ПОДЛЕЖИТ ЛИ РЕМОНТУ НАШ НАЛОГОВЫЙ МЕХАНИЗМ

16 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 16 августа-23 августа

63% бюджетных недоимок за первое полугодие 1996 г. были, очевидно, последней каплей, заставившей Президента обнародовать указ «О мерах по реформированию налоговой политики»...

63% бюджетных недоимок за первое полугодие 1996 г. были, очевидно, последней каплей, заставившей Президента обнародовать указ «О мерах по реформированию налоговой политики». Хотя практически все последние годы эта политика не удовлетворяет ни государство, ни налогоплательщиков, коренным образом улучшить ее так и не удается. Почему это происходит? Как изменить ситуацию? Ответы на эти вопросы НИИ «Проблемы человека» совместно с «ЗН» попытался получить у ряда ведущих специалистов в области бюджета и налогообложения.

Взгляд на ситуацию

Алина Комарова, директор НИИ «Проблемы человека». Суть дела, на мой взгляд, в том, что сегодня в Украине отсутствует механизм налогообложения, который бы одновременно выполнял как фискальную, так и регулирующую функции. Это и приводит к усилению налогового пресса, ставшего определяющей причиной неплатежей, дефицита оборотных средств и инвестиций в развитие производства.

И здесь я хотела бы отметить несовершенство методов расчета ряда показателей, связанных с производством и реализацией продукции предприятий всех видов деятельности и форм собственности, которое не позволяет эффективно использовать регулирующую функцию налогов в развитии экономики. Поэтому одной из главных задач выполняемой нашим институтом программы «Налоговая политика как рычаг механизма обеспечения экономической безопасности Украины» как раз и является разработка соответствующих показателей и объединение их со ставкой налога на прибыль и базовым фондом оплаты труда. Думаю, участники дискуссии более подробно остановятся на этой и других проблемах.

Сергей Терехин, народный депутат, сопредседатель Украинского института открытого общества. Начиная с 1992 г., все наши правительства пытались отрегулировать налогообложение граждан и предприятий в ручном режиме. Итог при этом всегда один и тот же: поскольку налоговая система не предусматривает инфляционную нейтральность, а социальные выплаты подлежат текущей индексации, происходит постоянное падение реальных бюджетных доходов и рост реальных расходов. Это, естественно, провоцирует правительство на увеличение налоговых ставок или введение новых налогов. Я уж не говорю про квазиналоги в виде всевозможных бюджетных и внебюджетных фондов.

Чтобы вырваться из этого порочного круга, рецепт один - сократить расходную часть и дефицит бюджета, расширить налоговую базу и снизить налоговые ставки.

Цезарь Огонь, заместитель начальника управления доходов Минфина. Практикой доказано: закон начинает действовать лишь тогда, когда общество испытывает в нем потребность. Поэтому, если исходить из полноты охвата субъектов экономических отношений и необходимости согласования их прав с ответственностью, целесообразно, видимо, разработать и принять единый правовой акт о взимании налогов и наполнении доходной части бюджета. Ибо в ныне действующих законах четко не указаны ни конкретные обязанности по данным вопросам, ни ответственность за нарушения либо неисполнение финансово-бюджетной политики на каждом из уровней управления.

Аркадий Рублев, главный экономист управления совершенствования финансовых механизмов Минфина. Стабилизирующая функция налогового механизма предполагает работу экономики в режиме саморегулирования за счет обратной связи между определенными звеньями. В экономике здравого смысла звеньям, которые должны быть завязаны друг на друга, служат системы налогообложения, ценообразования и зарплаты. Сегодня же они искусственно разделены между различными ведомствами - Минфином, Главной государственной налоговой инспекцией, Казначейством, Минэкономики, Минтруда. А вот за «костюм в целом» никто конкретно не отвечает.

Если в Минэкономики еще как-то пытаются согласовать цены и зарплату, то налоговиков и казначеев не интересует ни то, ни другое, Минфин интересует исключительно бюджет, а Минтруда - зарплата. Но ведь последняя без стыковки с ценами и налогами никогда не станет стимулятором продуктивного труда, без которого неоткуда взяться товарной массе для уменьшения дефицита бюджета и преодоления инфляции...

Прямые налоги

Ц.О. Как известно, вслед за формированием прибыли происходит ее распределение и использование. И вся эта цепочка должна функционировать в рамках единого механизма (включающего также и систему прогнозирования) и, как я уже говорил, единого законодательного акта. Так, предприятия, чья цель - получить прибыль любыми методами и использовать ее на потребление, обязаны платить более высокие налоги. Для тех же, чья деятельность ориентирована на перспективу, пополнение оборотных средств и содержание объектов соцкультбыта, было бы оправданным установление льготных ставок. Значительно более высокими налогами предлагается облагать и монопольную прибыль, причем за основу их установления следует брать превышение уровня рентабельности выше среднего по народному хозяйству.

С.Т. Со времен СССР концептуальные подходы к налогообложению доходов практически не претерпели изменений и выглядят так: 1) эти налоги более всего приспособлены к предоставлению льгот с целью поощрения производства и потребления; 2) высокие прибыли в материальном производстве должны поощряться, в посредничестве - наказываться; 3) продажа по цене ниже себестоимости - преступление; 4) учет обязан вестись только с помощью кассовых операций; 5) амортизация считается затратами, а не уменьшением налоговых обязательств.

Опыт предоставления различных льгот свидетельствует о мгновенной реакции рынка в виде диспропорций распределения материальных и трудовых ресурсов. Скажем, предоставление льгот отдельным благотворительным фондам и чернобыльцам привело к сворачиванию деловой активности и монополизации рынков ряда продуктов - как правило, подакцизной группы (автомобили, сигареты и т.д.). В результате резко снизились поступления в бюджет от налогов на прибыль.

Часто решение о предоставлении льгот или отсрочке налоговых платежей обосновывались нехваткой оборотных средств или кризисом неплатежей. По этой логике любой, у кого не хватает денег для покупки «Ягуара» или «Порше», может претендовать на уменьшение налогов. А между тем одна из основных причин неплатежей связана именно с несовершенством налогового законодательства, из-за чего вместо 30 % налога на прибыль предприятия платили 48-54, если пользоваться моделью из «Основ мирового налогового кодекса». Происходило это по целому ряду причин, включая невозможность конвертации затрат отчетного и будущего периодов и использования различных приемов уменьшения базы налогообложения. Своя интрига развивалась в сфере налогообложения доходов граждан, куда до сего дня не включаются пассивные, капитальные, «навар» от игрового бизнеса и т.п. накопления.

А.Р. Чтобы соединить мотивацию высокой производительности труда и эффективного использования всех видов ресурсов с социально ориентированной политикой государства, механизм налогообложения должен действовать на основе обратной связи между объемами реализованной продукции, ее себестоимостью, прибылью, налоговыми ставками и фондом потребления. Это значит, что изменение любого из перечисленных показателей должно приводить к адекватной коррекции остальных. Только в этом случае можно обеспечить оптимизацию ценообразования без административного вмешательства в хозяйственные процессы. А чтобы налогообложение окончательно приобрело регулирующие свойства, необходимо ввести налог на движимое и недвижимое имущество граждан и тем самым охватить также и сферу перераспределения доходов.

Косвенные налоги

Ц.О. При расчете НДС, наряду с добавленной стоимостью, созданной живым трудом (оплата труда, начисления на ее фонд, прибыль и некоторые другие отчисления), у нас используют материальные и приравненные к ним затраты. Чем выше, таким образом, себестоимость продукции, тем весомее и налог. Это - не только прямой путь к росту цен и раскручиванию инфляции, он не стимулирует товаропроизводителя к снижению производственных затрат. Да и акцизный сбор не служит прогрессивной формой налогообложения, что подтверждается незначительными суммами его поступлений в бюджет. Поэтому предлагается объединить НДС и акциз в общий косвенный налог и дифференцировать в зависимости от социальной важности той или иной продукции. Кроме того, НДС следует взимать в момент банковской проводки платежных документов за поставленную продукцию или предоставленные услуги, а его перерасчет осуществлять на основе соответствующей проверки декларации, поданной налогоплательщиком в установленные сроки.

С.Т. Хотя НДС применяется в Украине уже 6 лет, он был и остается «терра инкогнита» как для плательщиков, так и сборщиков налогов. Заменив в свое время налоги с оборота и продаж, он явил нам весьма интересный эксперимент в налогообложении, предназначенный для демонополизированной экономики с минимальным присутствием в ней внутрикорпоративных (передаточных) цен и лиц с внеэкономической мотивацией. Ввиду прямо противоположной ситуации в Украине НДС уже в первые 9 месяцев после введения менялся трижды, а после обретения независимости - около 200 (!) раз. Мне пришлось 5 раз стоять на трибуне парламента и доказывать депутатам необходимость бюджетной компенсации дебетового сальдо НДС. Тщетно - господствующий до сих пор планово-затратный метод учета финансовых результатов не предусматривает даже теоретической возможности превышения затрат над доходами. И как только в 1995 г. хозсубъекты получили право уменьшать обязательства по другим налогам на сумму переплаченного НДС, это немедленно сломало действующую бюджетную систему и стало одной из причин резкого возрастания задолженности по социальным выплатам.

Есть еще целый ряд сугубо технических деталей процедуры взимания НДС, которые, с одной стороны, приводят к фискальной дискриминации инвестиций, а с другой - к уходу в тень целых сегментов рынка и, следовательно, «растворению» налогов. И все же, в отличие от прямых налогов, доля бюджетных доходов от НДС и его популярность растут. Это объясняется его независимостью от инфляции, ожидаемым ростом реального потребления населения и теоретической нейтральностью к производственному сектору, чьи представители составляют костяк политической элиты стран с переходной экономикой.

Николай Азаров, председатель бюджетной комиссии ВС. Я хотел бы осветить лишь одну грань затронутой вами проблемы, которую считаю исключительно важной. В своей программной речи новый премьер заявил о желании правительства снизить налоговый пресс на наши предприятия, даже несмотря на то, что недоимки перевалили далеко за 100 трлн. крб. Да и мы в парламенте хотели бы уменьшить ставку НДС с 20 до 14 %, а налог на прибыль - с 30 до 25 %. Но пока не можем это сделать, не расширив налогооблагаемую базу и не заставив исправно платить налоги.

Между тем в отчетах огромного количества государственных и частных предприятий фигурируют минимальная и нулевая прибыль, а то и убытки. Но коммерсант, работающий без прибыли, - это же нонсенс! Значит, прибыль наверняка есть. И зачастую не просто прибыль, а сверхприбыль, составляющая, по разным оценкам, от 20 до 50 %. Так вот выявить эти супердоходы можно, лишь разобравшись в механике формирования себестоимости товаров и услуг. Скажем, многие коммерческие структуры, дабы занизить прибыль, приобретают абсолютно ненужные материалы и оборудование, устраивают дорогостоящие приемы и т.п. Все эти и другие факторы непроизводительного увеличения себестоимости продукции должны стать предметом постоянного контроля с нашей стороны, а также, учитывая отечественный сверхмонополизм, со стороны Антимонопольного комитета. И только тогда, когда экономическими, административными или комплексными способами мы заставим всех платить налоги, можно будет говорить о снижении ставок налогообложения.

Еще раз о другом налоговом пути

Уже дважды «ЗН» (11 ноября 1995 г. и 10 февраля 1996 г.) обращалась к проблеме коренной реформы налогообложения в связи с явной неадекватностью реальной экономической ситуации в Украине проводимой налоговой политике. Напомню вкратце основные тезисы указанных публикаций, ибо большинство из них в явной или неявной форме присутствуют в выступлениях участников дискуссии.

1. НДС - это фискально-регулирующий инструмент, который обычно вводит у себя высокоразвитая страна для ограничения потребления. Порядок его взимания весьма сложен и дорогостоящ, к тому же под него очень трудно раздавать льготы (правда, как показывает отечественная практика, для наших высокопоставленных лоббистов «нет преград ни в море, ни на суше»). Из-за недостатка газетной площади мы не привели свыше десятка рекомендаций г-на Терехина по оптимизации процесса сбора этого «весьма перспективного» налога.

2. Налог на прибыль или доход - не менее замечательный инструмент, но... плохо работает в условиях высокой инфляции. На сей счет у г-на Терехина имеется лишь 6 советов по коренному улучшению собираемости данного налога. «К сожалению, - заключает он, - принятие указанных изменений тормозится не только природной инертностью исполнительной власти, но и недостаточной психологической подготовкой общества... Чем скорее движется законодательство в сторону классических методов налогообложения прибыли, постепенно отбрасывая элементы налогообложения оборота или валового дохода, тем менее важным становится этот налог для бюджетных доходов стран с переходным типом экономики». Знаменательный вывод! Имеет лишь смысл добавить, что в стране с высокой социальной дифференциацией населения с бедной его части много не возьмешь, а богатая научилась весьма искусно скрывать свои доходы, включая щедрую оплату «налоговой слепоты».

3. В стране, где подавляющая часть населения рыночно неграмотна, страдает острым дефицитом правосознания и частнособственнического инстинкта, относится к государству как к врагу, которому даже ужин отдать грешно, и в то же время ждет от него постоянных подачек, где чиновничество насквозь коррумпировано, - в такой стране эффективная налоговая система должна обладать тремя обязательными качествами: максимально возможной простотой, «социальной справедливостью» и невозможностью уклониться от налоговых платежей.

Всем этим требованиям отвечает система налогообложения рентных доходов (прежде всего от эксплуатации природных ресурсов), доходов от движимой и особенно недвижимой собственности, а также деятельности, связанной с негативными экологическими и социальными последствиями. Налоги же на доходы от трудовой, инновационной и инвестиционной деятельности должны быть сведены к минимуму либо вообще отменены на время нашего путешествия из социализма в капитализм.

Тому, что реакция на упомянутые публикации, а также ряд им подобных, оказалась нулевой, удивляться не приходится - слишком многие интересы затронула бы такая налоговая реформа. Ведь возле ныне действующей системы кормится огромное количество самых разных физических и юридических лиц, включая и высшие политические и финансовые круги. Что до перманентно звучащей с высоких трибун критики в адрес низкой ее эффективности, то нам к подобной демагогии не привыкать. Уже после опубликования Указа мы слышим, что «новые налоги вводиться не будут», заниматься же мы будем любимым занятием со времен «перестройки» - борьбой со льготами. Чем эти сражения обычно заканчиваются, все прекрасно осведомлены.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно