ПЛОХОЙ МИР ЛУЧШЕ ХОРОШЕЙ ВОЙНЫ - ГОВОРИТ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПОСТОЯННОЙ КОМИССИИ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА УКРАИНЫ ПО ВОПРОСАМ ФИНАНСОВ И БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВИКТОР СУСЛОВ

16 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 16 июня-23 июня

- Виктор Иванович, вы возглавляете такую комиссию в Верховном Совете, мимо которой буквально не проходит ни один вопрос, и, стало быть, вы один из самых информированных депутатов Украины...

- Виктор Иванович, вы возглавляете такую комиссию в Верховном Совете, мимо которой буквально не проходит ни один вопрос, и, стало быть, вы один из самых информированных депутатов Украины. Хотелось бы обговорить с вами некоторые экономико-политические проблемы сегодняшнего дня. Это Конституционный договор, взаимоотношения Верховного Совета с исполнительной властью, особенности принятия некоторых законов, налоговая политика и некоторые другие.

- Как говорят в таких случаях, слухи о моей информированности несколько преувеличены. Однако наша комиссия действительно рассматривает большое количество законопроектов, и я готов осветить интересующие вас проблемы.

- Тогда первый вопрос. Перераспределение власти состоялось - подписан Конституционный договор. Ваш комментарий. Ваши оценки.

- В сложившейся ситуации Верховный Совет должен был проголосовать за Конституционный договор, и он за него проголосовал, включая меня. И это было единственно правильное решение. Большинство депутатов поняли, что иного выбора нет. Когда исполнительная власть не может ответить на вопрос «Что делать!», она начинает искать ответ на вопрос «Кто виноват?» И виноватым всегда оказывается коллегиальный представитель народа - парламент, который естественно проигрывает в силу своей неоднородности, в силу того, что он состоит из различных политических групп и не обладает ни силовыми структурами, ни средствами массовой информации. В подобном противостоянии парламент так же беззащитен, как и народ, его избравший. Под прикрытием плебисцита он может быть разогнан, даже расстрелян, как в некоторых республиках бывшего Союза.

В цивилизованных странах законодательную власть уважают, в менее цивилизованных - периодически давят. И наши парламентарии научились понимать, что в критической ситуации неизбежно ограничение демократии. И, наверное, это нормально.

Допустим, что плебисцит состоялся. Ясно, что ни Президент, ни парламент не набрали бы убедительного, подавляющего числа голосов. Вероятно, что Президент набрал бы чуть больше. Опираясь на эти шаткие результаты опроса, допустим, удалось распустить Верховный Совет. И что же? С учетом ухудшения положения в стране новый парламент был бы еще более левым. Хотя скорее всего выборы нового парламента просто бы игнорировались. И в условиях полной бесконтрольности исполнительной власти, тенденции к диктатуре ситуация была бы значительно хуже. Поэтому Верховный Совет принял единственно разумное решение - это сохранить все формы цивилизованности и проголосовать за соглашение.

- Кроме голосования и подписей под договором главы парламента и Президента еще же активно собираются подписи депутатов?

- Ситуация с подписанием соглашения каждым депутатом не ясна. Юридически вполне достаточно поименного голосования. Создается впечатление, что президентская команда переутяжелила проблему. К тому же такой механизм дает возможность работы с каждым депутатом лично, тем более, что срок подписания растянут. Можно предположить, что процедура преследует цель набрать 301 голос (для гарантии). А можно и иное: подпись - свидетельство благонадежности. В Верховном Совете шумят по этому поводу: началось деление на фракции - «угодники» и «негодники». Вопрос о подписании Конституционного договора - это вопрос личного достоинства. Человек не может голосовать против и в то же время подписать, а такие случаи есть. Лично я свою подпись не ставил.

- И все-таки документ - Конституционный договор имеет позитивную историческую значимость?

- Несомненно. Всегда даже плохой мир лучше хорошей войны, тем более, что на данном этапе такой договор просто необходим. Теперь исполнительная власть имеет все желаемые полномочия. И, по всей вероятности, это правильно. У нее есть возможность проявить себя. Теперь не сошлешься на то, что отсутствует вертикаль, имеется реальная возможность снять любого губернатора. Премьер-министр может назначаться и сниматься президентским указом, и не нужно никакого утверждения Верховным Советом. Та же картина с назначением министров, вице-премьеров. Сейчас назначается правительство, но с Верховным Советом нет консультаций ни по министрам, ни по вице-премьерам...

Резко возрастает роль сотрудников Президента, которые будут иметь возможность непосредственно предлагать Президенту какие-то свои решения, то есть в определенной мере они будут стоять выше министров, вице-премьеров, которые в свою очередь вынуждены будут согласовывать свои действия с помощниками Президента. Такова новая особенность складывающейся власти.

В западных странах стремятся, чтобы исполнительная власть утверждалась законодательной. В этом случае парламент берет на себя часть ответственности за действия правительства. Если раньше премьер-министр был достаточно независим, то теперь он не может быть полностью самостоятельной политической фигурой. Президент же сейчас лишен возможности говорить, что ему кто-то мешает. И это позитивно.

- Виктор Иванович, если обратиться к законодательной деятельности и немного углубиться в историю, нельзя не заметить, как тяжело проходят вносимые Президентом проекты законов, а его указ о промышленно-финансовых группах (ФПГ) вообще был заблокирован парламентским вето.

- На каждой встрече с журналистами я на примерах показываю, что очень часто проекты законов, подаваемые и правительством, и Президентом в Верховный Совет, страдают непроработанностью, недостатком расчетов и обоснований. Затем вокруг проекта создается ажиотаж, на комиссии оказывается определенное давление, мы работаем в цейтноте и иногда принимаем законы с ошибками, как, например, Закон о налогообложении прибыли, к которому затем пришлось возвращаться и даже приостановить действие некоторых статей.

Что касается указа Президента о ФПГ, то отмечу только два аспекта:

первый юридический - это восемь нарушений конкретных пунктов действующих законов. И наши оппоненты нигде не опровергли существа этих юридических замечаний;

второй принципиальный аспект - это определиться, чего мы хотим: чтобы налоги с субъектов ФПГ оставались в Украине или же уплывали за рубеж. И если посмотреть на указ Президента под этим углом зрения, то объективному человеку будет понятно, что такой указ ничего не дал бы Украине, кроме ущерба.

- У некоторых обозревателей сложилось впечатление, что указ о ФПГ в форме, предлагаемой командой Президента, - это как бы плата Украинскому союзу промышленников и предпринимателей и другим ассоциациям за поддержку нынешнего Президента в предвыборной кампании. Так ли это?

- Это деликатный вопрос, а я не имею аргументов, чтобы давать оценку в ту или другую сторону. Одно могу сказать определенно: у Леонида Даниловича есть слабость чрезмерно доверять некоторым своим советникам, которые часто не утруждают себя согласованием документов даже с правительственными структурами. Например, тот указ о ФПГ, как мне говорили, не видел первый вице-премьер по вопросам реформ...

- Вы же были советником у премьера Леонида Кучмы?..

- Поэтому я так и говорю.

- Вернемся к ФПГ. Не будет ли готовящийся закон на эту тему похожим на несостоявшийся указ?

- Не думаю, Во-первых, на его проработку мы имели несколько больше времени. Во-вторых, два главных аспекта, о которых я сказал ранее, нашей комиссией учтены. Но последнее слово скажет, конечно, Верховный Совет.

- Виктор Иванович, трудно отделаться от впечатления, что закон о ФПГ далеко не первостепенной важности. Ведь есть законы о предприятиях, корпорациях, наконец, есть просто договорные отношения, то есть возможностей для партнерского объединения в рамках действующего законодательства предостаточно. Куда важнее Верховному Совету как можно быстрее определиться с блоком законов о налогообложении.

- И Закон о власти, и Закон о ФПГ были предложены Президентом, который использовал свое право законодательной инициативы. А для того, чтобы завершить блок законов о налогообложении, нужно договориться о концепции налогообложения. Наша комиссия могла бы предложить свою концепцию, но за налоговую политику должна отвечать исполнительная власть. Поэтому для принятия концепции налогообложения нужно иметь четкую правительственную программу реформ. А ее нет. Круг замкнулся.

- Чувствуется ваше критическое и, как мне кажется, объективное отношение и к себе, и к оппонентам, судя по событиям последнего времени. А можете ли вы так же критически оценить факт введения в 1993 году фиксированного курса карбованца, который некоторые называют курсом «Звягильского - Суслова»?

- Справедливости ради нужно тогда добавить, что решение о введении фиксированного курса карбованца было принято президиумом Кабинета министров Украины еще при премьер-министре Леониде Кучме. Я же был за регулирование валютного курса в зависимости от эффективности экспортно-импортных операций и состояния платежного баланса.

- Вы никак не связываете прошлогодний фиксированный курс с повальным уходом экспортеров в бартерные сделки, объем которых нарастает?

- Нет. Объем бартерных операций до введения фиксированного курса был довольно весомым и не стал меньше после его отмены.

- Не могли бы вы сказать, какие законы о налогообложении предполагается рассматривать Верховным Советом в ближайшее время и какова позиция вашей комиссии в этих вопросах?

- В последнее время все чаще приходится рассматривать проекты, в которых предлагается повышение налоговых ставок. К примеру: правительством предлагается увеличить налог на добавленную стоимость до 25% (вместо 20%). Наша комиссия это не поддерживает.

Акцизный налог. Предлагается ввести более высокие ставки для отечественных производителей по сравнению с импортерами. Комиссия выступает за единые ставки.

В налоге на имущество граждан размер предлагаемой налоговой ставки составляет 0,05% от стоимости имущества. Комиссия выступает против единой ставки на все виды имущества. Предполагается рассматривать также:

- законопроект о стабилизационном налоге (налоговая ставка - 3% от реализации продукции). Этот законопроект комиссия уже рассматривала и отклонила;

- законопроект о налоге на прибыль. Как я уже говорил, некоторые статьи этого закона были приостановлены и теперь необходимо разобраться во всех недочетах;

- концепцию налогообложения.

- Виктор Иванович, вы довольно активный депутат, вас можно увидеть на «круглых столах» у Олега Соскина, и в представительстве Мирового банка, и по телевидению. Встречаетесь ли вы со своими избирателями и если да, то поддерживают ли они вашу позицию?

- Мои избиратели находятся в Люботинском избирательном округе Харьковской области. Ежемесячно я с ними встречаюсь и могу сказать, что меня они поддерживают.

- Благодарю вас за интервью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно