План «понуждения» к сотрудничеству

9 октября, 2009, 16:06 Распечатать

«ЗН» обратилось к теме украинско-российского сотрудничества в сфере ядерной энергетики и атомной промышленности по двум причинам...

«Мы хорошо понимаем свою ответственность за сохранение капитала сотрудничества, связывающего Россию и Украину. Именно поэтому мы стремимся действовать взвешенно и адекватно, ищем взаимоприемлемые подходы к решению общих задач».

Из выступления В.Путина на совместной пресс-конференции с премьер-министром Украины Ю.Тимошенко 29 апреля 2009 года

«ЗН» обратилось к теме украинско-российского сотрудничества в сфере ядерной энергетики и атомной промышленности по двум причинам.

Во-первых, 2 октября 2009 года не состоялось подписание контракта между НАЭК «Энергоатом» и российским ОАО «ТВЭЛ» на поставку ядерного топлива для украинских АЭС после 2011 года. Украинская делегация отменила свой визит в последний момент. Как сообщило агентство «Интерфакс-Украина», сославшись на свой источник в Кабмине Украины, стороны уже были готовы подписать документ в этот день в Москве. Но буквально в последний момент сроки заключения контракта были перенесены украинской стороной на ноябрьскую встречу премьеров Украины и России в рамках заседания Совета глав правительств стран СНГ в Ялте.

Во-вторых, в распоряжении редакции оказался уникальный документ под названием «План мероприятий Госкорпорации «Росатом» по действиям в отношении Украины после 15 июля 2009 года при неподписании долгосрочного контракта на поставку топлива после 2010 года», текст которого, мы в этом уверены, представляет интерес для украинской общественности.

События в этой сфере украинско-российского сотрудничества стали активно развиваться с весны. На пресс-конференции после завершения работы четвертого заседания Комитета по вопросам экономического сотрудничества украинско-российской межгосударственной комиссии 29 апреля 2009 года Юлия Тимошенко заявила, что достигнута договоренность о том, что до 15 июля «мы сформируем и представим для обсуждения долгосрочный контракт на десять лет, который включает полноценное, по всем направлениям, развитие сотрудничества в секторе ядерной электроэнергетики. Это важно потому, что Украина надеется, что будет совместно с Россией построен завод по производству ядерного топлива. Мы надеемся, что в ближайшей перспективе мы станем участниками международного центра по обогащению урана. И мы знаем, что Россия поддерживает нас в этих важных направлениях». Речь шла также и о совместном строительстве третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС.

Позже стало известно, что при заключении долгосрочного контракта на поставку ядерного топлива для АЭС Украины после 2011 года на 12 энергоблоков российская сторона поставила условие осуществления закупок украинской стороной начиная с 2011 года всего объема услуг по обогащению урана в России. В таком случае РФ готова была обеспечить свое участие в строительстве завода по фабрикации ядерного топлива в Украине. Предполагалось, что предприятие будет введено в эксплуатацию к сроку, необходимому для обеспечения первых топливных загрузок энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС, которые планируется запустить в 2015—2016 годах.

Судя по всему, российскую сторону устраивали эти договоренности с украинским премьер-министром, поэтому россияне стремились максимально быстро подписать документы и опасались, что к указанному в протоколе сроку событие может не произойти. Причины, как видит их российская сторона, изложены в следующей цитате из преамбулы к вышеуказанному «Плану…»:

«Перенос вопроса поставок ядерного топлива с уровня хозяйствующего субъекта в СНБО Украины, Администрацию Президента Украины и Кабинет Министров Украины не позволил досогласовать коммерческие условия долгосрочного контракта и выйти на его подписание.

Президент Украины В.А. Ющенко продолжает настаивать на диверсификации поставок ядерного топлива, а также требует принять меры по демонополизации украинского рынка российскими поставщиками.

Дело дошло до того, что российская сторона была обвинена в попытках захвата рынка Украины по изотопному обогащению урана, несмотря на то, что Премьер-министр Украины Ю.В. Тимошенко поставила свою подпись под Протоколом четвертого заседания Комитета по вопросам экономического сотрудничества Российско-Украинской межгосударственной комиссии.

Руководство ГП НАЭК «Энергоатом» неофициально заявляет о том, что долгосрочный контракт не будет подписан до 15 июля текущего года, директивы на подписание не будут предоставлены до окончания предвыборной кампании в Украине (17 января 2010 год), а послевыборные баталии могут внести очередную корректировку. Вряд ли можно рассчитывать на то, что работа над контрактом будет завершена раньше мая—июня следующего года».

А следующий отрывок текста призван показать вышестоящим органам РФ, какие усилия были приложены российскими переговорщиками для выполнения поручения своего премьер-министра о подписании документов в указанный в протоколе срок.

«В рамках многочисленных раундов переговоров российской стороной предлагались различные варианты компромиссных решений по досогласованию коммерческих условий долгосрочного контракта. В частности, было гарантировано ускоренное строительство завода по производству ядерного топлива в Украине при долгосрочной закупке российских топливных кассет для всех пятнадцати действующих украинских энергоблоков. ОАО «ТВЭЛ» не возражало против локализации в Украине производства топливного порошка и таблетки до 2020 года при замещении поставок американского топлива тепловыделяющими сборками завода. Исполнение обязательств по сооружению завода в Украине были готовы обеспечить правительственными гарантиями Российской Федерации в обмен на обязательства Украины по долгосрочной закупке российских услуг по обогащению урана».

Не могу удержаться от комментария по поводу того, что, несмотря на официальность документа и гриф «Для служебного пользования», в нем есть эмоциональная составляющая. Например, фраза, начинающая словами «Дело дошло до того (!), что российская сторона была обвинена в попытках захвата рынка Украины по изотопному обогащению урана…», говорит о многом. Ну просто негодование звучит из-за несправедливых обвинений.

А ведь на самом деле для Украины такая угроза существует, о чем пойдет речь дальше. Но можно понять и аргумент российской стороны о праведности их гнева, ведь «…Премьер-министр Украины Ю.В. Тимошенко поставила свою подпись под Протоколом четвертого заседания Комитета по вопросам экономического сотрудничества Российско-Украинской межгосударственной комиссии». Да-а-а, «сдали» россияне нашего премьера…

Протокольным языком ее согласие с требованиями россиян звучит не так эмоционально, но весьма убедительно. И потом, это же межправительственный документ — протокол четвертого заседания Комитета по вопросам экономического сотрудничества Российско-украинской межгосударственной комиссии от 29 апреля 2009 года, где в разделе «В области атомной энергетики и ядерных материалов» черным по белому написано: «Госкорпорации по атомной энергии «Росатом» и Минтопэнерго Украины обеспечить заключение не позднее 15 июля 2009 года долгосрочного контракта на поставку ядерного топлива для АЭС Украины после 2010 года». А также: «Российская сторона, при условии заключения долгосрочного контракта на поставку ядерного топлива для АЭС Украины после 2010 года для 12 действующих в Украине энергоблоков и закупки украинской стороной в России, начиная с 2011 года, всего необходимого для АЭС Украины объема услуг по обогащению урана, обеспечит свое участие в создании в Украине производства ядерного топлива по российским технологиям к сроку, необходимому для первых топливных загрузок третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС.

Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» и Министерству топлива и энергетики Украины продолжить работу по проектам строительства АЭС на территории Украины, Российской Федерации и третьих стран.

До 1 ноября 2009 года подготовить проект Соглашения между Правительством Российской Федерации и Кабинетом Министров Украины о сотрудничестве в строительстве энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС на основе российского проекта реакторной установки типа ВВЭР-1000/В-392».

Перпендикулярность национальных интересов

Не секрет, что на ядерном рынке конкурентная борьба ведется как на уровне непосредственно фирм-производителей, так и на государственном. Причем государства-монополисты применяют не только экономические, но и политические рычаги давления, призванные укрепить положение собственных производителей. Россия в этом смысле не является исключением, хотя и регулярно обвиняет Украину в политизации вопроса обеспечения украинских АЭС ядерным топливом. Цитируемый «План мероприятий…» — яркая тому иллюстрация.

Примечательно то, что этот документ был разработан и утвержден до середины июня 2009 года, когда еще вовсю шли переговоры по параметрам будущего контракта. Обращаю внимание, что этот план мероприятий разработан не в отношении хозяйствующего субъекта НАЭК «Энергоатом», который должен подписывать контракт, а в отношении государства Украина. Такому системному подходу по отстаиванию своих национальных интересов остается только завидовать, поскольку сомневаюсь, что кому-то в Украине пришло бы в голову разрабатывать и утверждать план действий в отношении России в случае выдвижения ею разнообразных условий, связанных с этим контрактом. Да и как это, в принципе, можно осуществить в условиях перманентной предвыборной кампании и при разном понимании действующими президентом и премьером национальных интересов? Не говорю уж о том, что каждое следующее правительство в Украине, вернувшееся из оппозиции, считает своим святым долгом так подкорректировать Энергетическую стратегию Украины до 2030 года, чтобы она была удобна в использовании для бизнес-групп однопартийцев.

В чем заключаются национальные интересы РФ в этой сфере и на защиту чего направлены мероприятия упомянутого плана? Цитирую: «В этой связи действия Госкорпорации «Росатом» в отношении Украины после 15 июля 2009 года должны быть нацелены на:

1. Вытеснение Вестингауз с Украины и препятствие его возврата на рынок топлива ВВЭР.

2. Ограничение возможностей Украины по созданию резерва ядерного топлива за счет поставок в 2010 году.

3. Выбор Украиной российских технологий для строительства производства ядерного топлива.

4. Подписание долгосрочного контракта до 2020 года для фиксации рынка ядерного топлива Украины за российским поставщиком в объеме твердых обязательств не менее 12 энергоблоков.

5. Создание условий для невозможности прямых закупок ЕРР (единица разделительной работы — это количество усилий, которые необходимы для достижения установленной степени обогащения урана. Количество ЕРР напрямую зависит от объема энергии, потребляемой обогатительной установкой. — О.К.) через ОАО «Техснабэкспорт» — контрактация ЕРР только в рамках комплектных поставок топлива через ОАО «ТВЭЛ» или спотовые закупки ЕРР в составе ОУП через ОАО «МЦОУ», поставки через ОАО «Техснабэкспорт» только в крайнем случае.

Наиболее быстрое и эффективное решение задач может быть достигнуто за счет:

1. Проведения комплекса мероприятий с подключением политического ресурса России.

2. Выхода ОАО «ТВЭЛ» из переговорного процесса до перевода вопроса о подписании долгосрочного контракта в коммерческую плоскость и оказания дополнительного давления на Украину через активизацию сотрудничества с другими зарубежными партнерами и глобальными игроками на мировом рынке ядерного топлива.

3. Давления на украинскую сторону через коммерческие инструменты, включая вопрос об использовании при изготовлении ТВС природного урана украинского происхождения.

4. Скоординированной политики ДЗО ОАО «Атомэнергопром» по вопросам поставки в Украину комплектного топлива и его компонентов.

5. Публикации и тиражирования в украинских, российских и зарубежных СМИ комментариев экспертов и политиков о причинах очередного срыва сроков подписания долгосрочного контракта и документа о создании в Украине производства ядерного топлива».

Почему Украина так важна в этой сфере для РФ?

В Украине эксплуатируется 15 атомных энергоблоков советского дизайна типа ВВЭР. Это самый большой парк подобных реакторов за пределами России, которая, как известно, объявила себя преемницей СССР. Если в РФ эксплуатируются девять энергоблоков с реакторами ВВЭР-1000 и шесть реакторов типа ВВЭР-440, то в Украине ВВЭР-1000 насчитывается аж 13 штук плюс два энергоблока с реакторами типа ВВЭР-440. Как написано в отчете компании ТВЭЛ за прошлый год, ее выручка по итогам 2008 года за счет поставок ядерного топлива на АЭС Украины и Армении (там эксплуатируется всего лишь один энергоблок с реактором ВВЭ-440) составила 15 944 млн. руб. (34,4% общей выручки). Ровно столько же средств было получено от поставок на все российские АЭС с общим числом энергоблоков 31, включая реакторы другой конструкции. То есть при количестве энергоблоков, вдвое превышающем количество украинских, ОАО «ТВЭЛ» на внутрироссийском рынке получает такую же выручку за год, как от Украины.

Для иллюстрации значимости украинского рынка не лишним будет привести и некоторые другие цифры. Продажа ядерного топлива компанией ТВЭЛ на АЭС Восточной Европы и Литвы в 2008 году дала 21,2% выручки, АЭС Китая — 2,7, АЭС Индии — 5,7, АЭС Ирана — 1,7%. Если сравнить эти цифры, то получается, что Украина обеспечивает половину валютной выручки российского ТВЭЛа.

Понятно, что основная задача российской стороны — любым способом сохранить для себя огромный рынок ядерного топлива Украины, вытеснив конкурента — Westinghouse Electric Company, основным акционером которой является Toshiba. Как известно, компания Westinghouse весной 2008 года подписала контракт с НАЭК «Энергоатом» на пять лет (с 2011-го по 2016 год) на поставку ядерного топлива для трех реакторов ВВЭР-1000 Южно-Украинской АЭС.

В настоящее время доля Westinghouse на мировом рынке ядерного топлива составляет 26%, доля компании ТВЭЛ — 17. Так вот, ТВЭЛ ставит своей целью завоевать 30% мирового рынка ядерного топлива к 2030 году. Для ее достижения необходимо не только сохранить имеющиеся рынки, но и приумножить их с учетом планов, например, той же Украины по строительству новых атомных энергоблоков. Отсюда и намерения России создать такие условия, при которых Украина, выбрав российские технологии для завода по фабрикации ядерного топлива на своей территории, впоследствии строила бы только энергоблоки с реакторами российского производства. В этом случае российские компании практически навечно закрепляются в Украине, а мы попадаем в 100-процентную зависимость от российских технологий в ядерной энергетике как минимум до 2100 года. Монополизм же из-за отсутствия конкуренции приводит к диктату цен производителя, навязыванию невыгодных условий для потребителя товаров и услуг. И самое страшное, как мы убедились на примере «газовых войн», в случае политических осложнений между нашими странами монополист может «перекрыть кран», например, приостановить поставки ядерного топлива. И тогда наши атомные станции, производящие почти 50% электроэнергии в Украине, остановятся. Экономика страны рухнет, а украинские граждане вынуждены будут использовать опыт предков жизни при лучине.

Национальные интересы Украины в этой сфере внятно прописаны в Энергетической стратегии до 2030 года, утвержденной правительством весной 2006 года. Прежде всего, это избавление от 100-процентной зависимости от монопольного российского поставщика ядерного топлива на действующие украинские АЭС, то есть диверсификация источников поставок топлива. Чтобы достичь этой цели, в 2005 году был начат проект квалификации ядерного топлива производства компании Westinghouse (его опытно-промышленная эксплуатация) и подписан с ней коммерческий контракт в 2008 году.

Второе — диверсификация реакторных технологий для нового строительства ядерных энергоблоков в Украине, что подразумевает и использование для них топлива другой конструкции и другого поставщика. Для этого были начаты переговоры с крупнейшими поставщиками реакторных технологий — компаниями из Южной Кореи, Канады; с той же Westinghouse, французской AREVA.

Третье — создание элементов ядерно-топливного цикла для удовлетворения 100% потребностей своих АЭС в уране и циркониевых сплавах, необходимых для производства ядерного топлива с условием покупки услуг по изотопному обогащению урана на мировых рынках. Строительство на территории Украины завода для фабрикации ядерного топлива также рассматривается как путь к диверсификации источников поставок топлива.

Зная об этом, россияне предлагают: «При реализации Плана особое внимание должно быть обращено на то, что:

Долгосрочный контракт и противодействие сооружению в Украине завода по технологиям Westinghouse, вне зависимости от стратегии и тактики дальнейших действий, должны оставаться приоритетными задачами российской атомной отрасли в Украине. От их выполнения будет напрямую зависеть объем дальнейшего присутствия Госкорпорации «Росатом» на украинском и европейском рынках. В ином случае, ситуация будет позволять американской компании Westinghouse закрепиться в Украине, а также создать хороший плацдарм для возврата в Европу, где потери для российской атомной отрасли могут быть значительными».

Для расширения своих возможностей по доступу к услугам по обогащению урана правительство Украины приняло решение о присоединении к работе Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) в российском Ангарске. Деятельность этого центра, как громко заявлялось российской стороной, будет осуществляться под эгидой Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и гарантировать доступ стран-участниц к получению обогащенного урана, необходимого для производства ядерного топлива для своих АЭС.

Получается, что задача у РФ и Украины общая (см. эпиграф) только в одномв отстаивании каждой собственных национальных интересов при развитии отечественных ядерной энергетики и атомно-промышленного комплекса. А вот интересы-то национальные при этом совсем не совпадают и даже во многом, как говорится, перпендикулярны.

Методы «понуждения» к сотрудничеству

Методы отстаивания своих национальных интересов, причем во всех сферах, россиянами используются самые разнообразные: от «подключения политического ресурса России», как изящно написано в вышеупомянутом плане, до подключения маргинальных пророссийских партий в Украине, о чем, правда, в «Плане мероприятий… при неподписании…» прямо не написано. От давления на Украину через коммерческие инструменты, авторитет Евросоюза до шантажа выходом из переговоров и демонстративной активизации оных с другими государствами о строительстве завода по производству ядерного топлива. Ну, и само собой, публикация и тиражирование в российских, украинских и других СМИ комментариев политиков и экспертов о том, что в срыве срока подписания контракта между украинским «Энергоатомом» и российским «ТВЭЛом» виновата Украина.

Авторы, а затем и исполнители «Плана..» не гнушались тем, что использовали некорректные приемы. Например, распространяя информацию о том, что эксплуатация топлива производства Westinghouse приведет ко второму Чернобылю. Или запуская «утки» в СМИ, что уже принято решение в секретариате президента Украины о размещении завода для фабрикации ядерного топлива рядом с Белой Церковью, где не так давно были волнения жителей по поводу размещения другого промышленного объекта. В арсенале приемов и организация всевозможных митингов-протестов с использованием украинских граждан.

Обогатиться на обогащении

«Критической точкой для Госкорпорации «Росатом» является 2015 год, когда по оценкам Украиной будет приниматься окончательное решение о дальнейшей работе с американской компанией. Очень важно преодолеть этот год в рамках долгосрочного сотрудничества. Ограничение срока действия контракта 2015 годом будет способствовать созданию комфортных условий для экспансии Westinghouse на рынок ВВЭР. Необходимо учитывать то, что примерно в это же время ожидается выход на проектные мощности (или, как минимум, пуск первых очередей) новых разделительных предприятий в Европе и США. Избыток производственных мощностей, превышение предложения над спросом и отсутствие долгосрочного контракта на комплектные поставки могут привести к тому, что Украина осуществит долгосрочную диверсификацию поставок услуг по изотопному обогащению урана».

Из «Плана мероприятий Госкорпорации «Росатом» по действиям в отношении Украины после
15 июля 2009 года при неподписании долгосрочного контракта на поставку топлива после 2010 года».

В идеале, контракт с ТВЭЛ на поставку ядерного топлива для украинских АЭС надо было бы подписывать НАЭК «Энергоатом» на срок с 2011-го по 2015 год. Первоначально россияне предлагали сроки контракта с 2011-го по 2026 год. По последней информации, был найден компромисс — срок контракта ограничивается 2020 годом. И если сроки контракта останутся такими, то россиян можно будет поздравить с достижением одной из целей.

Для РФ важно преодолеть роковой 2015 год в рамках долгосрочного сотрудничества с Украиной, о чем и записано в разбираемом нами документе. Именно этот год станет тем рубежом, когда в Украине будет принято решение о промышленной эксплуатации тепловыделяющих сборок производства Westinghouse по завершении четырехлетнего срока опытной эксплуатации 42 ТВС и прохождения разрешительных процедур в Госкомитете ядерного регулирования Украины. То есть появится реальный шанс, что Украина получит второго поставщика ядерного топлива для своих АЭС, и будет достигнута поставленная в Энергетической стратегии цель по диверсификации источников поставок.

Дело еще и в том, что к 2015 году должны быть введены в эксплуатацию дополнительные мощности по обогащению урана во Франции и США, и Украина сможет закупать эти услуги на мировом рынке для обогащения добытого отечественного урана, поскольку предложение на эту услугу, как справедливо отмечают авторы российского плана, превысит к тому времени спрос и цена на обогащение может существенно снизиться из-за конкуренции на рынке этих услуг.

До сегодняшнего дня все услуги по обогащению урана закупались НАЭК «Энергоатомом» только в РФ, в том числе и для обогащения урана на коммерческой основе для изготовления 42 ТВС производства Westinghouse, которые уже находятся в Украине. Поэтому неудивительно, что среди целей пресловутого плана и значится «создание условий для невозможности прямых закупок» услуг по изотопному обогащению урана через дочернюю компанию «Росатома» ОАО «Техснабэкспорт». Строго оговорено: поставки Украине только в виде готовых ТВС, т.е. комплектные поставки, и только через ТВЭЛ. Россияне в этот раз не хотят допустить конкуренции собственных компаний на украинском рынке, поскольку «Техснабэкспорт» в свое время выиграл тендер на обогащение украинского урана, необходимого для фабрикации вышеупомянутых ТВС производства Westinghouse. РФ выгодно продавать продукцию более высокого технологического передела, т.е. готовые ТВС через ТВЭЛ.

В этой связи примечательно и то, что, несмотря на все формальные шаги, предпринятые Украиной для присоединения к Международному центру по обогащению урана, решение относительно нее еще не принято, хотя прошло уже почти десять месяцев после соответствующей украинской ноты. Российская сторона кивает на Казахстан — третьего участника МЦОУ. Но есть основания предполагать, что именно по просьбе РФ Казахстан все никак не может «дать добро» на участие Украины в этом проекте.

России очень выгодно «подвешенное» состояние Украины в этом вопросе, чтобы, например, выдвигать условия о закупке всего объема услуг по обогащению урана только у нее с 2011 года и на последующие минимум десять лет.

Но есть нюанс. Поскольку Россия стала инициатором создания МЦОУ и очень гордится, что первая из государств — участниц МАГАТЭ реализует так называемые многосторонние подходы к чувствительным с точки зрения распространения ядерного оружия стадиям ядерно-топливного цикла, предложенные в свое время МАГАТЭ, то будет как-то нехорошо выглядеть в глазах международной общественности, если РФ открыто будет тормозить процесс вхождения Украины в этот проект. Лучше сделать это чужими руками, что после ареста руководителя «Казатомпрома» М.Джакишева оказалось совсем нетрудно, поскольку теперь эту казахстанскую атомную компанию возглавляет человек с родственными связями в российском атомно-промышленном комплексе (В.Школьник приходится тестем В.Живову, руководителю российской компании «Атомредметзолото», который, как пишет пресса, «совершенно случайно», отвечает в «Росатоме» за контакты с «Казатомпромом»).

И нужно ли Украине входить в этот проект, если и его РФ собирается использовать как инструмент давления? Потенциальные партнеры проекта и МАГАТЭ! Внимательно прочитайте следующую цитату из плана:

«4.2. Информирование украинской стороны о бизнес-модели ОАО «МЦОУ»:

— ОАО «МЦОУ» не является коммерческой организацией, предоставляющей услуги по обогащению урана по долгосрочным контрактам;

— ОАО «МЦОУ» — гарант предоставления ЕРР, который не имеет собственных производственных разделительных мощностей, но имеет определенные возможности в рамках выделенных квот на реализацию ежегодных спотовых заказов.

4.3. После присоединения Украины к ОАО «МЦОУ» предоставление ГП НАЭК «Энергоатом» услуг ОАО «МЦОУ» в объеме, который не будет превышать потребности в ЕРР трех украинских энергоблоков, фабрикацию для которых будет осуществлять нероссийский поставщик. Создание для Украины максимально жестких условий приобретения ЕРР в составе ОУП ОАО «МЦОУ» — заблаговременная заявка на получение услуг, мировые цены на услуги по обогащению урана. Прямая поставка ЕРР в составе ОУП в Украину должна осуществляться только через ОАО «МЦОУ» ввиду политического решения о присоединении Украины к данной организации. Прямые поставки ЕРРОУП от ОАО «Техснабэкспорт» в Украину должны рассматриваться как наихудший вариант».

Завод по фабрикации ядерного топлива в Украине — шантаж на голубом глазу

«Раздел 2. Мероприятия, связанные с выходом ОАО «ТВЭЛ» из переговорного процесса.

2.1. После информирования украинской стороны о выходе ОАО «ТВЭЛ» из переговорного процесса до перевода вопроса обеспечения АЭС Украины ядерным топливом в коммерческую плоскость, сосредоточить внимание на переговорах с чешскими партнерами по вопросу размещения «пилотного» регионального завода в Чехии, а также на контактах с другими зарубежными игроками на мировом рынке ядерного топлива с целью создания дополнительных зон давления на Украину.

Риски для Украины: неполучение топлива в 2011 году, отказ от вовлечения украинского урана в производство ТВС до подписания долгосрочного контракта, корректировка срока ввода в эксплуатацию производства ядерного топлива.

Риски для Госкорпорации «Росатом», ОАО «Атомэнергопром» и ОАО «ТВЭЛ»: отсутствие подтвержденного заказа на закупку урана, услуг по обогащению и на фабрикацию, невыполнение КПЭ в части формирования портфеля экспортных заказов на пятилетний период, вероятность расширения присутствия Westinghouse в Украине по политическим мотивам, закупка нероссийского урана и ЕРР минимум для трех энергоблоков.

Варианты создания дополнительных зон давления на Украину во время паузы в переговорах:

2.1.1. Продолжение переговоров с чешскими партнерами по сооружению производства ядерного топлива по российским технологиям в Чехии. Прояснение ситуации о желании и возможностях чешской стороны разместить сборочное производство ТВС по российским технологиям на своей территории. Обсуждение вопроса о возможности оказания давления со стороны Европейского Союза на Украину для принятия ею чешского производства в качестве альтернативного производителя и поставщика ядерного топлива. Проработка вопроса касательно возможности понуждения Украины со стороны ЕС к обязательному проведению тендеров при закупке ядерного топлива.

2.1.2. При возврате российской стороны к переговорному процессу с Украиной по долгосрочному контракту, по согласованию с чешской стороной, информирование Украины о том, что затягивание переговорного процесса с ее стороны привело к окончательному выбору нами Чехии в качестве площадки для размещения «пилотного» завода по производству топлива по российским технологиям. Предлагаем Украине принять этот завод в качестве альтернативного поставщика топлива для украинских АЭС. Обсуждение вопроса закупок Украиной топлива на тендерной основе.

2.1.3. Проведение переговоров с Toshiba/Westinghouse по вопросу о возможности кооперации по фабрикации топлива. Использование сотрудничества ОАО «Атомэнергопром» с Toshiba по организации склада ОУП для начала кооперации с Westinghouse. Использование фактора гарантированного обеспечения Toshiba/Westinghouse российским ОУП для размена на уход американской компании с рынка ядерного топлива Украины.

2.1.4. Проведение встречи с GE по вопросу кооперации в части совместного бизнеса по продвижению ТВС — Квадрат на американский рынок. Использование контактов как угрозу для позиций Westinghouse в США.

2.1.5. Проведение переговоров с Siemens и использование стратегического альянса для выхода на американский рынок с целью оказания давления на Westinghouse.

2.1.6. Рассмотрение возможностей использования сотрудничества с американской компанией USEC по поставкам российских услуг по обогащению урана для давления на Westinghouse».

«План мероприятий Госкорпорации «Росатом» по действиям в отношении Украины после 15 июля 2009 года при неподписании долгосрочного контракта на поставку топлива после 2010 года».

Было время, когда господин В.Константинов, один из руководителей ТВЭЛ, говорил, что Россия только тогда будет строить заводы по фабрикации ядерного топлива на чужой территории, когда парк российских реакторов в мире достигнет цифры 90. А пока что их в мире насчитывается 74. Но вдруг прошлой осенью компания ТВЭЛ публично сформулировала требования к выбору площадки для строительства завода за пределами России.

Площадка выбирается на основании следующих критериев, которым должны соответствовать страны: наличие значительного парка реакторов российского дизайна, приверженность в перспективе российским технологиям, равноудаленность от традиционных российских рынков сбыта продукции ядерного топливного цикла.

Получается, что Украина соответствует первому объявленному критерию (максимальное количество реакторов за пределами РФ). Что касается второго, то, судя по всему, премьер-министр Украины заверила своего российского коллегу в «приверженности в будущем» российским технологиям. Непонятно только, как быть с третьим критерием, поскольку Украина сегодня является центром рынка сбыта продукции российского ядерно-топливного комплекса по объемам и потому не может быть «равноудалена» от традиционных российских рынков по определению.

Для оказания давления на Украину руководство ТВЭЛ в июне—июле стало раздавать интервью СМИ о том, что «по крайней мере пять стран уже высказали заинтересованность в строительстве таких заводов. Мы внимательно смотрим и увязываем окончательное решение с разработанными нами критериями». Среди возможных партнеров назывались такие государства, как Чехия (два энергоблока с реакторами ВВЭР-1000 и четыре с реакторами ВВЭР-440), Словакия (пять блоков с реакторами ВВЭР-440). Под остальными, скорее всего, подразумевались (но не назывались) Венгрия (четыре реактора типа ВВЭР-440), Болгария (два энергоблока с реакторами типа
ВВЭР-1000, строятся еще два аналогичных). Возможно, для круглого числа имелась в виду и Финляндия, которая эксплуатирует два энергоблока типа ВВЭР-440.

Неувязка в том, что в этих странах эксплуатируются преимущественно российские реакторы первого поколения, которые вскоре будут выводиться из эксплуатации. А ТВС для них по конструкции отличается от ТВС для реакторов ВВЭР-1000, которые РФ активно продвигает за рубежом. Что-то не сходится тут с объявленным критерием по количеству энергоблоков российского проекта, особенно последнего поколения. Все эти разговоры об очереди из желающих строить завод — чистой воды блеф и надувание щек.

А вот украинским экспертам представляется, что в стратегическом плане более перспективным для будущего ядерной энергетики в Украине будет строительство завода для фабрикации ядерного топлива в партнерстве с компанией Westinghouse.

Во-первых, эта компания владеет технологией производства топлива для реакторов ВВЭР-1000, что позволит, в случае реализации проекта, обеспечить действующие украинские АЭС топливом собственной фабрикации. За исключением двух энергоблоков — РАЭС-4 и ХАЕС-2, поскольку во времена правительства Януковича были подписаны контракты с ОАО «ТВЭЛ» на поставки ядерного топлива на эти блоки на весь срок их эксплуатации, а это минимум 30 лет. Во-вторых, она является крупнейшим поставщиком ядерного топлива на рынки США и Западной Европы, поскольку владеет технологиями изготовления топлива для всех типов легководяных реакторов: водо-водяных под давлением (тип PWR), кипящих (тип BWR), общее число которых в мире составляет 216. Более того, в перспективных планах многих стран — преимущественное строительство реакторов типа PWR, что значительно увеличит этот сегмент рынка ядерного топлива.

При достижении соответствующих договоренностей можно было бы производить в Украине топливо и для реакторов западного дизайна и выйти вместе с Westinghouse на мировой рынок. Подобное планирует Казахстан, создав совместное предприятие с французской AREVA. По планам, французская компания обеспечит техническую поддержку создания производства топлива на Ульбинском металлургическом комбинате мощностью 1200 тонн урана в год, при этом будет отдельная линия для производства топлива для реакторов французского дизайна в объеме 400 тонн урана в год. А остальные производственные мощности — 800 тонн урана в год — будут использоваться для производства топлива для реакторов другого дизайна.

Впрочем, и в этом вопросе российским планом предусмотрены «профилактические» меры. Но уже по давлению на компанию Westinghouse. Этому посвящено четыре мероприятия. Например, «проведение переговоров с Toshiba/Westinghouse по вопросу о возможности кооперации по фабрикации топлива. Использование сотрудничества ОАО «Атомэнергопром» с Toshiba по организации склада ОУП для начала кооперации с Westinghouse. Использование фактора гарантированного обеспечения Toshiba/Westinghouse российским ОУП для размена на уход американской компании с рынка ядерного топлива Украины». Остальные пункты «Плана…» касаются использования контактов и переговоров с компаниями, в том числе с американскими General Electric, USEC и Simens, «как угрозу для позиций Westinghouse в США».

Сегодняшняя выжидательная позиция Westinghouse относительно сотрудничества в строительстве завода по фабрикации ядерного топлива в Украине может быть объяснена только успешной реализацией упомянутых пунктов российского плана (срок реализации был запланирован на июль—август 2009 года).

Российские угрозы и украинские ответы

Ну и, конечно, в арсенале инструментов давления РФ на Украину набор угроз: не поставлять ядерное топливо после 2011 года; создать условия, чтобы в 2010 году в рамках действия старого контракта Украина не смогла сделать резерв свежего топлива для использования его в 2011 году, для чего требовать 100-процентной предоплаты за 150 дней до его отгрузки; отказаться от покупки 200 тонн украинского уранового концентрата в 2009-м и 2010 году, создать «максимально жесткие условия» приобретения ею (Украиной. — О.К.) услуг по обогащению урана в составе «МЦОУ», а именно: «заблаговременная заявка на получение услуг, мировые цены на услуги».

Хочу обратить внимание и на такие перлы, содержащиеся в документе: «…о возможности оказания давления со стороны Европейского Союза на Украину для принятия ею чешского производства в качестве альтернативного производителя и поставщика ядерного топлива». Ну и также «касательно возможности понуждения (!) Украины со стороны ЕС к обязательному проведению тендеров при закупке ядерного топлива».

Интересно, каким образом ЕС будет «понуждать» Украину к проведению тендеров по закупке топлива, если нашим национальным законодательством по закупкам именно для свежего ядерного топлива ввиду его специфичности как товара сделано исключение?

Судя по высказываниям премьер-министра Украины, приведенным в начале статьи, она поддерживает россиян в комплексном увязывании вопроса и готова к тесному сотрудничеству в ядерной отрасли на их условиях.

Президент Украины, однако, увидел в российском условии закупки Украиной всего объема услуг по обогащению урана угрозу монополизации, о чем сказал 5 июня, открывая заседание СНБОУ, посвященное развитию рынка топливно-энергетических ресурсов в рамках реализации Энергетической стратегии Украины. Указ президента, которым введено в действие решение СНБО, увидел свет только 27 августа. Такая медлительность труднообъяснима в свете идущих все это время непростых и важных с точки зрения будущего развития отечественной ядерной энергетики переговоров.

В решении СНБО четко сформулировано, что при составлении контрактов на поставки ядерного топлива необходимо «избегать принятия условий, которые ограничивают возможности Украины в диверсификации источников поставок ядерного топлива и монополизируют отдельные услуги ядерно-топливного цикла». Появилось и нечто новое. Правительству поручено до конца 2009 года «отработать с учетом имеющихся предложений вопрос создания на конкурсной основе предприятия по производству ядерного топлива». Раньше о конкурсе речь не шла, говорили только о выборе партнера.

Ну и совсем уж удивительным выглядит в этом решении поручение правительству: «Разработать в месячный срок (!) проект межправительственного соглашения с Правительством РФ относительно развития сотрудничества в отрасли разведки, добычи и переработки урановых руд, направленного на обеспечение в среднесрочной перспективе добычи урана для полного покрытия потребностей ядерной энергетики Украины в урановом сырье».

Что вдруг, как говорят в Одессе? Как это поручение сочетается с опасениями президента относительно монополизации Россией отдельных стадий ядерно-топливного цикла, наверно, известно только тем, кто готовил текст указа. Почему договор надо подписывать именно с Россией, а не с Казахстаном, Канадой, Австралией, наконец, являющимися мировыми лидерами в добыче и переработке урана и создающими совместные предприятия по всему миру?

А до всего этого, дорогие читатели, увидел свет указ президента от 11 февраля 2009 года, где черным по белому было написано:
«...несмотря на успешно проведенные переговоры под руководством главы государства с американской стороной и подписание контрактов с компанией Westinghouse на поставки ядерного топлива на три атомные станции, начиная с 2011 года…» То есть наш уважаемый президент расписался в том, что он вторгся в компетенцию правительства Украины и вел переговоры от имени хозяйствующего субъекта НАЭК «Энергоатом»? Ну что тут скажешь…

А теперь представьте, как при такой, мягко говоря, неразберихе, царящей в высших эшелонах украинской власти, хозяйствующий субъект, а именно — государственное предприятие НАЭК «Энергоатом», может адекватно вести изнурительные переговоры с российскими партнерами, известными своей искусностью и изощренностью, к тому же имеющими утвержденный план «принуждения»? И добиваться при этом защиты национальных интересов Украины?

P.S. В 2003 году президент Украины Леонид Кучма подарил на день рождения президенту РФ Владимиру Путину каминные часы, на которых была надпись с цитатой И.Канта: «Две вещи на свете наполняют мою душу священным трепетом: звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас».

До сих пор мучаюсь вопросом: что имел в виду Леонид Данилович? Пытался наставить молодого коллегу на путь истинный, чтобы тот ориентировался на нравственные законы и помнил о вечном? Увы, не в коня корм, как говорится. Сопоставьте приведенные в эпиграфе слова российского премьера о «взаимоприемлемости» подходов и ответственности за «сохранение капитала сотрудничества» с сутью «Плана мероприятий… при неподписании…»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно