ПЕНСИОННАЯ УРАВНИЛОВКА ЛИКВИДИРУЕТСЯ. С ПЕРВОГО ЯНВАРЯ

31 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 31 октября-7 ноября

Для специалистов не секрет, что новое пенсионное законодательство принималось в Украине, так сказать, на вырост...

 

Для специалистов не секрет, что новое пенсионное законодательство принималось в Украине, так сказать, на вырост. Когда-то, со временем наша пенсионная система станет трехуровневой — с обязательным и добровольным накопительным компонентом, которые будут созданы в дополнение к нынешнему солидарному. Но пока это не близкая перспектива: обязательное накопление стартует не раньше 2007 года, новые негосударственные пенсионные фонды начнут сбор средств где-то с начала 2005-го. А вот первый этап пенсионной реформы в стране, где миллионы людей вынуждены жить на крайне низкие пенсии, стартует уже через два месяца. И начнется он с отмены давно осточертевшей пенсионерам уравниловки и ликвидации максимума в 150 гривен — пенсии перерассчитают в соответствии с трудовым стажем и размером заработной платы.

Оправдаются ли надежды старшего поколения, из каких средств теперь будут выплачивать пенсии льготникам и чего ждать представителям малого бизнеса, использующим упрощенные системы налогообложения, — на эти и другие вопросы мы попросили ответить председателя правления Пенсионного фонда Украины Бориса ЗАЙЧУКА.

— Действительно, с 1 января 2004 года в Украине стартует первый этап реформирования пенсионной системы. И основная нагрузка ложится на органы Пенсионного фонда, поскольку до конца года нам нужно провести перерасчеты пенсий в соответствии с Законом «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании». А для этого рассмотреть почти 14 млн. личных дел.

Сегодня Пенсионный фонд к этой гигантской работе практически готов: разработано необходимое программное обеспечение, просчитываем разные варианты, чтобы начало пенсионной реформы хотя бы немного ощутил каждый пенсионер.

Сейчас завершаются туры кустовых совещаний, в которых участвуют начальники подразделений Фонда, занимающиеся назначением пенсий, их заместители. Мы уже провели такие совещания на Волыни, Ривненщине, Ивано-Франковщине, Харьковщине, в Днепропетровске, Кировограде, Донецке и др. Прослушав лекции, сотрудники Фонда сдают зачеты — в полном смысле этого слова — на знание нового закона.

Меня часто спрашивают — а повысятся ли пенсии? Да, повысятся. Но в первую очередь у тех, кто имел большие заработки, — 500, 600, до тысячи рублей в месяц. Лет пятнадцать-двадцать назад такие зарплаты не были какими-то исключительными: шахтеры, металлурги, энергетики да и доярки с механизаторами в хороших колхозах получали такие суммы. Несомненно, эта категория граждан получит довольно ощутимую прибавку к пенсиям — они увеличатся почти вдвое.

— Идеологи пенсионной реформы не раз подчеркивали, что она рассчитана прежде всего на молодежь, на тех, кто только начинает свою трудовую деятельность. Они будут жить в системе пенсионного страхования и, в сущности, собственными средствами в значительной степени обеспечивать себя в старости. Однако реформа началась с усовершенствования солидарной системы. Не видите ли вы в этом противоречия?

— На мой взгляд, все логично. Хотя Украине иногда и советовали перейти сразу к обязательной накопительной системе, отказаться от солидарной, решиться на такой шаг было просто нереально. Взять хоть бы ту же демографическую ситуацию. Ведь удельный вес пенсионеров по отношению к работающим у нас самый высокий среди всех бывших республик. К величайшему сожалению, нынешние работающие, если мы начнем забирать часть их взносов на накопление, не смогут содержать наших пенсионеров. Поэтому мы пошли на усовершенствование действующей солидарной системы, для начала введя персонифицированный учет платежей в Пенсионный фонд. Вы знаете, что с 1 июля прошлого года эта база данных уже используется при расчете новоназначенных пенсий. Что способствовало вытягиванию заработной платы из тени, позволило понемногу увеличивать нынешние пенсионные выплаты. Для примера: если в 1998 году месячная потребность в средствах Фонда составляла порядка 780 млн. гривен, то на
1 октября с.г. — 2,065 млрд. Это при почти неизменном количестве пенсионеров, имеющих право на трудовые пенсии.

— Вы сказали, что изыскиваете возможность, чтобы начало пенсионной реформы почувствовали все пенсионеры, даже те, кому размеры стажа и заработка не дают права на повышение пенсий. Что вы имели в виду?

— Я пока не буду конкретизировать. Продолжаются расчеты. Каждое решение должно быть финансово обеспеченным.

— Многих пенсионеров волнует, не придется ли им для перерасчета пенсий обивать, да еще и зимой, пороги отделов Пенсионного фонда, а еще — собирать множество дополнительных справок, как это имеет место при переходе на пресловутую адресную помощь...

— Главная задача, которую мы перед собой ставим, — обеспечить перерасчет исходя из имеющейся в каждом пенсионном деле базы данных. Поэтому, надеемся, людям не придется массово обращаться в органы Фонда по поводу нового размера выплат. Естественно, это не значит, что они не могут к нам обращаться, скажем, если не удовлетворены результатом. Могут! Особенно если у них есть соответствующие подтверждающие документы, которые позволяют получить большую пенсию.

Кстати, у нас есть опыт работы — возьмите ту же Полтавскую область, где наши сотрудники практикуют выездные встречи по селам, общаются с пенсионерами, при необходимости рекомендуют им взять дополнительные справки о заработке или стаже, дающие основание хотя бы на две-три гривни, но повысить пенсии. Такие мероприятия проходят, как говорится, на ура. Я сам не ожидал, что после подобных встреч настолько повысится рейтинг Пенсионного фонда...

— Борис Александрович, объясните, пожалуйста, на пальцах, как именно по новому закону будут пересчитывать пенсии.

— Новый их размер определяется с учетом заработка и трудового стажа. Но мы его привязываем к средней заработной плате по стране в год выхода на пенсию.

Чтобы легче сориентироваться, рассмотрим такой пример. Предположим, гражданин выходил на пенсию, имея заработную плату 300 руб. Поделив ее на среднюю по стране в тот год, предположим, 100 руб., мы получаем коэффициент 3. Сейчас средняя заработная плата по стране, условно говоря, 300 гривен. 300 умножаем на коэффициент 3 и получаем 900 гривен. Предположим, стаж у нашего работника составляет 30 лет. За каждый год ему по закону полагается один процент заработка. 30 процентов от 900 гривен — это 270 грн. Это и будет размер пересчитанной пенсии. А до сих пор мы максимально платили 150 грн...

— Если сравнивать со средней по стране зарплатой, то пострадает бюджетная сфера — там заработки были традиционно невысокими.

— Я не сказал бы, что именно бюджетная. Очень низкими были заработки в аграрном секторе. Кстати, они и сейчас остаются такими. Мы имеем базу данных по первому полугодию: в Украине есть несколько регионов (Волынь, Львовская, Ривненская области), где пенсионные выплаты выше средней заработной платы в аграрном секторе. Те, кто придумали фиксированный сельскохозяйственный налог и задели им уплату взносов в Пенсионный фонд, по сути, лишили крестьян нормального пенсионного обеспечения. Ну как мы по новому закону, когда действует страховой принцип — сколько в Пенсионный фонд уплатил, столько пенсии и получишь, — должны начислять им пенсии? За прошлый год за каждого наемного работника в АПК было уплачено в среднем по 15,6 гривни пенсионных взносов в месяц...

Вот недавно под Верховной Радой шумели таксисты, защищая единый налог. Но ведь из этого налога в Пенсионный фонд идет в среднем лишь по 40 грн. А не дай бог, с этим человеком что-то случится, тогда Пенсионный фонд будет вынужден платить ему 92 гривни в месяц — такова сегодня минимальная пенсионная выплата по стране.

— Однако в новом пенсионном законе вопрос с плательщиками фиксированного сельскохозяйственного налога, кажется, уже урегулировали. Что там предусмотрено?

— Поскольку действие этого налога планируют продолжить еще на десять лет, Законом «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании» предусмотрено, что затраты по пенсионному страхованию крестьян возьмет на себя госбюджет. Схема следующая: товаропроизводитель, работающий на фиксированном сельхозналоге, платит за каждого работника пенсионные взносы на общих основаниях (32 процента фонда оплаты труда), а государство компенсирует ему эту сумму. Надеюсь, что государство свое слово сдержит и в бюджете будут заложены соответствующие средства. На следующий год зарплата в аграрном секторе прогнозируется на уровне 5,2 млрд. гривен. Из них 32 процента должны поступить в Пенсионный фонд...

— Но в проекте госбюджета на следующий год сумма на компенсацию заложена меньшая.

— Значительно меньшая. Требуется 823, а закладывают 164 млн. грн.

— Тогда сработает цепочка: Пенсионный фонд не в состоянии возмещать — товаропроизводитель не желает платить.

— Да, но в этом случае товаропроизводитель не просто нарушит закон — он лишит своих работников нормальной социальной защиты в старости. Кстати, новым пенсионным законодательством предусмотрено, что работник вправе обратиться в суд, если его работодатель не платит за него положенные взносы в Пенсионный фонд.

— А как решается вопрос с плательщиками единого и фиксированного налога в сфере малого и среднего бизнеса? Ходили слухи, что разработан порядок, согласно которому предприниматели могут легализировать свои взносы в Пенсионный фонд за прошлые годы, уплаченные в общей сумме того же единого налога, если представят справку в районный отдел Фонда.

— Могут. Если доплатят хотя бы до взноса, положенного с минимальной зарплаты.

— Но ведь по Киеву, например, от каждого предпринимателя в Фонд поступает 42 процента единого налога в 200 гривен. И взнос получается даже больше, чем 32 процента с минимальной зарплаты в 185 гривен…

— Я повторю то, что сказано в новом законе. За наемных работников работодатель платит 32 процента от фонда оплаты труда — как при обычном налогообложении, так и при упрощенных схемах. Предприниматели, не имеющие наемных работников, то есть самозанятые, будут вносить фиксированный платеж. Сегодня его размер обсуждается в разных министерствах и ведомствах, речь идет о 70—90 грн. в месяц. Это минимум. Если человек желает заработать большую пенсию, пусть платит больше.

У нас были встречи с представителями Госпредпринимательства, и в ноябре будем предлагать тариф на утверждение Верховной Рады. Думаю, что депутаты нас поддержат.

— Это будет отдельный платеж? А что произойдет с самим единым налогом — уменьшится ли он после того, как из него выделят пенсионную составляющую?

— Я не готов сказать, но взнос в Фонд должен идти отдельно от налога, это однозначно. Во времена собеса было другое дело. Был государственный бюджет, кусочек пирога в котором принадлежал пенсионным выплатам. Финансировали их, как и весь социальный блок, по остаточному принципу — после народного хозяйства, обороны и т.п. Люди получали максимум 132 рубля пенсии, а многие 80, 100, 106 рублей. Все воспринимали это как должное и очень удивлялись, когда в Союз приезжали на экскурсию бодрые, жизнерадостные старички с Запада — не какие-то там супербогачи, а средний класс, накопивший себе денег на старость за счет страховок.

Если уж мы сегодня перешли к социальному страхованию, необходимо, чтобы каждый человек принимал участие в собственном обеспечении в старости. Мы ничего нового не предлагаем — так поступают во многих странах мира. И пенсионная проблема почти всюду стоит очень остро. Посмотрите, вот недавно зашумели французы. Все очень просто: принято решение об определенном увеличении для них страхового стажа, необходимого для получения пенсии. Немного подняли пенсионный возраст итальянцам, и это не чья-то прихоть. Выйдя на пенсию, человек живет в среднем еще 15—20 лет, и он должен быть обеспечен финансово.

В этом контексте хотел бы привлечь внимание к проблеме льготников — список 1 и список 2. Фактически люди теряют здоровье потому, что работодатель должным образом не заботится об улучшении условий их труда. А почему бы не сделать так, чтобы в горячем цехе или под землей человек работал не 10 лет, а только пять? Чтобы он не терял здоровье и имел возможность продолжать активную жизнь. Кстати, за границей на это идут. Но если работодатель продолжает удерживать человека на работе под землей или в горячем цехе 10 и больше лет, он должен платить ему возмещение из собственного кармана.

По ныне действующему порядку, Пенсионный фонд получает компенсацию от работодателей, чтобы выплачивать льготные пенсии по списку 2. Уровень сбора этих средств — 97 процентов. Не учитывая, естественно, села, где товаропроизводители не желают платить за работающих по списку 2. Говорят: мы на фиксированном сельхозналоге.

— Вы считаете, что новый пенсионный закон разрешит проблему села и сельских пенсионеров?

— Если ему следовать, то да. Нам необходимо осознать, что какой-то абстрактной льготы не существует. Она всегда предоставляется за чей-то счет.

— Давайте продолжим тему в несколько ином ракурсе. Как складываются отношения между госбюджетом и Пенсионным фондом и нет ли у одной из сторон желания перехитрить другую?

— Я не говорил бы о какой-то хитрости: если нам недодают из бюджета средства, то только потому, что их просто нет.

Но сегодня, в связи с внедрением пенсионного страхования, мы должны четко определиться: средства Фонда идут исключительно на выплату трудовых пенсий. Из каких сумм сделаны взносы, такие суммы будущие пенсионеры и получат в старости. В отличие от бюджетных, пенсионные средства фактически являются возвратными. Они возвращаются человеку, уплатившему их, через определенный период — 20, 30 или 40 лет. Однако все два десятка законов, которыми предусмотрены выплаты более высоких пенсий за счет средств государственного бюджета (госслужащим, ученым, судьям, прокурорам, народным депутатам и др.), должны соответствующим образом из бюджета и финансироваться.

Если до принятия нового пенсионного закона мы еще могли, когда не хватало бюджетных денег, платить льготные пенсии из Пенсионного фонда — в конце концов, люди же ни в чем не виноваты, — то теперь это однозначно невозможно, поскольку будет считаться нецелевым использованием средств. Из страховых взносов мы выплачиваем только базовую, трудовую, пенсию, а надбавка, предусмотренная другим законом, финансируется из государственного бюджета.

Скажем, ваш брат-журналист, работавший в государственных СМИ. Его пенсия делится на две части: первая — трудовая, то есть ежемесячная сумма, которая заработана в соответствии со стажем. Например, 30 лет стажа — 30 процентов заработной платы. Но в соответствии с законом о социальной защите журналистов он имеет право на 90 процентов заработка. Эта разница финансируется за счет государственного бюджета.

Точно так же доплаты участникам войны, за особые заслуги, выплаты по уходу за участниками войны и т.п. — в законе четко выписано, что эти суммы должны финансироваться за счет государственного бюджета.

— В теории все ясно, а на практике?

— По расчетам, потребность в финансировании в течение 2004 года отдельных пенсионных программ из государственного бюджета составляет 4,3 млрд. гривен. Однако в бюджетный проект заложено около 2,8 млрд. Разница достаточно существенна, но баланс удастся соблюсти, если тем же бюджетным законом, как и предлагало правительство, будет повышен сбор на операции купли-продажи валюты с 1 до 2%.

— Но представим себе пессимистический сценарий: правительственные предложения депутаты отклоняют, однако сумма на разграничение источников выплаты пенсий так и остается на уровне 2,8 млрд. Не приведет ли этот разрыв между реальным финансированием и потребностью к задержкам с выплатой пенсий в 2004 году?

— В любом случае трудовые пенсии будут финансироваться в полном объеме.

Чтобы нормально работать, Пенсионному фонду нужен двухмесячный запас средств. Минимум полуторамесячный. И когда депутаты нам говорят о якобы существующем профиците Пенсионного фонда, я постоянно поправляю: это не профицит, это временно свободные средства. И они нам помогают компенсировать кассовые разрывы.

Даже в советские времена первый квартал по всем видам налогов был провальным. Поэтому деньги, которые потихоньку накапливались на счетах во втором полугодии, мы расходуем в первом следующего года. Так было в 2003 году, в который мы вошли с остатком средств в размере 1,8 млрд. гривен. И этот остаток нас поддерживал до начала лета. А теперь мы снова выходим фактически на ту же сумму.

— А в целом на сколько вырастет потребность в средствах с введением в действие нового закона?

— Примерно на 500 млн. грн. в месяц. Но мы надеемся и на рост заработных плат, на положительное влияние нового зарплатного минимума в 237 грн. Сейчас в стране очень низкие официальные зарплаты. По данным персонифицированного учета, почти 8 млн. человек имеют до 200 грн. в месяц. Если бы ситуация изменилась к лучшему, возможности Пенсионного фонда были бы совершенно иными.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно