«ПЕРЕЛОМ В КРИМИНОГЕННЫХ ПРОЦЕССАХ МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ В СЕРЕДИНЕ 1997 ГОДА...»

28 июня, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 28 июня-5 июля

Начальник крымской милиции генерал-майор Михаил Корниенко рассказал мне эпизод своей студенческ...

Начальник крымской милиции генерал-майор Михаил Корниенко рассказал мне эпизод своей студенческой жизни, когда он чуть не схлопотал «неуд» на юридическом факультете университета, осмелившись перечить профессору, утверждавшему, что преступность-де в нашем обществе не имеет социальных корней. «Сегодня социально-экономическая природа преступности ясна всем, - говорит Михаил Васильевич. - И очень важно понять связи криминогенных процессов, их зависимость от социально-экономического состояния общества». Нашу беседу мы посвятили проблемам и перспективам локализации преступности, преодоления причин криминальных явлений.

- С точки зрения человека, посвятившего всю жизнь борьбе с преступностью, профессионала, глубоко знающего проблему, - наше общество уже осознало качественно новую ситуацию в криминогенной сфере? Какие выводы дает вам, практику, ее осмысление?

- К сожалению, осознание глубины и качества перемен в криминальной сфере в полной мере еще не произошло. Это закономерно, что сознание и ответные меры пока запаздывают и общество не готово в полной мере противостоять преступности. А с другой стороны, государство еще мобилизовало не все ресурсы, чтобы преодолеть нарастание и модернизацию преступности. Скажем, появились новые виды криминальных проявлений - преступные группировки, структуры отмывания денег, наркобизнес, порнобизнес, заказные убийства, рэкет, коррупция, злоупотребления в сфере приватизации, но мы не всегда имеем необходимые правоохранительные структуры, законодательную базу, конкретные политические и организационные решения. К сожалению, все это появляется не так быстро, как хотелось бы...

- Крым стоит в ряду других регионов или это особое место на карте преступности?

- Раньше Крым был сравнительно благополучным регионом. Да и сейчас Донбасс и Днепропетровск дают больше преступлений. Но сегодня в Крыму имеется ряд особенностей. Во-первых, здесь сильно сказывается высокая политизация общества и отдельные виды преступности имеют политическую подоплеку: у нас возбуждены уголовные дела в отношении некоторых депутатов, есть оперативная информация, свидетельствующая, что за отдельными преступлениями стоят политические лидеры. Придет время - и об этом можно будет рассказать языком закона.

Во-вторых, курортная сфера всегда способствовала притоку преступных элементов. Например, в Судаке летом население увеличивается в 2-3 раза, а криминальная активность - в 4-8 раз. Так же и в других районах. В-третьих, активные миграционные процессы, легкость пересечения границ, которые также подпитывают криминальную среду...

- Тем не менее недавно было отмечено, что вам удалось стабилизировать отдельные процессы...

- В конце прошлого года и до февраля нынешнего преступность в Крыму возрастала примерно по 20 процентов. Однако по итогам пяти месяцев темп роста количества преступлений снизился до 12 процентов. Почти на четверть стало меньше тяжких телесных повреждений, грабежей, изнасилований, на 11,7 процента увеличилась раскрываемость преступлений.

Дело в том, что работа нашей милиции приобрела сегодня более наступательный характер. Мы определили наиболее криминогенные сферы, направления и сосредоточили внимание именно на них. Сегодня большое внимание обращаем на курортные местности. Нами «перекрыты» все здравницы, привлечены резервные силы для работы в этой сфере. Не случайно в зоне курорта пока не совершено ни одного тяжкого преступления...

Благодаря нашей наступательности повысилась выявляемость мошенничества - на 47,4 процента, незаконного оборота наркотиков - на 52 процента, незаконного хранения и ношения оружия - на 54,4 процента, взяточничества - на 56,3 процента, а также хищений, нарушений правил торговли и валютных операций, уклонения от уплаты налогов...

- Эти положительные тенденции удастся закрепить или улучшение временное? Что делается для более эффективной борьбы с преступностью?

- Конечно же, мы активно ищем способы повышения результативности работы. Сейчас, например, проводим эксперимент по созданию более эффективного механизма в борьбе с преступностью. Первыми в Украине создали подразделения для борьбы с преступностью на рынках - и уже разоблачены десятки рэкетирских групп, раскрыто более 900 преступлений. В Крыму изменена структура управления по борьбе с организованной преступностью, угрозыска, созданы аналитические структуры, подразделения по предупреждению взрывов. Мы ликвидировали дорожную милицию и создали строевые подразделения дорожно-патрульной службы, которые подчинены органам ГАИ и подразделениям милиции на местах. Внесено предложение о подчинении органов транспортной милиции в портах Керчи и Ялты горотделам, что улучшило бы координацию их работы и управляемость, и министр внутренних дел Украины поддержал его. Думаю, что положительные результаты эксперимента будут распространены на всю Украину. Ведь суть нашей работы в том и состоит, что стихийной мобилизации сил преступной среды мы стараемся противопоставить опережающую мобилизацию правоохранительных сил и факторов общества...

- Каковы ваши прогнозы - как скоро удастся добиться перевеса сил правопорядка?

- Это будет зависеть от стабилизации социально-политической и экономической ситуации в обществе. Если удастся в скором времени принять Конституцию, а на ее базе адаптировать к новым условиям уголовное и гражданское законодательство, реформировать систему правоохранительных органов, то, я полагаю, перелома в криминогенных процессах нам удастся достичь в середине будущего года: напряженность в криминальной сфере перестанет нарастать, а, возможно, даже ослабеет. Я оптимист потому, что вижу решительные действия Президента и правительства, содействие парламента. Для выхода из кризиса применяются все более системные меры, в том числе и в законодательстве...

- Чем, на ваш взгляд, должно характеризоваться общее отношение общества к криминальной среде, чтобы это способствовало укреплению обнадеживающих тенденций?

- Мы, практики, убеждены, что уголовная ответственность должна не смягчаться, а ужесточаться. Даже квалификация некоторых видов преступлений должна измениться. В частности, посягательство на завладение автомобилем следовало бы расценивать не как угон, а как кражу, и наказывать лишением свободы на срок до 15 лет. Так поступили в Узбекистане - и угоны практически прекратились...

Да, общество должно быть гуманным, но гуманизм в отношении потерпевшего должен быть выше, чем гуманизм к преступнику. Государству необходимо проявлять больше заботы о потерпевшем, нужно сделать правилом компенсацию ему материального ущерба за счет государства. Думаю, обществу надо больше заботиться об ограждении себя от преступной среды. Есть преступники, которые никогда не исправятся, - уж мы-то, практики, это знаем! - и поэтому необходимо введение института длительного - до 30-40 или даже 50 лет и даже пожизненного - заключения, особенно за рецидивные и особо тяжкие преступления.

Я, как и многие мои коллеги, считаю, что общество не готово к отмене смертной казни, ибо нет меры, заменившей бы ее при том же уровне безопасности для граждан, - пожизненного заключения или каторжных работ...

На первый взгляд, это кажется парадоксом, но данный вывод подкрепляется практикой других государств: только в условиях жесткого подавления преступности общество постепенно вырабатывает и приводит в действие психологические и моральные нормы предотвращения преступности, которые становятся общеобязательными. Придет такое время - можно думать о смягчении наказаний, но это дело далекого будущего, не будем забегать вперед.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно