ОЧЕРЕДНОЙ ХИТРЫЙ ХОД ЛОББИСТОВ

24 февраля, 1995, 00:00 Распечатать

16 февраля на сессии Верховного Совета депутатам был роздан весьма любопытный документ, внесенный ...

16 февраля на сессии Верховного Совета депутатам был роздан весьма любопытный документ, внесенный постоянной комиссией по вопросам бюджета, - проект постановления ВС «О порядке оплаты и зачисления общегосударственных налоговых сборов на период до утверждения Государственного бюджета Украины на 1995 год и сроках погашения кредитов, предоставленных правительству Украины Национальным банком Украины в 1993 - 1994 годах». Суть этого проекта сводится к нескольким пунктам. Во-первых, предлагается предусмотреть следующие отчисления в бюджеты областей, городов Киева и Севастополя: по налогу на прибыль предприятий и по подоходному налогу с граждан - 50 процентов, по плате за землю - 70 процентов. Во-вторых, до утверждения бюджета на нынешний год устанавливается 20-процентная ставка налога на добавленную стоимость. И уже эти два обстоятельства заставляют думать об очередном хитром ходе лоббистов - попытке с помощью постановления ВС обойти законы Украины.

Дело в том, что Верховный Совет своим законом о налогообложении прибыли, принятым 28 декабря минувшего года, сделал революционный шаг: помимо того, что почти вдвое снижено налоговое бремя для товаропроизводителя, в законе впервые записано, что все налоги на прибыль зачисляются в местные бюджеты базового уровня, т.е. в бюджеты сел, поселков, городов. Фактически удалось выбить функцию распределения финансов у территориальных органов управления, отдать ресурсы туда, где решаются все наиболее насущные вопросы.

Естественно, это по нраву далеко не всем, и положение закона вызвало бурю протестов, особенно у представителей областных Советов. Парламенту попытались навязать конфликт, добиваясь вынесения закона на третье чтение. Председатель Верховного Совета Александр Мороз продержал у себя проект закона неподписанным до 20-х чисел января, все сделал для того, чтобы документ был переголосован в нескольких статьях, и прежде всего в этой. И лишь когда ничего из этого не вышло, во многом благодаря давлению со стороны Президента, комиссии по вопросам финансов и банковской деятельности, депутатской группы «Реформы», закон был наконец подписан и опубликован.

Но в ситуации, когда 25 руководителей областей и их ближайшее окружение теряют финансовые рычаги управления, право распоряжаться, делить финансовые ресурсы между подчиненными Советами, не прекращаются попытки обойти требования закона. Одной из них является и нынешний проект постановления. Мотивировка проста: закон якобы не может регулировать порядок зачисления прибыли, а коль так, то необходимо постановление. А дальше - дело техники: нетрудно предвидеть, что вскоре будет поднят вопрос об изменении статьи закона во избежание возникших «противоречий». Вот почему указанный пункт постановления должен быть отвергнут как незаконный.

Через постановления, противоречащие законам, у нас принимается масса важнейших решений. Почему? Да потому, что порядок принятия Верховным Советом закона чрезвычайно сложен: сначала первое чтение с выступлениями депутатов, представителей фракций и соответствующих комиссий, потом - второе чтение с голосованием всех поправок. Словом, очень спорное решение протащить практически невозможно. То ли дело постановление, инициированное руководством Верховного Совета или определеннным лобби. Такой проект раздается, как правило, под конец дня, и начинается нажим на депутатов: давайте же поскорее примем, село гибнет (нет зарплаты учителям, врачам и т.д.). Лозунги демагогические (ведь от того, что депутаты проголосуют «за», денег не прибавится, зарплата с неба не свалится), но зачастую срабатывают. Если сработают и на сей раз и 50 процентов налога на прибыль будет зачисляться в бюджет областей, то-то порадуются тамошние чиновники, привыкшие делить и распоряжаться!

Следующее спорное положение проекта - о зачислении 50 процентов подоходного налога в госбюджет - также прямо противоречит закону, на сей раз о бюджетной системе. Им определено, что все 100 процентов подоходного налога с граждан направляются в бюджеты местных Советов (иное дело, что в прошлом году при принятии бюджета эта норма была нарушена). Здесь мы выходим на другой уровень конфликта - между государственным и нижестоящими бюджетами. И на проблему нового закона о бюджетной системе, который депутаты должны были рассмотреть в середине февраля, но вопрос так и не был внесен в повестку дня.

Комиссия по финансам и банковской деятельности, например, полностью отвергла концепцию закона, предложенную представителями Минфина. Мы исходим из того, что подоходный налог и налог на прибыль предприятий и организаций необходимо в полном объеме оставить бюджетам местных Советов. Что должен получать госбюджет? На мой взгляд, НДС, акциз и некоторые другие виды налогов, взимание которых легко проконтролировать. Именно это и является главным критерием - общегосударственный налог, который идет в государственный бюджет, должен быть простым для исчисления, а значит, и для контроля. Если же считать подоходный налог общегосударственным, а взимать его будут в госбюджет, то местные власти... не заинтересованы в его правильном исчислении. А если оставить этот налог местным Советам, так же, как и налог на прибыль, то они будут заинтересованы в поощрении предпринимательских структур, наращивании ими объемов производства, создании новых рабочих мест, а коль так, то выделят и площадки под новое строительство и в вопросах инфраструктуры помогут. На мой взгляд, это нормальная практика.

Конечно, не все придерживаются такой точки зрения. Многие считают, что все налоги должны иметь определенные нормативы распределения: какая часть зачисляется в бюджеты местного уровня, какая - в государственный. Так что дискуссия еще не завершена.

Однако вернемся к проекту постановления. В нем предпринята попытка решить еще один важнейший вопрос - о ставке налога на добавленную стоимость. Но почему в постановлении, а не в законе, который уже подготовлен комиссией ко второму чтению? Поясню.

Рабочая группа по разработке проекта закона сразу пошла на то, чтобы снизить налоговый пресс, уменьшив ставку НДС с 28 до 20 процентов. Более того, мое предложение - и я буду его отстаивать - с 1 января 1996 года перейти к ставке НДС 15 процентов. Но такое снижение возможно лишь при условии, что практически никаких льгот по НДС, кроме узкого круга конкретных товаров и услуг, не будет вообще. И эта отмена льгот затрагивает интересы массы посредников, прежде всего, импортирующих нефть, горючесмазочные материалы, покупающих товары для нужд сельского хозяйства и т.д. Вот и появляется проект постановления.

В нем все трактуется несколько иначе. «Мы не успели принять закон о налоге на добавленную стоимость во втором чтении, а на дворе уже февраль. Как нехорошо! Так давайте по-быстрому снизим налоговую ставку, примем решение...»

Обвинять рабочую группу Верховного Совета в несвоевременном принятии закона о НДС - значит ставить все с ног на голову. Только после того, как в конце декабря законопроект о НДС был одобрен в первом чтении в авторском варианте комиссии, в парламент поступил проект Кабинета министров. Ясное дело, до начала 1995 года в такой ситуации закон не мог быть рассмотрен. А на третьей сессии начались необъяснимые для непосвященных, но так хорошо знакомые реформаторам проблемы...

Как же добиться лоббистам сохранения нулевой ставки НДС на импорт тех же энергоносителей, комплектующих в условиях, когда комиссия занимает жесткую позицию, не без оснований полагая, что рядовому сельхозпроизводителю такая льгота ничего не дает, сам-то он горючее через границу не перевозит... Давайте протащим эту норму через постановление по подготовке к весенне-полевым работам. Не удалось? Тогда лоббисты говорят: у нас ведь до сих пор ставка НДС 28 процентов, так давайте снизим ее до 20 процентов. Им бы только успеть до принятия закона о НДС во втором чтении.

Нетрудно спрогнозировать, что же будет дальше. Коль ставка налога изменена, за отмену льгот парламент голосовать не станет. И останется у нас прежний закон с новой ставкой, но со старыми льготами, при которых чуть ли не половина предприятий налога на добавленную стоимость не платит (вместо 28 процентов со всего оборота бюджет получает около 15 процентов), и со старыми лазейками, как его обойти.

В новом проекте закона таких лазеек, на мой взгляд, почти нет, или, по крайней мере, их количество сведено к минимуму. Мы наконец подходим к нормальной налоговой системе, которая должна быть не грабительской, понятной и для налогоплательщика, и для налогового инспектора. К системе, при которой налоги платят все, без деления на «белых» и «черных».

Наши оппоненты лукавят, говоря, что хотят резкого снижения налогового пресса, и в то же время защищая льготы. Я тоже очень бы хотел резко снизить налоговое бремя, давящее на товаропроизводителя. Но знаю и другое: необходимо пополнять бюджет реальными деньгами, необходимо искать компромиссы. Налоговые ставки могут быть невысоки, если налоги платят все без исключения, либо... мы сокращаем государственные траты, в том числе и на социальные программы, оставляя за государством защиту только тех, кто не в состоянии уже зарабатывать себе на хлеб насущный. Если же мы хотим социально защищать всех и вся, принимая документы по типу закона об оплате труда (хотя, на мой взгляд, его нельзя было принимать даже в первом чтении), то налоги придется резко увеличить.

Результатом необходимого для страны компромисса и должен стать государственный бюджет. Почему же у нас такая проблема с его разработкой? Да потому, что определенная часть руководителей и депутатов рассматривают доходную и расходную часть бюджета как нечто отдельное.

Доходная часть, по их мнению, формируется за счет низких налогов, в то же время расходная должна обеспечивать социальную защиту всего населения. Состыковать такой бюджет не сможет ни одно правительство, кто бы его ни возглавлял - представитель левых сил Масол или реформатор Пинзеник. Поэтому мы должны иметь концепцию бюджетных доходов и бюджетных затрат. И она гораздо шире, чем концепция налоговая.

Если госбюджет на 1995 год и будет наконец принят, то только для того, чтобы Кабинет министров получил право финансировать необходимые затраты. К сожалению, реального бюджета и в этом году не получится. Потому что никто у нас не может сказать, каким будет, к примеру, уровень инфляции. Нет, все рассчитать на бумаге, безусловно, можно. Но если завтра фракция социалистов во главе с выдающимися экономистами Марченко и Витренко придумает еще какую-то социальную программу или выдвинет какой-нибудь популистский лозунг, то все расчеты пойдут насмарку.

Приняв, может быть, великолепный закон о налогообложении прибыли, мы через месяц с небольшим одобрили в первом чтении ужаснейший закон, в первую очередь для населения, - об оплате труда. Почему я так говорю? Да потому, что мы идем по одному и тому же пути, уже автоматически наступая на грабли. Поскольку в Украине размер оплаты труда зависит от тарифных ставок и окладов, то есть от минимальной заработной платы, то, следуя законопроекту об оплате труда, в абсолютных цифрах получим, что низкооплачиваемому повысят зарплату, к примеру, на 500 тысяч карбованцев, а наиболее высокооплачиваемому - на несколько миллионов. То есть налицо дальнейшее обнищание бедных. И в этом не единственная проблема документа.

Я далек от мысли, что отказ депутатов от принятия закона об оплате труда во втором чтении означает, будто в парламенте от популистских идей все отступились. Что дальше? К сожалению, политика у нас непредсказуема. И это в значительной степени проблема Верховного Совета.

Народный депутат Украины, член комиссии по вопросам финансов и банковской деятельности

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно