ОСЕНЬ НАСТАНЕТ — ВЕСЕЛО СТАНЕТ

1 августа, 2003, 00:00 Распечатать

История любит повторяться, особенно приватизационная. В конце июля показалось, что вернулся 2000 год...

История любит повторяться, особенно приватизационная. В конце июля показалось, что вернулся 2000 год. Снова идут разговоры об уже проданных акциях Запорожского алюминиевого и Николаевского глиноземного — точнее, о невыполнении принятых при их продаже обязательств. Теперь ФГИ объявил конкурс по многострадальному 54-процентному пакету «Ривнеазота». В общем, круг почти замкнулся.

И все же на календаре 2003-й — так что отличия все-таки имеются. За три года в стране довольно многое произошло. Ряд бизнес-групп заметно сдали, другие — перессорились.

К примеру, битва за акции Никопольского завода ферросплавов сейчас идет между довольно мирно жившими в 2000 году — по крайней мере, обходившимися без публичных драк — «Интерпайпом» и Приватбанком.

Однако не успела слегка спасть волна после замечательно конкурентной продажи блокирующего пакета НЗФ, как Кабмин решил выставить на продажу последний оставшийся госпакет. Забавно, но еще весной держава мотивировала его оставление в госсобственности, которое явно снижало потенциальную стоимость продажи, необходимостью контроля за инвестором. Судя по всему, трех месяцев оказалось достаточно, чтобы понять: «Интерпайп» — это то, что надо. Другое дело, насколько с этим согласится другой днепропетровец, Игорь Коломойский, чьи дружественные структуры контролируют 25% акций этого же завода. Если последний госпакет попадет в открытую продажу, каждая из сторон может скупить контрольный пакет.

Правда, условия предыдущего конкурса предусматривают право «первой ночи» для «Интерпайпа», однако все еще может быть… Особенно учитывая, что консорциум «Приднепровье» не сможет опереться ни на какие особые достижения на НЗФ — слишком мало времени прошло. А доступ сторон на Банковую сейчас вполне сравним. Так что будет ли вторая серия НЗФ столь же увлекательной, как и предыдущая, покажет уже нынешняя осень.

Кстати, сейчас ФГИ придется искать оценщика, чтобы выяснить, сколько последняя четвертушка этого завода стоит. Толку от данного мероприятия практически нет, в независимость оценки абсолютно никто не верит. По тому же НЗФ в течение одного года ФГИ оплатил и принял результаты двух оценок, отличающихся друг от друга в четыре раза!

Вообще же непобитым рекордом остается оценка созданного в 2001 году на базе так и не проданного Макеевского МК ЗАО «Макмет» — там государевы железки (т.е. сам завод) оценили в 50 млн. долл., а вот интеллектуальный вклад местных бизнес-групп оказался куда большим — 200 млн. долл., т.е. более миллиарда гривен. Что такого ценного внесли донецкие товарищи — доказали теорему Ферма или обосновали, почему дважды два меньше десяти, — неизвестно, но Фонд оценку вклада тогда утвердил. Другого рода крайность — это когда нефтяную компанию, имеющую запасы ресурсов на сотни миллионов долларов, оценили в один млн. долл. В общем, оценка у нас самая объективная в мире...

Если об НЗФ Приватбанк все лето твердил, что продали дешево (на что ему иронически советовали показать объект, который он сам купил задорого), то об остальных объектах потенциальные покупатели с трогательным единодушием рассказывали публике, какой бросовый товар им предлагают.

Ситуация вокруг Черноморского судостроительного завода дошла до того, что даже кроткому и незлобивому ФГИ пришлось сменить оценщика. ФГИ не без оснований считает, что получать за завод меньше 50 млн. долл. глупо. К примеру, сейчас похожую сумму просят за один из судостроительных заводов поменьше… Беднягу оценщика, представляющего, что ему скажут в Донецке, если он предложит отдать такие деньжищи в пользу государства, тоже можно понять. В общем, стороны разошлись. В принципе, заводом интересуются не только дончане, но и русские вместе с греками, так что вполне возможно, что деньги от продажи ФГИ все-таки получит.

Между прочим, сами бизнес-группы на просторах СНГ предлагаемые к приватизации крупные предприятия оценивают достаточно просто и точно. Как правило, это половина среднегодового оборота такого завода за три года. В зависимости от степени интереса и степени разворованности сумма может быть несколько меньше или больше, но в целом правил придерживаются. Мелкие предприятия могут идти и дороже, но тоже за два годовых оборота сумма не выходит. Ну а суммы долгов, которые столь пугающе выглядят в балансах, покупателей смущают мало.

Как правило, после покупки начинаются задушевные беседы с кредиторами, по результатам которых долг худеет раз в пять-шесть. Мотивация простейшая: хочешь хоть что-то получить — соглашайся с тем, что даем. Не согласен? Ну что ж, лет десять посудимся, а там посмотрим. Благо, суды в Украине мало того что независимые, так еще и судебные тяжбы обходятся недорого... Такие душевные предложения называются «свертыванием кредиторки».

Вообще не стоит обвинять бизнесменов в излишней скупости. Родное государство не только плохо продает — еще хуже оно управляет. В июле после нескольких лет отсрочек все-таки реализован блокирующий пакет акций некогда знаменитого харьковского «Хартрона». Заплатив миллион долларов, российский покупатель получил руины былой славы: оборот гремевшего на весь Союз предприятия нынче недотягивает до уровня продаж среднего по размерам универмага. Это небольшой пример того, как полезно оставлять объекты в госсобственности.

Надо отдать должное — до Киева это тоже стало доходить. В частности, несмотря на многочисленные попытки раздробить 98-процентный пакет Днепровского меткомбината на две части и оставить контрольный за государством, этот номер не прошел. Слишком уж понятно, что в этом случае государство все равно останется не у дел. Оно уже сейчас, имея почти стопроцентный пакет, не в состоянии провести на предприятии собрание акционеров. Как отмечалось, суды у нас независимые, уж как они порой внимательны к интересам мелких акционеров, это и описать трудно.

Так что несмотря на искреннее желание «Индустриального союза Донбасса» сэкономить на покупке миллиончиков так 70 долларов, пробить вопрос не удалось. Принято решение продавать одним пакетом, а значит, придется тратить ресурс и платить — ориентировочно 150 млн. долл.

Зато на «пожеванный» пакет акций метзавода имени Петровского, с которым произошла презабавная история — в управление передали 60%, а вернули 42%, покупателей не нашлось. Это не значит, что его нельзя продать, просто покупатели пока считают цену чрезмерной. Но ведь при старании их можно разубедить…

На неделе на свет Божий вышел еще один долгострой приватизации — «Ривнеазот». Когда-то на его базе пытались продемонстрировать честную и открытую продажу в украинском исполнении. Цель достигнута на 120%. Показали в абсолютно наглядном виде, о чем «ЗН» в свое время не единожды писало.

Конкурс бесконечно переносили, по Кабмину гуляло море докладных записок — начиная от ФГИ и заканчивая СБУ. Ну и, конечно, там же (плюс еще в администрации Президента) то и дело мелькали знакомые лица потенциальных покупателей. Для полного счастья ряд из них сочли нужным провести пару-тройку митингов трудящихся в Ривном (участникам которых даже дали возможность немного поправить свое материальное положение). Участие же иностранного советника по приватизации придавало происходящему трагикомический оттенок: бедолага впал в ступор, да так из него и не вышел. Разве что деньги получил.

Самой запомнившейся фишкой была попытка руководства завода протащить через Верховную Раду закон о особенностях приватизации «Ривнеазота». Согласно ему, блокирующий пакет — фактически по зачету за долги — передавался контролируемому тем же руководством ЗАО «Трудовой коллектив «Азот». Идею в конце концов зарубили.

Но приключения только начинались. Когда с конкурса спрыгнули победившие было россияне, обнаружилось, что гарантия крупного тамошнего банка стоит ровно столько, сколько бумага, на которой она написана.

На первый план автоматически вышла структура Константина Жеваго, развившая бешеную деятельность, чтобы стать победителем конкурса. Последовала длинная серия судов и проч. В конце концов конкурс отменили и пакет передали в управление обладминистрации. Та в свою очередь, резко подружившись с Жеваго, поувольняла прежних заводских менеджеров...

Происходило все это увлекательно, с баррикадами и ОМОНом, но два года спустя завод, где сменилось несколько составов руководства, представляет собой жалкое зрелище.

Одних убытков за прошлый год — около 14 млн. долл. Предприятие то останавливалось, то работало, но в целом уверенно катилось вниз. Кстати, сейчас стартовая цена меньше 9 млн. долл. (напомним, что в 2000 году покупатели были готовы заплатить 22—25 млн. долл.) и не факт, что резко пойдет вверх. За два года пертурбаций завод капитально оброс долгами, да и оборудование новее не стало.

Претендентов на «Ривнеазот» несколько, и среди них не только знакомая фигура г-на Жеваго. Ходят слухи и об интересах Виктора Пинчука. Учитывая предыдущий опыт и незлобливую репутацию ряда претендентов, приватизация снова ожидается нескучной..

Как видим, задел по конфликтам на осень накоплен изрядный. А тут еще, того глядишь, подоспеет приватизация 43-процентного пакета Кременчугского НПЗ, провести которую уже в этом году украинский Президент обещал своему татарстанскому коллеге. Насколько известно, в день рождения Леонида Даниловича из Казани прилетит с поздравлениями г-н Шаймиев. Ну и с разговором о том, о сем. Цена вопроса порядка 180 млн. долл., плюс большая драка с участием «Татнефти», Укрсиббанка, Приватбанка, а возможно, и ТНК. В общем скучно не будет, а сколько в итоге будет денег в бюджет — это уже иное дело.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно