Пенсионно-ипотечные гибриды

25 ноября, 2011, 13:23 Распечатать Выпуск №43, 25 ноября-2 декабря

Система негосударственного пенсионного обеспечения может пополниться слишком рискованным видом инвестфондов.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Одна из свежеиспеченных законодательных инициатив, очень оперативно прошедших первое чтение в парламенте, предлагает внедрить в систему негосударственного пенсионного обеспечения еще один вид инвестиционных институтов фонды банковского управления (ФБУ). Приветствуя развитие подобного рода структур, приходится отметить, что риски, с которыми сопряжена их деятельность, слишком высоки для столь чувствительной сферы, как пенсионные накопления.

Не секрет, что наш парламент, как правило, никуда не спешит. Однако иногда некоторые законы начинают проходить этапы законотворческого процесса с захватывающей дух скоростью. 2 сентября с.г. народные депутаты Владимир Поляченко (не чуждый холдингу «Киевгорстрой») и Виталий Хомутынник (глава парламентского комитета по вопросам финансов, банковской деятельности, налоговой и таможенной политики) внесли в парламент законопроект №9093 «О фондах банковского управления». И уже 23 сентября Верховная Рада одобрила его в первом чтении. Так как срок подачи поправок ко второму чтению истек, в любой момент можно ожидать принятия закона в целом.

Из пояснительной записки к законопроекту можно узнать, что он направлен на «дальнейшее расширение возможностей социального обеспечения населения Украины, расширение опыта возведения жилья за счет привлеченных средств, а также опыта использования механизмов и апробированных моделей негосударственного пенсионного обеспечения». В той же пояснительной записке отмечено, что «в течение десятилетнего успешного функционирования фондов банковского управления в указанные фонды привлечено более 440 млн. грн. Деятельность фондов банковского управления постоянно обеспечивает доходность, превышающую инфляцию в государстве в среднем на 4—5%. Средний размер дополнительной пенсии достиг уровня, превышающего 2 тыс. грн. Рост количества лиц, которые имеют пенсионные или детские счета в системе ФБУ, увеличение накоплений на таких счетах, а также рост размера пенсионных и целевых выплат свидетельствуют об укреплении доверия населения к социальной политике государства, в частности, к такому ее механизму, как фонды банковского управления».

В настоящее время термин «фонды банковского управления» ассоциируется, разумеется, с «Киевгорстроем», где эти учреждения функционируют по специальному закону, в свое время принятому под эту конкретную компанию. Их опыт и предложено распространить сейчас на всю страну, фактически вклинив фонды банковского управления в существующую систему негосударственных пенсионных фондов (НПФ).

«Киевгорстрой», как указано на его сайте, — это группа из 97 компаний. Движение финансовых потоков между этими компаниями, структура активов каждой из них на конкретный момент времени — не очень понятны. То, что «Киевгорстрой» хотя бы реально обеспечивает людей квартирами, — безусловно, очень позитивный факт. Однако в жилищной части схема работы компании с населением базировалась на единице «ОдІн» («одиниця інвестування»), методика расчета которой неясна. Если перейти к пенсионной части, то непонятно, какое именно количество людей и в течение какого времени получают дополнительную пенсию более 2000 грн. в месяц из фондов управления «Киевгорстроя»? Какие взносы делали эти люди и в какие годы, чтобы получать такую пенсию? Детальной публичной статистики по этим вопросам нет. Поэтому пока еще очень преждевременно утверждать, что «пенсионный» опыт «Киевгорстроя» достоин того, чтобы быть распространенным на всю страну в качестве примера для подражания.

Доступна, правда, консолидированная статистика Госкомиссии по регулированию рынков финансовых услуг о деятельности финансовых компаний в рыночном сегменте привлечения средств физических и юридических лиц под операции с недвижимостью. Как известно, существуют две группы соответствующих операций финансовых компаний.

В первой из них — фондах финансирования строительства жилья — суммарный объем привлеченных активов с начала 2009 года постепенно, но устойчиво снижается с примерно 8 млрд. грн. до отметки в 7 млрд. грн.

Во второй группе — фондах операций с недвижимостью (этот рынок намного меньше предыдущего) — в конце 2010-го — начале 2011-го произошел колоссальный обвал. Суммарные привлеченные активы физлиц упали с примерно 60 млн. грн. до 43 млн., а юридических — с 77 млн. до 8 млн. грн. То есть практически все юрлица из этого рынка вышли.

Если это такой привлекательный сегмент рынка, то почему из него убегают деньги и в него нужно загонять пенсионные накопления граждан?

Вероятно, законопроект №9093 является попыткой переломить указанную тенденцию. Но ведь ее ключевая причина заключается в чрезмерном спекулятивном росте цен на жилье до кризиса и их текущей завышенности (даже с учетом уже состоявшегося падения). Когда цены на недвижимость вернутся к более адекватным значениям, тогда люди и вернутся на этот рынок. До объективного возвращения рыночной стоимости жилья на нормальный уровень государству вообще не следует как-то вмешиваться в ситуацию, поскольку такое вмешательство будет означать поддержание спекулятивного уровня цен.

Законопроектом предложено разрешить массовое создание пенсионно-ипотечных гибридов, в том числе под такую идеологию: поскольку кредитовать без первоначального взноса строительство жилья для банков слишком рискованно, то нужно создать механизм постепенного накопления этого первоначального взноса. Цель правильная, чего нельзя сказать о предложенных методах ее достижения.

Законопроектом предложено внедрить в систему негосударственного пенсионного обеспечения (к которой и так существуют вопросы в отношении гарантий накопления и сохранности сбережений) чужеродный ей гибридный институт — ФБУ. Идеологически НПФ — это по своей природе консервативные учреждения. Для них надежность должна быть важнее высокой доходности. Государство запрещает им играть в высокорискованные спекулятивные игры. Для любителей рискованных спекуляций существуют инвестиционные фонды, которые вправе задекларировать и очень агрессивную рискованную стратегию (хотя некоторые ограничения по инвестированию существуют и для последних).

Принятие законопроекта №9093 провоцирует непредсказуемые в плане последствий игры с пенсионными и ипотечными активами. Основной его смысл заключается в том, чтобы массово внедрить ФБУ в систему негосударственного пенсионного обеспечения. Однако при этом для таких фондов (в том числе и работающих с пенсионными накоплениями) отменяются все требования по надежности активов, установленные сейчас для НПФ. Работать ФБУ будут, фактически, по собственным «правилам, положениям, инструкциям, методикам и иным внутренним документам, не подлежащим дополнительному согласованию и регистрации в любых государственных органах». В случае, если ФБУ погрязнут в сомнительных спекуляциях и начнут банкротиться, это дискредитирует всю систему негосударственного пенсионного обеспечения. И в целом, когда на одном рынке будут работать субъекты с абсолютно разными по степени жесткости правилами инвестирования активов, это совсем не похоже на равноправие и обеспечение государством честной конкурентной борьбы.

При этом автор вовсе не является противником высокорискованных компаний и инвестиций в них. Они вполне имеют право на существование. Просто они должны быть отделены от социально взрывоопасных сегментов общественной жизни, в частности таких, как массовое обеспечение граждан жильем и пенсиями. А их клиенты обязаны хорошо осознавать, что это по своей идеологии — значительно более высокорискованные компании, и за пенсионные накопления в них никто не отвечает.

Механизмы же накопления первоначального взноса для приобретения жилья действительно необходимы. Однако зачем для этого создавать фактически бесконтрольные спекулятивные гибриды? И даже если условно допустить, что первоначальный взнос в таком гибриде будет накоплен, то где гарантия, что банки потом прокредитуют оставшуюся часть стоимости жилья?

Никакой новый «закон о гибридах» для решения этой задачи в комплексе вообще не нужен. Все можно сделать гораздо проще в пределах обычного действующего банковского регулирования, уже существующей системы требований к коммерческим банкам. Например, было бы вполне достаточно небольшого дополнения в действующий Гражданский кодекс Украины о том, что:

— вводятся пятилетние пополняемые депозитные вклады без права их досрочного расторжения и с обязанностью вкладчика пополнять их по определенному графику;

— после окончания срока депозита он направляется исключительно на первоначальный взнос на приобретение жилья, однако этот же банк, в котором был открыт депозит, обязан выдать кредит на недостающую часть стоимости жилья. Разумеется, предельная стоимость жилья, иные его характеристики, а также процентные ставки по депозиту и будущему кредиту оговариваются и фиксируются банком и его клиентом сразу же.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно