ПОЧЕМУ МЫ ТАКИЕ?

14 июня, 1996, 00:00 Распечатать

Заметки на полях международной конференции «Ход экономической реформы в Украине» «Тебе придется делать добро из зла, потому что больше его не из чего сделать»...

Заметки на полях международной конференции

«Ход экономической реформы в Украине»

«Тебе придется делать добро из зла, потому что больше его не из чего сделать».

(«Бродячее» философское высказывание)

...Может, я чего-то не понимаю. Но это искренне. Чем дольше живу в реформируемой в разные стороны Украине, тем больше не понимаю. Если каждое мероприятие, проводимое властями в сфере экономики, рассматриваешь в отдельности, то еще можно догадаться - зачем оно происходит. Но суммарный результат не поддается пониманию. Это раздражает, но и вселяет надежду: может, все не так уж плохо - просто лично ты (я, вы, они) не в курсе. Может, что-то прояснится, если собрать в одном месте всех наиболее информированных? И добавить к ним иностранцев - из тех стран, которые «в результате капитализма» хронически опережают Украину по жизненному уровню собственного населения. А заодно и из тех стран, которые в процессе строительства госкапитализма переживают президентские выборы и внутреннюю войну. И пусть расскажут, что у нас на горизонте...

Павел Лазаренко, Виктор Пинзеник, Виктор Ющенко, Роман Шпек - в общем, добрая часть украинских экономических властей плюс Марек Домбровски (Польша), Егор Гайдар (Россия), депутаты ВС и представители МВФ, Всемирного банка, советники Президента и заместители министров... Давненько уж не собирался на публике такой «букет». Международная конференция, созванная Кабмином и Украинским фондом поддержки реформ, по представительности лишь слегка уступала знаменитому Всеукраинскому совещанию экономистов 1995 года, но, в отличие от этого совещания, на конференции не произносились слова об ослаблении монетарной политики и о радикальной коррекции курса реформ. Слова были другие - другие времена.

Что сказано,

то сказано

Все докладчики (украинские, разумеется) твердо датировали начало реформ октябрем 1994 года, когда Президент Леонид Данилович Кучма проявил политическую волю и провозгласил соответствующий курс. В результате у публики могло создаться впечатление, что все изменения в экономической политике происходили легитимно - в рамках октябрьской программы. Это, конечно, не совсем так, но не будем поминать старое. Примем, что на сегодня власть не заинтересована в экономических потрясениях образца 1994 - 1995 годов, а заинтересована она в структурных изменениях, в приватизации, в иностранных инвестициях, международном имидже демократического государства с благополучно-либеральной экономикой. По словам премьера, «правительство намерено осуществить решительный прорыв в сфере проведения последовательной реструктуризации и приватизации предприятий». Павел Лазаренко пообещал, что в этом году вопрос собственности (в частности, собственности на землю) будет решен. Государство готово расстаться со своей долей в приватизируемых предприятиях - но только под конкретные инвестиционные проекты.

В общем, если опять не вмешается какой-либо внешний фактор со своими выборами, то прибыль и даже собственность в Украине обретут своих долгосрочных хозяев и финансовая стабилизация утвердится, наконец, на устойчивой структурной базе. Пока что речь не идет о каких-либо конкретных законах, определяющих все тонкости отношений новых собственников между собой и всех вместе - с государством. Законодательная база, очевидно, будет формироваться на данных опыта и эксперимента. Что создает интересные возможности в плане распределения прибыли. То есть в промышленной сфере переход от системы рынков, монополизированных административно, к рынкам конкурентным и даже международным будет, по задумке реформаторов, происходить с помощью промышленно-финансовых групп, государственной поддержки собственного товаропроизводителя, привлечения заинтересованных капиталистов Запада, Востока, а заодно и Севера с Югом.

Планы обширные и требующие для своего осуществления немалых затрат. Пока еще богатые инвесторы, побаиваясь наших туманных законов, если чего и вкладывают в предприятия и отрасли, то только в такие, где норма прибыли покрывает их риск. Остальным, в том числе и родным приоритетным товаропроизводителям, «ловить» пока нечего, кроме денег из бюджета и внешней финансовой помощи. Оговоримся, что «деньгами из бюджета» мы называем всю приходно-расходную госбухгалтерию и госпомощь - в том числе и ту, которую власти добывают на-гора из коммерческих банков. Кстати, о банках. Наибольший удельный вес в структуре их убытков имеет кредитная деятельность - прибыльно вложить кредитные деньги удается довольно редко. А вот наибольшую прибыль наши банки (кто может, конечно) получают от разнообразных валютных операций. Заметим это и вернемся к докладу премьера Лазаренко на нашей конференции.

Павел Иванович обеспокоен дисбалансом по внешнедолговым платежам, отсутствием обещанной международной помощи. И в самом деле - Украина старательно погашала платежи по своим обязательствам перед внешними кредиторами, тратя на это почти все текущие бюджетные поступления, и при этом не получала внешней же финансовой поддержки. Более того, настал час выплачивать России сумму основного долга за газ - около 320 миллионов долларов в июне и еще столько же - где-то в августе-сентябре. Общая же сумма долга, напомним, составляет 2,5 миллиарда долларов. Проблема налицо. Но. Дело в том, что у главных наших внешнефинансовых помощников - МВФ и Всемирного банка (ВБ) - есть свой любимый показатель, по которому они определяют свою кредитную политику по отношению к той или иной стране. У МВФ любимый показатель - дефицит государственного бюджета, а у МВ - степень либеральности экономики, мера вмешательства госструктур в экономику. То есть, когда чувство меры этим самым госструктурам изменяет и они начинают уж слишком «хозяйствовать», организовывать конкурентную борьбу на базе монополий, налогооблагать некстати экспорт, регулировать что-то в торговле, дотировать цены, то Всемирный банк обычно очень огорчается и кредитов таким государствам не дает.

Так что восьмимесячному затишью в поступлении внешней помощи особо удивляться не приходится: ведь именно около года тому назад была провозглашена (в рамках курса реформ) коррекция курса реформ. Да так удачно и так кстати, что МВФ приостановил программу стенд-бай. Справедливости ради заметим, что, во-первых, украинские власти извлекли пользу из этого печального опыта - нынче, как уже было сказано, никто в правительстве не высказывается за изменение монетарной политики и все истово открещиваются от инфляционных решений. Во-вторых, Украина все-таки получила первый транш нового стенд-бая - 200 миллионов долларов к концу мая и, будем надеяться, на день выхода этой публикации правительство получит 150 миллионов долларов от Эксимбанка Японии на латание бюджетного дефицита. Ожидаются и кое-какие средства от ЕС и ВБ.

К сожалению, все текущие доходы бюджета этого месяца, приплюсованные ко всем теоретически возможным кредитным поступлениям извне, покрывают только и исключительно выплаты по внешней задолженности (см. выше). Денег на то, чтобы погасить текущую задолженность по зарплате бюджетникам, не говоря уже о задолженности прошлогодней, - нет.

Что сделано,

то сделано

В этих условиях правительство предприняло политически грамотный шаг и начало сокращать низовой аппарат министерств и самого КМ, урезать всяческие расходы на содержание оставшегося аппарата. Кроме того, некоторым внебюджетным фондам придется распроститься с налоговыми льготами. Это вещи приятные скорее в моральном плане - потому что большинство упомянутых фондов именно для получения всяческих льгот и создавалось. А нет льгот - свернут деятельность и многие фонды. Так что особого выигрыша в доходах бюджету это не принесет, но все-таки...

Особенно решительные планы у наших реформаторов по отношению к предприятиям. Их (предприятия, разумеется) необходимо реструктурировать так, чтобы они вовремя в полном объеме могли рассчитываться за поставленные энергоносители и не создавать кризиса платежей. Этим (реструктуризацией, разумеется) уже занимаются соответствующие министерства. Чтобы окончательно добить упомянутый кризис, предполагается провести очередной (седьмой) взаимозачет с очередным (третьим) выписыванием векселей. Три и семь - магические числа. Может, после стольких попыток возникнет легальный рынок долговых обязательств предприятий.

Хорошо. Где еще можно поискать способы борьбы с последствиями неплатежей, проще говоря, деньги для предприятий? В банках. Но мы уже заметили, что банкам для поддержания пристойной нормы прибыли нынче необходимо работать на валютном рынке. На сегодня, в ожидании иностранных инвесторов, планируется создать либеральный режим и ввести полную конвертируемость национальной валюты. Банкам также не помешает поискать хорошие доходы во многоступенчатых играх с разными валютами. Само по себе это нормально. Смущает только то, что национальная валюта в Украине ведет себя несколько странно - происходит не до конца объяснимый экономическими причинами рост карбованца. Несколько непредсказуемое поведение карбованца, конечно, повышает прибыльность кросс-операций для тех, кто в курсе. Но Бог с ним, это к слову. Принципиально же важно, что Украина созрела для того, чтобы допустить нерезидентов к покупке-продаже валюты на своем межбанковском рынке, а также к участию в покупке правительственных ценных бумаг. Только бы не было инфляции, непредсказуемых скачков курса карбованца, отрицательного сальдо по торговым операциям и неблагоприятного с точки зрения инвестора правового климата...

А закончить этот краткий обзор ситуации, навеянный конференцией по ходу реформы, хочется некоторыми выводами польского экономиста Марека Домбровски относительно структуры доходов-расходов нашего государства.

Соотношение денежной массы (М2) и ВВП в Украине колеблется в пределах 7 - 8%. Соотношение денежной базы и ВВП - около 5%. То есть возможности неинфляционного финансирования дефицита бюджета ограничены. Любая эмиссия НБУ будет иметь инфляционные последствия. Что касается рынка правительственных ЦБ, то и он ограничен узкой монетизацией, то есть ограниченностью сбережений в украинской экономике. Но сбережения эти будут восстанавливаться, если стабилизация окажется долговременной.

Другая неприятность - квазибюджетный (скрытый) дефицит. Текущую бюджетную задолженность, которая является результатом отсутствия бюджетной дисциплины, нереалистического бюджетного планирования, придется гасить. По политическим мотивам. Кроме того, к незапланированным расходам государства можно отнести и покрытие долгов за потребленную энергию. Возможно, что правительству, хоть оно и не выдает нынче государственных гарантий поставщикам, все же не удастся уйти от этой проблемы.

Рост социальных расходов бюджета в момент реформирования очевиден. До последнего времени он микшировался инфляцией и отсутствием официальной регистрации безработицы.

Сейчас, когда дефицит бюджета жестко ограничен, а расходы весьма велики, возникает искушение запланировать в бюджете нереальные доходы. Нервирующие многих неплатежи, позволяющие неплательщику уклоняться от налогов, - одно из последствий такого планирования. Не будем забывать и о том, что на налогоплательщика давит и огромный пресс неофициальных налогов - рэкет, коррупция. Государство пока не в состоянии обеспечить свою монополию на налогообложение.

Поле для реформирования, как видите, необозримое. А времени осталось совсем немного. Второе полугодие в украинской экономике обещает быть очень интересным.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно