Пищеблок

22 августа, 2008, 14:36 Распечатать Выпуск №31, 22 августа-29 августа

Из пищепрома потянуло паленым. Пригоревшими отбивными из польской свинины, сбежавшим молоком, пережженным сахаром… Стекловидные «петушки» из него всегда спасали нас в сложные времена...

Из пищепрома потянуло паленым. Пригоревшими отбивными из польской свинины, сбежавшим молоком, пережженным сахаром… Стекловидные «петушки» из него всегда спасали нас в сложные времена. Уверен, что производители сладостей выживут и при нынешней экономической качке. Конфеты во всем мире считаются недорогим способом поднять подупавшее настроение.

А вот мое настроение испорчено бестолковым вмешательством правительства в деятельность пищевой промышленности. Которая уже девять лет подряд динамично наращивает объемы производства — ежегодно на 10%. На которую приходятся 90% поступлений АПК в государственный бюджет. За что же такая «благодарность» отрасли, несколько раз вытаскивавшей страну из кризиса?

«Дым Отечества», чадивший со всех вытяжных шкафов пищеперерабатывающей отрасли, сигнализировал, что без знающего шеф-повара она скоро превратится в шкварку. Чиновники же лишь недавно завершили реорганизацию Государственного департамента пищевой промышленности, который больше года оставался обезглавленным. Тогда как первые месяцы жизни по ВТОшным предписаниям подтверждают: самым большим рискам подвергается собственно не сельхозпроизводство (спрос на сырье в мире будет и дальше расти), а индустрия пищевых продуктов. С этим столкнулись украинские молокоперерабатывающие заводы, маслоэкстракционные комбинаты, сахарные заводы...

Отбивные по-кабминовски

Сперва начали «балансировать» чиновники: сколько нужно ввезти в Украину мяса, чтобы на каждого приходилась норма потребления... вдвое меньшая показателя 1990 года? По расчетам Министерства экономики, дефицит на внутреннем рынке составляет 212 тыс. тонн, поэтому для сбалансирования достаточно импортировать 250 тыс. Оценки Министерства аграрной политики также «дрейфуют» в пределах 250—300 тыс. Руководство Госрезерва оценивает мясной пробел в объеме уже полмиллиона тонн. А мясоперерабатывающим предприятиям и двойная квота не помешает: больше произведут сырокопченых и сыровяленых колбас по 60—70 грн. за килограмм! В которых мяса — треть, остальное — генетически модифицированная соя.

К заполнению мясной ниши подключились и депутаты. Комитет Верховной Рады по налоговой и таможенной политике, обсудив два адресных законопроекта, справедливо отметил: законодательная инициатива должна быть направлена не на снижение цен на мясо, а на их стабилизацию, иначе пострадают национальные производители. Кроме того, предложение о распределении квоты только между предприятиями, имеющими собственные перерабатывающие мощности или собственное производство, противоречит статье закона о внешнеэкономической деятельности, которая гарантирует субъектам хозяйствования соблюдение принципа юридического равенства и недискриминации.

Относительно объемов тарифной квоты остановились на 250 тыс. тонн. Однако в ходе голосования в комитете ни один из законопроектов не набрал достаточного количества голосов в поддержку в первом чтении. Поэтому их вынесли на обсуждение в сессионный зал. Но следовало ли рассматривать эти законопроекты 16 мая, если Украина стала полноправным членом ВТО и, по сути, сняла заслон перед импортом?

В конце концов, Верховная Рада не разрешила ввезти требуемые объемы по нулевой таможенной ставке. Однако задолго до ее вердикта Кабмин начал по-своему бороться с дефицитом.

12 марта правительство издало постановление №190-2, позволившее Госрезерву закупить импортное мясо. А через месяц другим документом предоставил право «Ресурсснабу» — дочернему предприятию Госрезерва — продать его перерабатывающим предприятиям.

Позднее, 7 мая, распоряжение КМУ №693-р обязало Гостаможслужбу предоставлять Госкомрезерву рассрочку по уплате ввозной пошлины при оформлении мяса, субпродуктов, сахара и кондизделий из него на условиях налогового кредита до конца текущего года. Чем правительство нарушило Закон «О Государственном бюджете на 2008 год и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины», запрещающий отсрочивать оплату налоговых обязательств субъектами хозяйствования по налогам и сборам (платежам).

Так началась «депортация» в Украину польской свинины и живых особей. Только одна компания с Львовщины получила «добро» на импорт 15 тыс. тонн свиней по цене 13 грн. за килограмм живого веса с учетом уплаты всех таможенных сборов.

Похожее наблюдалось и в 2005 году. Объемы импорта в мае более чем вдвое превысили «урожай» первого квартала. В июле завоз возрос до 10752 штук, августе — 16337, сентябре — до 33092 штук. Причем с постепенным снижением цены за голову: март — 412,9 долл., май — 150, сентябрь — 130,5 долл. Таможня сигнализировала, Минэкономики молчало, МинАП трубило о целенаправленном уничтожении отечественных сельхозтоваропроизводителей...

Во-первых, если даже чиновничьему глазу приглянулась свинина, то, согласно закону о Госрезерве, он должен был бы выбирать товар исключительно отечественный. Во-вторых, внутренняя инструкция предписывает закладывать только говяжьи полутуши первой категории глубокой заморозки. Со свининой никто не морочится, поскольку она хранится полгода, а говядина — 24 месяца. Еще один нюанс: слишком сложно точно определить категорию свиной туши — это может сделать только специально обученный персонал.
В-третьих, холодильное оборудование на 40% изношено, из-за чего довольно проблематично поддерживать соответствующий температурный режим: получается как минимум минус восемь по Цельсию летом, тогда как сало начинает желтеть даже при минус 15. К тому же, кто набивает холодильники мясом летом, если закладывать туши в это время года категорически запрещается?

Зато Польша радуется. А почему бы и не радоваться?! Страна с 30-миллионным населением кормит едва ли не половину Евросоюза и готова хоть сегодня обеспечить треть потребностей Украины в мясе. В Польше работают около трех тысяч мясных и мясоперерабатывающих предприятий. Вице-премьер по сельскому хозяйству Анджей Дыха считает, что объем экспорта польского мяса в Украину должен вырасти с нынешних 2 млн. евро до 20—30 млн.

И будет расти! Поскольку Еврокомиссия 22 мая установила новые поощрительные ставки субсидирования экспорта свинины. Вывозишь свежие, охлажденные, мороженые свиные туши и полутуши, ноги, лопатки, филейные части, окорока — получай дотацию в размере 31,1 евро за сто килограммов. За вяленые и копченые окорока — 54,2, за вареную продукцию — 17,1 евро за 100 кг.

Только нам, потребителям, от такой напористости поляков не легче. Как свидетельствует практика, цены в результате правительственного вмешательства никогда не откатываются на исходные позиции. Вот и на этот раз стоимость килограмма свинины не снизилась с 50—60 гривен до обещанных 20. Не помогает даже дополнительное распоряжение Кабмина №848-р от 18 июня о продаже мяса из Госрезерва предприятиям розничной торговли. Зато через месяц-другой Государственный комитет статистики Украины зафиксирует еще большее сокращение поголовья по всем категориям животных. И... возросший импорт.

Уже слышен обеспокоенный голос МинАП: только за первую декаду июля государство импортировало 11 тыс. тонн мяса, из них шесть — свинины. И если бы кондиционного, а то в основном отходы производства: обрезки, сало, субпродукты, куриные скелеты. Поскольку Украина в результате либерализации таможенных тарифов стала «территорией низких цен» (средняя цена импортируемой свинины — 8,85 грн./кг, говядины — 4,4 грн./кг и столько же — курятины), внутренние закупочные цены по сравнению с майскими снизились на 2 грн.

Это даже выше бюджетной дотации — 1,9 грн. за килограмм молодняка крупного рогатого скота, 1,4 — свиней и 0,65 грн. — за килограмм сданной птицы. Негусто! Во Франции ежегодные компенсации на мясную корову составляют 1000 евро, в Германии еще больше — свыше 1500. Наши крестьяне непереборчивы: рады и гривням, если их вовремя выплачивают. А то за январь текущего года получили всего лишь 1,3 млн. грн. бюджетной животноводческой дотации, что составляет... всего один процент от предусмотренных на этот год объемов под­держки.

Сдал крестьянин двух бычков, с него взяли 800 гривен налога. А через полгода дали дотацию... примерно на такую же сумму. Значит, он эту дотацию заработал сам, его деньгами государство попользовалось и вернуло их, но уже обесцененные. Поскольку стоимость тех же минеральных удобрений, средств защиты растений за полгода выросла в 2,5 раза!

Правительство на год перенесло идентификацию поголовья свиней. То есть можно сдавать на забой и незарегистрированное. Пошло на весовые уступки: будет дотировать даже 330-килограммового бычка вместо кондиционного 390. Тем самым Украина по сравнению с Англией, Канадой, США, Францией скатилась до самого низкого показателя веса молодняка на забой. А обычно на бойню гонят 150—200-килограммовых. Без дотаций.

Сельхозпредприятия будут получать из бюджета финансовую помощь за сдачу на переработку свиней с минимальным весом 95—130 кг, а физические лица — 95—200. Тощает скот! Только не могут чиновники найти золотую середину между устранением дефицита мяса и защитой внутреннего товаропроизводителя. Поэтому и темпы падения численности поголовья — самые высокие за последние три года. Нынче в Украине осталось 2,7 млн. мясных коров с бычками и 6,7 млн. свиней.

В прошлом году рядовой украинец съел 41,5 кг мяса. Не буду сравнивать с американцем, который только говядины с телятиной потребляет 43,2 кг, или аргентинцем — 65,3. На мясопродукты мы расходуем до половины средств на питание. И это еще один сдерживающий фактор развития отечественного мясного скотоводства.

Предположим, мы вмиг стали богатыми. Но чтобы удвоить потребление мяса, его производство следует довести до
4 млн. тонн. Причем не в деформированной нынешней пропорции, когда в структуре реализации скота и птицы на забой сельскохозяйственными предприятиями доля птицы составляет 54%, а крупного рогатого скота и свиней — по 23.

Классический мясной рынок состоит из трех равных сегментов: говядина, свинина и курятина. Индустриальное выращивание говядины предполагает восьмимиллионное поголовье, которое и заполнит торговые прилавки 1,4 млн. тонн мяса. Чтобы треть рынка оккупировала свинина в объеме 1,2 млн. тонн, на высокоинтенсивном откорме необходимо содержать около 12 млн. голов свиней, что позволит каждый год забивать 23—24 млн. хрюшек.

Аналогичные расчеты и по бройлерам, мясо которых можно получить в достаточном количестве при ежегодном забое 800—850 млн. голов. Только при таком раскладе получим сбалансированный по мясу рынок. И тогда не будем заглядывать ни в Польшу, ни в Аргентину, ни в Бразилию, ни в Данию.

Молочный пузырь

Мы научились надувать шарики, украшать ими парламентский зал и пускать пузыри. Губами. К последнему действу можно отнести и тирады руководителей о том, что Украина скоро захлебнется собственным молоком. Только непонятно, кто и чье вымя дергает?

Вступление в ВТО украинское молочное скотоводство встретило поредевшими рядами. На
1 июня в сельхозпредприятиях недосчитались 77,4 тыс. коров, еще больше — 168,4 тыс. — в хозяйствах населения. Зато на подворьях увеличилось количество коз. С ними мороки меньше, а круторогая забирает и нищенские доходы, и силы.

Чтобы хоть как-то застолбить то, что есть, МинАП разработало минимально допустимую цену на молоко на 2009 год. Специалисты надеются, что предложенные финансовые индикаторы позволят удержать прибыльность отрасли, которая в прошлом году составляла 13,8%. Тем не менее инфляция может свести на нет дальновидность агрочиновников. За молоко «экстра» (которого у нас — пару капель, и только оно, согласно европейским требованиям, приемлемо к потреблению после переработки) и высшего сорта разработчики предлагают платить 2600 грн. за тонну, первого — 2500, второго сорта — 2100, сливки с 10-процентной жирностью — 7300 грн. за тонну.

Спросите у молочной Полтавщины: достаточно ли такого финансирования, чтобы она не превратилась в бескоровный край? В 1990 году область произвела свыше миллиона тонн молока, в прошлом году — в пять раз меньше. Во столько же раз уменьшилось молочное стадо. Теперь общая мощность молокоперерабатывающих предприятий Полтавщины втрое превышает количество сырья, производимого регионом. И эта разница будет расти, поскольку на всю область — только 12 молочных ферм с автоматизированными доильными залами.

Я уверен, эти минимально допустимые цены «допустимо» возрастут в десять раз, когда... молока уже не станет. А к тому идет. И украинцы будут потреблять молочные продукты из... восстановленного сухого молока. Проще говоря, из разведенного порошка. Хотя и нынешнее жидкое молоко по качественным характеристикам ничем не лучше сухого. По крайней мере, я не верю ни в «простое молоко», ни в «настоящее», ни в «обогащенное», ни в запах «альпийских лугов», ни во «вкус села».

В Украине действует до 75 молокоперерабатывающих предприятий с современным оборудованием, новейшими технологиями. На некоторых сыроваренных заводах в штате работают технологи из Европы. Одна беда — качество сырья. Инспекторы продовольственно-ветеринарного бюро Генерального директората Еврокомиссии по здравоохранению и защите прав потребителей после десяти дней аудита отечественных молокоперерабатывающих предприятий искренне удивлялись. Польские, английские поговорки в переводе на украинский язык звучали примерно так: и как вам удается из дерьма лепить пулю?!

Сельхозпредприятия (о частном секторе вообще молчу: свыше 2 млн. продавцов молока!) сдают молоко, из которого лишь 3—4% отвечают европейским стандартам. Конечно, радует, что количество предприятий, где надои превышают 6 тыс. литров на корову, с 181 в 2006 году увеличилось до 195 в 2007-м. Но ведь доля таких предприятий составляет лишь 3,6%! И добавляют они только десятую часть к общеукраинскому удою.

Говорят: нужно инвестировать в товарные фермы! А кто против? В России действует частичная компенсация стоимости строительства молочных комплексов, в Беларуси предоставляют беспроцентные кредиты. Думаете, в Украине не нашлись бы желающие начать молочно-сырьевой бизнес? Но попробуйте подступиться к латифундистам, арендующим 50—200 тыс. гектаров, с предложением построить современный молочно-товарный комплекс. И что услышите? «Я тебе корма продавать не буду! И вообще... В радиусе ста километров чтобы навозом и не воняло!»

В отличие от нас, в РФ действует закон о развитии молочного скотоводства, реализация которого находится на личном контроле у президента. В прошлом году закупили 100 тыс. коров, инвесторы поставляют новейшее оборудование. Там сумели сохранить 65% крупнотоварных ферм против 29 — у нас.

«Молочная» тема недавно рассматривалась на самом высоком уровне — на заседании правительства РФ. Причина такого внимания — закупочная цена на молоко у производителей сырья снизилась до шести рублей за литр, а в магазинах, наоборот, она лезет вверх. Министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев предлагает субсидировать производство молока. Депутаты Думы настроены принять федеральный закон о государственном регулировании розничной торговли. В некоторых странах, к примеру во Франции, есть такой. Согласно этому закону, выручка от готового продукта распределяется так: 60% — производителям сырья, 27 — перерабатывающим предприятиям, остальные 13% — это торговая наценка.

Конечно, легче всего списать падение закупочных цен на переработчиков и бездеятельность Антимонопольного комитета, что и сделала премьер-министр Украины. Пренебречь сезонными явлениями, мелкотоварностью в сырьевом звене, а следовательно, и качеством надоев, монопольным диктатом торговых сетей...

Но ведь гривня за литр молока не везде! Можешь предложить молокоперерабатывающему предприятию оптовую продажу объемом 30 тонн, причем стабильно, — получай 2,20 грн. за литр. Тем же, кто сдает по три-пять тонн, платят две гривни. Единоличникам — полторы-гривню.

А теперь попробуйте из этого «гремучего коктейля» произвести что-то путное, а с ним — в супермаркет. Чтобы твой кефир находился на полке на уровне глаз покупателя, ты должен заплатить магазину «вступительный взнос» в размере 10 тыс. долл. Меньше — поставят на уровне ног. Правительство распинается, что «цементировало» торговую наценку. А ведь в жизни не так! Иначе почему цена не снизилась хотя бы на копейку?

Заготовитель молока имеет свои 15%? Имеет! При молокозаводах действуют торговые дома, служащие буфером между производителем и торговлей. И они не упустят кровно «заработанных» 15%. А магазины включают надуманные услуги в оптовую отпускную цену. И всем хорошо! Выдержала ли бы чья-то экономика, если бы молочную продукцию из Львова везли в Одессу или из Николаева в Трускавец? Расстояние до них — почти тысяча километров. И по две гривни и за тонно-километр... И все это ложится на себестоимость продукции! Я уже молчу о подорожавших в полтора раза упаковке, зап­частях, горючем...

Разумеется, пакет молока не будет стоить 14 коп., как в прежние времена. А новые выдвигают жесткие условия.

Кто из наших государственных мужей спрогнозировал, что ожидает Украину именно в молочном сегменте после обретения членства в ВТО? Теперь уже никуда не денешься: на нашей территории должны доминировать технические регламенты, господствовать верховенство международных стандартов над национальными, и мы обязаны их выполнять. Так что придется нормировать-измерять активную кислотность, на порядки снижать бактериальную загрязненность молока, обзавестись современными лабораториями, которые будут проводить экспресс-контроль сырья, сертифицировать готовую продукцию. По какому «талмуду» все это делать?

Разработали национальный стандарт — его не признают за границей. Подавай технический регламент на молочную продукцию! Правительство определило срок — до конца года. А разработчику — Институту молока и мяса — еще ни одной копейки из бюджета не выделили. Хотя, по уму, этот документ должен был действовать еще до вступления Украины в ВТО.

Если мы, подобно Леонардо да Винчи, который 12 лет рисовал губы «Моны Лизы», будем разрабатывать технические регламенты, которых только в пищевой промышленности 22, то далеко зайдем. В руки попал проект такого документа в сфере алкоголя. Читать его можно исключительно с ненормативной лексикой. Это — отчет об использовании денег на... подготовку технического регламента. Для бухгалтерии!

Вместе с тем есть Закон «О государственном регулировании производства и оборота спирта этилового, коньячного и плодового, алкогольных напитков и табачных изделий», который на 90% отвечает международным нормам. Следует лишь в преамбуле написать: этот закон является техническим регламентом и добавить 10% недостающих норм. Думаете, государственный чиновник торопится? Нет, мужественно ждет, пока из бюджета выделят средства на разработку нового регламента!

Столь же неповоротливый и шустрый, с другой стороны, украинский клерк обезоружил молочную отрасль. А Россия, не будучи членом ВТО, опередила нас и в мае приняла технический регламент, направленный на обеспечение достоверной информации о наименованиях, составе и свойствах молока и молочной продукции. Россияне ввели основные понятия: молоко, молочная продукция, молочный продукт, молочный составной продукт — всего 102 наименования, вплоть до заменителей. Теперь понятие «молоко» на потребительской таре не влепишь, если используешь сухой молочный порошок. Это — молочный напиток.

С какой легкостью будет «въезжать» в мировой рынок наша продукция? Василий БОНДАРЕНКО, глава ассоциации «Укрмолпром», говорит: тут хоть бы на родной земле удержаться!

— При вступлении в ВТО Украина подписала соглашение, по которому практически на всю молочную продукцию устанавливается 10-процентная импортная таможенная пошлина, что почти в семь раз уменьшит сумму денежных поступлений. Проиллюстрирую на примере сливочного масла. Раньше за килограмм взимали 1,5 евро. То есть, учитывая стоимость килограмма, — 20 грн., тарифный сбор составлял 11,5 грн. Теперь он уменьшится до... 2 грн. Ощутимо? Если взять сыр, то разница в таможенной пошлине составляет где-то шесть-семь раз.

Россия выставляет на некоторые виды ввозимой молочной продукции 15 и даже 30%. И переходный период выторговывает побольше — семь лет, тогда как для отечественных молочников он, по сути, давно истек. Такими высокими таможенными тарифами РФ «отгораживается» от возможного реэкспорта молочной продукции с украинской территории, который будет поступать, к примеру, из Польши.

Что касается России, то мы заинтересованы в сохранении этого рынка. К примеру, она потребила 108 тыс. тонн сыра из экспортированных 112 тыс. Но в целом северный сосед вдвое меньше покупает украинских молочных продуктов по сравнению с 2005 годом. После пресловутого эмбарго северные соседи сделали небольшое послабление. Правда, снизив цены на сыр. Раньше «российский» стоил 165 их рублей за килограмм, а сейчас — 123. И все же мы предлагаем создать свободную экономическую зону или согласовать тарифные таможенные пошлины на молочную продукцию не выше 5%.

Не исключаю и своеобразного финансового демпинга. Проявляться он будет в ненаказуемой форме: продукты будут поступать в Украину по себестоимости европейских стран-производителей. Предположим, наравне с нашей. Зато дотации — материальный стимул для экспорта — импортеры будут оставлять себе как прибыль. Причем довольно весомую: за тонну сливочного масла — 1300 евро, сыра — 800, кисломолочных продуктов — 300—600 евро. Не угонимся за ними и по другим показателям. Сегодня стоимость сырья в структуре себестоимости, например, сыра, в странах ЕС составляет почти 50%, у нас — 80.

Слаще не будет!

Пригласили на выездное заседание Монастырищенского райсовета, которое проходило в Цыбулевом. Вопрос один: не дать законсервировать тамошний сахарозавод. Он — не просто «сладкая» точка на карте Черкасщины. Предприятие обеспечивало работой полтысячи из 3,5 тыс. жителей села. К тому же завод был солидным наполнителем бюджета, обогащал местную казну почти на два миллиона гривен. И Пенсионный фонд — на полтора миллиона.

Причина остановки завода тривиальна: две семьи — собственники предприятия, продавая его другим хозяевам, никак не сойдутся в цене. Районный депутатский корпус старался успокоить возмущенный народ:

— Дальнейшая судьба сахарозавода решается в Кабинете министров. Возможен вариант реприватизации: возвращение завода в государственную собственность. И не такие предприятия отвоевывали! Ситуация под контролем!

Но уже очевидно, что в этом году завод не запустят. И не только из-за неуступчивости заводчиков. На более чем 14 тыс. гектаров, находившихся раньше под сахарной свеклой, в этом году выращивают зерновые, рапс, подсолнечник. Исчезла свеклосеющая зона — увеличится в округе количество безработных, будут недополучать из бюджета детские сады, школы, больницы. Обмелеет и молочная река Монастырищенского района, поскольку коровок кормили жмыхом с Цыбулевского сахарного завода. Все взаимосвязано!

Это я к тому, что такая же судьба ожидает городки и села, где расположены 40 сахарозаводов, которые в этом сезоне работать не будут. Их право — протестовать против «диверсионной» правительственной политики в отношении свеклосахарной отрасли, ходить с гробами, наполненными белыми кристаллами, под Кабмином, играть в сорок оркестров похоронные марши...

А как иначе назвать действия руководителей, которые дают добро Госрезерву импортировать на льготных условиях 350 тыс. тонн тростника? Не дождавшись даже сева свеклы и при перенасыщенности внутреннего рынка собственным сахаром. Последний — единственный пищевой продукт, цена на который не возросла. Даже ниже той, которая доминировала в 2005 году: перепроизводство! Оптовые цены колеблются в пределах 2720 — 3200 грн. за тонну при себестоимости 3215. Потери сахароваров в этом сезоне достигнут 1,5 млрд. гривен. Кому охота работать в убыток?

Неопределенность у переработчиков — спад мотивации у крестьян. Купят — не купят выращенный урожай?! А если и удастся его продать, все равно рентабельность — минус 10,8%. Иван Демчак, заместитель министра агрополитики, прогнозировал, что в этом году сахарную свеклу посеют на 480 тыс. гектаров. Это еще с какого края поля посмотреть! 2006 год — 815 тыс. га, 2007-й — 610. И в нынешнем — 350 тыс. га. Хотя было и 1,6 млн. гектаров!

Ошиблись с прогнозом, опоздали с дотациями... В конце июня, когда листья корнеплодов сомкнулись в междурядьях, Кабмин надумал увеличить размер дотации с 550 грн. за гектар до 750. Как будто после такого «поощрения» количество сахаросырья увеличится!

И даже при тех несчастных 350 тыс. гектаров Украина преспокойно обойдется без импорта. Потому что из нового урожая выход сахара составит в пределах 1,5 млн. тонн. А ведь еще есть запасы, которые к началу июня насчитывали 1,44 млн. тонн. Ну, пусть к началу маркетингового года и сезона производства нового полтонны съедим. Как ни крути, общее предложение огромно — 2,3—2,4 млн. тонн, при внутреннем потреблении около двух. Кому сбывать излишек?

Николай ЯРЧУК, глава ассоциации «Укрсахар», надеется на возобновление торговли с Российской Федерацией:

— Раньше 60% своих потребностей Россия удовлетворяла за счет украинского сахара. Потом он стал «невыездным»: его изъяли из режима свободной торговли до 1 января 2009 года. Со своей стороны, россияне предлагали Украине при вступлении в ВТО синхронно проводить политику в отрасли свеклосахарного производства. Пренебрегли.

В течение последних лет Украина официально ни одного килограмма сахара не отправила в РФ. Почему? Да потому, что тамошний рынок защищен. Ввозишь тонну сахара-сырца — заплати 220 долл., сахар белый — 340. Разумеется, при такой цене никто украинский сахар там покупать не будет.

Решение проблемы вижу в организации общего рынка сахара в формате Украина, РФ, Беларусь, Казахстан и Молдова или выделении квоты в 500—600 тыс. тонн сахара из сахарной свеклы. Подчеркиваю: именно из сахарной свеклы, поскольку при членстве в ВТО украинская территория стала транзитной для многих товаров, того же тростника, и может служить трамплином для переброски их в РФ.

Переговоры проходят непросто, поскольку естественный дефицит сахара — около 2 млн. тонн — северные соседи покрывают за счет сырца. Значит, мы вмешиваемся в бизнес-интересы компаний, импортирующих его и получающих от этого выгоду.

Подобные конфликты возникали у РФ и с Беларусью. Последняя производит 380 тыс. тонн свекловичного сахара и столько же завозит тростникового при внутреннем потреблении 380—400 тыс. тонн. Россияне вопрос ставили так: сырцовый сахар ешьте сами, а нам продавайте свекловичный! Белорусы хитрили-хитрили, пока россияне не установили единственный таможенный пункт пропуска сахара с лабораторией качества.

Почему же Госкомрезерв от родных излишков воротит нос и не покупает по 2900 грн. за тонну непосредственно у производителей? «Схема» не та! Украинская фирма А, скажем, продает 20 тыс. тонн сахара фирме Я в Казахстане или Узбекистане. По 500 долл. за тонну — это 10 млн. И 2 млн. долл. возвращает в виде НДС. По документам. Сам сахар, как вы поняли, преспокойно лежит на складе и даже не думал пересекать границу. Уничтожив документы, фирма А с чистой душой продает товар одной из полутора десятка дочерних структур Госкомрезерва за те же 2900 грн. Двойная выгода!

К внутренним подножкам добавляются и внешние. Те же белорусы, пытавшиеся обойти россиян, почувствовали слабину украинской стороны и активизировали ввоз белого сахара, произведенного из сырца. Если в прошлом году они экспортировали 9,5 тыс. тонн, то за январь—апрель нынешнего года — уже 22,8. Считайте, Украина профинансировала Беларусь на сумму около 10 млн. долл. А о выкручивании рук ВТОшными условиями и говорить не приходится.

— Украина взяла на себя двойные кабальные обязательства. 260 тыс. тонн тростникового сахара-сырца при 2-процентной ввозной ставке, которые мы будем ввозить уже со следующего года, это — 12% нашего рынка, — продолжает г-н Ярчук. — Кроме того, снизили до 50% ввозную таможенную пошлину на различные сахара и сахаросодержащую продукцию вне пределов квоты. Согласно изменениям Таможенного тарифа в мае 2005-го и июле 2007 года уменьшены ставки ввозной таможенной пошлины с 300—500 евро за тонну до 10—5% таможенной стоимости, то есть в 40—80 раз. Считайте, без боя сдали собственный рынок и одновременно лишили себя возможности экспортировать данную продукцию.

Специалисты Национальной ассоциации сахароваров подсчитали, к чему приведет импорт только тарифной квоты 260 тыс. тонн сырца. Сплошные минусы! Закрытие 20—22 сахарных заводов средней мощности, вывод из севооборота около 113 тыс. гектаров посевных площадей, недополучение в бюджет свыше 700 млн. грн., увольнение почти 85 тыс. работников и рост социальной напряженности в свеклосеющих областях, вывоз из Украины ежегодно свыше 100 млн. долл., что является прямой поддержкой зарубежного производителя...

Мы — не упрямые ослы! Понимаем, что даже сто сахарозаводов в будущем для Украины многовато. Но давайте цивилизованно выводить лишние мощности. Который год втолковываем: нужно разработать и принять Комплексную государственную программу реструктуризации и развития свеклосахарной отрасли на период до 2015 года. Эта программа должна ответить на три главных вопроса: сколько сахара нужно, чтобы обеспечить потребности государства? Как использовать избыточные мощности? Как компенсировать негативные социальные последствия?

В той же Европе заводам, сокращающим производство или закрывающим его, государство на протяжении трех лет выплачивает субсидии в размере 700 евро за тонну сахара, произведенного в предыдущие годы. Дотация распространяется также на фермеров, культивировавших сладкие корнеплоды для этих предприятий.

Впрочем, боюсь другого. В Украине может не остаться ни одного сахарозавода, если мы такими же темпами, как сейчас, и в дальнейшем будем потреблять сахарозаменители и интенсивные подсластители. Они уже отвоевали значительный сегмент рынка, вытеснив с него отечественный сахар. Могу понять некоторых производителей пищевых продуктов, которые ради выгоды «присели» на синтетические подсластители из-за их сравнительной дешевизны. Ведь «гиперсахара» в 100—1000 раз слаще, чем сахароза!

Вместе с тем интенсивные подсластители требуют тщательной дозировки, и врачи не рекомендуют употреблять их систематически. Детям в возрасте до семи лет — тем более. Запрещено использовать «синтетический сахар» в производстве продуктов детского питания, за исключением диабетического. Однако ни один из моих собеседников не смог гарантировать, что в отечественных «бэби-гам», слабоалкогольных напитках отсутствуют аспартам, цикламат или сукралоза. Да и кто побожится, если на нашем рынке их уже около 300 тыс. тонн!

Я не переживаю, что придется пить кофе без сахара. Нет, моя «сладкая» страна без него не останется. Она богатая и может себе позволить стать импортозависимой, подпитываться за счет «челночных» рейсов с сахаросодержащим камышом. Возможно, это и подсластит горечь от утраты национальной свеклосахарной отрасли.

Олег ЮХНОВСКИЙ, президент Союза производителей пищевой промышленности Украины:

— Украина — составляющая единого рынка пищевых продуктов. Вступление в ВТО, активное продвижение к созданию зоны свободной торговли с Евросоюзом, такие же подвижки в направлении ВТО со стороны ближайшего торгового партнера — России — требуют срочной корректировки государственной политики в АПК и пищевой промышленности в частности.

Прежде всего, необходимо адаптировать законодательство, гармонизировать стандарты, разработать технические регламенты, усовершенствовать систему государственной поддержки и налогообложения в соответствии с требованиями ВТО и ЕС, чтобы обеспечить конкурентоспособность нашей продукции как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

А что имеем? Практически полностью разрушена система управления пищевой отраслью. От Министерства пищевой промышленности мы скатились до департамента в составе Министерства аграрной политики, который больше года оставался без руководителя. Так стоит ли говорить о качестве решений, принимаемых правительством в этой сфере?

Свежий пример — немотивированная приостановка экспорта продукции масложировой промышленности. Вдобавок к конфликту с ЕС по поводу поставок отечественного подсолнечного масла...

Только благодаря высокому профессионализму менеджмента на предприятиях, опыту работы с зарубежными потребителями отраслевая ассоциация в сжатые сроки предоставила исчерпывающую информацию о системах контроля, согласовала эти вопросы с государствами — членами ЕС, а также формат санитарного сертификата и сопровождающих его документов. После чего Генеральный директорат Еврокомиссии «Здравоохранение и защита прав потребителей» подписал официальное соглашение о системе контроля и сертификации экспортных партий подсолнечного масла.

Особую обеспокоенность вызывает отсутствие системности в вопросах защиты граждан и внутреннего рынка от некачественных импортируемых пищевых продуктов. До сих пор в Украине действуют «Санитарные нормы и правила», утвержденные еще в 1989 году Министерством здравоохранения СССР. Многие показатели безопасности для здоровья людей в продовольствии у нас не нормируются и не контролируются. Подавляющее большинство методик контроля качества и безопасности не стандартизированы и не гармонизированы с европейскими требованиями. Тогда как в России они пересматривались трижды.

Еще один минус — нет нормативно-правовой базы, регулирующей оборот трансгенных растений. Согласно директиве Европарламента и Совета Европы от 22 сентября 2003 года №1829/2003, все страны должны маркировать продукты на наличие ГМО при превышении уровня 0,9%.

В Российской Федерации эта проблема регулируется федеральным законом «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» и ГОСТ 51074-2003 «Продукты пищевые. Информация для потребителей». Кроме того, постановление главного санитарного врача РФ от 5 марта 2003 года гармонизировало с требованиями ЕС предельный уровень содержания ГМО в пищевых продуктах и утвердило перечень свыше 50 наименований продукции, подлежащей тестированию на ГМО и маркировке.

Количество стран, требующих маркировать продукты на наличие ГМО, постоянно растет. Потому отсутствие соответствующих законодательных и нормативно-правовых документов на широкий спектр агропродовольственной продукции, произведенной из сои, кукурузы, сахарной свеклы, томатов, картофеля, рапса, кабачков или с их использованием в рецептурах, может стать техническим барьером, преодолеть который в условиях ВТО Украина практически не способна.

Таким образом, внутренние рынки остаются полностью открытыми для ввоза продукции из ГМО. А поскольку сельхозпродукция и пищевые продукты из ГМО стоят дешевле, мы рискуем в одночасье потерять не только внутренний рынок, но и внешний.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно