ПИРРОВА ПОБЕДА ПОД «ПЕНСИОННЫМ СТАЛИНГРАДОМ»

17 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 17 ноября-24 ноября

Возможно, в четверг, 30 ноября, будет сделана еще одна попытка, но итоги нынешней недели не позволяют рассчитывать на ее успех...

Возможно, в четверг, 30 ноября, будет сделана еще одна попытка, но итоги нынешней недели не позволяют рассчитывать на ее успех. Итак, пенсионная реформа, о необходимости которой в Украине вот уже без малого четыре года говорят специалисты, а в последний год заговорили даже самые непросвещенные средства массовой информации и самые высокопоставленные правительственные чиновники, практически проиграна. Рассмотрев в повторном первом чтении многострадальный правительственный законопроект об общеобязательном государственном пенсионном страховании, Верховная Рада не поддержала его ни в каком виде.

Мне не хочется ни рыдать над могильным холмиком, где теперь покоятся надежды на скорое приобщение Украины к общемировым пенсионным технологиям, ни петь осанну депутатам, которые, пользуясь терминологией социалиста Михаила Степанова, ни на шаг не отступили от своего «пенсионного Сталинграда», сохранив в целости и неприкосновенности нынешний возраст выхода на пенсию — 55 лет для женщин и 60 для мужчин. Эка невидаль для «рядового украинца» — жить на 70-гривневую «трудовую» пенсию, которая даже в случае ее повышения в будущем году на 25% вряд ли дотянет в долларовом эквиваленте до пенсии образца 1998 года! Глубинные же социальные преобразования в который раз отложены — возможно, до 2002 года, когда в здании под стеклянным куполом обоснуется новый состав парламента.

Фальшивая нота

…Включаешь телевизор — и через минуту рука тянется к пульту, чтобы немедленно выключить. Нет сил слушать женщину, скажем так, элегантного возраста, которая с решимостью Зои Космодемьянской на допросе изрекает примерно следующее: это кто же вместо нас, женщин, будет решать, когда нам идти на пенсию?! Нет, решать будем сами!

На пресс-конференции в среду народный депутат Григорий Дашутин назвал эту рекламу «циничной» — вероятно, потому, что она пропагандирует пересмотр пенсионного возраста в стране со столь низким уровнем жизни и тяжелыми условиями труда. Мне же в этом дорогостоящем рекламном продукте претит другое — неуместная и примитивная эксплуатация гендерной идеи, то есть идеи абсолютного равноправия мужчин и женщин, поклонницей которой быть не могу. Наверное, в силу своей отсталости. Ну не колышет, знаете ли, проблема, сколько депутаток должно быть в украинском парламенте и сколько министерш — в правительстве, чтобы соотношение полов составляло точнехонько 50:50. Безразлично, особь какого пола будет решать специфически женские проблемы — лишь бы решала по-умному. Избегаю всяческих женских изданий, тем более тех, где редакторы да художники постоянно бдят, дабы на иллюстрациях женщина по росту была точно вровень с мужчиной — иначе беда, пропаганда угнетения! Господи, да как это согласуется с национальными традициями, где красивый мужчина — непременно «високий та стрункий, ще й на бороді ямка». Словом, некто а-ля Виктор Ющенко…

Вряд ли украинская женщина, особенно в летах, умудренная жизнью, купится на равноправные «телезаморочки». Но окажись под вопросом благополучие ее детей и тем более внуков — она пойдет и в горящую избу, и на любой подвиг. Даже с повышением пенсионного возраста согласится. И скажи в своем клипе рекламисты горькую правду: у нас нет иного выхода, чем поэтапное повышение пенсионного возраста, иначе под угрозой окажутся нынешние двадцати- и даже десятилетние, — и наши соотечественницы эту правду воспримут. При наличии понятных и прозрачных механизмов и гарантий. Конечно, воспримут не с радостью, а как суровую необходимость. Тем более, что большинство женщин нынче и без того работают гораздо дольше положенных по закону 55 лет — то ли в легальном секторе, то ли в теневом, вплоть до сбора бутылок и торговли сигаретами…

Депутатская логика

В Верховной Раде стратегическим расчетам предпочли сиюминутный подход. «Родители наши, пенсионеры Украины, не простят нам этого никогда», — заявляет в сессионном зале Наталия Витренко, под непростительным преступлением подразумевая, естественно, поэтапное повышение возраста выхода на пенсию до 60/65 лет. «В ближайшие десять лет мы должны идти с учетом существующего возрастного ценза, то есть 55 и 60 лет», — фактически вторит прогрессивной социалистке Григорий Дашутин, первый заместитель председателя комитета ВР по делам пенсионеров, ветеранов и инвалидов, представитель «Трудовой Украины». Вместе со своей коллегой по фракции — председателем комитета по вопросам социальной политики Валентиной Гошовской — Григорий Петрович проводит пресс- конференцию и, не отрицая самой необходимости скорейшего пенсионного реформирования, предлагает, по сути, ограничиться наведением порядка в Пенсионном фонде и резким улучшением процедуры сбора пенсионных взносов. И никаких пока накопительных счетов, даже с оговорками, даже с 1 января 2003 года, — нет для них предпосылок, так и незачем забивать себе голову.

Депутатская логика такова: если из 17 млн. работающих нынче регулярно платят взносы в ПФ, по данным Г. Дашутина, порядка 7 млн. человек, то надо сделать так, чтобы платили все — и военнослужащие, и аграрии, и другие категории работников. Как это сделать, естественно, остается за кадром. Коль средняя зарплата по стране сейчас порядка 270 грн., а отчисления в Пенсионный фонд составляют 32% от заработка, то средняя пенсия, стало быть, должна составить не менее 90 грн. уже сегодня. Из чего тогда финансировать более высокие пенсии — тех же госчиновников, судей, прокуроров, народных депутатов, чернобыльцев, а также так называемые досрочные пенсии? Без ответа. Есть ли актуарные расчеты, как эта система будет действовать после 2007-го, когда начнется резкое ухудшение демографической ситуации, и особенно к 2050 году, когда численность пенсионеров — и это при значительном сокращении населения Украины — перевалит за 15 млн. человек? Ответ сводится к тому, что годиков через пять—десять в нынешний закон можно будет внести изменения. Не опоздаем ли?

Нам расчеты не указ

Все у нас не как у людей. В цивилизованных странах пенсионное реформирование не принято, невозможно проводить без создания так называемых актуарных моделей, которые, опираясь на прогноз темпов экономического развития, состояния рынка труда, инфляции и заработной платы, демографических тенденций, выводят — а каким же будет финансовое состояние пенсионной системы страны через 10, 20… и т.д. лет. Какой уровень пенсий возможен, потребуются ли для этого дотации из госбюджета? Актуарий, т.е. проще говоря, эксперт в сфере социального страхования и математических расчетов пенсионных систем — фигура очень важная, но, как оказалось, только не в Украине.

Применительно к нашим реалиям актуарные расчеты на 1998—2073 годы сделаны Митчелом Винером — американским актуарием, советником по вопросам пенсионной реформы в программе USAID/ПАДКО по реформированию социального сектора в Украине. Обнародованы они были на семинаре в Пуще Озерной еще в марте нынешнего года. Вывод прост, как дважды два: кабминовский законопроект об обязательном государственном пенсионном страховании в целом обеспечивает финансовую стабильность Пенсионного фонда. Не отказываясь от солидарной пенсионной системы (но ликвидировав в течение десяти лет льготные пенсии), в 2003—2007 годах можно запустить небольшую, по мировым меркам, обязательную накопительную компоненту. А чтобы персональные накопления на старость оказались более или менее достаточными, следует поэтапно повысить пенсионный возраст в Украине для мужчин и женщин до 65 лет. Предусмотрев (и это в расчетах учитывалось) возможность досрочного ухода на заслуженный отдых. Нет, можно, конечно, пенсионный возраст и не трогать, но тогда придется выбирать лучший из нескольких в общем-то неважных вариантов: либо снижать коэффициент трудового стажа за каждый год, либо повышать ставку отчислений на индивидуальные пенсионные счета, либо отказываться от индексации пенсий в связи с ростом заработной платы, либо… Либо вообще возложить груз дотирования пенсионной системы на госбюджет и забыть об идее реформы, как о страшном сне.

В процессе подготовки правительственного законопроекта пенсионный возраст для женщин был снижен до 60 лет, но это тот крайний предел, за который разработчики рискнули отступить. И только 15 ноября, когда стало очевидно, что законопроект «горит», Кабмин дал добро: пусть все остается по- прежнему. Хотя чем это чревато, пока до конца не ясно.

Можно, конечно, махнуть рукой на расчеты американского специалиста и вообще обозвать его выводы «происками империализма». Но других расчетов, насколько мне известно, нет, а проводить пенсионную реформу, исходя из каких-то умозрительных представлений о том, как должно быть, для страны опасно. Смертельно опасно. В этом смысле я вполне разделяю точку зрения г-жи Гошовской, что пенсионная реформа по значимости и по возможным последствиям значительно перевешивает налоговую и бюджетную реформы, вместе взятые.

Увы, депутаты, которым раздавались пакеты всевозможных материалов о пенсионной реформе, ее особенностях и целях, для которых проводились семинары и «круглые столы», продолжают творить пенсионный закон «на глазок». Пока их усилия сводятся к отрицанию правительственных подходов, это полбеды. Настоящая же беда случится, когда собственные представления парламентских правых, левых и почти не существующего центра, не подкрепленные никакими математическими расчетами, будут свалены в кучу, а потом оформлены в нечто невообразимое под громким названием «Пенсионный закон». Заваренной каши и за 75 лет не расхлебаем…

Лидера!

Хочу, чтобы читатель меня понял правильно: я не упиваюсь перспективой выхода на пенсию в 60 лет и не радуюсь тому, что мужчины будут выходить в 65, но если это действительно единственный реальный выход — надо смотреть правде в глаза, а не прятать, подобно страусам, головы в песок. Если есть у страны некое послабление длиной в шесть лет, до 2007-го, пока количество работающих увеличивается, а пенсионеров — уменьшается (в связи с выходом на заслуженный отдых более малочисленного поколения 1940-х годов рождения), давайте это время используем для создания системы накопительных счетов, которые заработают через двадцать-тридцать лет. Да, боязно после великого трастовского грабежа, да, банковский сектор и фондовый рынок в стране чрезвычайно слабы, но это не повод опустить руки или же с упоением измерять глубину пропасти, в которую нам через какое-то время предстоит свалиться.

К сожалению, легко сказать, да непросто сделать. Особенно в нынешних условиях. Возьмем тот же многострадальный проект пенсионного закона, даже за две попытки не прошедший парламентское «чистилище». То, что проект невозможно «разгрызть», он не для среднего ума, «Зеркало недели» отмечало еще в августе. В той же статье резко критиковалась неприемлемая формула расчета пенсий: за 100 процентов принимался ее размер в случае выхода на заслуженный отдых в 65/65 лет, те же, кто изъявлял желание уйти в нынешние 55/60, были бы жестоко наказаны — у них бы отняли то ли 30, то ли даже 40% начисленной суммы. Думаете, многое изменилось к повторному второму чтению?

Только 15 ноября, когда гром давно уже грянул — профильный парламентский комитет на своем заседании вынес законопроекту отрицательный вердикт и готовился его повторить на сессии, — правительство (судя по письму за подписью Виктора Ющенко) согласилось с нами: да, в качестве отправной точки берем 55/60, более поздний выход будем стимулировать дополнительными процентами при расчете суммы пенсий. Сегодня эксперты говорят даже о том, что теоретически возможен еще более действенный стимул: для тех, кто выйдет на пенсию в 60/65 лет, можно попытаться снять верхние ограничения суммы пенсий. Выходишь на четыре минимальных — получи четыре минимальных, выходишь на пять — тоже не проблема… Очень любопытный вариант, который, конечно же, нуждается в тщательной проработке, — но почему он появился так поздно, когда законопроект висит на волоске?

Для меня ответ очевиден: у пенсионной реформы нет лидера. Как нет лидера в налоговом реформировании, в создании Бюджетного кодекса, во многих других жизненно важных для страны инициативах. Ну не растут лидеры в Украине! И то, что пресса с подачи каких-нибудь кабминовских служб называла «идеологом пенсионного реформирования» очередного вице-премьера — вспомните Билоблоцкого, Тигипко, Жулинского — ни на шаг не продвигало дело, а напротив, вызывало в лучшем случае ухмылку у настоящих «рабочих лошадок». Очередного «идеолога» перед каким-нибудь семинаром «накачивали» информацией, он ее добросовестно озвучивал, кроме того, председательствовал на «круглых столах», симпозиумах, но дальше этого дело, как правило, не шло.

Долгое время разработка пенсионного закона велась полукустарным образом, силами нескольких экспертов — можно ли требовать от такого документа целостности и законченности? По мнению ряда депутатов, очень слабо выписана финансовая часть законопроекта, где речь идет о функционировании накопительных счетов — а могло ли быть лучше, если в работе, за редкими исключениями, не принимали участия финансисты? Несмотря на усилия министра труда и социальной политики Ивана Саханя и его заместителя Елены Горячей, так и не удалось обеспечить прохождение документа через парламент. Можно, конечно, говорить об особой позиции коммунистов и социалистов, а также фракции СДПУ(о), которая, как подозревают некоторые эксперты, дружно не поддержала пенсионный закон из желания «насолить» правительству Ющенко, но все это лишь подтверждает тот неоспоримый факт, что у пенсионной реформы нет настоящего лидера, который будет по-настоящему за нее сражаться.

Увы, лидером никого нельзя назначить по должности — ни министра, ни замминистра, ни председателя Пенсионного фонда. Да, за последние годы значительно вырос и окреп второй эшелон «пенсионщиков», имеющих неплохое представление и о мировом опыте, и об украинских проблемах. Однако знания — это далеко не то же самое, что лидерские качества. В итоге пенсионная реформа остается бесхозной, со всеми вытекающими последствиями.

…Правительственные решения принимаются с большими проволочками. Общество не имеет возможности узнать об истинных предпосылках предстоящих перемен и печальных последствиях в случае отказа от них. Украинское информационное пространство заполнено популистскими высказываниями и журналистскими комментариями, зачастую вообще не имеющими ничего общего с действительностью (не далее чем в среду довелось услышать, что нынешний пенсионный законопроект, оказывается, разработан народными депутатами!). Не доносятся голоса тех немногих экспертов- профессионалов, которые в нашем Отечестве все же есть. Это серьезно, очень серьезно — ведь коммунисты настаивают на всенародном обсуждении принципов пенсионной реформы.

И последняя деталь. Валентина Гошовская выражает надежду, что после доработки соответствующей рабочей группой (уже не на уровне экспертов, как это было в июне-июле, а на уровне депутатов и правительственных чиновников) закон будет внесен на рассмотрение комитетом по социальной политике. Председатель комитета по делам пенсионеров, ветеранов и инвалидов Валерий Сушкевич отрицает даже саму возможность этого. Не хватало пенсионной реформе еще и межкомитетской «войны»…

Наталия ЯЦЕНКО
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно