ОТКРЕМНИЛИСЬ, ЗАТИТАНИЛИСЬ…

11 июня, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 11 июня-18 июня

В ОБЩЕМ, ДОГЕРМАНИВАЕМСЯ В последнее время я что-то начал замечать за собой повышенное внимание к указам...

В ОБЩЕМ, ДОГЕРМАНИВАЕМСЯ

В последнее время я что-то начал замечать за собой повышенное внимание к указам. Причем, не ко всем без разбора, а лишь к содержащим формулировки «за выдающиеся» или, в крайнем случае, «весомые» трудовые достижения. И дело вовсе не в личном интересе, а в событии, происшедшем более чем полгода назад. Точнее - 1 октября 1998 года, когда в торжественной обстановке состоялся пуск производства губчатого титана на Запорожском титаномагниевом комбинате.

Ординарным явлением это назвать никак нельзя (все же далеко не каждый день у нас возобновляют работу предприятия после пятилетнего простоя), поэтому, на мой взгляд, вполне закономерными представляются ожидания достойной оценки заслуг тех, кто имеет к нему непосредственное отношение. И в этом списке, безусловно, должны быть представлены бывший и нынешний генеральный директор ЗТМК Владимир Бакуменко (в настоящее время - ответственный сотрудник Запорожского филиала Первого украинского международного банка) и Вячеслав Тэлин, бывшие председатели Запорожской облгосадминистрации, а ныне Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Болгарии Вячеслав Похвальский и первый вице-премьер-министр Владимир Куратченко, генеральный директор запорожского Института титана Анатолий Петрунько, заместители министра промышленной политики Валерий Мазур и Сергей Грищенко… Было бы несправедливо обойти вниманием деятельность и других должностных лиц, разработавших «Комплексную программу развития титановой промышленности Украины», которая утверждена ноябрьским 1994 года постановлением правительства за подписями тогдашних премьер-министра Виктора Масола и министра Кабмина Валерия Пустовойтенко; вклад Министерства экономики и Министерства промышленности вместе с Министерством машиностроения, военно-промышленного комплекса и конверсии и другими министерствами и ведомствами, Национальной академии наук.

Но почему-то до сих пор награды так и не нашли своих героев. Больше того - даже местная пресса, бодро отрапортовав о пуске производства, практически сразу же утратила интерес к делам на Запорожском титаномагниевом. Терпеть столь вопиющее проявление несправедливости не было никаких сил, поэтому и созрело решение узнать о нынешнем положении дел на ЗТМК, как говорится, из первых уст.

На четвертый день телефонных общений помощник генерального директора объяснил, что личная встреча с его шефом исключена, поскольку директор очень занят. Признаться, иного ответа я и не ожидал, будучи хорошо осведомленным с хронической приверженностью руководства комбината под любым предлогом избегать общения с прессой, становясь при этом в позу обиженных на ее «предвзятость».

Предприятий, занятых титановым производством, в мире не так уж и много. И более-менее исчерпывающую информацию о работе каждого из них - что ближнего, что дальнего зарубежья - в принципе, можно получить без особых проблем. Но Запорожский титаномагниевый комбинат с его гипертрофированным режимом секретности - безусловное исключение. И это невольно наталкивает на мысль о том, что такая закрытость вызвана вовсе не сверхвыдающимися достижениями. Как говаривал один мудрый медвежонок: «Это ж-ж-ж неспроста».

По данным на апрель прошлого года, комбинат имел около 50 млн. грн. кредиторской задолженности, не связанной с производственной деятельностью. Кроме того, долги за потребленные энергоресурсы составляли порядка 16 млн. грн., по заработной плате - 2 млн. Очевидно, исходя из этих показателей, назначенный год назад генеральным директором ЗТМК В.Тэлин охарактеризовал финансовое положение предприятия как «очень тяжелое». Поскольку в силу чрезвычайной занятости он не расположен к оценкам экономического состояния комбината на нынешнем этапе, пришлось выяснять об этом из других, неофициальных, источников. Разумеется, у меня нет гарантий их абсолютной подлинности, как, впрочем, и оснований не доверять этим сведениям. Поэтому руководство комбината имеет полное право внести соответствующие официальные коррективы. Например, относительно того, что кредиторская задолженность ЗТМК превысила 60 млн. грн. (не считая «зависших» двух государственных и одного зарубежного кредита на более чем 30 млн. долларов), а долг по зарплате - 3 млн. грн.

Довольно странная арифметика получается: с пуском производства и непрерывной работой в течение более чем полугода долги предприятия не уменьшились, а возросли. Однако в этом нет ничего удивительного. По неофициальным данным, с 1 октября прошлого года до середины мая нынешнего комбинат изготовил 3,2-3,3 тыс. тонн титановой губки. Из этого количества на украинские предприятия («Днепроспецсталь» и Николаевский глиноземный) отправлены лишь считанные тонны, а основную массу реализации составили экспортные поставки.

Казалось бы, такой вариант не из худших, но беда в том, что «масса» колеблется, по разным оценкам, в пределах от 400 до 800 тонн по цене 2,5-2,7 доллара за килограмм губки, что примерно втрое ниже фактической себестоимости ее производства. Если это соответствует действительности, то вполне закономерен ежемесячный рост долга комбината на 1 млн. долларов. С такими экономическими показателями обеспечение работоспособности предприятия возможно лишь за счет дармового потребления сырья, комплектующих, энергоносителей, бесплатного труда работающих, что, судя по всему, на комбинате и делают, заручившись поддержкой Минпромполитики.

Нельзя сказать, что столь неутешительные результаты работы ЗТМК явились следствием каких-то непредвиденных обстоятельств. Напротив, они были вполне прогнозируемыми. Об этом специалисты неоднократно ставили в известность бывших председателей Запорожской облгосадминистрации Ю.Бочкарева и В.Похвальского, министров А.Голубченко и В.Мазура, вице-премьера А.Кинаха и Президента Л.Кучму, предлагая реальные пути возрождения производств титаномагниевого комбината. Но всякий раз реакция на их обращения была неизменной - абсолютное невнимание при полном отсутствии каких-либо контраргументов. Даже несмотря на то, что всякий раз сбывался очередной тревожный прогноз, обретшая высочайшую санкцию программа «Титан Украины» не подлежала малейшему сомнению. Хотя было очевидно - после восстановления по старой технологической схеме получить на ЗТМК титановую губку лучшего качества, чем оно было до остановки производства, невозможно. А качество это в Запорожье всегда было значительно хуже, чем на родственных предприятиях в Усть-Каменогорске (Казахстан) и Березниках (Россия). Если, например, в лучшие годы выпуск губки высших сортов на ЗТМК не превышал 10 процентов, то на Усть-Каменогорском титаномагниевом комбинате иной продукции практически не производят.

Не располагали к оптимизму и тенденции, сложившиеся на титановом рынке. На спрос внутри страны надежд не было, поскольку пиковое потребление губки украинскими предприятиями в 1988-1990 годах не превышало 1,5 тыс. тонн. А на Запорожском комбинате восстанавливали мощности по производству 6,25 тыс. тонн. Полагаться на экспортные возможности тоже было, по меньшей мере, безосновательно, так как уже к 1998 г. производство титановых слитков в мире сократилось на 56,2 процента и каждая заявка на покупку титановой губки тотчас же получала 4-5 предложений по продаже. Причем, речь шла о высококачественной сертифицированной продукции, которой запорожская губка попросту не могла составить конкуренции.

Тем не менее генеральный директор ЗТМК В.Тэлин в октябре прошлого года уверенно утверждал: «Реализация товарной продукции предполагается и на украинские, и на зарубежные предприятия. Есть запросы «Днепроспецстали», промышленно-технического центра Института Патона, а также предприятий Германии, Англии. Сегодня мы портфель заказов практически сложили, и до середины ноября будут заключены внешнеэкономические контракты».

В начале прошлогоднего декабря представилась возможность поговорить на эту тему с тогдашним председателем областной госадминистрации В. Куратченко.

- У вас нет сомнений относительно судьбы титаномагниевого комбината? - спросил я у Владимира Александровича.

- Я глубоко уверен, что сегодня в продукции титаномагниевого комбината очень заинтересованы наши западные партнеры. Сегодня титан уже сошел с крыльев самолетов, пошел в автомобили, в бытовую технику, в серьезные наземные конструкции, потребность в нем очень серьезно расширяется. Комбинат единственный в Украине, поэтому сегодня в него готовы вкладывать деньги очень многие иностранные партнеры, которые хотят сотрудничать. Поэтому я уверен, что комбинат будет работать.

- У меня несколько иные взгляды на его перспективу. Рынок титана перенасыщен. А мощности по его производству намного превышают потребности.

- Ну, что нам спорить. Мы можем поехать на титаномагниевый, посмотреть портфель заказов, и все станет ясно. Заказы есть. Практически на продукцию, которая еще в производстве, уже есть заказчики.

- Реализации, к сожалению, пока нет.

- Ну, потому что еще полуфабрикаты там. Нужно доводить все до конца.

- Но губка уже есть готовая.

- Это еще не тот вариант - не доведенная до конца. А прогнозы нормальные.

Хорошие прогнозы - спору нет, вещь замечательная. Но как самые щедрые обещания неспособны сделать голодного сытым, так и наиболее благоприятных предсказаний слишком мало для финансовой стабилизации предприятия. А о том, как именно продукция комбината «доводится до конца», не без горечи рассказывают нынешние работники титаномагниевого. По их словам, из-за трудностей с реализацией губке уже нет места на складе, и ее вынуждены хранить с нарушением технологии в неприспособленных помещениях неработающих цехов, где продукция теряет и без того невысокие товарные свойства. Стоит ли говорить, что у немногочисленных потребителей это вызывает не просто недовольство, а вполне конкретные рекламации. Ходят слухи, что недавно из-за рубежа были возвращены 60 тонн губки, поскольку по содержанию азота она не пригодна даже в качестве добавки для выплавки стали.

За истекший год «Зеркало недели» поместило четыре публикации, посвященные состоянию дел на ЗТМК и ходу реализации программы «Титан Украины». В них, в частности, были представлены достаточно аргументированные доводы относительно негативных последствий, которые повлекут за собой попытки претворить ее в жизнь в существующем виде. В ответ апологеты программы обвинили автора в неосведомленности и дилетантстве. Ну что ж, теперь, пожалуй, есть достаточно оснований для оценки результатов действий «профессионалов».

Итак, прямые затраты на возобновление производства губчатого титана формально оцениваются в 30 млн. долларов, включивших два товарных кредита, предоставленных государством, и часть кредита, организованного бывшим партнером - швейцарской фирмой Bearco S.A. Сумма эта в масштабах экономики страны погоды, конечно, не сделает, но, во-первых, заемные средства необходимо возвратить, а во-вторых, при хозяйском подходе они могли бы принести хоть какую-то пользу. Чтобы стало понятней, о каком количестве денег идет речь, уместно вспомнить, что из-за эквивалентного объема долга по заработной плате в начале нынешнего года вели многодневную акцию протеста работники украинских АЭС.

Однако фактически затраты на восстановление производства губки оказались намного выше. Для выполнения этой задачи использовалась весомая часть прибыли цеха по производству германия, а она на протяжении 1994-1999 годов составляла ежегодно не менее 1 млн. долларов. Весьма выгодным оказался контракт ЗТМК с фирмой Toshiba, позволивший полтора года реализовывать поликристаллический кремний по ценам, превышающим мировые в два раза. Какая доля заработанных денег вложена, точнее - загублена в титановом производстве, не известно.

К сожалению, негативные последствия попыток осуществить программу «Титан Украины» на этом далеко не исчерпываются и продолжают оказывать пагубное влияние на украинскую экономику. Пытаясь реализовать столь же привлекательные, как и несбыточные лозунги борьбы за «металл XXI века», в стране фактически уничтожили производство полупроводниковых материалов - более важное и прибыльное по сравнению с титаном. В мае 1998-го на ЗТМК были остановлены производства поли- и монокристаллического кремния, прежде занимавших львиную долю валового объема производимой продукции. Выпуском полупроводников на комбинате сейчас занят лишь германиевый цех, уровень рентабельности которого неуклонно снижается. С учетом того, что оборудование и технологии в цехе не модернизируются на протяжении последних нескольких лет, вполне очевидной представляется перспектива его неизбежной остановки.

Весьма незавидная участь ожидает и смежников ЗТМК - в первую очередь Вольногорский горно-металлургический и Иршанский горно-обогатительный комбинаты. Во времена Союза эти предприятия обеспечивали Украине монопольное положение поставщика титаносодержащего сырья. В частности, в Россию и Казахстан. Однако в силу ряда причин, среди которых далеко не последнюю роль сыграла политика обособленности от бывших партнеров, прежние потребители переориентировались в импорте с Украины на Канаду и Австралию, спешно занявшись разработкой собственных горно-обогатительных комплексов. Так, в этом году на Усть-Каменогорском титаномагниевом комбинате будет пущен цех плавки концентратов. Изначально он был сориентирован на переработку украинского сырья, но, как сообщила «Казахстанская правда», через два года комбинат намерен полностью отказаться от импорта. Согласно правительственной программе, ведется интенсивная разработка Бектемирского титанового месторождения в Восточном Казахстане. Украинским ГОКам это не сулит ничего иного, кроме серьезных проблем со сбытом продукции.

Что же касается социальных последствий реализации титанового проекта, то их недавно осветил местный телеканал. В один из дней у заводоуправления собралась группа рабочих, требовавших встречи с руководством комбината. Эта акция, по их словам, была вызвана тем, что уже в течение года на предприятии не выдают зарплату и даже больничные не оплачивают. Однако руководство комбината на контакт с подчиненными не пошло, не удосужившись также дать какие-нибудь комментарии журналистам. Хотя, помнится, совсем недавно управленцы были намного словоохотливей. В частности, в октябре прошлого года В.Тэлин утверждал, что «при восстановлении работы титанового производства будет постоянно иметь заработную плату 4200 человек, а с его пуском ожидается увеличение зарплаты до 300 грн.». Его заместитель по кадрам В.Левадный, приглашая работать на ЗТМК, тоже был щедр на обещания: «Как только производство заработает, постараемся, чтобы получали не меньше, чем на ведущих предприятиях». Сотни людей поверили этим словам и оказались в очередной раз обманутыми…

P.S. Когда материал уже был подготовлен к печати, стало известно, что Валерий Мазур освобожден от должности первого заместителя министра промышленной политики, и на образовавшуюся вакансию назначен Сергей Грищенко, работавший до этого заместителем министра. Поскольку в свете обсуждаемой темы эта рокировка приобретает весьма специфичное содержание, уместно будет воздержаться от высказываний как соболезнований, так и поздравлений. Тем более что намного симптоматичней представляется иная кадровая перемена. В мае подал в отставку главный инженер Запорожского титаномагниевого комбината Валерий Савенко. В телефонной беседе Валерий Иванович отказался прокомментировать свое решение, сославшись лишь на то, что он «просто устал» и «пора уступить дорогу молодым». Однако, по отзывам близко знающих главного инженера людей, на этот шаг его вынудили, по меньшей мере, два обстоятельства: многомесячная задолженность по заработной плате и тревога за экологические последствия, к которым может привести дальнейшая работа комбината.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно