борьбе со всемогущим органом, мы постепенно подключали весь имеющийся арсенал. Были подготовлены документы от горисполкома, горкома, заключения всевозможных экологических комиссий, письма Академии наук. Наконец в дело вступило правительство республики. Результата никакого, Госплан стоял намертво. Одним словом, нашла республиканская коса на госплановский камень.

Ситуация накалилась до предела. Строительство жилья в городе было объектом самого пристального внимания самого В.Щербицкого. Его, естественно, проинформировали о тупиковой ситуации, и он подключился к решению со всей мощью члена политбюро Союза. Он был нашей последней надеждой. К моему глубочайшему удивлению и он, всегда и во всем поддерживавший энергетиков, не смог ничего сделать. Складывалось трагическая дилемма: строить станцию абсолютно необходимо, но также абсолютно недопустима ее работа на угле.

...Вдруг раздается звонок «сотки» (телефон правительственной связи, на который отвечали всегда сами владельцы аппарата). Знакомый, глуховатый голос. Дальнейший разговор после вежливого приветствия помню дословно.

«Скажите, пожалуйста, как решается вопрос со строительством новой киевской ТЭЦ? Вы понимаете, что вы сдерживаете строительство жилья в этом районе?»

«Понимаю, Владимир Васильевич, но я никак не могу решить вопрос с выделением газа для ТЭЦ, а строить на угле считаю недопустимым. Без закрепления топлива открыть титул на строительство станции невозможно».

Конечно, я понимал, что разговор ведется неспроста, и внутренне напрягся.

«Ну это понятно.» Пауза. «Вот что. Завтра Байбакову присвоят звание Героя соцтруда. Общепринято, что тому, кто первым поздравит с этим званием, отказывать в любой разумной просьбе нельзя. Он, конечно, об этом знает. Попробуйте всех опередить. Вылетайте в Москву и постарайтесь решить вопрос выделения газа для ТЭЦ. Я позвоню товарищу Згурскому, и вам целесообразно объединить усилия. Информируйте. Желаю успеха».

Я достаточно хорошо понимал, сколько нерешенных в Госплане важнейших вопросов было у В.Щербицкого, как ему досаждали региональные руководители, но он выбрал именно энергетический вопрос, и это говорило о многом.

...Операция поздравления сама по себе давно отработана и достаточно тривиальна. Но в то скромное время в качестве обязательного внимания нужно было проявить выдумку. В нашем случае пройдет джентльменский набор: горилка с перцем, украинская колбаса в бочоночке и испытанная фигура Тараса Шевченко. Кто бы знал, в скольких высокопоставленных кабинетах стояли или Шевченко или запорожский казак, верой и правдой служа родной Украине. Честно и бескорыстно помогая решать в ее пользу сложнейшие вопросы. Жаль, что это не стало примером для их некоторых бесславных потомков.

В назначенное время встречаемся с мэром в Госплане. Все обговорили, проникли в комнату отдыха, накрыли импровизированный стол в украинском стиле, а объекта поздравления нет. Задерживается.

Но вот появляется наш долгожданный Николай Константинович Байбаков. Делает вид, или в самом деле не догадывается, почему мы возникли. И здесь во всем блеске выступает мэр, произносит речь о заслугах, верности делу партии и правительства и прочая и прочая. Вдохновение есть вдохновение, а оно тогда было на нашей, украинской стороне.

«Но откуда вы узнали? Указ только что подписан. Я буквально от Леонида Ильича, который меня первым поздравил».

Это нас успокоило и ободрило. Мы прекрасно понимали, что тов. Брежнев ничего просить у тов. Байбакова не будет.

«Знаете, у Героев соцтруда принято выполнять просьбу, с которой обратятся первые поздравившие?», — очень умело перевел разговор в нужное русло мэр.

«Что же вы хотите?» — довольно кисло спросил председатель.

«Газ для киевской ТЭЦ-6», — смело подключился я.

«Но это никак невозможно». Далее пошли прекрасно нам известные доводы. Однако, Валентин Арсентьевич имел запас абсолютно неотразимых аргументов.

И чаша весов, немного поколебавшись, начала явно склоняться в нашу сторону. «Хорошо. Подготовьте проект решения и приходите завтра. Я подпишу».

Но мы к этой маленькой военной хитрости были подготовлены.

«Вот он — готовенький вычитанный и проверенный, но, конечно, без виз ваших замов», — и я быстренько положил на стол красивую папочку, в которой притаилась судьба многих киевских квартир.

...Так родилась ТЭЦ — красавица на Троещине. Она и сейчас одна из лучших станций страны. Правда, третий блок, почти полностью готовый к монтажу, так и не пустили, но это уже другая грустная история.

Кстати, советую тем нашим олигархам, которые не рассматривают бизнес как средство для хищений в особо крупных размерах, обратить самое пристальное внимание на этот самый привлекательный во всей энергетике Украины объект для приватизации. Лучшего нет, я в этом уверен.

Осталось ответить на вопрос, для чего я столь подробно рассказал об этой уже довольно давней истории? Прежде всего хотелось подчеркнуть, какое внимание энергетике уделялось на государственном уровне, и это внимание и уважение необходимо немедленно вернуть этой основополагающей отрасли. Вернуть во всех аспектах, какое бы это ни вызывало сопротивление. Поучительным мне представляется и то, что для решения сложной задачи объединялись усилия всех, кто мог быть чем-то полезен, включая и лидера республики. Мы были единомышленниками, независимо от занимаемой должности и положения в обществе.

Если же оставить все без изменения, то очень скоро необходимо прекратить даже всякие разговоры о возможном восстановлении экономики. Ее не на чем будет восстанавливать, и энергетика превратиться в универсальный и очень эффективный тормоз любого прогресса. Заметьте, я абсолютно не затрагиваю политические и социальные последствия будущих энергетических кризисов. Это не моя специальность, а фантазия у каждого индивидуума собственная.

Далее, поскольку у меня полностью отсутствуют какие-либо амбиции, просто хотелось бы рассчитывать на приличную долю объективности и здравого смысла у тех, кто распоряжается судьбой отрасли, и по возможности хочется защитить интересы энергетиков, как приходилось это делать когда-то в прошлом. Конечно, это дело и моих коллег-министров, которые работали после 1993 года. Если их всех вместе собрать, будет целая футбольная команда. Это же сила! Они хорошо информированы, но почему-то все дружно помалкивают. А больше терпеть и безучастно наблюдать нельзя — чтобы не довелось в скором времени вести беседы об энергетике при свечах, зажженных отнюдь не для создания романтической обстановки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно