Почему Украине нужен гибкий (рыночный) обменный курс?

13 апреля, 2012, 15:15 Распечатать

К сожалению, украинская валюта сейчас самая недооцененная в мире, поэтому Украина не способна проводить какие-либо экономические реформы, в том числе и в сфере валютного регулирования.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Все страны — члены Международного валютного фонда (МВФ) можно разделить на четыре группы: с жесткой фиксацией валютного курса (23 страны), с гибкой фиксацией (78), с плавающим курсом (75) и с прочими режимами (12 стран). Причем группа с плавающим курсом делится на две подгруппы: управляемое «плавание» (40)
и свободное (35). Режим свободного плавания выбирают развитые страны (США, Великобритания, Швейцария и т.д.), режимы управляемого плавания характерны для стран, которые вплотную приближаются к развитым.

Украина декларирует, что придерживается режима управляемого плавания, но фактически проводит политику гибкой фиксации (входит в подгруппу стран фактической стабилизации курса). Кстати, в этой группе находится и Россия, проводящая намного более либеральную валютную политику, чем Украина. Более того, Россия декларировала переход к полному свободному плаванию рубля уже в следующем году.

Почему нынешняя курсовая политика (режим стабильного курса) вредна для экономики страны? Прежде всего, политика стабильного курса увеличивает вероятность разрушительных валютных кризисов (в условиях Украины — обвалов курса со всеми вытекающими экономическими и социальными последствиями, главным из которых является рост цен, причем не только на импортные товары). Можно даже сформулировать новый экономический закон: чем дольше страна с неконтролируемой инфляцией поддерживает стабильной свою валюту, тем выше вероятность и более разрушительным будет ее очередной валютно-финансовый кризис.

Если мы не можем учиться на своих ошибках (вспомним кризисные 1999-й и 2008 годы), то давайте посмотрим на современную Беларусь с обесцениванием валюты в три раза и инфляцией выше 100%! Расскажу о моем диалоге с делегацией центрального банка Беларуси, который состоялся после их обращения в МВФ за финансовой помощью (начало 2009 года). Ключевым вопросом тогда была курсовая политика страны. МВФ требовал от белорусов установить рыночный курс. В таких условиях белорусская валюта должна была девальвировать на 15—25%, что для моих собеседников (а особенно — их президента) было равносильно революции… Мои аргументы и даже прогноз, что каждый год оттягивания введения плавающего (рыночного) курса будет стоить вам 20—25% девальвации ежегодно, но заплатите вы за эту политику разово, только в конце срока, на них не подействовали…

Очевидно, что политика стабильного курса ведет к внешнеторговым дисбалансам. Постепенно начинает накапливаться торговый дефицит (может быть и наоборот, профицит, как в Китае и России). Когда дефицит счета текущих операций достигает критического значения — 10—12% ВВП страны, как правило, начинается не только финансовый, но и экономический кризис.

Дело в том, что стабильный, нерыночный, курс уже после нескольких месяцев его очередной стабилизации (очередного обвала) начинает давать неправильные сигналы рынку относительно инвестиционных стратегий бизнеса. Бизнес вкладывает деньги и развивает не самые выгодные для него направления. Когда надо производить и экспортировать — он импортирует, и наоборот, в тех секторах, где нужно только импортировать, предприниматели начинают развивать собственное производство! Поэтому я считаю, что так называемый стабильный курс является одним из основных факторов неэффективности украинской экономики, ее отсталости, множества абсурдных и нерациональных (неприбыльных) решений.

Кроме перечисленных негативов, стабильный курс приводит к тотальному недоверию к своей национальной валюте и одновременно создает иллюзию валютной стабильности (люди, бизнес и правительства забывают о валютных рисках, накапливают их). В конце концов, политика стабильного курса ведет к тотальной долларизации Украины, где только на руках населения, по моим оценкам, сосредоточено около 50 млрд. долл. Не следует забывать, что когда мы используем чужую валюту для расчетов или сбережений, то беспроцентно кредитуем чужие страны. Сейчас бедные украинцы выступают кредиторами США и ЕС!

В свете сказанного понятна альтернатива такому режиму. Я выступаю за скорейший переход к плавающему курсу. На первом этапе — 3—5 лет — плавание должно быть управляемым, а затем — свободным. Когда говорят о свободном плавании, то не исключают каких-либо валютных интервенций центрального банка, однако они должны быть не периодичными и объясняемыми, то есть решать определенные разовые, ситуативные проблемы. На такие интервенции идут даже такие либеральные страны, как Швейцария и Япония.

Думаю, что логично и правильно в условиях плавающего курса потребовать от финансовых властей страны стабильности цен, т.е. взять под контроль инфляцию. Причем на первом этапе (3—5 лет) я бы рекомендовал ввести мягкое инфляционное таргетирование, которое бы соответствовало управляемому свободному плаванию курса гривни. Под мягким инфляционным таргетированием я понимаю как достаточно высокие уровни инфляции (но не выше 10%), так и гибкие границы такого таргетирования (например, на 2012 год я бы рекомендовал НБУ установить цель по инфляции 5—8%). После переходного периода нужно переходить к более жесткому таргетированию инфляции как по уровню (не больше 5%), так и по границам (отклонение не более одного процентного пункта).

Понятно, что для внедрения политики инфляционного таргетирования нужны как институциональные, так и кадровые предпосылки. Со вторыми понятно: центральные банки и министерства финансов — это органы денежных властей, где во всех цивилизованных странах сосредоточены теоретики и интеллектуалы. Не организаторы, не управленцы, не политики, а именно интеллектуалы с очень высокой теоретической подготовкой и практическим опытом!

Что касается институциональных предпосылок, то важнейшими из них я бы назвал следующие: фактическая независимость центрального банка; прозрачность всех его действий (начиная с публикации протоколов правления НБУ и заканчивая периодическими выступлениями с объяснениями всех своих действий, которые влияют на финансовые и денежные рынки); внедрение рыночных, конкурентных цен на все услуги ЖКХ (напомню, что в мире после реформирования ЖКХ цены на его услуги всегда снижались!); реформирование фондового рынка (можно даже сказать — появление фондового рынка); повышение финансовой грамотности населения.

Политика инфляционного таргетирования вместе с финансовой грамотностью могут привести к революции в головах украинцев: они должны больше доверять себе, своей валюте, своему центральному банку и, в конце концов, своему государству, чем чужим…

Эффект такой революции я оцениваю приблизительно в 50—100 млрд. долл. Это то беспроцентное кредитование других стран, о которых я говорил ранее. Разве Украине не нужны эти деньги?

Возможна ли такая революция? Согласно сформулированному мною закону о недооценке валют, такой ход событий выглядит маловероятным. Согласно этому закону уровень недооценки национальной валюты относительно ее паритета покупательной способности показывает уровень развития общественных институтов страны. Из этого закона вытекают два следствия. Во-первых, уровень недооценки национальной валюты показывает уровень компетентности финансовых властей страны, причем не только действующих, но и предшествующих. Во-вторых, недооценка показывает способность страны проводить реформы.

К сожалению, украинская валюта сейчас самая недооцененная в мире, поэтому Украина не способна проводить какие-либо экономические реформы, в том числе и в сфере валютного регулирования. Но надежда умирает последней.

Справочно замечу, что согласно паритету покупательной способности в 2010 году курс гривни к доллару должен был составлять 3,6 грн. Согласно другому, более оперативному индексу — BigMacIndex — 3,9 грн.!

Объяснение этого закона также очевидно. На все кризисы, а также экономические и политические проблемы мы с перепугу — из-за слабости общественных институтов, малой финансовой грамотности — отвечаем глубокой девальвацией и инфляцией. Такая валютная политика потом помогает нам выходить из кризиса за счет простых украинцев, обесценивания их сбережений и падения доходов…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно