OFF-SHORE. КАК МНОГО В ЭТОМ ЗВУКЕ...

29 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 29 октября-5 ноября

Что может быть милее уху украинского предпринимателя, чем заветное слово «оффшор»? Стоит только «...

Что может быть милее уху украинского предпринимателя, чем заветное слово «оффшор»? Стоит только «нашему» бизнесмену подзаработать немного сверх необходимого (для дела и личного соцкультбыта) минимума, ему начинает грезиться безналоговый рай на живописном пляже в тени роскошных пальм.

Мотивация

Стремящиеся укрыть свои деньги за пределами родины cограждане по большому счету руководствуются двумя основными мотивами:

1. Сохранить (памятуя народную мудрость «Подальше положишь, поближе возьмешь»);

2. Сохранить и приумножить.

Что касается первых, то они, как правило, ограничиваются банальным депозитом в одном из респектабельных европейских банков. Многие из этих пассивных инвесторов живут иллюзией, что их средства надежно сокрыты от посторонних взоров. Причина такого заблуждения кроется в распространенном мифе о безукоризненном соблюдении на Западе банковской тайны. Особенно это относится к пресловутым швейцарским банкам. Для таких горе-вкладчиков сообщения в прессе о том, что швейцарская прокуратура завела очередное дело на очередного доморощенного «отмывателя», - откровения, вызывающие тревожный зуд.

Индивидуумы, в поведении которых превалирует созидательно- приумножительный мотив, предпочитают самостоятельно запускать капитал в работу. Именно для них капитализм придумал такое понятие, как оффшор.

При всех различиях оффшорные территории обладают двумя схожими чертами:

- либеральнейший режим налогообложения (или вовсе отсутствие налогообложения);

- минимальное вмешательство официальных органов в хоздеятельность предприятия, т.е. упрощенные процедуры регистрации, отчетности и регулирования.

Схемы

Вообще-то, сделки с участием оффшорных предприятий в конечном итоге сводятся к тому, что дельта (человеческим языком - прибыль) «зависает» в безналоговой зоне. Тем самым льготное обложение сохраняет владельцу практически все заработанное. Собственно, ничего особенно мудреного. И если операции оффшорных компаний для граждан западных стран ассоциируются прежде всего с таким человеческим пороком, как жадность (создание фирмы в оффшорной зоне в некотором смысле считается признаком дурного тона: предприниматель настолько алчный, что не желает (как все) делиться доходами с соплеменниками), то среднестатистический гражданин Украины зачастую видит в них нечто криминально-антигосударственное.

Хотя на самом деле в большинстве случаев ничего незаконного в оффшорных схемах нет. В них применяют общепризнанные международные торгово-экономические обычаи с учетом национального законодательства предприятий-участников. Это, кстати, подтверждается и отечественным официозом. Вспомним, например, недавнюю скандальную историю с нацбанковскими депозитами в кипрском СSFB - даже НБУ не брезгует «якшаться» с оффшорными банками. Причина тривиальна: там и проценты побольше, и налоги поменьше.

Однако с точки зрения украинского права опасность использования преимуществ оффшорного бизнеса таится на самом первом этапе реализации схемы - на этапе создания оффшорной компании.

Именем Украины…

Начнем с того, что декрет Кабмина Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля» требует от резидентов получения индивидуальных лицензий, в частности на вывоз, перечисление и пересылку валютных ценностей, их размещение на счетах и во вкладах за пределами Украины, а также на осуществление инвестиций за рубеж (в том числе посредством приобретения ценных бумаг).

Даже если идти предписанным путем, придется признать, что вероятность получения лицензии НБУ на открытие закордонного предприятия вкупе с банковским счетом (на основании естественного желания избежать украинского фискального оброка) практически равна нулю. Поэтому у желающих пооффшорить есть два пути.

Первый. Придумать какие-нибудь веские и патриотические аргументы, которые бы убедили чиновника в необходимости оттока валютных средств из украинской экономики в оффшорную зону. Процесс этот, сами понимаете, утомителен и дорог. Кроме того, легальный способ обеспечивает абсолютную прозрачность операции для всех заинтересованных компетентных органов. Так что любителей законного инвестирования в родном отечестве - раз-два и обчелся.

Второй. Капитал переводится за рубеж без «высочайшего соизволения». Конечно, деньги не возятся в толстых черных чемоданах (впрочем, злые языки говорят, что и толстые черные чемоданы иногда обладают дипломатически-неприкосновенным статусом). Обычно используются, так сказать, «серые» методы: от навороченных схем с применением банковских карточек до прозаического недополучения экспортной выручки или переплаты по импорту (иногда именуются «забугорным откатом»).

Если же резидент попался на лицензированной деятельности, то его ожидает штраф в сумме, эквивалентной сумме нарушения. Плюс иногда уголовная ответственность. Для этого Уголовный кодекс Украины содержит предусмотрительно статью 80 («нарушение правил о валютных операциях») и статью 80-1 («сокрытие валютной выручки»).

Примечательно, что статьи эти помещены не в раздел хозяйственных или должностных преступлений - они классифицированы в УК как преступления против государства(!). В зависимости от конкретных обстоятельств, наказание по ст. 80-1 может «потянуть» на два, а по ст. 80 - и на все десять годков.

Стоит заметить, что реализовать столь грозные наказания правоохранительным органам через суд удается далеко не всегда. Сами стражи законности вынуждены признать, что «довести до ума» серьезное дело по вышеуказанным статьям очень трудно - уж больно деликатная сфера: начиная со сбора весомых доказательств и заканчивая неуклюжими формулировками самих статей УК. Поэтому при наличии хорошего адвоката подозреваемому зачастую удается минимизировать последствия. Правда, опять-таки - стоит это очень недешево.

Советы постороннего

Желающие создать оффшорную компанию, как правило, прибегают к услугам профессионалов. Благо, в соответствующих объявлениях на страницах бизнес- прессы недостатка нет. Складывается впечатление, что в оффшор-регистраторы подались все, кому не лень. В этой связи хотелось бы обратить внимание их потенциальных клиентов на некоторые нюансы.

Прежде всего необходимо осторожно поинтересоваться репутацией фирмы, предоставляющей услуги регистрации и ведения оффшора.

Оптимальной в этом смысле является рекомендация клиента, который уже пользовался услугами фирмы. Поэтому не поленитесь и справьтесь на этот счет у коллег по бизнесу. Поверьте, в столь «интимной» сфере земля слухами полнится в самом буквальном смысле. Игнорировать мнения, витающие в бизнес-среде, было бы крайне опрометчиво. Ориентироваться только на масштабность рекламы мы настоятельно не советуем.

Ни в коем случае не следует ставить во главу угла стоимость услуг. Практика показала, что этот бизнес настолько специфичен, что судить о качестве на основании расценок (причем как высоких, так и низких) нельзя. Каждая контора специализируется на определенных зонах, и поэтому огромное влияние на сумму платежа оказывают туземные особенности конкретного оффшора.

При разработке так называемой индивидуальной схемы оптимизации налогообложения особое внимание надо обратить на ее сопоставимость с украинским законодательством.

Дело в том, что многие известные фирмы имеют неукраинские корни. Поэтому, будучи несомненными доками в правилах международного бизнеса, они не всегда глубоко владеют национальным законодательством. Нередко самая красивая схема разбивается о подводные камни какого-нибудь постановления, инструкции или, того обидней, письма. Разбивается, разумеется, с начислением всевозможных санкций (см. приложение «Суровая действительность»). Поэтому после согласования схемы с фирмой- разработчиком ее обязательно необходимо показать специалистам в области украинских налогов и валютного регулирования.

Чтобы не привлекать излишнего внимания к сделкам, в которых будет участвовать «свой», оффшорный, контрагент, постарайтесь выбрать зону понеприглядней. Это должен быть не одиозный и известный даже пожарному инспектору Кипр и не экзотика типа островов Кука. Будьте попроще, остановите свое внимание на чем-нибудь неказистом, вроде старой доброй Ирландии, на худой конец и Алтай сгодится.

И - главное: будьте предельно осторожны. Оформляя документы, рассматривайте собственную подпись сквозь призму вышеназванных законодательных актов.

Помимо этого, необходимо учитывать, что в некоторых случаях компанию в оффшоре будет курировать наемный менеджер, обычно - местного происхождения. Подчас владельцы вынуждены наделять его довольно существенными полномочиями, вплоть до ведения операций по счету. Поэтому собственник оффшорной фирмы становится исключительно уязвимым для аферистов: ведь постоянно контролировать все действия менеджера практически невозможно. При неблагоприятном развитии событий на жуликов законной управы не найти. Придется либо смириться с потерями, либо искать поддержки у неофициальных «правоохранителей» (а это тоже, в лучшем случае, влетит в копеечку…).

Но страшней всего угодить в «оффшорный капкан». Знающие люди утверждают, что с недавних пор в Украине появились конторы-провокаторы, специализирующиеся на устройстве ловушек для неискушенных предпринимателей.

Феномен этот, говорят, перекинулся к нам от северного соседа, где подобный «беспредел» процветает который уж год. Суть явления сколь примитивна, столь и аморальна. Контора создается специально для сбора компромата на клиента. Ничего не подозревающий оффшорный претендент подписывает бумаги для открытия зарубежных банковских счетов, учреждения оффшорных фирм, доверенности управляющим и прочие не очень законные документы. Тем самым клиент добровольно формирует состав собственного преступления. После чего предприниматель становится жертвой шантажа, а его бизнес превращается в дойную корову. Кто контролирует такие структуры, догадаться несложно. Шутить с такими людьми не рекомендуется.

«Наши в Европе»

И в заключение - о нашумевшей в свое время страсбургской (1990 года) Конвенции об отмывании, розыске, аресте и конфискации доходов, полученных преступным путем.

Довольно странная участь постигла сей документ на суверенных просторах Украины. 15 сентября 1995 года депутаты торжественно приняли Закон о присоединении Украины к Конвенции. Принять-то приняли, но своевременно подать заявку генсеку Совета Европы забыли (?!). В соответствии с процедурными положениями СЕ это привело к тому, что присоединение как таковое не состоялось.

Только 17 декабря 1997 года парламент снова ратифицировал Конвенцию, отменяя предыдущее «присоединительное» решение. Именно с этого момента украинские правоохранители получают долгожданную возможность оперативного доступа к информации, которой располагают их европейские коллеги «на местах». Полномочными органами с украинской стороны назначены Минюст и Генпрокуратура. Так что «наши» уже в Европе.

Поэтому имеет смысл приютить свои «кровные» где-нибудь подальше... от греха.

Гордей Козаков: приложение «СУРОВАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ» (зарисовки финансово-хозяйственной натуры)

Года три назад многие солидные торговые предприятия, работающие в северо-восточных областях, получали факсы с предложением минимизировать налоги при помощи оформления наиболее рентабельных операций через фирму- нерезидента. В факсах фигурировали очень аппетитные цифровые примеры. Видимо, это привело к тому, что некоторые «клюнули».

Предлагаемая схема работы была нехитрой и в общих чертах сводилась к осаживанию «вершка» на нерезиденте. Соответственно, бюджет Украины налогов не видел, а сэкономленное делилось «по справедливости». (Причем, к чести фирмы-посредника, надо признать, что негласные обязательства выполнялись ею неукоснительно.) Финалом сделки было приобретение товаров у нерезидента на территории Украины.

Действовавший тогда декрет КМУ «О налоге на добавленную стоимость» вообще-то причислял иностранных юрлиц, которые занимаются предпринимательством в Украине, к числу своих плательщиков. Однако более внятных положений не содержал. Поэтому, получая от нерезидента товаросопроводительные документы с выделенными в них суммами НДС, «наш» торговец чувствовал себя спокойно. Разумеется, что весь «входной» НДС «садился» на расчеты с бюджетом в составе закупочной стимости товаров. Напомним, что тогда НДС считался с наценки. И только по итогам проверок предприятий 1996-97 годов налоговики вытащили на свет Божий пункт 11 приснопамятной Инструкции №3 (Инструкция о порядке исчисления и уплаты НДС, утвержденная приказом ГГНИУ №3 от 10.02.93 г.). Согласно оной, по мнению налоговиков, при покупке товара у нерезидента НДС должен был уплачиваться в бюджет покупателем и только в исключительных случаях - самим нерезидентом. При этом от покупателя требовалась еще и гарантия уплаты НДС нерезидентом. Точка зрения налоговиков, вероятно, не бесспорна, но механизм был запущен: проверка, акт, решение, бесспорное списание. А там - иди судись. Понятно, что в таких условиях искать «любезного» посредника (к тому времени канувшего в Лету) никто уже не стал. Да и не его в том вина. Незнание инструкции, как говорится, не освобождает…

От редакции. Этот материал - логическое продолжение темы, открывшей в выпуске «ЗН» №40 от 8 октября 1999 года рубрику «Бизнес-варианты». Возможно, некоторые читатели «ЗН» уже имеют и достаточный собственный опыт в описанной «оффшорной теме». И, возможно, они даже захотят этим опытом поделиться. «ЗН» же в ближайших номерах представит вниманию уважаемых читателей и другие «бизнес-варианты». Напомним лишь, что материалы этой рубрики не всегда стоит расценивать как руководство к действию (впрочем, это ваше право), а прежде всего - в качестве информации к размышлению.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно