ПО БОЛЬШОМУ НЕОБХОДИМО ТАК ЖЕ, КАК И ПО МАЛЕНЬКОМУ

3 сентября, 1999, 00:00 Распечатать

В чем специфика сегодняшней ситуации с украинским налогообложением? Среди прочего, видимо, и в том, что самым любимым у налоговиков является сегодня хронический налогоутаиватель...

В чем специфика сегодняшней ситуации с украинским налогообложением? Среди прочего, видимо, и в том, что самым любимым у налоговиков является сегодня хронический налогоутаиватель. В случае чего с него всегда можно содрать и доначисления, и штрафы (с участием в этих поступлениях налоговых органов), а заодно - и кое-что еще (что позволяет уже выполнять планы не только бюджетные, но и личные). И уж эти-то судиться не будут, как и портить кровь проверяющим: главное для них - сберечь кровь собственную.

Честные же плательщики в этом смысле гораздо хуже: вместо доначисленных налогов они кормят бюджет (но не налоговиков) просто начисленными, взяток не дают, в случае чего сопротивляются, зачастую судятся, нагло попивая кровь служителей фискального дела. Этих честных уже и проверять никто не хочет! Хотя при современных законодательных противоречиях «честняков» таких не так уж и много. Скорее можно говорить о тех, кто считает себя правильным, а потому - сражается, сражается, сражается. Нарушая привычный уклад жизни и сложившийся порядок вещей.

Но как исключения подтверждают правила, так и честные недотепы лишь оттеняют собой общую картину Великой Налоговой Гармонии: одни делают вид, что платят, другие делают вид, что проверяют.

И все настолько прекрасно, что, кажется, уже и «на самом верху» поняли: что-то тут не то, что-то тут не так. А чтобы стало так, налоги должны быть, во-первых, неизбегаемыми, во-вторых, простыми. Эти нехитрые принципы и заложены в попытках что-то изменить к лучшему. То умный Налоговый кодекс от И.Богословской всколыхнет застоявшуюся налоговую водичку, то очередной президентский указ (весьма с этим кодексом перекликающийся). Вот об этом последнем - подробнее.

Указ Президента № 746 (от 28 июня с. г.) еще более упрощает налогообложение малого предпринимательства, чем указ № 727 (от 3 июля 1998 года).

Расширение сферы действия указа (а с ним - и единого налога) вследствие расширения критериев малого бизнеса, возможность не платить еще и НДС, а также многие другие новации (в частности - кассовый метод) - это все, конечно, хорошо и прекрасно. Выражу робкую надежду, что сей указ действительно может помочь - и бизнесу, и экономике, и стране.

Впрочем, сохраняется вопрос: почему только для маленьких? Разве для «нормальных» (то есть больших) предприятий не нужно кардинально менять налогообложение, делая его и простым, и неизбегаемым?!

Или на «малышках» решили просто поэкспериментировать для начала? Имея в виду распространить новые условия на всех - если по маленьким хорошо получится? Но тогда эксперимент должен быть чистым! Однако два обстоятельства этой чистоте явно мешают.

Прежде всего, если одни НДС платят (как обычно), а другие - нет (перейдя на упрощение для малых), то первые ничего не купят у вторых. Ведь раз продавец НДС не платит, он не даст и налоговую накладную, в результате покупатель остается без налогового кредита. Поэтому продавать неплательщики НДС (отказавшиеся от обычного обложения, а также от варианта «6% + НДС» и перешедшие вместо этого на новый вариант «10% без НДС») будут только таким же, как они, неплательщикам НДС или физическим лицам. Остальные у них не купят. Тем самым сужается круг тех, для кого переход на безНДСное налогообложение может быть выгоден. А для тех, кто перешел-таки на 10% без НДС, резко уменьшается полезность этого варианта - по сравнению с тем, как если бы в таких условиях были все.

Вторым обстоятельством, также загрязняющим эксперимент, является единая ставка налога. Все-таки «единый налог» не означает единую ставку. Ведь если услуги (по которым материальных затрат почти нет) от такого «единства» выигрывают (что, кстати, тоже не способствует чистоте эксперимента), то, к примеру, оптовая торговля, где торговая надбавка может составлять всего 2-3-5%, от «равных» с розницей и даже с услугами условий, конечно же, проиграет и на единый налог не перейдет. Это, однако, не должно означать, что для оптовиков он плох вообще. Нет - единый налог может быть хорош для всех, просто вводить его надо дифференцированно, только и всего.

А если уж на первых порах он сосуществует с «традиционным» (других цензурных слов не подберу) налогообложением, то, видимо, НДС у «неупрощенцев», приобретающих нечто у «единоналожников», надо брать не по системе «разница между НДС полученным и НДС уплаченным», как сегодня (что делает невыгодными покупки у «упрощенных»), а по системе «НДС с разницы», как ранее облагалась торговля. И без всяких налоговых накладных, которые «упрощенец»-продавец все равно не сможет дать покупателю!

Если всех сразу перевести на «НДС с разницы» сложно, то хотя бы торговлю по конкретным товарам облагать таким образом вполне реально. Тогда улица, где левостороннее (экспериментальное) движение сочетается с правосторонним (традиционным), обретет некие разумные правила объезда друг друга.

Ну и, конечно же, когда упрощенное обложение будет постепенно распространяться на всё новые и новые слои предприятий, необходимо будет дифференцировать ставки обложения единым налогом. И если налог этот заменяет и налог на прибыль, и НДС, и начисления на зарплату, и инновационно-автодорные налоги с оборота, и прочие указанные в указе «мелочи», то ставки, условно говоря, могут быть, к примеру, такими: для сельского хозяйства (которое никакой ставки просто не перенесет) - 0%, для оптовиков - 3%, для услуг - 12%, для остальных - 10%. В «остальные» - наряду с промышленностью, энергетикой, строительством, транспортом и пр. - попадает и розничная торговля. Это вполне справедливо: надбавку-то розница накручивает не на свои скудные затраты, а на стоимость товара, и надбавку - в отличие от оптовиков - как правило, вполне приличную (и 30, и 40, и даже 100%). Вот пусть и платит как производство.

Что же до препятствий «единоналожию» и его распространению на «больших», то главными из них считают сегодня «кумулятивный эффект» и бартер.

Относительно «кумулятивности» и ее влияния на цены нужно сказать, что опасна она лишь тогда, когда имеет место рост налогов по сравнению с имеющимся их размером. Ведь очевидно, что замена НДС, налога на прибыль и др. на «кумулятивный» налог с оборота, взимаемый по ставке, подобной инновационной или автодоровской, никакого роста цен не вызовет! Значит, дело все-таки в размере ставки, а не в кумулятивности.

Да, затраты попадут под повторное обложение. Сначала - когда мы что-то продаем, чтобы купить сырье, потом - когда реализуем готовую продукцию уже не для приобретения сырья, а «для зарплат и дивидендов» (разграничение, конечно же, условное). Но именно поэтому ставки единого налога и должны быть очень низкими, чем эта «несправедливость» полностью нивелируется! И если ставка обеспечивает налоги не большие, чем сегодня, то цены от этого не вырастут! Точно так же у покупателей, использующих (при низких ставках!) чье-то готовое как свое сырье, кумуляция нулевого роста все равно даст нуль.

Если, конечно, не заниматься размножением посредников. Однако то, что излишние посреднические звенья становятся при едином налоге с оборота невыгодными, - не минус этого механизма, а очевидный плюс.

Теперь - о бартере. Здесь необходимо «новое мышление». Дело в том, что бартер - это отнюдь не способ налогоизбегания. Те, кто занимается налогоизбеганием всерьез, меня поняли, остальные - если подумают, тоже поймут.

Бартер есть вынужденная реакция предприятий на недостаточность денежной массы в стране, каковой недостаточностью пытаются «стабилизировать» гривню. Ну а коль денег явно не хватает - бартер неизбежен: должны же предприятия за свои труды хоть что-то получать? Вот и берут вместо «живых» гривен нечто, которое предстоит еще реализовывать. Но справедливо ли при таких условиях считать встречный товар доходом? Если его только собираются продавать! Вот когда полученное по бартеру обратится, наконец, в деньги (от которых несчастного производителя, может быть, отделяет еще целая бартерная цепочка) - тогда и появляется доход, который резонно обложить. Пока же денег нет, а есть лишь обуза, кому продать,- ну какие могут быть налоги? С чего? Или «душить - так душить»?

Иное дело, если полученные по бартеру (либо в результате бартерной цепочки) товары или услуги предприятие использует на свое производство или на собственные нужды. Здесь уже есть что облагать: ведь если бы продукцию продали за деньги, необходимые для покупки сырья, они бы облагались. Значит, и бартерное получение сырья не должно давать преимуществ и не должно быть исключением.

Особой разновидностью «собственных нужд» может быть, кстати, выдача полученным товаром натуральной зарплаты.

Все почему-то забыли, что согласно постановлению КМ от 3 апреля 1993 г. № 244, никем, кстати, не отмененному, в перечень товаров, которыми нельзя выдавать зарплату, вошли товары производственно-технического назначения (все!), непродовольственные товары народного потребления (все!), продовольственные товары народного потребления промпереработки (все, кроме - в особых редких случаях - сахара) и еще куча наименований (вроде отрав и наркотиков), о которых, видимо, точно неизвестно - продовольственные они или непродовольственные.

Но это - к слову. Раз нельзя, но очень хочется - то можно, вот и выдают. Тем более что все равно больше нечем. Не обращают внимания даже на то, что товар в обмен на работу - тоже своего рода бартер (со всеми налоговыми последствиями).

Так вот, когда денег в результате бартера нет и не предвидится, ибо встречный товар использован или на себя, или на «зарплату», такой бартер, конечно, должен облагаться. Причем облагаться, видимо, по «обычным» ценам.

Еще одно отступление - уже не лирическое, а теоретическое. По чьим обычным ценам должен облагаться бартер? Сегодня в целях налогообложения берут обычную цену продавца на то, что он отдал. Однако разве «отдал» есть «получил»? Облагать-то нужно полученное! Стало быть, и обычная цена должна для обложения браться по встречной продукции (услуге), а не по отгруженной (выполненной). Указывать эту обычную цену, определяемую по денежным продажам (как средневзвешенным за последний месяц), должен поставщик («оказыватель») встречной продукции (услуги) - под свою, разумеется, ответственность. (Где? А хоть в договоре, хоть в акте.)

Это будет справедливо и без обмана: какой смысл поставщику встречной продукции рисковать ради не себя, а партнера? Ради того, чтоб и тот сделал так же? Но это уже сговор (и сроки совсем другие).

Впрочем, такой механизм - не единственно возможный. Допустимо, в принципе, и применение в качестве обычных, например, биржевых цен, а то и вовсе госкомстатовских.

Так что бартер, в принципе, совсем не должен быть помехой «единоналожию». А потому можно его и не запрещать. В указе же № 746 бартер «упрощенцам» вообще не дозволяется. Что является по сути запретом и самого «единоналожия».

Оно, конечно, плохому налоговику и бартер мешает, но нам-то зачем плохие? Чтоб они изводили перешедших на единый налог и, не любя этот налог за простоту да неизбегаемость, всячески препятствовали его распространению? Да еще вопили при этом «ой, нельзя, ой, будет еще хуже»!

Но, во-первых, хуже уже некуда, а во-вторых, что может быть плохого от простого и неизбегаемого налогообложения - как на малых предприятиях, так и на больших? Если, разумеется, сложность, на коей «кто-то кое-где у нас порой» немножко кормится, не делать самоцелью...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно