ОТ ПРИВАТИЗАЦИИ МЕНЕДЖМЕНТА — К ПРИВАТИЗАЦИИ ПРИВАТИЗАЦИИ?

15 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 15 октября-22 октября

Год назад, 20 октября, на заседании Кабинета министров Украины достаточно бурно обсуждалась, но затем все-таки была утверждена концепция управления государственными корпоративными правами...

Год назад, 20 октября, на заседании Кабинета министров Украины достаточно бурно обсуждалась, но затем все-таки была утверждена концепция управления государственными корпоративными правами. Уже через полтора месяца в статье «Приватизация менеджмента - промежуточный итог» «ЗН» впервые подняло вопрос о том, чем на деле оборачивается для государства фактический отказ от приватизации на конкурентной основе и передача пакетов акций стратегически важных предприятий в управление. Статья, как водится, имела резонанс, но не более того - потенциально опасные для страны явления пресечены не были.

Между тем «эффективные управленцы» ставили дело на широкую ногу. Уже к началу лета украинские предприятия с госдолей собственности подверглись градации на привлекательные и непривлекательные с управленческой точки зрения; был объявлен целый ряд конкурсов на управляющего. Никто почему-то не задался элементарным вопросом: а зачем, какой экономический смысл государству сохранять за собой 4-5-10 процентов акций, зато некоторые особо лакомые госпакеты за неполный год уже по нескольку раз перешли из рук в руки. Возникли прецеденты «Хартрона» (фактический срыв приватизационного конкурса) и НГЗ (скандальная смена гендиректора) - разные по своим глубинным пружинам, но, думается, одинаково неприятные с точки зрения формирования в стране инвестиционного климата, который мы, если перефразировать известную скороговорку, формируем, формируем, да никак не сформируем.

За два последних месяца произошло еще несколько событий на ниве госуправления. Их мы и попытаемся восстановить по фрагментам документов, экспертным заключениям, стенограмме заседания Верховной Рады, чтобы в максимально доступной форме преподнести читателю.

Был пакет - и нет пакета…

Первая история начиналась как-то буднично и даже скучно - с сообщения в «Инвестиционной газете»: правление ОАО «Черниговское предприятие «Химволокно» созывает 10 сентября 1999 года общее собрание акционеров. На повестке дня три вопроса, в том числе такие важные, как изменения в составе наблюдательного совета ОАО и увеличение уставного фонда, который до проведения собрания оставался непроиндексированным, составляя лишь немногим более 1,3 млн. грн.

За четыре дня до собрания начинаются любопытные подвижки. 6 сентября с.г. по распоряжению правительства пакет, закрепленный в госсобственности, сокращается с 50% до 25% плюс одна акция. Было ли это решение сынициировано ФГИ? Скорее всего, да, поскольку в Фонде уже готовились утвердить уточненный план размещения акций ОАО и «высвободившийся» пакет после дооценки выставить на продажу. Бюджет от этой сделки мог получить 5-7 млн. грн.

Однако Фонд полагает, а Национальное агентство по управлению государственными корпоративными правами располагает. В канун собрания, 9 сентября, оно выдает своему представителю доверенность № 700 на участие в нем. В приложении к доверенности оговаривается, как голосовать по вопросу о наблюдательном совете, а вот о позиции относительно увеличения уставного фонда - почему-то молчок. Не знаю, какими именно соображениями руководствовался при голосовании представитель государства - кстати говоря, человек не с улицы, по роду своей службы в Кабмине толк в вопросах управления и приватизации знающий, но итог плачевен: собрание акционеров решило увеличить уставный фонд вдвое. «В связи с этим государственный пакет уменьшится наполовину - с 50% до 25%», - бодро сообщалось в газетной заметке.

Как такое может произойти? Исключительно по закону. ОАО проведет дополнительную эмиссию на 1,3 млн. с хвостиком и предложит выкупить ее уже существующим акционерам, чтобы сохранить прежнее соотношение долей собственности. Принадлежало государству до собрания 50% плюс одна акция ОАО - столько же и будет принадлежать, если... Если государство - уж не знаю, в лице каких своих органов - выложит денежку и приобретет причитающуюся ему часть вновь эмитированных акций. Но в государственном кармане сплошь долги, да и в госпрограмме приватизации-99, в отличие от госпрограммы-98, выкуп государством акций дополнительной эмиссии не предусмотрен - и этого не могли не знать ни участвовавший в собрании кабминовец, ни начальник департамента в Нацагентстве, который выдал ему задание на голосование. Однако дело сделано: был 25-процентный пакет на продажу - и нет пакета (если, конечно, не вмешается Генпрокуратура). Не будет и 5-7 млн. грн. в бюджет: физлицо - с подачи Нацагентства - фактически приватизировало право распоряжаться приватизацией 25% акций. Такова цена одного голосования.

В Нацагентстве могут, конечно, возразить: зато деньги придут на предприятие, ведь при выкупе допэмиссии акционеры заплатят полновесными гривнями. Но по какой цене - по тройному неиндексированному номиналу? И в чьи руки попадут акции - в руки прежних акционеров? Замечательный способ чужих «не пущать», на корню извести всякую там рыночную конкуренцию!

Если распространить «передовой» киевско-черниговский опыт на всю страну и вести распродажу госимущества путем допэмиссий, то на предприятия не придут покупатели со стороны, кроме тех, естественно, которые любезны их нынешнему менеджменту, а бюджет перестанет получать даже нынешние скромные 50-60 млн. приватизационных гривен в месяц, не говоря уж о 2,5 млрд. будущего года. Или Нацагентству, в лице своего председателя Олега Таранова, не раз уже «объяснявшемуся» в нелюбви к приватизации, позволено жертвовать доходами казны?..

Опять индексация

Впрочем, допэмиссия - не единственное ноу-хау. Сорвать приватизацию можно также путем увеличения уставного фонда ОАО на сумму индексации балансовой стоимости основных фондов по состоянию на 1 апреля 1996 года. И этот метод, несмотря на протесты председателя ФГИ А.Бондаря и категорическую визу вице-премьера С.Тигипко «о недопущении», апробируется нынче на шести украинских энергокомпаниях - «Ривнеоблэнерго», «Закарпатьеоблэнерго» и других.

Замысел незатейлив. По оценкам специалистов ФГИ, индексация по состоянию на 1.04.96 - если, конечно, за такое решение проголосуют 75% акционеров ОАО - может привести к увеличению уставных фондов энергокомпаний примерно в пять-семь раз (данные весьма приблизительные, говорят, что по некоторым компаниям рост составляет всего 80%). В соответствующее количество раз будут увеличены номиналы акций энергокомпаний. Однако анализ цен, сложившихся на биржах и во внебиржевой торговой системе, показывает: уже сегодня, без индексации, энергоакции торгуются близко к номиналу. И, естественно, в пять раз дороже за них никто платить не станет. Может ли Фонд госимущества снизить цену продажи? Может, но только один раз и не более чем на 30 процентов - это оговорено в фондовском положении, утвержденном во исполнение протеста Генпрокуратуры.

Итак, можно прогнозировать, что «проиндексированные» энергокомпании в обозримом будущем проданы не будут. Такой вывод, возможно, и порадует представителей Минэнерго Украины, давно и последовательно вставляющих палки в колеса приватизаторам. Но что же у нас за страна такая, если ведомство исполнительной власти безбоязненно блокирует выполнение предписаний высших представителей этой же власти - Президента Украины, издавшего 2 августа с.г. указ «О некоторых вопросах приватизации объектов электроэнергетического комплекса», и премьер-министра, подписавшего 4 августа поручение в связи с реализацией указа...

Сейчас работники Фонда госимущества с некоторым содроганием просматривают газетные объявления о повестке дня новых собраний акционеров - а вдруг очередная индексация? Она ведь может стать сильнодействующим средством для нейтрализации не только биржевых, но и конкурсных продаж... Да, приватизационные конкурсы проводятся на основе экспертной оценки. Но ведь уже на этапе публикации объявлений о них необходимо указывать точную цифру уставного фонда каждого предприятия. Невозможно себе представить в «Инвестгазете» объявление, что до индексации уставный фонд составлял столько-то миллионов гривен, а после индексации станет таким-то. А номинал акций станет таким-то после того, как Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку зарегистрирует новую эмиссию акций... (Вполне возможно, что и не станет. Известно ведь, сколько проблем возникает у акционерных обществ на этапе регистрации информации об эмиссии: во-первых, требуется уплатить 0,1% суммарной номинальной стоимости выпуска акций, во-вторых, представить аудиторское заключение о финансово-хозяйственном состоянии предприятия на первое число текущего месяца, а это все - затраты, затраты).

Первой ласточкой в этом смысле может стать ОАО «Крымский содовый завод» - одно из десяти предприятий, 50% акций которого в соответствии с нашими обязательствами перед МВФ должны быть проданы на конкурсе при участии зарубежного консультанта. На собрании 24 сентября с.г. уставный фонд содового в связи с индексацией основных фондов увеличен в четыре раза, на 135 млн. грн. Когда данное решение будет оформлено де-юре, чтобы можно было возобновить подготовку к продаже пакета? Это на сегодня вопрос. Следовательно, под вопросом не только обязательства ФГИ перед консультантом - немецким «Коммерцбанком», не только бюджетные поступления, но и перспективы сотрудничества Украины с международными финансовыми институтами.

Во имя управляющего, на благо управляющего?

Свято место, как известно, пусто не бывает. Саботируется денежная приватизация - буйным цветом расцветает приватизация менеджмента, не вынуждающая потенциальных покупателей платить деньги в бюджет, но при умном ведении дела позволяющая замкнуть на себе товарные, сырьевые, а главное - финансовые потоки предприятия. И что особенно приятно, за эффективное управление государственным пакетом акций полагается вознаграждение. Но ведь эффективность - понятие, которое при желании можно трактовать по-разному...

В этом смысле весьма любопытной представляется Методика оценки государственных корпоративных прав, утвержденная постановлением КМ № 1406 от 2 августа с.г. Самое общее впечатление: разработчики пошли собственным, нестандартным путем. Что похвально в принципе, не будь одного «но» - в стране уже худо-бедно существуют рыночные цены по многим предприятиям, и сложились они именно в процессе приватизации. Не признавая этих цен и изобретая свои, новые для таких же пакетов акций, авторы методики сознательно, как мне представляется, углубляют пропасть между приватизацией и управлением… На наших глазах умирает сама надежда на целостную государственную политику в вопросах собственности, но, вероятно, нам того и надо, раз с методикой Нацагентства согласился Кабмин.

Итак, по версии разработчиков, предприятие оценивается экспертным путем, определяется цена доли, которая передается в управление, и уже к ней, по сути, привязываются все остальные показатели, в том числе и вознаграждение уполномоченного лица. Но когда дело доходит до анализа результатов его управленческой деятельности на рентабельном предприятии, вводится другой механизм: выросла цена предприятия (заметьте, цена, а не прибыль!) на определенный процент - получай свой процент. А определяется эта цена Нацагентством в соответствии с записанными в приложении 1 коэффициентами капитализации, которые установлены на период с 1 июля 1999-го по 1 января 2000 года. При этом экспертная оценка уже как бы исчезает. И для чего ее только вводили?..

Когда в ФГИ, используя методику Нацагентства, решили просчитать, что же собой представляет цена, по которой будет оцениваться работа уполномоченного лица, то она получилась заниженной. Директор департамента оценки имущества и финансовой реструктуризации Фонда госимущества Наталия Лебедь комментирует это так:

- Применяя к рентабельным предприятиям коэффициенты капитализации, которых на рынке не существует, методика Нацагентства изначально облегчает жизнь уполномоченным лицам. И ни слова не говорится о прибыльности, о повышении ликвидности предприятий, об увеличении скорости оборачиваемости оборотных средств... Рискованно и то, что в погоне за вознаграждением уполномоченное лицо сможет искусственно наращивать стоимость предприятия за счет заемных средств, которые придется кому-то возвращать уже по окончании действия договора на управление.

Поскольку аналитическая записка Фонда госимущества уже месяц как передана в Кабинет министров Украины, а не так давно затребована и в администрацию Президента, то, я думаю, не грех и читателю ознакомиться с одним из ее выводов:

«Установление вознаграждения уполномоченному лицу исходя из стоимости действующего предприятия для государства является экономически невыгодным. Даже если существенно снизить размер вознаграждения уполномоченному лицу, чтобы компенсировать убытки государственному бюджету как следствие замены приватизации контрольных пакетов акций за денежные средства процессом передачи в управление, прирост балансовой прибыли за год должен быть таким:

ОАО «Сумское НПО им. Фрунзе» - 5 раз (с 36,5 млн. грн. до 182 млн. грн.)

ОАО «Нефтехимик Прикарпатья» - 10 раз (с 5,1 млн. грн. до 51 мн. грн.)

Достижение таких прибылей возможно при условии многократного увеличения объемов производства,.. уменьшения в несколько раз себестоимости продукции, решения вопросов реструктуризации краткосрочной задолженности (хотя бы на 3-5 лет) и других мер «глубинного» характера. К тому же необходимо учесть, что в следующем году уполномоченное лицо будет получать пропорционально больший размер вознаграждения, что также скажется на конечной экономической эффективности передачи в управление пакетов акций»...

Эпилог. Он же пролог

...Проект закона об управлении объектами государственной собственности, неожиданно внесенный 6 октября на сессию ВР для третьего чтения, завалить оказалось гораздо легче, чем в начале июня этого года воспрепятствовать его принятию в целом уже в ходе второго чтения. И дело здесь, мне кажется, не только и не столько не в эффекте внезапности, и не в настойчивости депутатов Сергея Чукмасова и Валентины Семенюк, которые внесли свои поправки и настаивали на их голосовании. То, о чем писало «ЗН» в течение последнего года (невозможно разрывать функции продажи госимущества и управления им; если дело в персоналиях или названиях, смените их, но предоставьте возможность вырабатывать и реализовывать политику в области собственности единому ведомству), нынче становится если не общепринятой точкой зрения, то, по крайней мере, завоевывает все больше сторонников.

В этом смысле показательным стал для меня недавний разговор с руководителем управления экономической и социальной политики администрации Президента Евгением Григоренко, который отметил, что за полгода Нацагентством сделано «немало ошибок» и нельзя, дескать, торопиться с его полной легитимизацией, принимая закон о управлении объектами госсобственности раньше, нежели закон о ФГИ. Такое изменение позиции интересно прежде всего потому, что именно через президентскую администрацию, минуя Кабмин, вбрасывался в прошлом году указ Президента о создании Нацагентства.

- Я не противник агентства. Но агентство, которое практически выводится из-под парламентского контроля, представляет сегодня серьезную угрозу для экономической безопасности Украины, - разъяснил свою позицию народный депутат Сергей Чукмасов. - Поэтому я за агентство, но в виде департамента Фонда госимущества Украины.

- А как насчет того, что недоброжелатели связывают вашу позицию с определенными бизнес-интересами?

- Обосновать можно абсолютно все. Да, было определенное соприкосновение с агентством при передаче объектов в управление Днепропетровской областной администрации согласно июньскому указу Президента. И даже при этом мы столкнулись с большими трудностями. Вероятно, по некоторым хлебозаготовительным объектам у агентства были другие планы и другие договоренности... По одному из объектов - я не хочу сейчас касаться фамилий - одна группировка бизнес-структур представлена 30% акций, другая - 40%. Конечно, 25% госдоли, переданные в управление, определят структуру предприятия и кто будет руководителем. Одни хотят этого, а другие боятся, что так случится. Я думаю, что в подобных случаях надо продавать госпакет, тем более что предприятие-то уже на 70% приватизировано...

В минувший вторник комитет ВР по экономической политике утрясал последние нюансы, связанные с вынесением в сессионный зал сразу двух законопроектов - о Фонде госимущества и об управлении. Решение принято, но проблемы остаются. Зампредседателя комитета Юрий Ехануров, как руководитель рабочей группы по подготовке закона об управлении, считает, что нельзя соглашаться с поправками Н.Витренко (об участии в управлении советов трудовых коллективов), В. Семенюк (об участии местных органов власти в управлении госсобственностью) и С.Чукмасова (о передаче всех функций управления Фонду госимущества): по Конституции управление госсобственностью - это прерогатива правительства, и если согласиться с поправками депутатов, закон обречен на президентское вето.

Печальными могут оказаться и попытки перенесения управленческих функций ФГИ в закон о Фонде госимущества. Дело в том, что депутатское волеизъявление по вопросу о подчиненности, подотчетности и подконтрольности Фонда (камень преткновения с 1997 года!) может обернуться любыми неожиданностями. Конечно, наиболее вероятной является формула: «Фонд подконтролен и подотчетен Верховной Раде», но согласится ли Кабмин, наш главный управленец, передавать часть своих управленческих функций органу, который ему законодательно не подчинен? Согласитесь, создается коллизия для еще одного вето - и, как следствие, полной потери Фондом госимущества функций по управлению...

Впрочем, по неофициальной информации, на заседании комитета ВР шла речь не только о законопроектах. А не создать ли, раздумывали депутаты на полном серьезе, нечто третье, координирующее, способное примирить интересы Фонда госимущества и Национального агентства по управлению корпоративными правами?

Ну да, еще один госкомитет. Или госкомитет плюс параллельно по парламентской линии - специальную контрольную комиссию по вопросам управления государственными корпоративными правами. А также ежегодно принимать Государственную программу по корпоративному управлению и немедленно приступить к разработке списка предприятий, госпакеты акций которых не могут быть в управлении закреплены. Под это дело потребуются новые должности, персональные автомобили, а также столы, стулья и секретарши; вдвое-втрое увеличится документооборот - все в лучших традициях самовоспроизводства бюрократии. А что будет годиков через пять с государственной на сегодняшний день собственностью, это уже вопрос десятый...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно