Почему в Украине избегают говорить о больших запасах нефти и газа

3 апреля, 2009, 15:31 Распечатать

Судьбу науки в Украине «Зеркало недели» обсуждает довольно часто. Но вот о практических исследователях недр действительно почти не говорят, особенно в последнее время...

Судьбу науки в Украине «Зеркало недели» обсуждает довольно часто. Но вот о практических исследователях недр действительно почти не говорят, особенно в последнее время. Хотя именно они усиливают энергетическую независимость страны и приносят реальные деньги в государственную казну. В последние годы этому сегменту отрасли приходится очень тяжело. Чтобы читатели «ЗН» поняли, что, как и почему, расскажу обо всем на примере своего предприятия.

Когда-то в государственном предприятии (ГП) «Полтав­неф­тегазгеология» работало 12500 человек. Здесь были собраны лучшие специалисты по разведке неф­ти и газа. На счету предприятия — открытие свыше 400 крупных, уникальных месторождений и до 1000 средних. География открытий — от Карпат до самых дальних точек Востока бывшего Со­вет­ского Союза. Центральное мес­то на ВДНХ СССР когда-то занимала «Полтаванефтегазгеоло­гия».

К сожалению, со времени обретения Украиной независимости разведанные запасы в стране не увеличиваются. Сначала это отразилось на снижении финансирования отрасли, а затем привело к падению объема выполненных буровых работ. В 1995—1997 годах начался некоторый отток специалистов.

Надежда появилась, когда в 2000 году была создана Национальная акционерная компания «Надра України». В эту структуру вместе со своим имуществом, нажитым за 70 лет существования предприятия, вошла и «Полтавнефтегазгеология».

Однако вскоре стало ясно, что власть имущие — некоторые депутаты и члены правительства — имеют свои виды на энергоносители. Когда создавали компанию «Надра України», они начали собирать и дробить на части госкомпании, чтобы легче было отчуждать их имущество.

В 2006 году, когда я пришел в «Полтавнефтегазгеологию», она находилась в тяжелейшем состоянии: работы проводились лишь на одной бюджетной скважине — Загорянской. Долг предприятия достигал 18 млн. грн., а мои предшественники планомерно готовили его к банкротству. Тем не менее было очевидно, что по составу специалистов, по уникальным достижениям в недалеком прошлом — это был настоящий бриллиант среди предприятий отрасли. Главное, что научный потенциал удалось сохранить. За полгода моего руководст­ва компании удалось погасить задолженность и заработать 8 млн. грн. прибыли. Она начала оживать!

2006 год был самым удачным в финансовом отношении, так как предприятие снова начало набирать обороты, повысилась зарплата, работники стали получать премиальные. За счет своих средств «Полтавнефтегазгеология» начала бурение двух скважин. Казалось, что впереди прекрасные перспективы.

Еще в конце 2005 года в Украине поменялась власть, что привело к смене министра экологии и руководства НАК «Надра України». А уже в конце 2006-го и в течение 2007 года, на мой взгляд, на 80% были уничтожены НАК «Надра України» за счет вымывания основных средств, оборудования, ушедшего в полулегальные фирмы. Вершиной дерибана стало то, что даже центральное здание НАК «Надра України» на ул. Владимирской было отчуждено.

Наше государственное, успеш­но работающее предприятие не стало вписываться в новую схему приватизации. Меня уволили. Незаконно. Я подал в суд. Но как только суд меня восстанавливал, руководство тут же увольняло. Недавно, уже в 2009 году, я в очередной раз был восстановлен в должности и приступил к руководству предприятием.

Масштабы разгрома предприятия за этот период трудно описать — если к 2007 году оно практически встало на ноги и начало платить людям нормальные зарплаты, то к настоящему моменту кредиторская задолженность достигла 75 млн. грн. Зарплата не выплачивается с сентября 2008-го. Сейчас в восстановлении предприятия ставка сделана на сохранение основного творческого потенциала, на сокращение количества админаппарата, на восстановление разрушенного хозяйства и возвращение лицензий на опытно-промышленную разработку недр, отобранных у предприятия в 2007 году.

Два первых судебных иска против компаний «Астроинвест Украины» и «Астроинвест Энерджи» были выиграны. Суд признал, что две лицензии забрали незаконно. Минприроды, согласно решению суда, вернуло нам лицензии на Загорянское и Пирковское месторождения.

Интересна история Загорянского месторождения. «Полтавнефтегазгеология» за бюджетные средства выполняла работы по бурению скважины №3. Однако в 2007 году, когда до проектной глубины оставалось всего 80 метров, скважина была передана в аренду компании «Астроинвест Энерджи». Она закончила бурение и тут же начала эксплуатацию скважины. Госсредства в объеме 30 млн. грн., потраченные на эти работы, перешли в руки частного инвестора вместе с двумя лицензиями.

Параллельно развивалась еще одна неприятная ситуация, связанная с Сахалинским месторождением, которое расположено на границе Полтавской, Харь­ковской и Сумской областей. Когда началась борьба за НАК «Надра України», камнем преткновения (в том числе) была и лицензия на Сахалинское месторождение. Наше предприятие открыло это месторождение в 1975 году и до 2004 года было лицензиатом и разработчиком Сахалинской площади. Но с 2000-го ситуация начала меняться — скважины забрали, а лицензию «Полтавнефтегазгеологии» передали частным фирмам. Госпредприятие оказалось не у дел.

В 2005 году, с приходом министра экологии Игнатенко, по решению межведомственной комиссии это решение приказом Минприроды на основании решений судов всех инстанций было аннулировано.

Нынешний министр Г.Филиппчук много говорил о якобы ликвидации незаконных лицензий, но как оказалось, это были всего лишь слова. На нашем примере можно увидеть судьбу сотен других предприятий. Так, в 2008 году решением судов всех инс­танций, в том числе и Верховного суда, была ликвидирована незаконная лицензия ЗАО «Укрнефте­бурение». Ав­томатически должно было быть ликви­дировано и соглашение о работе на Сахалинском месторождении. Однако 10 января 2009 года
Г.Филиппчук подписывает при­каз, подтверждающий выдачу лицензии «Укрнеф­тебурению».

Для справки: 5 марта 2009 года на счета НАК «Надра України» от ЗАО «Укрнефте­бурение» поступило 2 млн. грн. за проданную геологическую информацию по Сахалинскому месторождению. И это при том, что государство потратило на его открытие и разведку примерно 600—800 млн. долл. Продав за мизерную сумму драгоценную информацию, руководитель НАК «Надра Ук­раїни» по команде из Минприро­ды и Кабмина подписывает договор с ЗАО «Укрнефтебурение», согласно которому НАК «Надра України» не будет иметь претензий и притязаний на лицензию на Сахалинское месторождение.

Рыночная стоимость сахалин­ской лицензии: 300 млн. —
1 млрд. долл. Кто оценивал? Конституция Украины и Закон «О нефти и газе» говорят, что лицензия на промышленную разработку должна продаваться на аукционе. Этого не сделали. В результате этой мошеннической операции у госпредприятия «Полтавнефтегазгеология» украли как минимум 30 млн. долл., а у Украины — как минимум 300 млн. долл.

То, что начал в 2006—2007 годах министр экологии Василий Джарты, сейчас благополучно завершает руками своего министра экологии премьер-министр Украины Юлия Тимошенко — отрасль разрушается в целом.

Для чего это делается? Ответ прост — чтобы предприятия перешли в частные руки. Издавая приказ на передачу лицензии на месторождения ЗАО «Укрнефте­бурение», Филиппчук понимал, что нарушает закон. На встрече с губернаторами Ю.Тимошенко в присутствии губернатора Полтавской области дает министру экологии приказ аннулировать лицензию «Укрнефтебу­рения» и передать ее госпредприятию. Но из четырех пунктов приказа премьер-министра выполняются два, и оставляется в силе действующая лицензия «Укрнефтебурения».

Это, видимо, была игра в хорошего премьера и нехорошего мальчика для битья — министра экологии. Неравнодушным в этой ситуации остается только губернатор Полтавской области. Он написал десятки писем в СНБО, премьер-министру о ситуации в отрасли.

Ситуация усложняется и тем, что я сейчас вижу очень много комиссаров из России, которые примериваются к запасам наших недр. Спрашивается: зачем им наши нефть и газ при их-то запасах? Поскольку я сам работал на буровой в Сибири, знаю из личного опыта — там на 10 тыс. км тайги нет ни одного населенного пункта. Тянуть на 3—5 тыс. км трубопровод и размещать буровиков или нефтяников — дело трудное, требующее миллиардных вложений и огромных квалифицированных человеческих ресурсов. Другое дело — добывать газ или нефть у нас, в Украине, где создана вся необходимая для этого инфраструктура. Для этого и организуется сейчас крупный российско-украинский консорциум, где будет доминировать Россия.

Поэтому не случайно распространяется миф о том, что Ук­раи­на бедна запасами газа, нефти, кон­денсата. Не верьте этим сказкам! Днепровско-Донецкая впадина вмещает более триллиона кубометров газа, большое количество нефти и конденсата. Если взять показатели по Полтав­ской области, то эти месторождения суммарно несут более 800 млрд. кубометров газа только на разведанных глубинах. Есть предпосылки, что на глубинах 7—8—
10 км существуют аномальное давление и огромные запасы углеводородов.

За чем остановка? При власти только политики, а не профессионалы.

Владелец нашего предприятия — государство. К сожалению, пока это владелец нерадивый, он не понимает, что в его распоряжении находится то, что определяет завтрашний день Украины, основу ее независимости.

«Полтавнефтегазгеология» ведет учет природных запасов, работу месторождений, режимы скважин. У нас проводится постоянная научная работа в полевых условиях. Мы сберегли научный потенциал. Начаты работы на Короленковской скважине, поданы заявки на геолого-разведочные работы еще на нескольких площадях.

В Украине на 40% отработаны глубины до 5,5 тыс. метров. Большие глубины практически еще даже не изучались достаточно фундаментально. Именно «Полтавнефтегазгеология» выполняла заказ по исследованию глубоких горизонтов на параметрической скважине №9 Лысовской площади. На ней мы прошли почти 8 км.

Горизонты ниже 5,5 тысяч метров однозначно перспективны, так как содержат большие залежи газа с аномальным давлением в 1000 атмосфер. Это глубоко, но стоимость продукции оправдывает капиталовложения. Но пока были государственная разведка и государственное бурение, страна получала колоссальные прибыли. Сейчас вместо них работают инвесторы, эксплуатирующие государственные вложения для наполнения своего кармана. Государство не может перенаправить деньги на дополнительную разведку, на освоение месторождений. Эти деньги идут на покупку депутатских мандатов, должностей и многого другого. Эту ситуацию необходимо менять!

Как руководитель ГП «Полтав­нефтегазгеология», хочу задать вопрос всем людям, работающим на предприятиях нашей отрасли: сколько вы еще будете наблюдать за всем этим? Вас ведут «на убой», пользуясь вашим молчаливым согласием. От себя замечу: мы не молчали и молчать не будем. Так просто мы не сдадимся!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно