ПОЧЕМУ ПОЛТАВСКИЙ ГОК ОСПАРИВАЕТ ПРОДАЖУ АКЦИЙ ХТЗ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ПОЧЕМУ ПОЛТАВСКИЙ ГОК ОСПАРИВАЕТ ПРОДАЖУ АКЦИЙ ХТЗ

5 октября, 2001, 00:00 Распечатать

В предыдущем выпуске «Зеркала недели» (от 29 сентября 2001 года) была опубликована статья Игоря Маскалевича «После конкурса всегда бывает суд?», в которой речь шла о скандальной приватизации Харцызского трубного завода...

В предыдущем выпуске «Зеркала недели» (от 29 сентября 2001 года) была опубликована статья Игоря Маскалевича «После конкурса всегда бывает суд?», в которой речь шла о скандальной приватизации Харцызского трубного завода. Тема эта весьма животрепещуща как для жителей регионов, в которых расположены Харцызский трубный завод и оспаривающий решение ФГИ о продаже пакета акций Полтавский горно-обогатительный комбинат (ПГОК), так и для всех остальных, причастных к этой теме. И даже прямо не причастных.

Кроме того, очевидно, что взгляды ФГИ и ОАО «Полтавский ГОК», не допущенного к участию в этом конкурсе, на эту проблему кардинально расходятся. Почему? Об этом корреспондент «ЗН» расспрашивала председателя правления ОАО «Полтавский ГОК» Владимира БАДАГОВА.

Владимир Федорович, насколько известно, акционеры Полтавского ГОКа достаточно оперативно обратились в различные суды с исками относительно неправомерных, по их мнению, действий Фонда госимущества Украины по недопущению Полтавского ГОКа вообще к участию в конкурсе по продаже пакета в 76% акций Харцызского трубного завода. А чем в ФГИ объяснили этот факт?

 

Фонд госимущества объяснил это расплывчатой формулировкой несоответствия требованиям пункта 6.9 программного положения закона о приватизации. Однако этот пункт содержит с десяток расплывчатых формулировок, начиная от «несоответствия определению промышленный инвестор» и заканчивая всевозможными несоответствиями документов, что при желании дает Фонду возможность не допустить даже к участию в торгах нежелательного по каким-то причинам претендента, а тем более потенциального победителя конкурса.

Но на протяжении конкурса по продаже акций ХТЗ у Фонда госимущества (по крайней мере, у нас сложилось такое впечатление), была четкая задача, поставленная, вероятно, председателем ФГИ Александром Бондарем: не допустить Полтавский ГОК к участию в конкурсе. О чем, на мой взгляд, свидетельствует и тот факт, что представители ФГИ несколько раз меняли свою позицию в отношении ПГОКа. Сначала они говорили, что Полтавский ГОК якобы выпускает мало трубной продукции и не того сортамента. Хотя есть такое понятие, как промышленный инвестор, и значит оно только то, что претендент выпускает аналогичную продукцию.

Но если руководствоваться такой логикой, то ни одна всемирно известная трубная компания не сможет, согласно таким высказывниям руководителя ФГИ, участвовать в приватизации украинских трубных предприятий. Уже потому, что, как заявляет глава ФГИ, сортамент их труб не соответствует украинским стандартам. Да ведь во многих странах диаметр трубы вообще измеряют в дюймах и уже поэтому он не совпадет с диаметром труб, выпускаемых в Украине...

Когда в ФГИ все же оценили несуразность таких претензий к Полтавскому ГОКу, появилось следующее. Мол, ПГОК не может участвовать в конкурсе по продаже акций ХТЗ потому, что, оказывается, ко времени подачи им документов на участие в конкурсе по решению суда 25% акций ГОКа принадлежало государству.

— Так принадлежало или нет? И являются ли акционерами ГОКа компании «Бари», «Мега-Моторс» и «Аскания»?

 

Эти 25% акций ГОКа были проданы «Украинскими полиметаллами» иностранным оффшорным компаниям за смешные деньги и в нарушение всех норм приватизационного процесса. Это заявил на своей коллегии ФГИ, об этом заявляем и мы. Однако детально в этой ситуации, я убежден, разберется суд.

Но логика ФГИ в данном случае, видимо, была такова: коль акции ГОКа принадлежат госкомпании «Украинские полиметаллы», значит, и ГОК не имеет права участвовать в конкурсе.

А названные вами компании среди акционеров Полтавского ГОКа не значатся. И не надо делать из этого политику, упоминать названия якобы экономических групп, которые имеют весьма далекое отношение к ПГОКу. А уж «привязывать» ГОК к конкретным физическим лицам и спекулировать на этом — это, по меньшей мере, неэтично и абсолютно не соответствует действительности. И уважаемые люди, о которых упоминал ваш коллега в предыдущем выпуске «ЗН», никакого отношения к ПГОКу не имеют.

Затем было и третье заявление ФГИ. Для того чтобы объяснить ситуацию с продажей ХТЗ в конкретные руки: мол, Полтавский ГОК — убыточное предприятие, сам еле дышит и не имеет никаких перспектив (что является полной чушью!), так как же он может в такой ситуации покупать акции ХТЗ?

Все эти заявления не выдерживают критики и подобного рода мысли могли родиться только в воспаленном мозгу определенного рода чиновников, которые не думают о государственных интересах и о судьбе предприятий, а заботятся только о своих личных интересах. Иначе объяснить происходящее просто невозможно.

К тому же, упрекать Полтавский ГОК в том, что из-за проблем с реализацией своей продукции в начале года у него были простои, по меньшей мере, неправомерно. Потому что почти два месяца ГОК — при всей аккуратности платежей за электроэнергию — отключался от энергоснабжения компанией «Полтаваоблэнерго», которая предъявила мнимые штрафы за якобы нарушения лимитов использования ГОКом электроэнергии, которые сама же энергопоставляющая компания и устанавливала. И только благодаря вмешательству первого вице-премьера Олега Дубины Полтавский ГОК был снова подключен к энергосети.

— В предыдущем материале о продаже акций ХТЗ упоминалась австрийская компания. Она действительно намерена была участвовать в финансировании сделки по покупке акций Харцызского трубного Полтавским ГОКом? И вообще какое она имеет отношение к этой истории?

 

Voest-Alpine — это весьма уважаемая и крупнейшая промышленная группа в Австрии. В нее входит около двух десятков компаний, а общий годовой объем продаж группы — порядка 10,5 млрд. долларов.

Действительно, эта группа компаний покупает окатыши только Полтавского ГОКа в объеме 2 млн. тонн на протяжении вот уже 12 лет. И Полтавский ГОК с этой группой компаний имеет контракт еще на десять лет (контракт заключается на такой период, а ежегодно к нему подписывается так называемое рамочное соглашение, в котором оговаривается цена на продукцию железорудного производства с учетом конъюнктуры рынка). Но никакого участия в финансировании этой группой покупки Полтавским ГОКом акций Харцызского трубного завода не предусматривалось.

Знаменательным является тот факт, что Voest-Alpine является крупнейшим поставщиком готового проката на автомобилестроительные заводы Германии. И такой интересный факт, что большинство производимых в этой стране автомобилей, даже самые знаменитые марки, включая «Порше», «Ауди», «Мерседес», «БМВ», — все они сделаны большей частью из украинского металла, основу которого составляет продукция Полтавского ГОКа.

Более того, наш ГОК и группа Voest-Alpine подписали договор об увеличении этой австрийской группой импорта полтавских окатышей в ближайшие три года по мере расширения и реконструкции их производственных мощностей. Дело в том, что эта группа компаний, пожалуй, единственная из металлургических в мире, мощности которой загружены на 110% от номинальных! Поэтому группа три месяца назад приняла решение о расширении производства (стоимость общей программы — около 1,5 млрд. долларов). Через три года Voest-Alpine увеличит свои мощности по производству стали на 75%.

А у Полтавского ГОКа уже подписан с ними рамочный контракт о том, что через три года австрийцы будут брать минимум на 70% окатышей больше, чем сейчас. И мы предпринимаем соответствующие меры по улучшению качества выпускаемых окатышей, в результате чего качество украинской продукции — прежде всего, по основному химическому составу — будет намного выше, например, широко используемой бразильской руды и окатышей. Так что всякие там рассказы о том, что Voest-Alpine якобы отказалась от сотрудничества с Полтавским ГОКом — это чушь.

В настоящее время ГОК ежегодно выпускает 6 млн. тонн окатышей при номинальной мощности в 10 млн. тонн и возможности увеличения объема производства до 12 млн. тонн в год. Задача его акционеров и менеджмента как раз и состоит в том, чтобы ГОК работал с максимальной отдачей, т.е. производил и реализовывал больше продукции, больше экспортировал своей продукции, платил больше налогов и увеличивал зарплату работникам, зарабатывал больше денег для акционеров. И, как мы понимаем, прямая задача государства и чиновников, в том числе из ФГИ, состоит в том, чтобы предприятие развивалось, больше зарабатывало и больше платило в казну.

— Коль уж вы упомянули об увеличении экспорта, то скажите, пожалуйста, не планировали ли владельцы и менеджмент ГОКа, скупив акции ХТЗ, и в самом деле реализовать производственную цепочку с максимальным выводом средств и добавочной стоимости за рубеж?

 

А каким образом? Посмотрите, ведь ничего не мешало ИСД на протяжении трех лет, пока они там «хозяйничают» в Донецкой области, загрузить мощности Харцызского трубного завода штрипсом с меткомбинатов им.Ильича и «Азовстали», и продавать произведенную ХТЗ трубу, куда им заблагорассудится. Но только почему-то они производили максимум 200 тыс. тонн при мощности ХТЗ в 1,5 млн. тонн. Почему? Объяснение простое: украинские предприятия не в состоянии лить штрипс марок Х60 и Х70. (И не смогут это сделать в ближайшее время, так как минимальные инвестиции в процесс производства подобных сталей на украинских меткомбинатах будут составлять никак не менее 500 млн. долларов. В случае, если эти инвестиции будут найдены.) Это высококачественная сталь, из которой делается высококачественная труба, которую, например, российский «Газпром» покупает не в Украине и не в России, а у таких всемирно известных компаний, как «Манес ман», «Митцуи», «Тиссен групп», и платит по 1300—1700 долларов за тонну такой трубы по одной простой причине: только трубы из таких высоколегированных марок стали пригодны для использования в Западной Сибири.

Харцызский трубный завод имеет свою нишу на рынке и она как раз и составляет 200 тыс. тонн. Если завод прыгнет выше головы, может, это будет 350—450 тыс. тонн. И это все при нынешнем качестве. А ключевой вопрос для ХТЗ — это улучшение качества штрипса. И предприятия нефтегазового комплекса у тебя будут покупать больше трубы, только если ты сможешь предложить трубу из очень качественной стали. Это и есть перспективный рынок для ХТЗ.

— Но если, как говорят, давний партнер ХТЗ — «Индустриальный союз Донбасса» не справился с увеличением производства труб и расширением рынка их сбыта, то зачем Полтавскому ГОКу понадобилась такая головная боль?

 

Наша идея состояла в следующем. Повышая качество своей продукции и увеличивая экспорт окатышей, мы намерены были завозить обратно в Украину высококачественный продукт — штрипс из стали марки Х60 и выше, который бы нам обходился несколько дешевле, а затем уже вывозить (с прибавочной продукцией, которая бы принадлежала ХТЗ) трубу мирового класса и продавать ее, скажем, на 50 долларов дешевле, чем сегодня тот же «Газпром» аналогичную продукцию покупает у «Манес ман» и других известных металлургических компаний. И тогда эти трубы покупали бы у нас, потому что при том же качестве мы бы обеспечили более низкие цены.

Но это никоим образом не ограничивало бы существующего рынка сбыта труб, производимых из сырья «Азовстали» и МК им.Ильича. Этот рынок никак нельзя терять! Наша работа состоит в открытии новых рынков для продукции ХТЗ, увеличении объемов производства к существующей базе и, как следствие, в кардинальном увеличении продаж заводом. И Полтавскому ГОКу в этой ситуации выгодно, ведь он реализует больше производимых окатышей, и удельно-постоянные расходы всех переделов на всех заводах-участниках снизятся. А это дополнительная прибыль. Причем для всех, включая государство.

— Допустим, предприятиям, занятым в этом процессе, и жилось бы легче. Но вы так ратовали об интересах государства… Так в чем же от всего этого выгода для державы?

 

— Увеличивается экспорт, а значит и валютная прибыль государства. Да, появляется импорт, но экспорт готовой трубы (с прибавочной стоимостью) превышал бы импорт. То есть сальдо внешней торговли будет положительным от этой операции. Увеличится ВВП и соответственно все налоговые отчисления в бюджет. Это ли не выгода? Это ли не международная интеграция?

— Владимир Федорович, как вы думаете, почему решение Фонда госимущества о продаже акций ХТЗ не возмутило еще одного достаточно известного участника конкурса — группу «Интерпайп»? Ведь они и трубы производят, и рынок сбыта у них имеется…

 

Во-первых, насколько мне известно, «Интерпайп» — давний партнер «Индустриального союза Донбасса» во многих проектах.

Что же касается конкурса по ХТЗ, то, по-моему, «Интерпайп» просто выступил своеобразным спарринг-партнером ИСД. Причем аналогичным образом эти компании поступили и в ходе конкурса по продаже акций одного известного меткомбината, который в итоге был куплен у ФГИ всего лишь за 4 млн. долларов. Других претендентов не допустили, бюджет недополучил средства, зато А.Бондарь отрапортовал.

— Акции Харцызского трубного все же продали подороже…

 

Но на 96 млн. грн. дешевле, чем предлагал Полтавский ГОК. Поэтому это и выглядит как заведомо спланированная акция: во-первых, по недопущению ПГОКа к конкурсу; а, во-вторых, по недополучению бюджетом так необходимых поступлений от продажи госпакетов акций. На всех углах кричат и зазывают иностранных инвесторов, а на самом деле, выходит, что их разве что только не палками разгоняют, выталкивают из Украины!

Мы предложили на 96 млн. больше от стартовой цены за пакет акций ХТЗ, а ИСД — на 4 млн. Нас вообще не допускают к участию в конкурсе, а ИСД его выигрывает. Не странно ли это?..

Здесь недобрали 96 млн., еще по другим конкурсам — 300 млн. Так и наберется миллионов 500. А это не такие уж маленькие деньги для Украины — на 500 млн. грн. половина науки содержится в нашей стране. И это совсем не лишние деньги для пенсионеров.

В этой ситуации, думаю, стоит задаться вопросом: насколько вообще правомерны действия руководителя Фонда госимущества, когда бюджет не наполняется по сугубо субъективным причинам, потому что чиновник решил, что крупнейшие компании не являются промышленными инвесторами или по каким-то иным причинам их даже не допустили к участию в конкурсе? И какова их мера ответственности?

Но, очевидно, что более всего в подобной ситуации страдает инвестиционный климат в стране и бюджет. Ведь не просто так парламент принимал программу приватизации, а Президент ее подписывал…

Пару месяцев назад о нынешних проблемах и перспективах Полтавского ГОКа я рассказывал Президенту Леониду Кучме, и он одобрил программу развития нашего комбината. А теперь вот ФГИ почему-то считает, что Полтавский ГОК — бесперспективное предприятие, чем наносит ощутимый ущерб репутации ГОКа. Хочу предупредить, что мы намерены в судебном порядке потребовать сатисфакции за распространение, мягко говоря, неправдивой информации о Полтавском ГОКе и его акционерах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно