ПОЧЕМУ ПОССОРИЛИСЬ «ЗАПОРОЖСТАЛЬ» С «ЗАПОРОЖКОКСОМ»

18 января, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 18 января-25 января

Говорят, разница между умными и мудрыми, помимо прочего, заключается в том, что первые ищут способы, как разрешать конфликты, а вторые — стараются их избежать...

Говорят, разница между умными и мудрыми, помимо прочего, заключается в том, что первые ищут способы, как разрешать конфликты, а вторые — стараются их избежать. Не знаю, как насчет мудрецов, но в целом за интеллектуальный потенциал нации, пожалуй, беспокоиться не стоит. Ведь с конфликтами у нас все в порядке — полное изобилие. И не в виде каких-то пустяковых разногласий, а скандалов масштабных, способных длиться не месяцы — годы. Со временем они становятся настолько привычными, что мало кого удивляют даже крайними проявлениями, далеко выходящими за рамки здравого смысла. Особенно если дело касается сферы финансово-экономической, где поиск здравомыслия зачастую столь же тщетен, как попытка измерить алгеброй гармонию...

Ожидаемая сенсация

Когда в начале ноября пресс-служба акционерного общества «Запорожкокс» распространила официальное заявление о том, что в течение трех лет завод подвергается жесткому давлению со стороны «недобропорядочных акционеров—собственников ОАО «Запорожсталь» с целью передела собственности, некоторые местные СМИ расценили его как сенсацию. Хотя, на самом деле, элемент неожиданности сложно было отыскать даже при большом желании. Достаточно вспомнить бурные и затяжные скандалы, связанные с вторичным перераспределением собственности на крупных запорожских предприятиях, таких, скажем, как ферросплавный завод, алюминиевый комбинат, «Запорожтрансформатор»... Да, собственно, и в том, что подобное неизбежно случится на «Запорожкоксе», практически никто не сомневался.

В течение последних лет руководство предприятия неустанно твердило, «что ряд отечественных и зарубежных фирм пытаются оказать давление на процессы акционирования и стратегического развития завода». Правда, в этих сообщениях «обидчики» не персонифицировались, что, впрочем, не являлось особым препятствием для их определения. Между тем, сторонние наблюдатели не спешили с оценками, наверное, прекрасно отдавая себе отчет в том, что они неизбежно повлекут за собой солидаризацию с одной из сторон. А ведь неизвестно, какая из них одержит верх. Выступать же союзником проигравшего — кто из умных захочет. Не говоря уж о мудрецах.

Им не жить друг без друга

Говоря о предопределенности конфликта между двумя предприятиями, никак не обойтись без хотя бы краткого исторического экскурса в 30-е годы теперь уже прошлого века, когда в Запорожье развернулось сооружение крупного металлургического комплекса, объединившего производства черных и цветных металлов, а также вспомогательные — коксохимическое, шамотное, ферросплавное, ремонтно-техническое. Со временем индустриальный гигант пережил процесс почкования, в результате которого «Запорожсталь» стала специализироваться на выпуске листовых сталей, «Днепроспецсталь» — инструментальных, автономное развитие получили ферросплавный, алюминиевый заводы. Обрел самостоятельность и коксохим. Хотя, в сравнении с другими предприятиями, его независимость все же была весьма относительной.

Дело в том, что существование коксохимического производства попросту лишено смысла при отсутствии металлургического. Ведь основная продукция, кокс потому и называется доменным, что находит применение в процессе доменной плавки. Следовательно, оба предприятия должны быть расположены в непосредственной близости: транспортировка кокса издалека (а его требуется порядка 0,6 тонны для выплавки тонны чугуна) хотя и возможна теоретически, но на практике чревата затратами, несовместимыми даже с нулевой рентабельностью, не говоря уже о положительной. Партнеры попросту обречены на неразрывную связь пуповиной технологического цикла. Поэтому их сотрудничество регламентировалось так называемым толлингом. Проще говоря, «Запорожсталь» поставляла «Запорожкоксу» требуемые марки углей, которые после соответствующей переработки возвращались на комбинат в виде кокса, составляющего 90 процентов от валового производства завода.

В период безраздельного господства государственной монополии подобная схема сотрудничества была, в принципе, бесконфликтной, а мелкие разногласия, неизбежные в производственном процессе, без особых проблем разрешались главком или министерством. Но по мере реформирования собственности взаимоотношения партнеров начали претерпевать коренные изменения. Принципы сотрудничества остались прежними, но компаньоны стали другими, превратившись уже не в формально, а в фактически самостоятельных хозяйствующих субъектов.

Дружба дружбой, но проблемы врозь

Приватизационная эйфория закончилась быстро. Пришло осознание того, что процесс выживания в бурном рыночном море не так заманчиво-оптимистичен, каким представлялся изначально. Ибо нежелательные рифы и мели могут оказаться в равной степени, мягко говоря, нежелательными как небольшому катеру, так и громадному лайнеру. И если поначалу судьба благоволит свежим попутным ветром, то это вовсе не исключает штили и ураганы…

В этом партнеры убедились довольно скоро. Случилось так, что «Запорожкокс» оказался в кризисной ситуации, вызванной острым дефицитом оборотных средств. Тогда «Запорожсталь» вынуждена была прийти на помощь. Впрочем, иначе и быть не могло, поскольку прекращение поставок кокса неизбежно повлекло бы за собой остановку комбината. А ведь у флагмана отечественной металлургии и без этого хватало проблем. Обвальное падение спроса на металл на отечественном рынке вынудило «Запорожсталь» переориентироваться на экспортные поставки, что, разумеется, спровоцировало антидемпинговые процессы, негативно влияющие на экономику предприятия. Об этом, в частности, свидетельствует заявление председателя Запорожской облгосадминистрации Евгения Карташова, сделанное на прошлогодней ноябрьской сессии облсовета.

— В сложном положении оказался комбинат «Запорожсталь». Раньше 75 процентов его продукции шло на экспорт. В силу ряда причин были сорваны некоторые сделки. И прежний 16-процентный прирост объемов производства теперь скатился до отметки 3,5.

И это при том, что производственные мощности комбината — далеко не первой свежести. С каждым годом они все более настоятельно требуют обновления и реконструкции, иначе на будущем предприятия неизбежно придется поставить крест. Словом, нужны деньги. И немалые. А единственным реальным источником их получения в нынешних условиях может быть лишь сокращение производственных затрат.

Новое вино в старые меха

По мнению специалистов, одним из наиболее оптимальных вариантов решения проблем могло бы стать создание комплекса, объединяющего как основное, так и вспомогательные металлургические производства. Это позволит в определенной мере компенсировать имеющиеся в отечественной металлургии негативные тенденции. Прецеденты в стране имеются, например, в Кривом Роге, где в единый комплекс объединены три предприятия — местные металлургический и горно-обогатительный комбинаты, коксохимический завод. Теперь «Криворожсталь» является предприятием с полным металлургическим циклом.

К подобному решению проблемы явно расположен и председатель Запорожской облгосадминистрации Е.Карташов, ссылающийся на положительный опыт работы соседей. Но вопреки всей привлекательности данной идеи, ее осуществление на практике представляется, по меньшей мере, нереальным. Поскольку горно-металлургический комбинат в Кривом Роге создан в октябре 1996 года по решению правительства путем объединения предприятий, находящихся в госсобственности, и по сей день остается государственным. А в Запорожье ситуация, как говорится, из другой оперы. Подобные производства в регионе хотя и есть, но они имеют статус акционерных обществ, объединить которые никто, кроме собственников, неспособен и не вправе. К тому же, по крайней мере, один из партнеров категорически против объединения.

— Мы тесно сотрудничаем с «Запорожсталью», но это не значит, что мы должны подчиняться меткомбинату, — считает первый заместитель председателя правления ОАО «Запорожкокс» Валерий Рубчевский. — Наше предприятие совершенно самостоятельное, и оно само вправе определять свою рыночную политику.

Однако даже столь жесткая позиция одного из компаньонов вовсе не свидетельствует о том, что интеграционные процессы в рыночных условиях невозможны. При наличии желания и денег этого можно добиться, скупив контрольный пакет акций интересующего предприятия. О чем, к слову, свидетельствует опыт вторичного перераспределения собственности на уже упоминавшихся ферросплавном заводе, алюминиевом комбинате, «Запорожтрансформаторе». Подобную попытку пыталась осуществить и «Запорожсталь», доведя свою долю собственности в АО «Запорожкокс» до 30 процентов. Но для кардинального решения проблемы этого недостаточно: руководству завода подконтролен вдвое больший пакет, что позволяет эксплуатировать избитый тезис о покушении на права трудового коллектива.

На «Запорожстали» к подобным заявлениям относятся весьма скептично. И, судя по всему, не без оснований. В частности, по словам первого заместителя председателя правления ОАО «Запорожсталь» Геннадия Горлова, согласно реестру акционеров «Запорожкокса» собственниками завода выступают 16 его руководителей и 5 фирм.

Истинность данного заявления несложно проверить, ознакомившись с хронологией приватизационного процесса на «Запорожкоксе». Так, к началу 1999 года пакетом акций предприятия в размере 48,85% владело ЗАО «Инвестиционная компания «Трудинвест», учредителями которой выступали 14 физических лиц, являвшихся руководителями ОАО «Запорожкокс». Затем это закрытое акционерное общество (две трети уставного фонда) совместно с ОАО «Запорожкокс» (треть уставного фонда) создали ОАО «Торговый дом «Запорожкокс», овладевшее 19,88% акций завода. К апрелю 2000-го было создано еще одно ЗАО — «Пояс». Его учредителями выступили два акционерных общества — «Торговый дом «Запорожкокс» и «Запорожкокс». В собственности «Пояса» числится 33,19% акций ОАО «Запорожкокс»…

Построение столь громоздкой схемы управления предприятием представляется вполне логичным, если учесть безусловную его привлекательность и перспективность. Завод небольшой — всего 3,4 тыс. работающих, от проблем поставок и сбыта надежно застрахован давальческой схемой, продукцию производит высоколиквидную — как основную (кокс), так и попутную (в частности, бензин). В общем, надеяться, что нынешние его владельцы согласятся вот так, за здорово живешь, расстаться с собственностью, было бы по меньшей мере наивно. С учетом этого «Запорожсталь» вынуждена была избрать другой путь осуществления плана объединения предприятий — административный.

Обходной маневр

Сразу же оговорюсь: степень его безупречности обсуждать не будем. С одной стороны, потому, что страсти в отношениях между партнерами и без того обострены до крайности. А с другой — из-за того, что доводы каждой из сторон столь же категоричны, сколь и убедительны. К тому же некоторым из них оценка дана хозяйственным судом.

Например, руководство «Запорожстали» утверждает, что в последнее время значительно ухудшилось качество поставляемого на комбинат кокса, из-за чего страдает технология доменной плавки, а комбинат вынужден нести большие потери. В свою очередь коксохимики ссылаются на данные «Укрметаллургпрома», согласно которым на выплавку тонны чугуна «Запорожсталь» расходует 555 кг кокса, тогда как среднеотраслевой показатель составляет 587,5 кг. Следовательно, напрашивается вывод о том, что запорожский кокс далеко не худший по качеству.

Более принципиальные противоречия среди партнеров разгорелись относительно права собственности на попутную продукцию, получаемую в результате производства кокса. Комбинат настаивает на том, что она должна принадлежать ему, как поставщику сырья. А руководство «Запорожкокса» с этим категорически не согласно, обосновывая это рядом вполне убедительных причин. Дескать, подобное условие договором о сотрудничестве не предусмотрено. К тому же за переработку тонны угля «Запорожсталь» платит всего 16 гривен, а не в 10 раз больше, согласно сложившимся рыночным ценам. В результате основное производство для «Запорожкокса» является убыточным, и это вынуждает компенсировать затраты за счет реализации попутной продукции.

В конце концов затянувшиеся разборки между партнерами дошли до суда. В ноябре прошлого года ОАО «Запорожсталь» подал в областной хозяйственный суд три иска к ОАО «Запорожкокс», суммарно превышающие 200 млн. грн. Завод обвинялся в присваивании части продукции, произведенной из давальческого сырья комбината на протяжении 1999—2001 гг. В итоге рассмотрения этих дел исковые требования «Запорожстали» были удовлетворены более чем на 80 млн. грн. Разумеется, такие выводы «Запорожкокс» счел неприемлемыми, обвинив суд в предвзятости и необъективности. Заодно в черный список заводских недругов были занесены областная госадминистрация и внушительный перечень представителей правоохранительных органов, усилиями которых «Запорожкокс» в течение последних трех лет подвергся более чем 140 проверкам. А раз так, коксохимики к уступкам явно не расположены. Как, впрочем, и их партнеры-металлурги.

Остается только надеяться

В минувшем декабре руководство «Запорожстали» приняло решение инициировать внеочередное собрание акционеров «Запорожкокса», чтобы внести изменения в состав органов управления заводом. Этот шаг был ответной реакцией на официальное уведомление руководства «Запорожкокса» от 26 ноября 2001 года о том, что действие договора о сотрудничестве с комбинатом прекращается с 1 января нынешнего года. И это, пожалуй, самый серьезный козырь, которым располагают коксохимики, поскольку продление действия договора возможно лишь исключительно по согласию сторон. А его-то как раз и не наблюдается.

— Разыгравшийся конфликт в значительной мере стал возможен из-за того, что отношения между акционерными обществами до сих пор не имеют полноценного правового статуса, — считает начальник Запорожского территориального управления Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Вячеслав Власов. — Закон об акционерных обществах подготовлен и представлен на рассмотрение парламента, однако некоторые фракции настойчиво блокируют его принятие.

Надо же, какие совпадения в жизни случаются. Ведь именно в парламенте очень неплохо представлены политические силы, неустанно декларирующие защиту интересов отечественных производителей и, в частности, далеко не безразличные к делам на двух отдельно взятых предприятиях. Над которыми, безо всякого преувеличения, нависла реальная угроза краха. Одно утешает — умнеем мы не по дням, а по часам. Со временем, глядишь, и мудрость проявится. Если уж станет совсем невмоготу...

P.S. Когда материал готовился к печати, стало известно, что во взаимоотношениях между предприятиями-партнерами все же наметился некий прогресс. В середине января наконец-то состоялась встреча на высшем руководящем уровне — председателей правлений «Запорожстали» и «Запорожкокса» Виталия Сацкого и Бориса Войтенко. Правда, об окончательном разрешении конфликта пока говорить преждевременно. Оно и понятно: налаживание отношений всегда происходит значительно медленнее, нежели их порча.

Тем не менее председатель облгосадминистрации Е.Карташов выразил надежду, что в начале февраля договор о сотрудничестве предприятий будет подписан. Конечно, при условии, что партнерам удастся достичь обоюдоприемлемого компромисса. Ну, а насколько он окажется прочным... Не будем пессимистами — время рассудит.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно