ПОГИБЛИ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ...

15 марта, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 15 марта-22 марта

В конце февраля в МВД Украины состоялась коллегия, посвященная вопросу, который, к сожалению, стан...

В конце февраля в МВД Украины состоялась коллегия, посвященная вопросу, который, к сожалению, становится для органов внутренних дел все более и более болезненным, - гибели сотрудников милиции при исполнении ими служебных обязанностей.

Пожалуй, «последней каплей» для вынесения его на повестку дня стали события, происшедшие во Львове в ночь на 6 января 1996 г., о которых в «ЗН» уже рассказывалось. Тогда при задержании особо опасного вооруженного преступника погибли двое сотрудников Львовского угрозыска - старший лейтенант милиции Николай Иванов и майор милиции Александр Лисицин. Ценой их жизни преступник, вооруженный действительно до зубов - автоматом Калашникова, двумя пистолетами, обрезом, гранатой, был остановлен. Причем навсегда - застрелен на месте. Героизм? Да! Но... двое из троих оперативников, участвовавших в задержании, не имели при себе оружия...

Так где же граница между героизмом одних и преступной безответственностью других? Как сделать так, чтобы внеочередные звания как можно реже присваивались милиционерам посмертно (а еще лучше - вообще избежать этого)? На эти вопросы отвечает начальник главного управления уголовного розыска МВД Украины, полковник милиции, кандидат юридических наук Михаил Задояный.

- Наконец-то впервые за десятки лет мы задались именно такой целью - провести четкую грань между мужеством, оперативным риском, которые являются необходимыми атрибутами деятельности каждого оперативника, и фактами смертей, ставшими результатом непрофессионализма, безответственности руководителей разного уровня.

Слишком дорогую цену мы платим за результаты, о которых мне не стыдно говорить людям, - 300 тысяч преступлений раскрыты за прошлый год, из них 115 тысяч - тяжкие. Каждое второе преступление раскрыто сотрудниками уголовного розыска. Но только за последние четыре года от рук преступников погибли 37 сотрудников уголовного розыска. Кроме того, 219 сотрудников получили ранения. Многие погибли, действительно совершая поступки, которые я не могу не назвать героическими.

- И все-таки, если быть абсолютно откровенным, в чем причины этих смертей и ранений?

- В главке уголовного розыска МВД Украины проведен такой анализ, и я могу назвать истинные причины.

Во-первых - это недооценка руководителями разных уровней важности приоритета жизни и здоровья сотрудника. А ведь мы никогда не должны забывать о том, что жизнь подчиненных - самое дорогое, что нам доверено!

Во-вторых, материалы служебных расследований по фактам гибели и ранений сотрудников со всей очевидностью свидетельствуют о том, что во многих случаях их причинами послужили низкий уровень профессионализма, слабые практические навыки, нерешительность и медлительность в применении к преступникам и правонарушителям тех мер, которые разрешены законом. Добавьте к этому зачастую просто неумение обращаться с оружием, а то и вовсе его отсутствие.

- Ну вообще-то за предыдущее десятилетие в народе сложился образ милиционера, так сказать, «с огурцом в кобуре», а если быть серьезным, то убеждение в том, что сотрудник пистолета не имеет, если имеет, то не применит, а применит - так не на поражение. Времена изменились, неужели все осталось по-прежнему?

- Я не стал бы так утрировать. Однако, проанализировав состояние обеспечения подразделений угрозыска в Украине табельным оружием, бронежилетами, прочими спецсредствами, мы получили просто пугающие результаты. Нашлись, например, области, где на постоянном ношении оружие имеет только каждый четвертый-пятый сыщик. Спецсредствами они обеспечены на ...15%! Это недопустимое легкомыслие, и с виновных мы будем строго спрашивать.

- А каково ваше личное отношение к проблеме «милиционер и оружие»?

- Прежде всего, меня возмущает отношение к ней по принципу «как бы чего не вышло». Если руководитель подразделения не выдает оперативнику оружие, то чем он руководствуется? Боится нести ответственность за какое-то ЧП? Или не уверен в моральных, профессиональных или психологических качествах подчиненного?

Естественно, принимать решение необходимо индивидуально, учитывая многие обстоятельства, но одно дело - индивидуальный подход, а другое - огульная перестраховка. Если по медицинским или профессиональным показателям сотруднику нельзя доверить оружие, то встает вполне резонный вопрос: как он вообще может работать в милиции?

Что касается моего подхода - для себя я его сформулировал четко: если сотрудник милиции колеблется в выборе мер воздействия на правонарушителя из-за того, что на службе не получил четких инструкций и не прошел достаточной подготовки, или потому, что боится судебного разбирательства или дисциплинарного наказания, то такой милиционер либо погибнет сам, либо может стать виновником гибели других людей. А отсюда вывод: в минуту смертельной опасности оперативник, да и вообще любой милиционер не должен задумываться над тем, имеет ли он право применять оружие или нет. Он должен быть абсолютно уверен в своем решении, в своей правоте.

Что для этого нужно? Он должен быть профессионалом высокой пробы и должен быть уверен в том, что надежно защищен законом и своим родным министерством.

- А что касается конкретных рецептов для изменения ситуации, они у вас есть?

- Безусловно. И на заседании коллегии я выступил с вполне конкретными предложениями. Мы должны реально оценить те изменения в криминогенной обстановке, составе преступности, ее вооруженность и крайнюю агрессивность, с которыми сегодня сталкиваемся на каждом шагу. Все схемы операций по задержанию опасных преступников нуждаются в доработке и усовершенствовании. «На войне, как на войне» - пора это понять, признать и действовать соответственно.

Исходя из этого же в радикальном улучшении нуждается вся система профессиональной подготовки, переподготовки сотрудников милиции. Необходимо серьезно сконцентрировать усилия на практических тренировках, причем основы профессионализма должны закладываться уже в учебных заведениях системы МВД, а впоследствии постоянно поддерживаться и корректироваться с учетом практической ситуации.

Другим важным фактором должно стать усиление уголовной ответственности (до уровня действительно цивилизованных стран) за преступления против сотрудников правоохранительных органов. Если хотите знать мое мнение в этом вопросе, за умышленное убийство сотрудника милиции должно быть только одно наказание - смертная казнь, причем безальтернативно! Если государство хочет, чтобы милиция обеспечивала безопасность его граждан, пусть сначала обеспечит безопасность своих защитников.

Причем не только тех, кто сегодня в строю, - ведь оперативные сотрудники управлений по борьбе с организованной преступностью, уголовного розыска, некоторых категорий следственного аппарата, отдав всю жизнь борьбе с преступниками и выйдя на пенсию, остаются один на один с теми, кто еще вчера благодаря их работе предстал перед судом, отправился в «места не столь отдаленные». Я считаю, что таким сотрудникам необходимо оставлять право на ношение табельного оружия (с выплатой его стоимости) или предоставлять право на покупку оружия - решением министра внутренних дел, начальников соответствующих УВД. И предоставлять право это оружие применять - если возникнет на то необходимость.

Все еще открытыми остаются вопросы государственной помощи сотрудникам и семьям сотрудников, пострадавших на службе. Семьи тех, кто погибли в бою в мирное время, должны получать хотя бы достойное материальное обеспечение. Поэтому мы, понимая сложность финансового положения, поддержали создание Фонда защиты сотрудников уголовного розыска, который уже зарегистрирован в Министерстве юстиции. Но все-таки главное слово здесь остается за государством...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно