«ПЕРВАЯ В ЕВРОПЕ, НО НЕ ПЕРВАЯ В РОССИИ…» ITERA GROUP ДИВЕРСИФИЦИРУЕТ «ГАЗОВЫЙ» БИЗНЕС ОТ ТРЕЙДЕРСТВА К ПРОИЗВОДСТВУ И НАМЕРЕВАЕТСЯ ОГЛАСИТЬ СПИСОК СВОИХ АКЦИОНЕРОВ

30 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 30 июня-7 июля

За последние год-полтора все, кто хоть сколь-нибудь интересовались ситуацией на рынке газа вообще...

За последние год-полтора все, кто хоть сколь-нибудь интересовались ситуацией на рынке газа вообще и его операторами в частности, не раз были если не шокированы, то как минимум озадачены публичными и чуть ли не полудетективными рассказками о компании Itera и ее деятельности на просторах СНГ. Уже потому, что Itera (в те времена в лице Itera Energy) одной из первых заявила о себе на украинском рынке газа, а впоследствии неоднократно участвовала в национальных госпрограммах, «замешанных на газе» (например, по производству минудобрений для аграриев), многие годы была и остается оператором практически всех импортных газопоставок в Украину.

Из последних, вероятно, запомнившихся информационных сообщений на эту тему наверняка не забылись еще репортажи российских телеканалов об экспансии Itera в России и ее сотрудничестве с ОАО «Газпром». Но в последний месяц эта тема муссировалась с необычайной активностью. Сему факту есть объективное объяснение — на 30 июня назначено общее собрание акционеров ОАО «Газпром»...

За месяц до «решающего боя за «Газпром» Herald Tribune перепечатывает статью Д.Хоффмана из Washington Post Service «Затаенный поставщик газа быстро набирает силу в России», в подзаголовке которой автор констатирует, что «стремительный рост Itera вызывает вопросы».

Аккурат в это время активизировались переговоры о создании СП с участием НАК «Нефтегаз Украины» и одной из компаний группы Itera. Этому тоже есть логичное объяснение, но о нем — несколько позже. А на минувшей неделе с активного благословения вице-премьера Юлии Тимошенко энергогенерирующие компании Украины подписали (или, фактически, пролонгировали) «газовые» контракты с компанией Itera.

Причем изначально речь шла о ежесуточных газопоставках в объеме до 45 млн. кубометров «итеровского» газа. Однако контракты предусматривают жесткие, как для украинской энергетической действительности, условия оплаты: 45 долл. за каждую тысячу кубометров газа — «живыми» деньгами, без отсрочки платежей. Съев не один пуд соли на украинском рынке газа, Itera на иные условия не соглашается. А отечественные энергетики в этих условиях не могут себе позволить задекларировать покупку более чем по 3 млн. кубометров газа в сутки — на оплату большего объема нет средств...

Между тем, на днях ожидается появление постановления правительства о порядке поставок газа в Украине во втором полугодии текущего года. Принципиальным моментом практически уже согласованной всеми сторонами схемы газообеспечения украинских потребителей должно стать появление закрытого акционерного общества в форме СП «Оптовый рынок газа», учредителями которого станут НАК «Нефтегаз Украины» и одна из компаний группы Itera. Впрочем, процесс согласования условий создания и последующей работы будущего СП длится с прошлого года и не раз стороны, что называется, заходили в тупик. Itera между тем весь этот период продолжает поставлять в Украину газ и, по сути, остается единственным оптовым поставщиком импортного газа в Украину. Впрочем, нельзя сказать, что в отечественных «газовых» кругах «на ура» восприняли идею СП и возможную новую схему газообеспечения. Отношение к этому всему скорее как к неизбежному. И в этой связи интересно знать мнение представителей Itera. Например о том, зачем этой компании головная боль в виде СП, если Itera и так практически единственный поставщик газа в Украину?

Все вышесказанное и побудило «ЗН» устроить «расспрос с пристрастием» вице-президента и члена правления ITERA Holding Ltd. Владимира Мартыненко (особо заинтересованным лицам сообщаю: в родственных отношениях с пресс-секретарем Президента Украины вице-президент ITERA Holding В.И. Мартыненко не состоит).

Группа компаний ITERA начиналась с создания в 1992 году одноименной компании в Джексонвиле (Флорида, США). Сегодня группу ITERA составляют свыше 120 компаний и предприятий энергетической, металлургической, химической и др. отраслей производства в 24 государствах, в том числе в СНГ, Балтии, США, Бельгии, Швейцарии.

В Украине группу представляет дочернее ЗАО «Торгово-энергетическая компания «Итера-Украина», а также представительство ITERA. Работу российских компаний группы координирует созданное в конце прошлого года ООО «Итера Холдинг».

80% совокупного бизнеса группы ITERA приходится на сектор газа — добычу, транспортировку и реализацию природного газа. Группа добывает газ на Ямале и поставляет его в Свердловскую обл. РФ, Украину, Беларусь, Молдову, Армению, Грузию, Казахстан и государства Балтии. Реализацией газа в этих государствах занимаются СП, соучредителями которых являются ITERA и ОАО «Газпром».

С 1997 года ITERA инвестирует средства в разработку четырех газовых месторождений в РФ, из которых уже добыто 10,67 млрд. кубометров газа; доказанные запасы газа в этих месторождениях оцениваются в 3,9 трлн. кубометров. В 2000 году планируется добыть до 20 млрд. кубометров газа, а в течение 10 лет довести ежегодный объем добычи до 70 — 80 млрд. кубометров газа.

В 1999 году объем реализации газа компаниями группы составил 60,5 млрд. кубометров, нефти — 1 млн. тонн. В этом году группа планирует продать 74 млрд. кубометров газа.

Помимо того, что ITERA является основным оператором поставок «газпромовского» газа в Украину в последние годы, в прошлом году группой ITERA заключены десятилетние соглашения о поставках газа с госадминистрациями Одесской, Луганской, Донецкой и Днепропетровской областей и их уполномоченными газоторговыми операторами. ITERA также поставляет газ энергогенерирующим компаниям Украины.

— Владимир Иванович, при упоминании о группе Itera и ее активном сотрудничестве с «Газпромом» очень часто если не прямо говорят, то достаточно прозрачно намекают на то, что якобы среди учредителей Itera значатся влиятельные менеджеры ОАО «Газпром»; мол, поэтому для Itera и горит зеленный свет на рынке газа. Не могли бы вы четко ответить: так есть среди акционеров вашей компании «газпромовцы» или нет?

— Среди акционеров Itera действительно нет ни сотрудников «Газпрома», ни членов их семей. Дело в том, что когда создавалась первая компания Itera (в Джексонвиле), тогда у нее не было вообще никаких отношений с «Газпромом». В то время (1992 год) эта компания была просто поставщиком продуктов в Туркменистан. И к «Газпрому» она не имела ровным счетом никакого отношения, как и к газу вообще в течение первых двух лет своего существования.

И потом, давайте объективно посмотрим на ситуацию. Когда в 1994 году президент тогда еще одной компании Itera Игорь Макаров, возглавляющий сегодня всю одноименную группу компаний, пришел в «Газпром», он и его предложения объективно не представляли значительного интереса для «Газпрома». Много позже многие сотрудники последнего, наверное, хотели бы стать акционерами Itera, но к тому времени учредители компании уже не хотели расширять число акционеров.

— Почему же компания, работающая в СНГ, зарегистрирована в США?

— Все объясняется очень просто. Для обеспечения поставок крупных партий продовольствия в Туркменистан компании нужны были кредиты. Ни российской, ни компаниям из других государств СНГ никто на Западе кредитов не давал и дать не мог по абсолютно понятным причинам, так как тогда еще общий на просторах СНГ рубль, что называется, катился в пропасть… Поэтому компанию и зарегистрировали в Джексонвиле и ее учредителями стали российские, американские граждане и юридические лица, а также физические лица из некоторых других государств. Под эту компанию был получен первый кредит (по нынешним меркам — совершенно мизерный). Но для тогда еще маленькой компании это была значимая сумма…

— Но если все так логично, как вы рассказываете, то почему бы не назвать конкретных учредителей компании Itera и таким образом развеять все слухи и намеки на сей счет?

— В настоящее время идет согласование позиций акционеров по этому вопросу и собственно речь только о том, кто и как из них хочет обнародовать эту информацию. Думаю, через два-три месяца список акционеров будет обнародован и передан средствам массовой информации, чтобы снять все вопросы на этот счет.

— И читатели «ЗН» смогут с ним ознакомиться?

— Разумеется, в числе первых.

— Станет ли когда-нибудь группа компаний Itera публичной компанией?

— Конечно, в течение тех же двух-трех месяцев будет обнародован баланс всей группы компаний. В настоящее время во всех компаниях группы проводится аудит.

— Известно, что на определенном этапе расширения своего бизнеса одна из компаний группы Itera приобрела некий пакет акций ОАО «Газпром». Выгодна ли эта сделка, и что она дала обоем компаниям? Не является ли это для Itera скорее неудачным опытом?

— Скорее да, ибо результат этой сделки для Itera выражается в финансовых потерях. Боюсь ошибиться, но, по-моему, компания из группы Itera приобрела небольшой пакет акций ОАО «Газпром» — что-то около 1,3% из пакета, который был выставлен на продажу и доступен иностранным инвесторам. Акции эти были куплены в период (1998 год), когда ценные бумаги ОАО «Газпром» котировались достаточно высоко. Сегодня же, как вы, наверное, знаете, «газпромовские» акции очень упали в цене. Впрочем, и убытком это не назовешь. Как говорит один из вице- президентов группы компаний, что ж, подождем, пока акции «Газпрома» снова вырастут в цене, тогда, возможно, и продадим их.

— И сколько на этом Itera потеряла, если оценивать сделку в нынешней ситуации?

— Это легко подсчитать. Как на сегодняшний день, «потери» по этой сделке составили порядка 200 тыс. Впрочем, физически мы эти средства не потеряли. Так что я бы с выводами не торопился.

— Так или иначе, но тесное сотрудничество вашей компании и «Газпрома» провоцирует разговоры о том, что «Газпром» отдает компаниям группы Itera самые лакомые кусочки российского «газового» пирога, например такие, как весьма продуктивные месторождения газа…

— Месторождение, о котором чаще всего говорят, является экспериментальным и относится к группе Ачимовских месторождений, разрабатываемых СП «Роспан». Разработка этих месторождений начиналась при финансовой поддержке «Газпрома». Но в связи с известными финансовыми трудностями и требующимися для дальнейшей разработки значительными капитальными затратами было принято решение выставить контрольный пакет акций на продажу акционерам, как того требует устав предприятия. Но при том положении вещей никто из акционеров не стал приобретать эти акции. Itera проявила интерес к этому пакету.

— Чем она при этом руководствовалась, если даже акционеры отказались от этих акций? Неужели все оказались «глупее», чем Itera?

— Нет, конечно. Просто для разработки месторождения требуются значительные затраты, которые, очевидно, никто не мог себе позволить.

Дело в том, что хотя пакет этот нашей группой и был приобретен по номинальной стоимости акций, но условия его приобретения предусматривали весьма существенные обязательства для покупателя. Например, погашение огромной (1,3 млрд. рублей по курсу 1:6 на тот период) задолженности по зарплатам, финансирование строительства конденсатопровода и многое другое.

— Но почему же тогда говорят, что «Газпром» чуть ли не подарил эти акции вашей группе?

— Визируя соответствующий документ, председатель правления ОАО «Газпром» Р.Вяхирев (а вы знаете, он выражается лаконично) поставил резолюцию: «Отдать по номиналу». Но отдать — это же не значит — подарить. И если ознакомиться с содержанием документа, то в нем все подробно расписано. Так что нет никаких оснований говорить о «щедрых подарках» «Газпрома».

Не менее сложная финансовая ситуация и с другим месторождением — Губкинским, разрабатываемым силами предприятия «Пургаз». Учредителями которого являются одна из компаний группы Itera, местная администрация, «Пурнефтегазгеология». Itera не является единственным собственником этого предприятия, и более того, ей даже не принадлежит лицензия на разработку этого месторождения. У нас нет ни одной лицензии на месторождения. И «Газпром» их тоже не раздает, потому что лицензии выдает соответствующий госкомитет РФ. В свое время, где-то в середине 90-х годов, многие лицензии были раскуплены многими людьми и компаниями, которые просто ожидали спроса на этот товар, надеялись, что он поднимется в цене и за счет перепродажи они неплохо заработают. Но спрос невелик. И Itera теперь просто разыскивает владельцев таких лицензий и просто предлагает им создать СП и вести разработку интересующих ее месторождений.

— Другими словами, из сугубо торгующей, трейдерской компании Itera фактически превратилась уже в добывающую компанию, причем уже оперирует немалыми объемами газа и нефти…

— Да, это так. Причем объемы добычи постоянно увеличиваются.

— При такой диверсификации бизнеса оборот компании, наверное, впечатляющ?

— Нетрудно подсчитать оборот по операциям с газом. В прошлом году компаниями группы было продано около 65 млрд. кубометров газа по средней цене 60 долл. за 1000 кубометров. Вот вам и оборот. А сводный оборот по всем операциям я пока не готов назвать. Тем более что компания постоянно наращивает и расширяет свой бизнес. Например, не так давно Itera стала совладельцем золотоносного прииска в Таджикистане «Золотой Восток» (по имени прежде работавшей там артели). Проект обещает быть успешным. Так что к названному выше обороту я бы добавил процентов 20 по этому проекту. А относительно консолидированный баланс по всем компаниям группы, я думаю, будет годов месяца через полтора-два.

— Владимир Иванович, если говорить о газоторговом бизнесе представляемой вами компании в Украине, то очевидно, что достаточного платежеспособного спроса на «итеровский» товар нет. Тем не менее Itera, насколько я понимаю, вовсе не собирается уходить из Украины.

— Конечно, не собирается. Более того, и мы этим руководствуемся, мы видим, что со временем это будет вполне платежеспособный рынок. Но и сегодня у нас есть в Украине аккуратные партнеры и нам удается находить возможность рассчитываться с тем же Туркменистаном за импортируемый оттуда в Украину газ. Уровень оплаты в общем сегодня достигает 90%, правда, это не только денежные средства. Так что Украина — весьма перспективный партнер для нас. И не будь дополнительных расходов из-за введения таможенных сборов и в России, и в Украине, отработанные нами программы позволили бы нам предлагать украинским потребителям газа цены, которые им, что называется, по карману.

— Вероятно, Itera станет и оператором «газового» контракта, который недавно заключен между «Газпромом» и Туркменистаном?

— Мы хотели бы на это надеяться. И мне кажется, что для всех заинтересованных участников этого проекта Itera объективно является претендентом номер один. Потому что мало кто еще располагает таким квалифицированным персоналом и имеет опыт работы с такими огромными объемами газа.

— Будет ли пролонгировано соглашение об использовании газотранспортной магистрали «Газпрома» вашей компанией и на каких условиях?

— Думаю, что да. Все условия, как и плату за пользование газотранспортной системой, устанавливает не «Газпром», а соответствующие госорганы РФ. И, к сожалению, для нашей компании плата установлена достаточно высокой — 0,96 долл. за транспортировку каждой тысячи кубометров газа по 100 км газопроводов. Это очень высокая ставка! И для нашей компании, образно говоря, это очень серьезный удар по карману, тем более что мы платим «Газпрому» «живыми» деньгами.

— Некоторые украинские предприятия, которые, к слову, являются крупными газопотребителями (а некоторые даже остаются должниками компании Itera со времен прежних прямых поставок газа), в ближайшее время будут выставлены на продажу. Заинтересована ли Itera в участии в этом процессе?

— Да, заинтересована, но, так сказать, пока в общих чертах. Пока мы не видим конкретных предприятий, на которых могли бы акцентировать внимание. Мы очень внимательно следим за украинским рынком, в частности фондовым, с тем, чтобы определить, какие предприятия могут быть приватизированы при условии, что возврат долгов в денежной форме не состоится, для того, чтобы при дополнительном инвестировании превратить их в рентабельные и прибыльные, как это мы сделали, например, с Молдавским металлургическим заводом. Вы знаете, что этот завод практически лежал, когда в 1998 году Itera приобрела 75% его акций. В его модернизацию уже вложено 110 млн. долларов, и сегодня у этого предприятия очень хорошие перспективы.

Нас интересуют предприятия, имеющие хорошие хозяйственные связи, по всему СНГ и в государствах Европы, которые могут быть поставщиками для наших же предприятий. В отношении украинских предприятий — мы пока все только взвешиваем и пока что нет конкретных предложений ни по одному из них.

— Могли бы вы прокомментировать ситуацию с созданием СП между вашей компанией и НАКом «Нефтегаз Украины»?

— Эта тема была предметом недавнего разговора с премьер-министром Украины Виктором Ющенко. Но пока что, на мой взгляд, нет единого четкого представления о том, по какой конкретно схеме будет работать это совместное предприятие.

— Владимир Иванович, но ведь Itera и так давно присутствует на украинском рынке газа. Зачем же ей еще и головная боль в виде СП?

— В данном случае речь идет о работе Itera через СП на рынке распределения газа, а не только его оптовых поставок. Мы хотим, чтобы продажа нашими компаниями газа в Украине не расценивалась как монополизация какого-то отдельного сектора. И мы хотим, чтобы продажа газа в Украине была выгодна и Украине, которую в СП будет представлять НАК «Нефтегаз Украины». Но и наши интересы должны быть учтены. Так что пока идет достаточно деликатный процесс согласования достаточно деликатных деталей, таких, например, как цена.

— А самый принципиальный момент?

— Это сочетание цены газа и платежеспособности. Откровенно говоря, в этом аспекте — наибольшая заковыка.

— Похоже, что эти определения из непересекающихся плоскостей.

— Почему же? Это пересекающиеся плоскости. И Itera в этом смысле может помочь в выстраивании взаимовыгодных товарно-газо-денежных цепочек. В этом смысле Itera настолько поднаторела, что может и Украине подсказать. Так же, как в свое время, например, Свердловской области. Ведь там платежи были на уровне 23%, когда нам разрешили работать с этим регионом. Сейчас по многим предприятиям платежи составляют 100%. И директора многих предприятий уже говорят, что им выгоднее теперь рассчитываться с нами банковскими средствами, а товар выгоднее самим экспортировать. Так что опыт наши компании имеют достаточный, и почему бы его не использовать Украине?

— «Газпром» с завидным постоянством обвиняет Украину в несанкционированном отборе газа. Между тем, теряет ли при этом что-то сама Itera как оператор всех газопоставок в Украину?

— Itera теряет при этом рынок сбыта. Потому что тот же несанционированно отобранный «газпромовский» газ затем в Украине предлагается потребителям по демпинговым ценам. А добросовестные продавцы в итоге не могут продать свой легальный товар. Поэтому мы поддерживаем объявленную украинским премьером позицию о недопустимости впредь несанционированных отборов газа. Все добросовестные участники рынка газа от этого только выиграют.

— В случае реализации «Газпромом» новых газотранспортных проектов, которые практически обходят территорию Украины, однозначно сократится и доход от этих операций украинских газотранспортников, да и госбюджета Украины. Отразится ли это на доходах группы Itera? И участвуют ли компании вашей группы в газотранспортных проектах «Газпрома»?

— Никоим образом. Ведь физически украинские газомагистрали останутся и Украине нужен будет газ, а Itera будет его поставлять, и в тех объемах, в которых будет нуждаться Украина. А возможное сокращение так называемого большого транзита российского газа в Европу к нашим компаниям отношения не имеет, так как мы с Европой в этом направлении не работаем. К сожалению… Потому что рынок Европы давно четко сформирован, работать там можно только в освобождающемся или вновь появляющемся секторе. По мере увеличения спроса на газ Itera планирует работать и в Европе. Кроме того, мы надеемся, что Государственная дума РФ ратифицирует Евроэнергохартию, и тогда очень остро возникнет вопрос об альтернативных поставках газа; тогда мы вынуждены будем, как говорится, войти в эту трубу. Так что мы смотрим с оптимизмом на возможность поставок нашего газа в Европу, газопотребление в которой увеличивается, а «Газпром» физически при нынешнем уровне добычи газа не сможет удовлетворить увеличивающийся спрос. Хотя, конечно, речь не может идти об объемах, сопоставимых с объемами экспорта газа «Газпромом» как в Европу, так и в СНГ. В сравнении с «Газпромом» мы — маленькая компания…

— Судя по растущим объемам добычи и продаж вашей группой, не такая уж и маленькая…

— Всего-навсего первая в Европе, хотя и не первая в России. Первый — «Газпром». А в проектах «Газпрома», о которых вы говорите, компании нашей группы не участвуют.

— В этом году в определенный период и в России, и в Украине произошли значительные кадровые перемещения, в частности госчиновников, непосредственно руководящих отраслями ТЭК. И новые люди еще не совсем укрепили свои позиции. Как вы думаете, насколько такая неопределенность и кадровые перипетии влияют на сугубо коммерческие интересы, в частности ваших компаний? И сколько правды в том, что соглашение об СП с НАК «Нефтегаз Украина» не подписано до сих пор из-за неопределенности статуса руководства того же НАКа?

— Думаю, что это не причина. О принципиальных нюансах этой темы я говорил выше. А что касается компаний нашей группы, то Itera работала и работает в различных условиях, в том числе и политических, и она по сути своей деятельности полезна практически любой власти, любому режиму во всех государствах, где ведет свой бизнес. Однако всякому нормальному человеку очевидно, что периоды неопределенности — не лучшие времена для всех бизнесменов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно