Оставили на голодном пайке. На энергорынке одним конфликтным противостоянием стало больше

15 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

6 апреля на открытом заседании Нацкомиссии регулирования электроэнергетики (НКРЭ) был создан прец...

6 апреля на открытом заседании Нацкомиссии регулирования электроэнергетики (НКРЭ) был создан прецедент: регуляторы применили невиданные по своей жесткости финансовые санкции к ООО «Луганское энергетическое объединение» (ЛЭО), являющееся лицензиатом на передачу и поставку электроэнергии по регулируемому тарифу.

Сам ход разбирательства комиссии с ЛЭО на заседании напоминал «игру в одни ворота». Присутствовавшие эксперты и представители СМИ услышали преимущественно обвинительные аргументы членов НКРЭ в адрес энергокомпании. «Обвиняемых» при этом никто из комиссионеров особо выслушивать не старался, поэтому позиция луганской энергокомпании по многим пунктам «обвинений» даже не была озвучена.

Претензии комиссии к «Луганскому энергетическому объединению» были изложены в акте Луганского территориального представительства НКРЭ. Основные обвинения в документе сводились к неполным расчетам ООО «ЛЭО» за электроэнергию с оптовым рынком, нецелевому и неэффективному использованию средств, недовыполнению инвестиционной программы, а также отказу ЛЭО заключить с госпредприятием «Энергорынок» типовый договор купли-продажи электроэнергии.

Выводы территориального представительства легли в основу санкций, которые члены НКРЭ решили применить к луганской энергокомпании. Самое безобидное из общего списка наказаний — штраф в размере 85 тыс. грн. Далее, по степени тяжести, следовало решение о пересмотре тарифов на услуги ЛЭО в сторону их уменьшения на часть средств, потраченных неэффективным и нецелевым образом.

Однако и это мелочь в сравнении с беспрецедентной санкцией в виде установления так называемого специального алгоритма отчисления средств для ЛЭО на апрель. Нововведение заключается в снижении доли средств, перечисляемых энергопредприятию за его услуги. Недополученные ЛЭО деньги будут отправляться прямиком на счет энергорынка и распределяться между генерирующими компаниями.

Согласно соответствующему постановлению НКРЭ (№251 от 6 апреля), доля средств, перечисляемых на счета луганской компании в апреле, снижена до 7,53% от общего сбора денег за электроэнергию в регионе. Без этой санкции луганчане получали бы 10,71%. Это с понижающими коэффициентами за неполную оплату электричества в рынок и за сверхнормативные потери тока в сети. Фактическая доля стоимости услуг ЛЭО в розничном тарифе на киловатт-час составляет 13,72%. Это — без понижающих коэффициентов. Таким образом, предприятие будет получать почти вдвое меньше фактических затрат на передачу и поставку электроэнергии.

По словам председателя НКРЭ Валерия Кальченко, денег луганчанам в апреле хватит только на выплату зарплаты и налогов. Финансирование текущей операционной деятельности поставщика электроэнергии таким образом тарифом не предусмотрено.

И, наконец, четвертое наказание состоит в возможном введении в луганской энергокомпании внешнего управления. Как реализовать подобную инициативу на практике, не знают пока, наверное, и сами члены комиссии, поскольку нормативно механизм назначения внешних управляющих в энергокомпании пока не прописан. Хотя Законом «Об электроэнергетике» подобная мера и предусмотрена.

Выслушав вердикт НКРЭ, представители «Луганского энергетического объединения» вначале опешили, затем принялись раздавать комментарии журналистам. Суть их высказываний сводилась к тому, что многие претензии комиссии, послужившие поводом для применения жестких санкций, носят, по меньшей мере, спорный характер.

Наиболее болезненно специалисты компании отреагировали на снижение доли средств, перечисляемых на текущие счета компании. Представители ООО «ЛЭО», в частности, не видят в подобных действиях комиссии ни экономической, ни правовой логики.

Так, НКРЭ в своем постановлении аргументировала введение специального алгоритма отчислений средств на счета ЛЭО неудовлетворительными расчетами компании с оптовым рынком в январе и феврале этого года. В январе ООО рассчиталось с ГП «Энергорынок» на 80,6%, в феврале — на 82%.

Однако в том же январе сразу у девяти поставщиков электроэнергии по регулируемому тарифу уровень оплаты электричества оказался еще ниже, чем у луганчан. В частности, у «Черновцыоблэнерго» он составил 50,3%, «Закарпатьеоблэнерго» — 65%, «Донецкоблэнерго» — 65,5%, «Николаевоблэнерго» — 69,6%.

В феврале луганскую энергокомпанию «опередили» снизу четыре поставщика, в том числе «Черновцыоблэнерго» — 72,5%, «Закарпатьеоблэнерго» — 77,7%.

В этой связи вполне логично спросить у НКРЭ: будут ли применены ко всем перечисленным компаниям санкции, аналогичные санкциям по отношению к ЛЭО? И если да, то когда?

Представители ЛЭО также считают, что два зимних месяца для расчетов не являются показательными. Для более корректной оценки деятельности компании требуется более продолжительный период. Дело в том, что зимой, особенно в январе, уровень платежей традиционно снижается. В первую очередь из-за роста энергопотребления предприятиями жилкоммунхоза и населением — традиционных неплательщиков. Сказываются и уже ставшие привычными задержки в расчетах со стороны бюджетных потребителей.

Если же оценивать работу луганской энергокомпании в годовом разрезе, можно проследить положительную динамику в улучшении платежей. Так, по результатам 2004 года «Луганское энергообъединение» рассчиталось за электроэнергию с «Энергорынком» на 90,5%, в то время как в 2003 году этот показатель составил 77%. Что касается показателя оплаты в январе и феврале, то в нынешнем году этот показатель оказался все равно выше, чем в аналогичные месяцы 2004 года.

Какому бы предприятию луганские электросети ни принадлежали, оно всегда оставалось традиционным аутсайдером энергорынка. Однако, как уверяют в «энергетическом объединении», с момента прихода к управлению ЛЭО гендиректора ООО Руслана Арсирия в июне 2004 года, компания начала буквально выползать из ямы. Все еще неудовлетворительные платежи с рынком в компании объясняют тем, что новое руководство успело поработать слишком мало времени. Само ООО «ЛЭО» получило лицензию для работы только в 2002 году, поэтому частное предприятие начало наводить порядок в регионе значительно позже, чем энергокомпании так называемой первой волны приватизации энергораспределяющих и энергопоставляющих компаний. А еще в ЛЭО оправдываются спецификой Луганской области с ее депрессивными городами и поселками, убыточными жилищно-коммунальными предприятиями, а также несговорчивыми местными властями.

Тем не менее, если верить заявлениям специалистов ЛЭО, в ближайшие полтора года компания планирует стабилизировать свою деятельность. Это в том случае, если действующей команде не будут «связывать руки», лишая предприятие средств, как это сделала НКРЭ на своем заседании 6 апреля.

Действия энергорегулирующей комиссии вызывают у луганчан удивление еще по одной причине: на территории Донбасского региона работают также «Донецкоблэнерго» и госпредприятие «Укренерговугілля», поставляющее электричество шахтам. Дела с платежами у этих лицензиатов обстоят еще хуже, чем у ЛЭО.

Однако отношение НКРЭ к тому же «Донецкоблэнерго» довольно благосклонно. Так, комиссия не наказывает дончан понижающими коэффициентами в случае, если облэнерго оплатило рынку не менее 80% электроэнергии. Предприятию тем самым предоставляется возможность вкладывать средства в те же энергосбытовые программы по снижению сверхнормативных потерь электроэнергии, что автоматически ведет к повышению платежей в рынок.

Почему НКРЭ применяет двойные стандарты по отношению к соседствующим энергокомпаниям, работающим примерно в равнозначных условиях, — вопрос открытый. Впрочем, к проблемам самого ООО «ЛЭО» вопрос этот отношения не имеет.

В луганской энергокомпании отмечают прежде всего, что НКРЭ, применяя санкции, не позаботилась об источниках финансирования хотя бы жизненно необходимых для работы компании статей расходов. Речь идет о производственных услугах, закупке сырья, материалов и топлива, ремонтах, оплате электроэнергии для собственных хозяйственных нужд, а также плате за землю, аренду офисного здания, пользование сетями других лицензиатов. Излишне говорить, что, в случае возникновения непредвиденной аварии в электросетях, у энергетиков могут возникнуть проблемы с быстрым восстановлением энергоснабжения потребителей.

Не исключено, что решение комиссии о снижении перечисления денег на счет ЛЭО будет опротестовано этим луганским предприятием в суде. Дело в том, что такая санкция, как введение для энергокомпании специального алгоритма отчислений средств в случае неполных расчетов с «Энергорынком», законодательно не предусмотрена. Закон «Об электроэнергетике» предусматривает такие виды воздействия на энергопоставщика в случае нарушения им правил лицензионной деятельности, как предупреждение, штраф, назначение временного управляющего, приостановку или аннулирование лицензии. О возможности делать то, что сделала НКРЭ по отношению к луганской энергокомпании, в законе ничего не сказано. По мнению юристов ООО «ЛЭО», регуляторный орган превышает свои полномочия и изымает у компании средства незаконно.

Не согласны в «Луганском энергообъединении» и с выводами комиссии относительно фактов нецелевого и неэффективного использования компанией средств из тарифа на электроэнергию.

Во-первых, «нецелевое» и «неэффективное» — это разные понятия. Нецелевое использование средств означает, что облэнерго, как естественный монополист, работающий по фиксированному государством тарифу, потратило деньги не по назначению. В тоже время трактовка «неэффективного использования» является скорее предметом дискуссионным, поскольку может поддаваться субъективным толкованиям.

Однако в акте территориального представительства НКРЭ четко не обозначено, какую часть средств и на что энергокомпания потратила нецелевым образом, а какую часть — неэффективно. Нецелевыми и неэффективными были признаны, в частности, расходы ЛЭО на аренду центрального офиса. В 2003 году комиссия предусмотрела в тарифе для энергокомпании
5 млн. грн. на ремонт собственного офисного здания. Однако в условиях недофинансирования ЛЭО из-за понижающих коэффициентов за неплатежи и сверхнормативные потери энергокомпания завершить ремонт так и не смогла. Тем не менее в «Луганском энергообъединении» отказываются признать факт нецелевого использования средств, утверждая, что деньги вместо затрат на завершение ремонта офиса были потрачены на первоочередные нужды по борьбе с потерями тока.

Следующий пункт обвинений НКРЭ: в 2003—2004 годах энергокомпания потратила 1 870 тыс. грн. на информационно-консультационные услуги. Оправдательные аргументы со стороны ЛЭО звучат так: услуги консалтинговой фирмы понадобились с связи с началом деятельности на территории области нового поставщика тока в лице «Укренерговугілля». Мол, нужно было помочь «энергетическому объединению» разграничить потребителей, урегулировать тарифы, решить вопрос с передачей задолженности угольных предприятий новому лицензиату.

Еще один пункт обвинений в нецелевом использовании средств: непредвиденная тарифом покупка автомобиля SAAB. Сложно сказать, на каких авто нынче должны курсировать между Луганском и Киевом топ-менеджеры предприятия с годовым оборотом в 1,2 млрд. грн. Как и ответить на вопрос, до какой гривни НКРЭ должна контролировать расходы областного монополиста? В целом неэффективного и нецелевого использования средств луганчанам насчитали где-то на два миллиона гривен.

Хотя комиссия, со своей стороны, вправе придирчиво относиться к расходам энергопоставщика, который по результатам 2004 года выполнил инвестпрограмму всего на 31%.

Как прокомментировали ситуацию с инвестиционной программой в ООО «ЛЭО», причины ее невыполнения лежат как в субъективной, так и объективной плоскостях. Субъективные причины: это неполная оплата электроэнергии, в результате чего компания подвергается понижающим коэффициентам, а также сверхнормативные потери тока, которые означают прямые убытки. Но есть причины и объективного характера. В частности, в тарифе для ООО не учтены 25,2 млн. грн. убытков, связанных с началом деятельности на территории Луганщины «Укренерговугілля». Еще 15,6 млн. грн. убытка компания получает вследствие перевода Стахановского ферросплавного завода со второго класса напряжения на первый. Если учесть, что среднемесячная выручка ЛЭО от операционной деятельности составляет около 10 млн. грн., суммы неучтенных в тарифе расходов представляются немалыми, чтобы существенно отразиться на уровне выполнения инвестпрограммы.

Примечательно, что НКРЭ отказывается пересматривать тарифы для ЛЭО с 23 октября 2002 года по причине отказа луганской компании подписать типовой договор купли-продажи электроэнергии с «Энергорынком» на предложенных госпредприятием условиях.

16 января 2004 года ООО «ЛЭО» договор с «Энергорынком» подписало, однако с протоколом разногласий. Суть этих разногласий сводилась к определению периода преимущественного погашения задолженности перед ГП «Энергорынок». Согласно подписанному документу, платежи за электроэнергию, взимаемые с потребителей Луганской области, отражаются в бухгалтерской отчетности ЛЭО как погашение старых долгов компании за электроэнергию перед «Энергорынком».

«Энергорынок» же настаивает на том, что все платежи областных поставщиков за электричество должны отражаться в бухгалтерской отчетности, как оплата текущего долга. «Энергорынок» вписал это условие в типовой договор, который госпредприятие заключило со всеми энергопоставляющими компаниями, за исключением ООО «ЛЭО».

«Луганское энергообъединение» отказалось подписывать типовой договор по одной простой причине: как только компания такой договор подпишет, она расстанется с электросетями. Дело в том, что «энергетическое объединение» является уникальной энергокомпанией. В отличие от всех остальных облэнерго, получающих иски от ГП «Энергорынок», луганское частное энергопредприятие не имеет в своем уставном фонде 25-процентной государственной доли. Это значит, что ЛЭО не защищено законодательством от возможности принудительного отчуждения имущества. И если суд удовлетворит иск «Энергорынка» к ООО «ЛЭО» на 409 млн. грн. (задолженность компании на начало 2005 года), погасить долг при среднемесячной поставке электричества на 100 млн. грн. луганчане не смогут.

Именно по этой причине ООО «ЛЭО» в соответствии с Хозяйственным кодексом Украины и внесло в договор с «Энергорынком» соответствующие разногласия, что позволяет компании к моменту удовлетворения судами исковых требований ГП к ЛЭО вернуть рынку часть долгов.

Впрочем, в истории с типовым договором можно было бы поставить точку. Согласно действующему Хозяйственному кодексу, НКРЭ не может утверждать форму типового договора, так как никаким законом подобное не предусмотрено.

Тем не менее ни в «Энергорынке» ни в НКРЭ, похоже, так и не простили луганчанам их особенную позицию. По крайней мере, председатель НКРЭ Валерий Кальченко на заседании комиссии 6 апреля даже отказался предоставить слово юристу ООО «ЛЭО», который хотел объяснить присутствующим причины отказа компании подписать типовой договор.

Регулирующая энергорынок комиссия, конечно, имеет свои резоны, применяя жесткие санкции к луганской энергокомпании. Быть может, члены Нацкомиссии пытаются таким образом ускорить разрешение проблемы неплатежей в Луганской области. А именно: стимулировать персонал ЛЭО к более активной работе в жестких условиях выживания энергопредприятия. Вот только если бы электросети, остро нуждающиеся в реконструкции и ремонтах, не оставляли при этом на голодном финансовом пайке. Именно те электросети, от которых напрямую зависит надежность энергообеспечения потребителей и для полного восстановления которых требуются десятки лет и сотни миллионов гривен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно