Очередная попытка спасения еврозоны

28 октября, 2011, 13:31 Распечатать Выпуск №39, 28 октября-4 ноября

На саммите ЕС в прошлое воскресенье, 23 октября, лидеры 27 стран — членов ЕС обсуждали преимущественно вопросы общемировые — экономический рост, безработицу, Ближний Восток.

© Getty Images/Fotobank

Саммиты в Европейском Союзе приобрели новое качество. Они стали парными: один с участием 27 стран ЕС, другой — 17 стран зоны евро; и частыми — с интервалом в три дня. А судя по результатам — и интенсивными. Так, последний завершился под утро 27 октября и многими обозревателями был назван судьбоносным. Потому что на нем были приняты решения по трем ключевым пунктам антикризисной повестки Евро­союза. А именно: о частичном списании долгов многострадальной Греции, о рекапитализации ведущих европейских банков, об увеличении Евро­пейского стабилизационного фонда.

Европейцы договариваются

На саммите ЕС в прошлое воскресенье, 23 октября, лидеры 27 стран — членов ЕС обсуждали преимущественно вопросы общемировые — экономический рост, безработицу, Ближний Восток, предстоящую встречу «двадцатки». Затем в кругу 17 членов состоялся саммит стран зоны евро, в ходе которого стало понятно, что решений по ключевым вопросам не будет, возможны лишь предварительные наброски. Для окончательных вердиктов лидеры стран еврозоны решили собраться еще раз — 26 октября. К этому времени предполагалось провести ряд консультаций, снять существующие трения и выработать максимально согласованную стратегию спасения зоны евро.

Однако британский премьер-министр Дэвид Кэмерон настоял на том, что 26-го, перед встречей соратников единовалютного пространства, должны собраться также лидеры всех стран ЕС. По его версии, следовало обсудить влияние процессов еврозоны на весь Европейский Союз. Эту инициативу поддержали десять государств ЕС, не входящих в валютный союз, поскольку они опасаются, что кампания по спасению единой валюты может серьезно задеть их национальные экономики. Кроме того, не секрет, что британского премьера беспокоит сложившаяся ситуация, при которой главные роли в европейской политике и экономике в последние годы все чаще исполняет тандем тяжеловесов — Германия и Франция. В правительстве Кэмерона резонно считают, что в ряду стран — лидеров Европы равноправно должна присутствовать и Великобритания.

Стабфонд расширяется

Расхождения в высших эшелонах ЕС были главным образом в вопросах расширения возможностей и функционирования Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF). Франция предлагала разрешить фонду брать займы (по типу банковских кредитов) у Европейского центрального банка. Эту схему полностью одобряли Италия и Испания. Германия, наоборот, была категорически против такого нововведения, поскольку оно противоречит мандату ЕЦБ, согласно которому банк не может финансировать бюджетные дефициты стран еврозоны. Такого же мнения придерживались Фин­ляндия и Нидерланды.

Временный стабилизационный фонд был создан весной прошлого года во имя спасения Греции от дефолта. Его объем составил 750 млрд. евро, где доля ЕС — 440 млрд. евро в виде гарантий стран еврозоны, вклад МВФ — 250 млрд. и денежный вклад из резервных средств Еврокомиссии — 60 млрд. евро. Предполагалось, что в течение трех лет фонд будет оказывать финансовую поддержку проблемным странам еврозоны, чтобы предотвратить кризис всей европейской экономики.

Однако уже после оказания помощи Ирландии средствами фонда на сумму 85 млрд. евро (в ноябре 2010-го) и сохранения напряженности в Греции стало понятно, что ресурс фонда не справится с вызовами неутихающего кризиса. С тем, что фонд следует увеличивать и изменять его статус с временного на постоянный, согласились все страны зоны евро. Поэтому еще в мае 2011-го было решено увеличить объем европейской доли в фонде до 780 млрд. евро.

Поздним вечером 26 октяб­ря участники саммита достигли соглашения о расширении объема стабфонда до 1 трлн. евро. Утром председатель Совета Европейского Союза Херман ван Ромпей объяснил, что эта сумма — не новые финансовые вливания в фонд, а отображение сложной системы банковских гарантий, под которые фонд сможет привлекать кредиты на финансовых рынках. Нововведение позволит стабфонду выступать в роли страховщика гособлигаций проблемных экономик. И тогда в случае дефолта страны — члена еврозоны фонд сможет частично возмещать потери. Также, по словам ван Ромпея, будет создана дополнительная структура для привлечения зарубежных государственных и частных средств для финансирования европейских стабилизационных проектов.

Долги списываются

Главным бенефициаром кризисного саммита оказалась Греция. Лидеры ЕС в результате десятичасового марафона переговоров и согласований приняли непростое решение — списать долги Греции, причем сразу на 50%. Еще на июльском саммите ЕС было достигнуто соглашение о сокращении греческих долгов путем их списания. Но тогда частным держателям греческих облигаций (инвестфондам, банкам, страховым компаниям) был предложен план списания 21% их вложений (а фактически, фиксирования этих потерь). Тогда же Германия настаивала на гораздо большей сумме — до 60%. Франция была готова лишь к поблажке в 30%. А инвесторы говорили, что 40% — это максимальный предел. Случилось так, что сошлись на компромиссе в 50%. В результате такого шага объем долга Греции сократится с нынешних 160% ВВП до 120% в 2020 году.

Не готовые к 50-процентным потерям кредиторы (в основном это частные банки) были довольно неуступчивы. Так что Меркель, Саркози и другим лидерам стран еврозоны пришлось лично в ночь на 27 октября участвовать в процессе убеждения.

В качестве главного аргумента инвесторам нарисовали перспективу банкротства Греции, которая неизбежно приведет к банкротству тех же банков и прочих инвестиционных организаций. Интересно, что вначале идея списания греческих долгов частными инвесторами допускалась лишь как «добровольный» выбор. На этот раз выбор был политическим. Французский президент без обиняков заявил, что представителей инвесторов пригласили «не для переговоров, а для оглашения информации о решении лидеров стран зоны евро». В качестве пряника инвесторам пообещали дополнительные гарантии Греции по своим облигациям на 30 млрд. евро, которые она получит от европейского стабфонда.

Тем более что «тройка» инспекторов от ЕЦБ, МВФ и ЕК предоставила экспертную оценку, согласно которой Афины за последние три месяца выполнили все требования для получения очередного транша финансовой помощи. Он должен был поступить в ноябре и составить 8 млрд. евро. Но задолго до саммита стало понятно, что экономическая ситуация в Греции продолжает ухудшаться, социальное напряжение растет, посему денег реально потребуется больше. В дополнение к списанию долгов Грецию наделили новым крупным кредитом — еще 100 млрд. евро до 2014 года.

Банки рекапитализируются

Предварительное соглашение о рекапитализации европейских банков было достигнуто министрами финансов стран ЕС еще накануне высоких брюссельских встреч. Так что на самом саммите ЕС 26 октября декларация по банкам, по словам польского премьера Дональда Туска, была принята «быстро и мирно». В ней говорится, что ввиду исключительных обстоятельств ведущим банкам Европы, на долю которых приходится 70% всех банковских активов ЕС, предписано резко увеличить собственный капитал в течение следующего года. Иными словами, базовый минимальный капитал банка должен достичь 9% от его активов. И все это — ради повышения финансовой устойчивости в преддверии турбулентности, которая последует то ли вследствие списания греческих долгов, то ли в случае возможного дефолта Греции или другой страны из зоны евро. Кстати, структура долга Греции такова, что доля международных кредиторов — МВФ, Еврокомиссии и ЕЦБ составляет около 30%, 43% приходятся на инвестиционные фонды и 27% — на коммерческие банки, среди которых половина — греческие, ирландские, португальские.

Увеличить собственный капитал банки должны вначале самостоятельно, привлекая средства на финансовых рынках, или продавая свои активы, или переводя текущую прибыль в собственный капитал. И только в крайнем случае банкиры могут обратиться за поддержкой к национальным финансовым институтам либо в стабфонд Евро­союза. В целом суммарная капитализация крупнейших банков должна быть увеличена не менее чем на 106 млрд. евро. Если план будет реализован, то уровень собственного капитала этих банков превысит даже норматив нового международного банковского соглашения «Базель-3».

Базельский комитет по банковскому надзору, в который входят 27 стран, в том числе все страны «двадцатки», запланировал начать переход на новые правила «Базель-3» лишь в 2013 году и завершить его к 2018 году. С учетом решения саммита Евросоюза 26—27 октября ведущие банки ЕС досрочно достигнут ключевого критерия по соглашению «Базель-3» (о достаточности собственного капитала) уже в 2012 году.

Далеко не всем банкам будет легко уложиться в предписанные сроки и воплотить на практике политическое решение лидеров ЕС. Хотя бы потому, что в самом Евросоюзе банковская система неоднородна, не говоря уж о том, что континентальные банки в большинстве своем сильно отличаются от американских, британских, японских. С особыми сложностями в наращивании капитала столкнутся те немецкие банки, которые функционируют как товарищества. Вот почему Германия настаивала на более продолжительном периоде увеличения банковского капитала.

Не во всем и не всегда представителям стран — членов ЕС, участникам последнего кризисного саммита ЕС, удалось настоять на своем или добиться решения, наиболее подходящего для собственной национальной экономики. Но подводя черту, Ангела Меркель сказала, что довольна итогами саммита, а также тем, что европейцы «оправдали возложенные на них надежды» и объединились в деле спасения зоны евро.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно