ОДЕССА—БРОДЫ: ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА ДИКТОВАТЬ ПОЛИТИКУ

20 июня, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 20 июня-27 июня

Грамотных экономических обоснований, аргументирующих эффективность транспортировки каспийской нефти из Одессы в Броды, до сих пор нет...

Грамотных экономических обоснований, аргументирующих эффективность транспортировки каспийской нефти из Одессы в Броды, до сих пор нет. А это значит, что если Украина откажется от загрузки нефтепровода (пусть временной) в направлении из Брод в Одессу, то страна потеряет всякую возможность окупить стоимость трубопровода в ближайшие годы. А может быть, и навсегда, ведь Европе и США нефтепровод оказался нужным лишь тогда, когда Россия на деле предложила качать по нему нефть.

В прошлом номере «Зеркала недели» автор статьи о транспортировке нефти по трубопроводу Одесса—Броды поспешил причислить Президента Украины Леонида Кучму к противникам реверса этого трубопровода. Но Президент, как и полагается главе государства, детально разобрался в предмете пререканий многих и свои выводы уже сделал. Выводы, которые являются противоположными тем, кто пытается приписать главе государства слова, которые никогда им не были сказаны.

13 июня Леонид Кучма сказал на пресс-конференции: «Я бы хотел, чтобы мы не политические решения принимали, а решения, которые отвечали бы интересам Украины. А то мы все великие политики, а нужно от земли не отрываться».

Президент отметил, что основным проектом, предназначенным для транспортировки каспийской нефти, на который делают реальную ставку владельцы каспийских недр, до сих пор остается Баку—Джейхан. «Первое, следите за прессой. США заявляли неоднократно, что главный транспортный коридор поставок нефти Каспийского региона — Баку—Джейхан», — сказал Л.Кучма.

Кроме того, по мнению Президента, на сегодня не существует как достаточных объемов каспийского сырья, так и путей вывода мифической нефти на побережье Черного моря. «Сколько Казахстан добывает нефти? Это нефть не Казахстана — это нефть международных компаний. Вы знаете или нет? 47 (млн. тонн. — Прим. автора)! Причем 17 — это потребности внутренние Казахстана, хотя Казахстан сам покупает нефтепродукты в России. А вы знаете на Поти сколько? (мощность трубопровода Баку—Поти. — Прим. авт.) 5 млн. тонн. Скажите, пожалуйста, откуда (появится) нефть в этом нефтепроводе Одесса—Броды? Теперь скажите: хоть одна компания за все эти годы предложила нефть через этот трубопровод? Поэтому надо заканчивать политику, а думать про Украину, а не оказаться с пустым и никому не нужным трубопроводом», — считает глава государства.

Осудив спекуляции государственных чиновников, которые расходуют государственные средства на рекламу собственных грез, Президент отметил, что Украина должна руководствоваться не строительством политических замков на песке, а экономическими интересами страны.

«Еще раз повторяю: мы будем действовать в интересах Украины и не в чьих других. Ни в российских, ни в европейских, а в своих. Поэтому все это «воздушные замки» насчет перекачки нефти. Нет её. А нам предлагают, — нефть есть, а если появится нефть с Каспийского моря, прекращаем (реверс. — Прим. авт.), это же можно предусмотреть и в договоре».

Превращение нефтепровода Одесса—Броды в источник прибыли оказалось более сложным, нежели его строительство, что объясняется изначальными ошибками, заложенными как при экономическом обосновании строительства нефтепровода, так и в бизнес-плане PWC. Возможно, именно поэтому руководство «Укртранснафти» когда говорит о работе нефтепровода, всегда рассуждает о политической значимости этого проекта и никогда — об экономической. Эти игры бюрократов в большую политику обходятся гражданам Украины ежедневными потерями пенсий и заработных плат из-за простоя трубопровода Одесса—Броды, на строительство которого были взяты деньги из кармана учителей, шахтеров, рабочих, т.е. нас с вами — граждан Украины.

Неслыханным расточительством в мировой практике считается строительство нового крупного нефтепровода без предварительного заключения договоров с грузоотправителями. Построить нефтепровод Одесса—Броды, не имея надежных поставщиков черного золота, все равно что построить завод по производству минеральной воды в центре Аравийского полуострова. С этой точки зрения проект Одесса—Броды является уникальным — построен без заключения основополагающих торговых соглашений в суматохе беспрецедентных экономических перемен. В то же время строительство нефтепровода Одесса—Броды осуществлялось под влиянием целого ряда неверных представлений специалистов, готовивших технико-экономическое обоснование этого маршрута.

Факты и цифры

Обращая внимание на реальные, а не «жареные» факты, не вызывает сомнения примитивность мышления тех, кто пытается подменить эффективную для Украины тактику использования нефтепровода Одесса—Броды на жупел «старшего брата», который используют национал-радикалы. Это очевидно, что, загрузив на определенный срок нефтью нефтепровод в направлении Броды—Одесса, Россия никак не сможет подставить подножку Украине в ее европейском выборе. И дело здесь не в «политическом коварстве» восточного соседа, как это пытаются представить поборники «трубного» выбора, а в целом ряде конкретных объективных причин.

Прежде всего следует отметить, что при строительстве Одесса — Броды всякого рода аналитиками, наживавшимися на информационном обеспечении этого действа, была дана неверная оценка ситуации по экспорту сырой российской нефти. После приснопамятного финансового кризиса 1998 года ими было принято считать, что добыча углеводородов в России будет уменьшаться и это повлечет сокращение поставок российской нефти в Европу. Это предположение привело к достаточно оптимистическим взглядам на потенциальный рынок для каспийского сырья в Центральной и Восточной Европе. Но пессимистические для России прогнозы не оправдались — добыча и экспорт российской нефти стремительно выросли и продолжают расти.

В этой ситуации нефтепровод Одесса—Броды, построенный под каспийскую нефть, экспортный потенциал которой не способен загрузить украинский маршрут, в некотором смысле является избыточным нефтепроводом, объединяющим быстрорастущие рынки добычи и пункты потребления сырья, к которым уже подведена существующая система нефтепровода, созданная еще при Советском Союзе. Приватизация нефтяных активов в Восточной Европе и Украине российскими компаниями привела к тому, что новые владельцы объектов заинтересованы питать их собственной нефтью, добытой в РФ. Так получилось, например, с проданным в феврале 2002 года российскому «Юкосу» словацким Transpetrol. Та же перспектива ожидает и компании Unipetrol (Чешская Республика), INA (Хорватия) и Gdansk (Польша), где активно проявляют себя российские компании.

Не менее важным оказался и следующий технологический аспект. Приватизация НПЗ в Чехии (формирование международного консорциума, состоящего из Shell, Conoco и ENI), инвестиции в заводы MOL и Slovnaft, создание PKN Orlen завершились модернизацией нефтеперерабатывающих заводов в Центральной и Восточной Европе. В предприятия вложили значительные инвестиции, были внедрены новые технологии производства, в связи с чем для владельцев этих заводов больше не имеет значение качество нефти. Как из легкой каспийской, так и из тяжелой и сернистой Urals теперь получают одинаково высокий процент выхода светлых нефтепродуктов без дополнительных затрат.

Есть, конечно, шанс, что каспийская нефть будет востребована, когда ее начнут поставлять до Плоцка, однако при достройке маршрута Броды—Плоцк возникают временные, финансовые и экологические проблемы. Дело в том, что польские эксперты не раз заявляли, что на строительство этого отрезка потребуется не менее трех лет времени, не менее 500 млн. долл. Более того, согласно проектируемому маршруту нефтепровод будет проходить через территорию национального парка «Полесье». Это одна из 23 подобных зон в Польше, охрана которых строго регулируется польским законодательством. По этому вопросу свое слово еще не сказали польские «зеленые».

Если же рассуждать языком цифр, которого не понимают или не желают понять апологеты простаивания Одесса—Броды, обнаруживается спекулятивность доводов немногих экспертов, которые готовы поставить свою подпись под фантазиями транзиторов каспийской нефти.

Сегодня перед «Укртранснафтою» стоит не виртуальная задача устранения «проблемы реверса», а решение двух более насущных для потенциальных инвесторов «европейской трубы» проблем. Во-первых, сегодня трубопровод не может обеспечить получение чистой прибыли для каспийских производителей сырой нефти при поставках нефти на НПЗ Центральной и Восточной Европы хотя бы соизмеримой с той, что они уже зарабатывают, поставляя сырье на средиземноморский рынок. Во-вторых, он не может обеспечить цену на каспийскую сырую нефть для НПЗ в Центральной и Восточной Европе, эквивалентную той, которая установилась на российскую смесь Urals.

По мнению аналитиков администрации Президента Украины, готовивших встречу г-на Кучмы и г-на Брауна, у ЕС нет экономических мотивов покупать каспийскую нефть, поставленную по нефтепроводу Одесса—Броды. То есть этот маршрут неконкурентоспособен и прибыли не принесет. Более того, чтобы запустить нефтепровод, стране надо купить технологическую нефть для заполнения пустой трубы, которая обойдется Украине в 100 млн. долл. В то же время по данным комитета Верховной Рады по ТЭК, российская ТНК, которая создала совместное предприятие с British Petroleum, готова самостоятельно заполнить трубопровод нефтью за право его реверсного использования. О желании прокачивать сырье в реверсном режиме заявили еще две российские корпорации — «Лукойл» и «Юкос».

Очевидно, что этими цифрами и фактами располагают и в «Укртранснафті». Тогда логичен вопрос: зачем кому-то яростно вводить в заблуждение общественность и что является причиной такой ярости? Амбиции? Недальновидность? Коррумпированность? Защита интересов американских нефтяников? Зачем, спрашивается, перекладывать с «больной головы… на заместителя»?

Мечтатели и прагматики

В то время как одиозные депутаты, тщательно скрывавшие собственную несостоятельность под личиной националистической риторики и политической демагогии, пытаются настроить фракции Верховной Рады против реверса, большинство депутатов стоят на позиции принятия взвешенных решений. Так, Андрей Клюев, председатель комитета по ТЭК ВР Украины, считает, что «подход к использованию нефтепровода Одесса—Броды должен быть исключительно прагматичным. Для того чтобы продлить трубу до Плоцка, нужно два года работы. В то же время сейчас этот нефтепровод не используется. Если для государства выгоден реверс, то я считаю, что необходимо его запускать. Я не вижу причин, по которым реверс нельзя использовать. Тем более что трубопровод простаивает, и чтобы как-то сократить расходы, которые несет из-за этого государство, я считаю, что временный реверс необходим». Не менее конкретен и Борис Андресюк, член комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Украины: «Во время моего визита в Вашингтон в сенате меня ознакомили с официальной позицией США, где сообщили о том, что поскольку Украина подписала протокол о намерениях с «Транснефтью» и транспортировке нефти, США уже не интересует этот проект». «Вот почему нам необходимо пойти на реверс. Иначе окажемся вообще у разбитого корыта. США нам уже официально отказали, теперь еще и Россию отпугнем», — считает Андресюк. По мнению Вадима Литвина, члена комитета по ТЭК, Украина должна руководствоваться исключительно тем, что ей выгодно: «Прежде всего необходимо изучить вопрос, насколько по времени мы можем использовать реверс. И потом начать эксплуатацию в реверсивном режиме, ведь предприятие должно приносить прибыль, а не простаивать».

Народные депутаты, которые руководствуются не вымышленными политическими дивидендами, которые не являются участниками политической рекламы, развернутой на страницах некоторых украинских газет послами дальнего и ближнего Запада, руководствуются экономическими интересами государства. От чего политический вес Украины, как государства, способного отстоять собственные интересы, только выигрывает. Владимир Демехин, заместитель председателя комитета ВР по вопросам экономической политики, поделился своим видением проблемы: «Нефтепровод Одесса — Броды изначально предусматривает работу на условиях реверса. Поэтому не понятно, чего ему стоять? Если есть возможность загружать на порт «Южный», надо это делать. Тем более что Одесская нефтегавань на сегодня перегружена, и если качать сырье по трубопроводу Кременчуг — Одесса, там нефть придется отгружать на железнодорожный состав и везти до «Южного», а это двойная перевалка. То есть такой вариант нефтяникам значительно удорожает экспорт.

Еще один вопрос: откуда будет нефть в Черном море? Если имеется в виду сырье Азербайджана и КТК — то это иллюзия насчет того, что оно поступит в нефтепровод Одесса—Броды. Потому что еще минимум три года в этих странах такого количества сырья не будет. Проект выхода на Гданьск вроде интересный, но только при одном условии — если появится каспийское сырье. Но каспийского сырья нет в таком объеме. Я считаю, что здесь вообще не должно быть никакой политики, важно загрузить трубопровод».

Наконец, Олег Салмин, член комитета по ТЭК Верховной Рады Украины, считает, что такие проекты, как Одесса—Броды, излишне политизированы. Если же говорить исключительно об экономическом аспекте, то Украина не должна забывать, что реверс — это хорошая возможность наполнения бюджета и развития той же «Укртранснафти». Чтобы труба не простаивала в течение двух лет, реверс целесообразно ввести. Тем более что на ближайшие два года маршруты экспорта каспийской нефти расписаны, а вот у российского сырья есть проблема с направлением в Европу. Необходимо до конца определиться с доставкой углеводородов по морю, насколько это выгодно. Поэтому я сторонник компромисса: заключить договор с Россией на временный реверс до 2005 года. «Укртранснафта» вместо того, чтобы распугивать всех поставщиков сырья и прежде всего российских, должна отработать конкретный механизм работы трубопровода в реверсном направлении на ближайшие годы, а западным инвесторам объяснить, почему это необходимо. Но, к сожалению, нынешний менеджерский состав «Укртранснафти» этого не понимает».

Интеграция и мистификация

Громкие крики о том, что реверс нефтепровода Одесса—Броды может помешать вступлению Украины в Евросоюз, иначе как политической мистификацией не назовешь. Рассматривая взаимоотношения Украины и Европы в контексте развития трубопроводной системы, можно сделать несколько выводов.

Во-первых, Украине объявили о том, что она в ближайшей перспективе не нужна в ЕС еще до начала обсуждения самой идеи реверса. Так, в середине марта Министерство иностранных дел раскритиковало намерение Европейского Союза заключить с Украиной «соседское соглашение» без предоставления в этом соглашении перспективы ассоциированного и полноправного членства в Евросоюзе. Об этом сообщалось в комментарии главы пресс-службы МИДа Маркияна Лубкивского к подготовленному Европейской комиссией долгосрочному предложению «Расширенная Европа — соседство: новые рамки взаимодействия с нашими восточными и южными соседями». «Главным и принципиальным, с нашей точки зрения, недостатком этого обращения является то, что в ответ на стремление Украины к получению ассоциированного, а позже и полноправного членства в ЕС обращение ограничивается предложением заключения так называемого «соседского соглашения», — заявил он. Лубкивский напомнил, что существующая практика расширения ЕС не предусматривала заключения подобных «соседских соглашений» с будущими членами. «Поэтому у нас существует опасение, что за формулировкой «страна-сосед» может скрываться разделительная с Европой вечная граница», — отметил глава пресс-службы. По его мнению, в то время, когда идет формирование единой Европы, такая формулировка может привести к неприемлемой для Украины тенденции. Согласно комментарию, МИД призывает ЕС строить политику по отношению к Украине с учетом польской концепции восточной политики Евросоюза, предусматривающей перспективу членства Украины. В то же время Президент Украины Леонид Кучма ранее говорил о том, что «стать членом ЕС до конца 2011 года у Украины шансов нет». Кучма подчеркивал, что «если мы не будем жить по-европейски, то разговора о Евросоюзе не может быть. Это касается и Российской Федерации, и Украины». Президент считает, что «наша главная задача — достигнуть уровня жизни стран Евросоюза. Когда социальные проблемы будут решены на европейском уровне, тогда можно будет заявлять о том, что мы можем стать членами ЕС». В частности, в Украине «должна быть достойная заработная плата».

Теперь во-вторых Европе, как собственно и США, нефтепровод Одесса—Броды нужен, как телеге пятое колесо. И это не на словах, а на деле доказали западные нефтяные компании, когда отдали предпочтение транспортировке каспийской нефти по маршруту Баку—Джейхан, который стоил почти в семь раз дороже украинского. Более того, именно западные нефтяные компании готовы вкладывать средства в строительство нефтепроводов Бургас—Александруполис и Констанца—Омишаль, которые являются антагонистами нефтепровода Одесса—Броды. По поводу достройки последнего по территории Польши дело дальше разговоров не идет. Иначе Украине не пришлось бы убеждать на протяжении последних пяти лет Европу в необходимости Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора Одесса—Броды—Гданьск.

В-третьих, европейцы, будучи прагматиками, ждут от Украины разумных экономических шагов. В то же время проектная стоимость строительства трубопровода 465,4 млн. долл. Ежегодные расходы на содержание — еще порядка 5 млн. долл. (или за три года, необходимых для начала полноценной прокачки азербайджанского и казахского сырья, — 15 млн. долл.). Общий объем потерь от строительства и поддержания в холостом режиме нефтепровода в ближайшее время достигнет полумиллиарда долларов. «Европейский Союз требует от Украины разработки и принятия Энергетической стратегии на период до 2030 года и дальнейшую перспективу, которая должна содержать прагматичный подход к эксплуатации объектов ТЭК. И чиновникам Еврокомиссии как рачительным хозяевам будет непонятно, как так получилось, что Украина несет убытки от нефтепровода Одесса—Броды, когда могла заработать на нем, еще до включения в европейскую нефтетранспортную систему», — считают в комитете ВР по ТЭК.

И наконец, в-четвертых. Евросоюз, в отличие от США, структура не монолитная. И если, например, брюссельские дипломаты трактуют проект Одесса—Броды исходя из «собственной необходимости» в одном ракурсе, то британские нефтяники могут рассматривать его совсем в другом. Исключительно в экономическом, без примеси политических игр. И здесь нашей стране важно не быть соучастником шоу политических копперфильдов. Так, член комитета по ТЭК Николай Рудьковский считает, что проект Одесса — Броды до сих пор не загружен по настоянию Евросоюза, который ограничивается обещаниями в отношении проекта. Рудьковский отмечает, что Евросоюз уже неоднократно подводил Украину, в частности в вопросе закрытия Чернобыльской АЭС, разоружения и целого ряда других проектов, которые закончились пустыми обещаниями.

Любомир Буняк, мэр Львова, экс-руководитель ГП «Дружба»:

— На данном этапе реверс — это абсолютно приемлемый проект, который надо использовать. Реверс на сегодня — это возможность получить конкурентную прибыль для этой магистрали.

Все заявления, которые были сделаны о трубопроводе Одесса — Броды руководством «Укртранснафти», до сих пор не были детально изучены. Не было серьезного подхода к работе с Ceska Rafinerska, польскими и немецкими НПЗ. Все, что было сделано, — это пустые обещания и поверхностная работа. Два года продолжались пустые обещания и трата государственных денег. Не велась работа, направленная на конструктивное решение проблемы. Нефтепровод даже не заполнили технологической нефтью. Западные компании все это видят и, естественно, относятся к проекту осторожно.

Семен Вайншток, президент госкомпании «Транснефть» (РФ):

— По большому счету, вопрос о направлении использования Одесса—Броды нужно адресовать тем, кто принимал решение о строительстве нефтепровода. Наша позиция, как известно, выражена в протоколе о намерениях, подписанном совместно с «Укртранснафтой», «Нефтегазом Украины» и «Тюменской нефтяной компанией». Протокол предполагает создание нового маршрута экспорта российской нефти с отгрузкой в порту «Южный» и использованием реверса нефтепровода. Насколько мне известно, за реверсный вариант, помимо ТНК, выступает еще ряд крупных компаний, в том числе зарубежных. Мне представляется, что вопросы экономической эффективности этого проекта должны быть разведены с политической конъюнктурой. Ведь никто никого не может заставить пойти на заведомо невыгодное предприятие. А вот вмешаться в переговоры третьей стороне, сорвать перспективу хорошего дела — такое, к сожалению, бывает, и попытки эти мы видим.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Для того и существует рубрика «Полемика», чтобы читатели получили, насколько это удается, полную информацию о том или ином событии или проекте. И вполне понятно, что на страницах «ЗН» могут встретиться абсолютно противоположные точки зрения, как, например, относительно вариантов использования нефтепровода Одесса—Броды и реализации проекта Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора (ЕАНТК). Однако, опровергая чье-то мнение, неплохо бы запастись вескими аргументами. Или, по крайней мере, не передергивать факты. Автор выше опубликованной статьи оперирует цитатами главы Украинского государства, указывая: это «13 июня Леонид Кучма сказал на пресс-конференции». Между тем в предыдущем выпуске «ЗН» в материале на ту же тему речь шла о высказываниях Президента страны, прозвучавших 11 июня, когда состоялась его встреча с исполнительным директором и главой совета директоров британской компании British Petroleum (BP) Джоном Брауном. Но в любом случае пресс-конференции — это пресс-конференции. И если уж говорить серьезно, то лучше обратиться к документам.

Например, к «Директиве делегации Украины на Промышленную конференцию относительно продвижения проекта Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора» (27 мая 2003 года, Брюссель), которая согласована с премьер-министром Украины Виктором Януковичем и утверждена Президентом Леонидом Кучмой. Очевидно, что многим не нравится намерение Украины использовать нефтепровод Одесса—Броды для транспортировки нефти в Европу. Тем не менее в вышеназванной директиве, текстом которой располагает редакция «ЗН», прямо и определенно записано:

«В ходе промышленной конференции, а также на двусторонних переговорах в ее рамках исходить из следующих позиций:

1. Правительство Украины решительно настроено на скорейшую загрузку и функционирование нефтепровода Одесса—Броды и его продолжения к Плоцку. Оно готово работать со всеми заинтересованными партнерами над реализацией проекта ЕАНТК и обеспечить наиболее благоприятные экономические условия для его дальнейшего развития и финансирования.

2. Украинская сторона рассматривает конференцию как демонстрацию политической и практической поддержки проекта ЕАНТК:

— со стороны Европейской комиссии — с целью скорейшего начала транспортировки нефти нефтепроводом Одесса—Броды(…) к нефтеперерабатывающим заводам Чехии и Южной Германии согласно концепции бизнес-плана, подготовленной компанией «ПрайсВотерхаусКуперс»;

— со стороны Европейской комиссии и Польши — с целью начала строительства соединительного нефтепровода Броды—Плоцк для обеспечения поставок каспийской нефти на польские нефтеперерабатывающие заводы в Плоцке и Гданьске(…) согласно достигнутым договоренностям;

— со стороны ЕК, Польши и Украины — как способ для привлечения к проекту внимания поставщиков и потребителей нефти и потенциальных инвесторов(…)

3. Успешная реализация проекта ЕАНТК будет способствовать интеграции Украины в общеевропейскую систему транспортировки нефти. Поставка легкой малосернистой по этому маршруту является диверсификацией для Украины и расширенного ЕС и отвечает их долгосрочным стратегическим интересам.

4. Проект ЕАНТК должен занять должное место в энергетических стратегиях Евросоюза. В этой связи важно признание Еврокомиссией(…) общеевропейского значения проекта Одесса—Броды и его продолжения в направлении Плоцка.

5. Функционирование ЕАНТК создаст условия для уменьшения интенсивности танкерных перевозок вокруг Европейского континента, что поспособствует его экологической безопасности.

6. Украинский проект имеет важные преимущества перед другими возможными маршрутами, в частности:

— готовность нефтепровода Одесса—Броды;

— наличие подготовленной компанией «ПрайсВотерхауксКупер» концепции бизнес-плана проекта и документов относительно его коммерческой привлекательности.

7. Целесообразным является совместное обращение украинской и польской сторон к ЕК с целью привлечения финансовой поддержки развития проекта ЕАНТК в рамках программ технической помощи ЕС, в том числе для подготовки технико-экономического обоснования нефтепровода Броды—Плоцк—побережье Северного моря (Вильгельмсгафен)».

Вот такой документ, которым и руководствовалась украинская делегация в ходе конференции в Брюсселе и которым руководствуется ОАО «Укртранснафта».

А теперь, как говорится в известной телеигре, — внимание, вопрос: «Сколько пятниц на неделе находится в черном ящике Президента?». Очевидно, дать ответ может только сам Леонид Данилович, тем паче что и звонок верного друга, и помощь угодливого зала он, как видится, получил. Но это уже из другой телеигры…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно