Пенсионная радость

8 июля, 2011, 14:25 Распечатать Выпуск №25, 8 июля-15 июля

Выбирая в четверг вечером между концертом Стинга во Дворце спорта и пенсионной реформой в парламенте, многие депутаты и чиновники отдали предпочтение, естественно, уникальному и «статусному» Стингу.

Выбирая в четверг вечером между концертом Стинга во Дворце спорта и пенсионной реформой в парламенте, многие депутаты и чиновники отдали предпочтение, естественно, уникальному и «статусному» Стингу. Посему аншлага ни в депутатских рядах, ни в ложе правительства в ВР не наблюдалось. И все-таки в ночь с 7 на 8 июля, после девятичасового голосования нон-стоп, Верховная Рада приняла пенсионный закон №7455. Как и следовало ожидать, изменилось в нем после первого чтения до боли мало.

А ведь как все здорово начиналось! Свыше 1170 поправок, поданных депутатами разных фракций, комитет по делам пенсионеров, ветеранов и инвалидов принял как руководство к действию и стал на полном серьезе готовить компромиссный вариант реформы. Работа, по словам главы комитета В.Сушкевича, была «тяжелая, грустная и неблагодарная». Чуть меньше половины предложений, 524, в ходе дискуссии на рабочей группе по подготовке документа были поддержаны, 648 — отклонены.

Комитетчики добились того, что из подготовленной ко второму чтению версии закона были изъяты многие одиозные и противоречащие Конституции новшества. Достаточно сказать, что предлагалось сохранить не только нынешний пенсионный возраст для женщин (55 лет), мужчин-госслужащих и других льготных категорий (60 лет), но и используемый при назначении пенсий показатель заработка за предшествующий календарный год (а не три, как предлагало правительство), и право работающих пенсионеров на перерасчет пенсий в связи с повышением прожиточного минимума. Однако, несмотря на согласование позиций, профильный комитет отказался поддержать законопроект №7455, поскольку и в таком виде он ущемлял права будущих пенсионеров.

Главное научно-экспертное управление ВР, и раньше с явной прохладцей относившееся к пенсионной реформе 2010—2011 годов, тут же отметило позитив: по мнению его специалистов, наметилось возвращение документа в русло требований Конституции. Но все впустую. Как только пробил час голосования, парламентское большинство ревизовало решения профильного комитета и на 95% вернуло документ к текс­ту первого чтения.

Это выглядело бы довольно комично, если бы не многочасовой, изнурительный процесс голосования практически по каждой поправке. Председательст­вующий В.Литвин оглашал ее номер, представлял слово автору, а затем… Затем в действие вступало парламентское большинство: резкий взмах руки М.Чечетова — и на табло высвечиваются цифры от 10 до 60 в самых различных комбинациях. И так — не одну сотню раз.

Как ни исхитрялись телеоператоры, эти движения «проникли» даже на экраны телевизоров, к которым буквально прилипла страна. М-да, намахался Михаил Васильевич…

К девяти вечера всем стало ясно: работа комитета пошла насмарку. На исходе восьмого часа голосования, в районе 0:23 ночи, спикер начал привлекать «дирижера» большинства к озвучиванию его действий. И тот раз за разом повторял: «Предлагаю подтвердить (т.е. по сути отклонить. — Н.Я.) поправку».

Можно буквально на пальцах пересчитать те случаи, когда голосование было результативным. Из наиболее памятных — казус, приключившийся, когда большинство отказалось поддержать поправку генерала А.Кузьмука и офицерской жены Ю.Ковалевс­кой. Суть поправки заключалась в сохранении нынешней выслуги в 20 лет для летчиков и очень незначительного количества прочих элитных военных. После того как бютовец О.Ляшко стал прилюдно стыдить депутатов за их членство в Партии регионов, которая, дескать, не защищает права военнослужащих, а те пафосно отвечали, что гордятся этим членством, не пойти на уступку своим коллегам было бы со стороны регионалов просто неприлично. В итоге летчикам и подводникам просто чудом сохранили 20-летнюю выслугу для назначения пенсии!

Впрочем, подобных чудесных моментов было мало. Около 1:40 ночи 248 голосами закон был принят в целом. Так что стране еще предстоит переболеть повышением и «женского» пенсионного возраста по 6 месяцев (начиная с 1 сентября с.г.), и нормативного страхового стажа до 30/35 лет (для женщин/мужчин), и возраста для получателей социальной помощи, и страхового стажа для инвалидов первой-третьей групп, и выслуги для военнослужащих до 25 календарных лет, ограничением максимальной пенсии десятью прожиточными минимумами для нетрудоспособных и многим другим из того, о чем наша газета за последние полгода не раз писала.

Но, как по мне, повод для радости все равно есть. Во-первых, ЭТО закончилось. И наступает некий период определенности, когда все знают — или, по крайней мере, через месяц будут знать — свой маневр: и военные, и женщины за 50, и безработные предпенсионного возраста. А значит, смогут как-то планировать свою жизнь. Или кто-то всерьез надеялся, что привыкшая жить в долг страна с отвратительной демографической ситуацией сможет бесконечно долго исхитряться сводить концы с концами, не повышая пенсионного возраста и не сокращая количество получателей досрочных пенсий? Между прочим, сейчас «досрочников» в Украине около 48% от общего числа пенсионеров…

Во-вторых, стране перестанут «компостировать мозги» пенсионной реформой, о которой все сказано и по поводу которой у разных сторон диаметрально противоположные точки зрения. Так есть. Так еще долго будет.

В-третьих, ни парламент, ни Кабмин не сделали решающего шага к внедрению второго (обяза­тельного накопительного) уровня пенсионной системы. 40— 50-летним это, конечно, по барабану. Но с точки зрения будущих поколений, которых рано или поздно призовут к сдаче денег на персональные счета, да еще и с собственной зарплаты, а не за счет работодателя, все очень серьезно. В стране с неразвитым гражданским обществом, нестабильной и часто впадающей в крайности властью (не говорю о нынешней, это дефект любых украинских властей) и с таким, как у нас, уров­нем коррупции даже сам возврат денег с накопительных счетов через 25—30 лет может оказаться проблематичным. Не говоря уж об обеспечении достойного инвестиционного дохода.

В отличие от Сергея Тигипко, который по должности рисует радужные картины пенсионных накоплений, некоторые очень серьезные специалисты в частных беседах высказывают если не скепсис, то серьезные замечания по поводу этого светлого будущего. Им, в отличие от вице-премьера, выход видится в создании корпоративных пенсионных фондов, которые в перспективе возьмут на себя выплату льготных пенсий. Но у нас на эту тему поболтали лет семь-восемь назад и бросили…

Так что повышение пенсионного возраста и увеличение страхового стажа — лишь начало перемен. Надеемся, в будущем — более системных.

Мнение эксперта

Лидия ТКАЧЕНКО, ведущий научный сотрудник Института демографии и социальных исследований

— Понятно, что этот законопроект решает далеко не все проблемы нашей пенсионной системы и даже не все направления, задекларированные еще ранее в законе, который функционирует с 2004 года. Те же корпоративные и профессиональные пенсионные фонды для занятых во вредных условиях — эта проблема у нас остается.

Еще одна, даже более существенная проблема — индексация уже назначенных пенсий. Люди, которые будут выходить на пенсию по принятому закону, конечно же, потеряют определенную сумму в зависимости от того, у кого какой коэффициент заработка и стаж. Увеличился нормативный стаж, а значит, будет потеряны частично или вся надбавка за сверхнормативный стаж. Это, может, и не такие большие деньги — максимум 76 грн. сейчас.

За счет того, что зарплатная база будет браться не за один год, а за три, и с учетом того, что у нас зарплата вырастает за год на 20—30%, потери могут быть и более существенными. Причем при этом уменьшается основной размер пенсии. Это, конечно, очень неприятно, но может быть и не так страшно, потому что эти потери будут ощутимы только в первый-второй год пребывания на пенсии. Размер пенсии в момент ее назначения— это одно, а человек находится на пенсии достаточно длительное время. По статистике, мужчины, достигшие 60-летнего возраста, находятся на пенсии в среднем 15 лет. А у женщин, выходящих на пенсию в 55 лет, средний пенсионный период составляет 25 лет.

В связи с тем, что у нас назначенные пенсии индексируются преимущественно через прожиточный минимум, основная масса нынешних пенсионеров не подпадает под индексацию в связи с ростом зарплаты. Поэтому если посмотреть дифференциацию в размерах пенсии, то, например, почти у всех женщин ее практически нет. Независимо от года выхода на пенсию все получают около 800—900 грн., то есть приближенно к прожиточному минимуму с учетом различных существующих надбавок. Таким образом, проблема осовременивания, актуализации уже назначенных пенсий даже важнее льготных пенсий за вредные условия, потому что это касается абсолютно всех пенсионеров.

Есть очень много других аспектов, но главное то, что пенсионный закон, наконец, принят и открывает зеленую улицу для дальнейших изменений в пенсионной системе.

Пенсионная реформа идет во всех странах, и Украина не придумывает каких-то особенных рецептов. Повышение пенсионного возраста, повышение стажа — это неприятно, но делается во всем мире, даже в странах СНГ. Украина, Российская Федерация, Узбекистан и Туркменистан — это единственные страны на постсоветском пространстве, которые не повышали пенсионный возраст еще с советских времен. Кстати, порог 55/60 лет был установлен еще в конце 20-х годов прошлого столетия.

Нынешние изменения — это только начало, и ни в коем случае нельзя сказать, что пенсионная реформа у нас уже завершена. Понятно, что и дальше будут вноситься коррективы, другие законопроекты, и ничего страшного тут нет, в стареющем обществе пенсионная реформа должна быть перманентной, это нормальная международная практика.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно