ОСВОБОЖДАЯСЬ ОТ ОКОВ И… ПЕЛЕНОК ПАРАДОКСЫ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ В КРЫМУ

12 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 12 января-19 января

Нынешнее состояние сельского хозяйства в Украине характеризуется, как минимум, двумя достойными анализа парадоксами...

Нынешнее состояние сельского хозяйства в Украине характеризуется, как минимум, двумя достойными анализа парадоксами. Во-первых, при повсеместном и «катастрофическом», по терминологии растерявшихся «руководителей колхозного типа», сокращении поголовья всех видов скота, которое при бывшей совхозно-колхозной системе уже привело бы к голоду, магазины и базары страны буквально завалены мясной, молочной и другой животноводческой продукцией. Такое впечатление, что количество скота у нас не уменьшилось, а возросло в несколько раз! Во-вторых, само развитие аграрной реформы идет с множеством проблем и перекосов, которые должны быть замечены и исправлены сегодня, иначе они приведут к значительным трудностям. О чем речь? Каким входит украинское сельское хозяйство в XXI век?

 

Верховная Рада Крыма и Совет министров автономии за последнее время по два раза возвращались к анализу хода реформы на селе. Сокращение животноводства произошло действительно кардинальное: по данным председателя аграрной комиссии ВР Крыма Федора Снегирева, за последние 10 лет производство мяса в Крыму сократилось на 67 процентов, молока — на 53, яиц — на 60, шерсти — в шесть раз. Только за последний год поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 46,6 тысячи голов, овец — на 25 тысяч, свиней на 36 тысяч. И Федор Федорович любит сыпать этими цифрами, которые, по его мнению, служат убийственным обвинением хозяйственникам и правительству. И это верно, если… Если подходить к оценкам со старыми мерками. Кто знает, было ли поголовье животных в бывшем советском сельском хозяйстве оптимальным и соответствовало ли украинским потребностям? Зачем сейчас, в самом начале ХХI века, равняться не на современные потребности, а именно на старые цифры?

Как показывает анализ, в новых условиях старые уровни и количества для сравнения непригодны. Во-первых, потому, что уровень продуктивности советского сельского хозяйства был чрезвычайно низким, а уровень затратности чрезвычайно высоким, и эти показатели не могут удовлетворить частную систему хозяйствования. Во-вторых, потребностям рыночного производства не соответствуют ни те схемы переработки сельскохозяйственного сырья, ни та структура потребления сельскохозяйственной продукции, которые были в советское время. Вспомните, в советских магазинах очередь выстраивалась чаще всего за молоком (в последние годы — порошковым), реже — за кефиром, еще реже — ряженкой, первыми исчезали масло и сыр. Колбаса была одного-двух сортов, да и то не всегда. Должно быть и сейчас? Конечно, нет. Вместе с тем изменились и цены. К глубокому сожалению, резко снизилась покупательская способность, для некоторых слоев населения высококачественная продукция животноводства стала роскошью. Хотя не скажешь, что основные продукты питания недоступны — они хорошо раскупаются, несмотря на отсутствие развитого аграрного рынка.

В-третьих, сброс поголовья животных, особенно крупного рогатого скота, в условиях реформирования АПК был и закономерным, и прогнозируемым. Новые хозяйства, основанные на частной собственности на землю и средства производства, в первую очередь постарались избавиться от малоэффективных и высокозатратных отраслей. Коровы и бычки с откорма сразу же были отданы за долги, унаследованные от КСП. Экономисты говорят, что только что родившееся украинское частное землевладение еще не готово к тому, чтобы сделать молочное животноводство рентабельным. В Крыму, однако, цифры спада отнюдь не самые высокие: здесь поголовье в 2000 году сократилось в целом на 27 процентов, в то время как в соседних областях, по данным МинАПК Крыма, значительно больше. В Днепропетровской, к примеру, — на 47 процентов, Херсонской — на 49, Николаевской, Запорожской, Донецкой — на 37—40 процентов. И ничего — продукции на рынках у них не меньше, чем в Крыму. В-четвертых, сегодня никто, по большому счету, и не знает, а вообще соответствуют ли эти цифры истине: состоялся переток поголовья в частные и подсобные хозяйства, настоящий учет в них еще не налажен, потому можно только гадать, сколько у нас в стране сейчас животных и сколько продукции произведено на самом деле. Только сейчас ставится вопрос о паспортизации скота в частном секторе. И не только для учета, но и для того, чтобы избежать массовых заболеваний, в частности, чтобы эффективнее бороться с лейкозом…

Поэтому в аграрной экономике лучше вообще начинать все с самого начала, воздерживаясь от сравнений с прошлым. Лучше думать о тех тенденциях, которые уже сейчас проявляются, и не допустить их негативного развития.

В Крыму на месте бывших 220 КСП образовано больше 400 новых хозяйств разной формы. Причем 14 процентов из новых руководителей сельхозпредприятий, по данным постоянного представителя Президента в Крыму Анатолия Корнейчука, не имеют специального образования, у 5 процентов за плечами вообще только советская десятилетка. По данным МинАПК, из руководителей 150 наиболее крупных новых хозяйств 46 человек, раньше не имели отношения к сельскому хозяйству, причем среди них высшее (но не сельскохозяйственное) образование имеют 9 человек, среднее специальное — 12, десять классов — 24 человека, 1 человек не имеет даже среднего образования. Поэтому, несмотря на то, что сегодня успех или провал каждого конкретного хозяйства — это личное дело его владельцев, говорить о научной организации труда в большинстве новых предприятий просто преждевременно.

Видимо, частично и по причине недостаточной квалификации кадров новых собственников земли получилось так, что во многих хозяйствах упор сделан только на растениеводство, а от убыточных ферм здесь постарались поскорее избавиться. Согласно данным МинАПК Крыма, из 342 вновь образованных сельхозпредприятий 38 вообще не имеют коров, а в 18 процентах хозяйств их насчитывается меньше 100 голов. Таким образом, в процессе приватизации земли и реформирования отношений собственности на селе произошло разделение отраслей животноводства и растениеводства, которые дополняют друг друга. В результате многие животноводческие хозяйства остались без собственной кормовой базы, а растениеводческие — без источника удобрений. И теперь приходится начинать почти с нуля: структура севооборотов расстроена, семеноводства в растениеводстве и племенного дела в животноводстве практически нет, о сортах растений и породах животных у новых хозяев представление только приблизительное, механизация слабая, о культурных выпасах и сеяных пастбищах, о прифермских севооборотах кормовых культур сейчас и речи нет. Например, только из-за того, что износ кормоуборочной техники в Крыму составляет 85 процентов, а обеспеченность ею едва дотягивает до половины потребности, урожай зеленых кормовых культур на 15—20 тысячах гектаров собран с нарушением сроков, из-за чего потеряно до 500 тысяч тонн зеленой массы. Даже оставшееся животноводство обеспечено кормами в зиму на 62 процента. Недостаток кормов сказывается на продуктивности: по данным МинАПК Крыма, во многих новых хозяйствах среднесуточные привесы крупного рогатого скота составляют 150—190 граммов, свиней — 61—90 граммов, надои молока зачастую снизились до 0,7—1,0 литра от коровы в сутки.

Конечно, частные предприятия такой уровень хозяйствования не устроит. Тем более, что при нынешней инфраструктуре села и отсутствии аграрного рынка непосредственный производитель продукции обречен на убыточность. Многим специалистам известно, что продажа сельскохозяйственного сырья (имеется в виду сырое молоко и мясо в живом весе) возвращает производителю только треть его затрат. Сегодня, когда в большинстве случаев небольшие новые частные хозяйства не имеют собственной базы для переработки, они, продавая зерно, сырое молоко и мясо в живом весе, почти сознательно отдают две трети выручки в руки посредников и переработчиков, сами оставаясь внакладе.

Совет министров Крыма, представительство Президента в автономии уже провели работу с местным аграрным университетом, аграрным колледжем и организовали переподготовку и повышение квалификации кадров новых руководителей. На селе для обслуживания новых частных хозяйств созданы 245 пунктов по заготовке молока (к 2002 году их планируется создать до 300), 180 пунктов по воспроизводству стада и ветеринарному обслуживанию частных хозяйств и личных подворий. По мнению руководителей отрасли, таким образом создается инфраструктура для племенной работы. Только за 2000 год населению в Крыму продана 41 тысяча голов молодняка крупного рогатого скота, 97 тысяч поросят, 2,1 миллиона цыплят. Птицехозяйствам выданы фуражная ссуда на 26,5 тысячи тонн и бюджетная в сумме 2,9 миллиона гривен, что позволило стабилизировать поголовье птицы, повысить яйценоскость, увеличить производство яиц на 9,3 миллиона штук в сравнении с прошлым годом. Для возмещения затрат на производство продукции овцеводства в автономии выделено 408 тысяч гривен, что позволило избежать провала в этой отрасли. Для обеспечения сельских подворий отпущено 30 тысяч тонн сена, 7 тысяч тонн силоса, 40 тысяч тонн соломы, много других кормов.

Министерство способствует формированию по Крыму частных семейных молочных мини-ферм, с численностью скота в 20—50 голов. Несколько таких, пока почти экспериментальных, уже создано в разных районах, и они успешно стартовали в сложных экономических условиях. Созданы также четыре новых свиноводческих племзавода, в специфических условиях поселков крымских татар возрождается практика каракульского овцеводства. Есть и уникальные вещи. Как утверждает депутат Верховной Рады Крыма председатель правления открытого акционерного общества «Птицефабрика «Южная» Виталий Верченко, сохранены кролиководство и перепеловодство, которые стали отличительными особенностями этого теперь уже частного сельхозпредприятия.

На заседании правительства руководители МинАПК, как и встарь, просили выделить для развития новых хозяйств разные суммы — от 7 до 15 миллионов. Сергей Куницын заметил при этом, что сельское хозяйство при переходе на новые условия хозяйствования должно освободиться не только от оков, но и от… пеленок. Бюджет не имеет лишних 15 миллионов — это понятно, но дело даже не в том. Сами хозяйства должны переходить от использования субсидий к использованию кредитов, а правительству необходимо найти новые механизмы для развития кредитования. И здесь, честно говоря, сильно похвалиться еще нечем: настоящей аграрной биржи в Крыму пока нет, а существующие — работающие с сельскохозяйственным сырьем — не стали законодателями цен, которые так и продолжают оставаться дискриминационными для села. Земельного банка еще нет, оптовых рынков недостаточно. Как это ни странно, но оказалось, что новым хозяйствам освободиться от пеленок так же тяжело, как и от оков…

Таким противоречивым входит украинское сельское хозяйство в ХХI век. Но несомненные новые черты его вселяют оптимизм и уверенность в том, что условиях частного землевладения и рыночного хозяйства наш продуктовый стол будет только обогащаться. Если, конечно, не случится новая коллективизация…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно