Первые уроки молочной войны

21 апреля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 21 апреля-28 апреля

Пикеты «партии власти» Мир действительно перевернулся, если пикеты стоят не перед властью, а как бы от власти...

Пикеты «партии власти»

Мир действительно перевернулся, если пикеты стоят не перед властью, а как бы от власти. А ведь именно так было в марте в Славутском районе, когда «нашеукраинцы» пикетировали молочный цех в Берездове.

Владельцы снизили заготовительную цену на молоко до 60 коп. за литр, и никакая власть им не указ. А власть в Славуте вся сплошь «нашеукраинская», причем руководит районом женщина, Галина Душнюк, которая крестьянские жалобы о грабеже средь бела дня восприняла как собственную боль. Но повлиять на владельцев молочного завода административными рычагами никак не могла: частная собственность нынче админресурсу не подчинена. Вот и стали партийцы из провластного блока в пикеты, защищая права крестьян.

Низкие заготовительные цены на молоко на Хмельнитчине побили в феврале все украинские рекорды. В области не без оснований считали, что существует сговор владельцев молокоперерабатывающих заводов. Иначе чем объяснить, что из 25 предприятий этого профиля только три — Виньковецкий сырзавод, Деражнянский молочный и Хмельницкая маслосырбаза — не снизили заготовительную цену на молоко от населения меньше 80 коп. за литр? Остальные же, как один, запросто переложили свои проблемы на плечи крестьян.

Причину все называли одну, политическую — огромные убытки от российско-украинской молочной войны. Конечно, вызывающее поведение России, которая в январе неожиданно, без каких-либо видимых экономических причин, указала на дверь всем украинским экспортерам молочной продукции, повлияло на рыночные цены, существенно их снизив. Но не до такого же предела, которым пугают хмельницкие переработчики. Ведь только 13 из них экспортируют свою продукцию за пределы Украины.

Скажем, из области вывозится за рубеж всего лишь один процент сливочного масла (всего его, кстати, на Хмельнитчине производится 8% от общеукраинского показателя, как и молочных консервов). Остальное же — молоко, сметана, кефир, ряженка, другие молокопродукты — реализуется преимущественно в своей же области.

Действия многих молокопереработчиков напрочь опровергали их же жалобы на убыточность заготовительной цены даже в 80 коп. Ведь когда речь шла о расширении зоны заготовок, собственно, о выживании на рынке молока или о выдавливании с рынка завода-конкурента, то заготовительная цена становилась на удивление гибкой и привлекательной для крестьянина. Например, в Полонном молочники платили «своим» сдатчикам по 60 коп. за литр молока, а крестьянам с соседней Житомирщини — значительно больше. А Изяславское молокоперерабатывающее предприятие «Евгения» затеяло у себя ремонт, но заготовку молока — по самым низким ценам — не прекращало: отправляло его по договоренности с коллегами из ривненского Березного, но уже по 90 коп. за литр. И ничего, не разорились ривненцы.

Учитывая сложное положение, в котором оказались крестьяне, областная администрация трижды приглашала на разговор руководителей молокоперерабатывающих предприятий. Один раз (говорят, впервые в истории молочного производства в области) — на встречу за круглым столом с главой облгосадминистрации. Говорят также, что обычно уравновешенный губернатор на этот раз был категоричен, как никогда. Договорились, что с 1 марта на территории области не будет заготовительной цены ниже 80 коп. за литр молока. Даже подписали «Меморандум о сотрудничестве по усовершенствованию производственных взаимоотношений в организации стабильного развития молокоперерабатывающей отрасли Хмельнитчины».

Выполнение меморандума губернатор И.Гладуняк взял под личный контроль. Но пока выборы-перевыборы, молокопереработчики нашли якобы вполне законный способ обойти собственные обещания: начали на приемочных пунктах сортировать молоко. Продукт невысокого качества, ясное дело, идет как несортовой. По 60 коп. за литр.

Плата за прибыль

Помнится, Маркс утверждал, что нет цены, которую бы не заплатил капиталист за большую прибыль. Учение Маркса правильное, а потому, как известно из советских учебников, вечное.

Цена за экономическую прибыль у украинских молочников оказалась политической. Вскоре после российских санкций откуда-то пошел слух, что россияне возобновят сотрудничество лишь с теми производителями, которые поддерживают Партию регионов. Руководство Хмельницкой маслосырбазы — крупнейшего на Хмельнитчине экспортера твердых сыров в Россию — немедленно записалось в первые пятерки списков Партии регионов в местные советы.

Слух не возник на пустом месте, ведь вскоре в Хмельницкий прибыла представительная российская комиссия — проверять состояние предприятия и качество продукции. Таких придирчивых ревизоров на маслосырбазе еще не видели. Россияне все рассмотрели едва ли не под микроскопом и уехали. Экспорт сыров вскоре возобновили: хмельнитчане оказались среди шести (!) таких счастливчиков со всей Украины. Правда, раньше машины с продукцией Хмельницкой МСБ проходили украинско-российскую границу мгновенно, а теперь их, бывает, держат и по три дня: контроль ужесточился. Но это мелочи, основное — снова есть сбыт.

А вот в системе производства молочной продукции области возникли серьезные проблемы.

В 2005 году молочная промышленность Хмельнитчины произвела продукции на 440 млн. гривен, нарастив производство на 15% по сравнению с предыдущим годом. На предприятия поступило на 50 тыс. тонн молока больше — всего 239 тыс. тонн. В среднем от коровы было заготовлено 1718 килограммов молока. Конечно, против 1990-х годов это ничто — в три-пять раз меньше. Но на фоне фактического уничтожения молокотоварного сектора в конце прошлого десятилетия предыдущий год можно считать шагом вперед в восстановлении молочного стада края.

В январе с.г. прирост молочной продукции еще составлял 19%. А уже в феврале–марте — всего 2%. Соответственно уменьшились поступления в бюджет. Но опаснее другое: в области, где почти 80% молока производится в подсобных хозяйствах (на подворьях крестьян содержится 236 тыс. голов крупного рогатого скота, из них 164 тыс. коров), люди начали массово сбывать скот. Сегодня есть села, где продажа коров возросла на 20—25%. Это провоцирует социальную напряженность, нестабильность: села и так в долгах, как в шелках, а тут еще и один из немногих источников скромного крестьянского дохода заилился и почти исчез...

«А мы так привыкли»

Мудрые постоянно повторяют, что болезнь легче предупредить, чем лечить.

В молочной сфере, оказывается, тоже может быть профилактика. И тогда даже столь радикальные потрясения, как категорическое российское «не пущать», для молочнотоварного сектора украинской экономики было бы не столь угрожающим и тем более не смертельным.

Строго инспектируя хмельницкого поставщика молочной продукции, россияне, как заклинание, повторяли слово «качество». Слово оказалось на удивление заразным: теперь его постоянно повторяют подольским крестьянам заготовители молока от маслосырбазы из областного центра. И не только повторяют, но и всячески стимулируют все то же качество.

Однако толка от магического слова пока мало. Крестьяне упрямо работают «по-дедовски», несмотря на научно-технический прогресс. Ага, упали цены на молоко — продали корову: не работать же в убыток. Подавляющее большинство переработчиков действуют точно так же: вместо усовершенствования контроля за качеством молока и создания инфраструктуры, которая бы способствовала ее повышению, просто снижают заготовительную цену.

Круг замкнулся?

Жизнь заставит его разомкнуть — уверен заместитель главы Хмельницкой областной государственной администрации Владимир Кирилюк. Ведь, по его глубокому убеждению, выживут на молочном рынке только те производители и переработчики, которые поставят качество на надлежащую высоту.

В этом все большую роль должны бы играть сельские общины. Но пока они инертны и апатичны. Не слышно в области о создании культурных пастбищ, о засеянных покосных лугах. Проблему пытаются решать сверху: в этом году впервые выделено из областного бюджета 900 тыс. гривен на удешевление осеменения коров и телок из подсобных хозяйств населения. То есть делается попытка повлиять на улучшение генетического материала сельского частного животноводства. Но ведь потом и содержание животных, и корма должны быть соответствующими. Хотя будущее, убеждены специалисты, за крупнотоварным производством молока, и все-таки благоприятные условия для его производства должны создаваться во всех крестьянских хозяйствах, где есть желающие содержать буренку.

Сегодня же молока, которое бы соответствовало европейским стандартам, в хозяйствах области нет совершенно, утверждают специалисты. Даже у самых лучших. Для этого нужны современные технологии его производства и переработки, доильные аппараты, холодильные камеры... А основное — осознание, что так, «как привыкли», работать уже нельзя. И результативность отрасли напрямую зависит от содействия местных властей крестьянам: в определении структуры хозяйства, обслуживании скота со стороны племенных предприятий, специалистов-ветеринаров, приобретении молодняка и сбалансированных кормов для его откорма.

Словом, роботы непочатый край. И вряд ли она будет успешной без взаимной заинтересованности в результате крестьянина, переработчика и властей. Только их совместные усилия могут принести успех, а не перманентные локальные войны друг против друга и всех против всех на таком мирном, на первый взгляд, молочном фронте.

...«Фугас» — полторалитровая бутылка молока, которыми торгуют крестьянки на базаре, сейчас стоит 1 грн. 80 коп. Бутылка воды — столько же. Вот и все. Что тут говорить?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно