«ОСОБОЕ» ПАРТНЕРСТВО УКРАИНЫ С КАНАДОЙ: ЧТО ЖЕ В НЕМ ОСОБЕННОГО

23 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 23 августа-30 августа

Канада была второй страной в мире и первой в западном полушарии, которая признала независимость Украины...

Канада была второй страной в мире и первой в западном полушарии, которая признала независимость Украины. Тогда казалось, что она станет самым надежным и крупным партнером нашей страны и в политической, и в экономической, и в культурной областях. Действительно, за последние годы наши государства достигли значительного уровня сотрудничества, прежде всего, в политической области. Заслуживает благодарности моральная и политическая поддержка со стороны Канады в укреплении суверенитета и независимости Украины. Принципиальной основой развития взаимоотношений между двумя странами остается общее видение эволюции мирового сотрудничества по направлению к демократическому, многополюсному, безъядерному миру.

Двусторонний аспект определяется традициями исторических связей, философией принадлежности к средним по размерам странам, широкими контактами между гражданами, активизацией научно-технического, торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества, что в комплексе охватывается термином «особое сотрудничество», о котором было заявлено в 1994 году. Украино-канадские отношения являются фактически образцовыми и, по сути, далеко опережают отношения Канады с какой-либо другой постсоциалистической страной, кроме, возможно, Чехии.

В то же время Украина почти не использует такой потенциал в развитии двусторонних отношений для перевода их в практическую сферу.

Фактически не действует законодательный канал сотрудничества, который был наиболее многообещающим. А ведь, исходя из особенности канадского государственного устройства, где Палата общин является одновременно рабочим местом правительства, они должны были быть наиболее эффективными.

Посольство Украины в Канаде с первых месяцев своего существования предлагало инициировать создание в Верховном Совете Украины парламентской группы дружбы с Канадой; последняя появилась только в конце 1995 года (возглавляет П.Мовчан). Украинская группа не проявила до сегодняшнего дня никакой заинтересованности в сотрудничестве с канадскими коллегами. Аргумент о финансовых трудностях в данном случае не срабатывает: во-первых, украинские законодатели вполне могли бы пригласить канадских коллег в Киев для обсуждения совместной проблематики, во-вторых, для обмена информацией, опытом существуют сравнительно дешевые электронные способы связи и посольства обеих стран могли бы способствовать этому.

Также неубедительным является аргумент об остроте политической борьбы в Украине и занятости законодателей ею: профессиональное общение с канадскими депутатами могло быть направлено на получение опыта консенсусного решения противоречий у канадцев (а такой существует).

По оценкам специалистов, сотрудничество в торгово-экономической области также не отвечает научному потенциалу обеих стран.

Небольшой объем двустороннего товарообмена и практическое отсутствие экономических связей фактически тормозят углубление двустороннего взаимовыгодного сотрудничества. В качестве главного недостатка следует рассматривать отсутствие существенных канадских капиталовложений в нашу экономику, что гарантировало бы стабильность и перспективность взаимоотношений между Украиной и Канадой, а на современном этапе становления Украины как независимого государства дало бы возможность решить ряд ее экономических проблем.

Нынешнее состояние взаимоотношений в торгово-экономической сфере явно не отвечает содержанию «особого партнерства». По итогам торгово-экономической деятельности за 1994 - 1995 годы сумма товарооборота между Украиной и Канадой составляет 25,5 млн. долларов США (для сравнения, товарооборот с Польшей составляет более 100 млн. долларов с позитивным сальдо, а с Румынией - около 80 млн.). Доля импорта в Украину значительно превышает долю ее экспорта в Канаду. Так, импорт в 1995 году составил 17,6 млн. долларов, экспорт - 7,9 млн. Основные статьи экспорта в Канаду: железная руда и сталь - 30,5%; магниево-марганцевое производство - 27,3%; продукция текстильной и легкой промышленности - 21%. Основным партнером Украины является, к сожалению, франкоязычный Квебек (импорт - 65%, экспорт - 33%), а не украинская диаспора, которая в основном проживает в англоязычном регионе.

В агропромышленном секторе наблюдается значительный интерес канадского бизнеса и соответствующего государственного ведомства к сотрудничеству с Украиной, однако, несмотря на усилия, предпринимаемые украинским посольством, никто из руководителей Минсельхозпрода Украины не посетил Канаду для укрепления этого интереса.

В финансово-банковом секторе существуют хорошие рабочие контакты НБУ с Минфином Канады и Банком Канады. Вместе с тем, предложения по созданию, с канадской помощью, Земельного банка Украины до сих пор не рассмотрены, а реализация канадской кредитной линии на 20 млн. долл. происходит только сейчас, после полуторагодичной затяжки по вине украинского Минфина.

Пассивностью государственных структур Украины по установлению практических связей с Канадой пользуются компании и фирмы сомнительной репутации. Особенную озабоченность вызывает тот факт, что во время последней международной выставки «Украина и партнеры ХХ - ХХІ веков», которая проходила в г.Торонто этой весной, отдельные представители украинских компаний (например, акционерное общество «Украинский научно-инженерный сервис») не скрывали своих намерений по инвестированию украинских средств в экономику Канады, выражали особую заинтересованность относительно условий вложения и сбережения денег в банках Канады.

Продолжает сохраняться негативная тенденция: отдельные канадские компании не заинтересованы в возрастании притока канадского капитала в украинскую экономику. На той же выставке в Торонто прозвучало, что главной причиной этого является отсутствие гарантий со стороны украинской стороны. Справедливости ради следует отметить, что мало кто из канадских представителей четко представляет, какие именно гарантии должна предоставить наша страна внешним инвесторам для увеличения притока их капитала в экономику Украины.

Не исключено, что различные опасения по поводу перспектив прихода в нашу страну базируются на распространяемых неофициальными канадскими представителями (и в первую очередь отдельными представителями украинской диаспоры) слухах относительно неудачных попыток реализации проектов канадских фирм в Украине. Так, канадской стороной подчеркивается, что не все кредитные линии под проекты, которые были ею предоставлены, сегодня работают эффективно, а именно:

- контракт с компанией «Нортланд Пауэр», 110 млн. долларов США («Киевэнерго» - Минэнерго);

- контракт с компанией «Онтарио Хайдро» (бесплатное предоставление технологии сухого хранилища для радиоактивных отходов и собственно модели хранилища) стоимостью 3,5 млн. долларов США;

- разблокирование уже упоминавшейся кредитной линии в 20 млн. долларов США, которую Украина не использовала ввиду отсутствия конкретных проектов.

Не могут не вызвать озабоченность и факты, касающиеся поиска канадскими компаниями путей дешевого использования и «перекачивания» интеллектуального потенциала Украины. Так, президентом канадской компании «Bimman» предложено украинской стороне создание канадско-украинского центра на территории Канады для отработки (доработки и усовершенствования) украинских технологий, в том числе ноу-хау.

Таким образом, анализ украино-канадских партнерских отношений свидетельствует о том, что современное состояние экономических связей не отвечает содержанию «особого партнерства», а небольшой объем двустороннего товарооборота и незначительное инвестирование экономики Украины его фактически тормозят. Эпизодические же контакты некоторых представителей украинского бизнеса с канадскими промышленниками вряд ли способствуют возрастанию инвестиций в украинскую экономику, скорее наоборот - имеют корыстный характер.

Кстати, то же самое наблюдается и в области науки и культуры, где и сам Бог велел нам активно сотрудничать. Большинство достигнутого тут создано усилиями состоятельных частных лиц в Канаде (зачастую украинского происхождения), благодаря инициативе отдельных украинских исполнителей и художественных коллективов и имеет отдаленное отношение к министерствам культуры или просвещения. Единственный серьезный проект, который проводило Министерство культуры («Сокровища Украины»), не был выполнен в 1995 году и не реализуется и в 1996-м, прежде всего по причине несогласованности действий и задержки с нашей стороны.

Очень обидно, но из-за нерасторопности государственных институтов Украина лишается возможности иметь верного союзника как в западном полушарии, так и в «большой семерке», который мог бы лоббировать наши интересы при решении глобальных проблем и непосредственно оказывать значительную помощь в возрождении украинской экономики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №25, 27 июня-5 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно