ОБЛГАЗЫ: МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДОРОГ…

7 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 7 сентября-14 сентября

О перспективах газотранспортной системы вообще и ее приватизации в частности сейчас говорят много и часто...

О перспективах газотранспортной системы вообще и ее приватизации в частности сейчас говорят много и часто. Однако при этом речь идет именно о магистральных газопроводах высокого давления, в первую очередь о так называемых экспортных. Между тем в Украине существует и огромная сеть распределительных газопроводов, в несколько раз превосходящая по протяженности длину магистральных линий. Если газопроводов большого диаметра в стране около 36 тыс. км, то длина газораспределительных сетей превышает 232,4 тыс. км.

Организации, которые их обслуживают, официально называются областными (или городскими) предприятиями по газоснабжению и газификации или просто—облгазы (горгазы). Именно они и осуществляют газоснабжение большинства украинских потребителей; через них идет и снабжение газом населения бюджетной сферы. При общем потреблении в стране газа на уровне 75 млрд. кубометров, через облгазы проходит свыше 80% всего этого объема.

Ежегодно они поставляют потребителям 58—60 млрд. кубометров газа. Это примерно вдвое больше, чем потребляет Франция. А еще недавно, в начале 90-х, поставки газа потребителям и вовсе превышали 100 млрд. кубов.

Газ поставляется свыше 70 тыс. предприятий, т.е. более 90% от их общего числа.

Впрочем, если техническое состояние труб облгазов можно считать удовлетворительным, то этого нельзя сказать о средствах учета. По большому счету это огромная дыра, через которую «уходят» миллиарды кубометров газа. Приборы учета у большинства потребителей, мягко говоря, не соответствуют современным требованиям. Только каждый девятый счетчик газа отвечает требуемому классу точности. А у более чем трех тысяч предприятий узлов учета так и вообще нет. И сколько при этом «теряется» газа, точно не знает никто. Официальная цифра так называемых коммерческих потерь газа—около 2 млрд. кубометров — мягко говоря, занижена минимум втрое. Считается, что в стране неучтенно расходуется до 10% газа.

 

В конце августа, как уже сообщало «ЗН», Кабмин утвердил концепцию создания единой системы учета газа, предусматривающую повышение достоверности измерения объемов газа, используемого в Украине, и перемещаемого через ее территорию. При этом указано, что большинство газоизмерительных пунктов используют приборы с ручным управлением, которые не защищены от несанкционированного вмешательства и допускают погрешность в 5%. Планируется также замена старых измерительных приборов на автоматизированные комплексы с погрешностью при измерении объема газа не более 1%. Сейчас проводится эксперимент по быстрому оснащению счетчиками потребителей трех украинских областей — Львовской, Ивано-Франковской и Луганской. В дальнейшем этот опыт предполагают распространить и на другие регионы.

 

Но, пожалуй, самая важная функция облгазов — поставка газа населению и предприятиям комбыта. В 2000 году население потребило 15,65 млрд. кубов. Это не так уж много — на четверть больше, чем потребляет энергетика. Однако если снабжение энергетики — это снабжение нескольких десятков электростанций, то снабжение населения — обеспечение десятка миллионов потребителей.

 

Сейчас природный газ подается в свыше 850 городов и поселков городского типа, а также в 7,5 тыс. сел. Численность газифицированных квартир на начало 2000 года составляла 10,6 млн. Кстати, тут тоже остро стоит проблема учета. Сейчас у населения только 2,7 млн. счетчиков. Даже в тех домах, где газ используется не только для приготовления пищи, но и на отопление и подогрев воды (3,7 млн. потребителей), до сих пор 43,9 % не имеют счетчиков газа. А ведь эта категория потребителей расходует до 85% всего газа, используемого населением.

 

Помимо обеспечения природным газом, облгазы заняты обеспечением населения и сжиженным природным газом. А это еще 1163 города и селения и 24,3 тыс. сел. Всего сжиженным газом обеспечиваются 5,8 млн. квартир, в основном в сельской местности. Бесперебойное обеспечение населения газом нередко становится элементом политической стабильности. Особенно это касается сжиженного газа, потребителями которого являются в основном крестьяне. Не случайно накануне последних президентских выборов была снижена цена на этот газ. Причем, средства, компенсирующие такое снижение, были выделены только на период до ноября 1999-го, т.е. строго до выборов президента. Впрочем, политика политикой, а экономика экономикой.

 

На потоке…

 

Именно облгазы выходят на конечного потребителя газа, а значит и генерируют финансовый поток или наоборот — поток неплатежей. А так как платят за газ не слишком хорошо, они постоянно находились в центре незатухающего скандала. Правда, скандала довольно тихого — в публичных скандалах мало кто заинтересован: слишком уж большие деньги крутятся в газовой сфере. Именно через систему облгазов проходят и ресурсы, полученные от России за транзит газа в Западную Европу, и газ собственной добычи. Деньги вокруг системы крутятся немалые, и когда незабвенный Игорь Бакай заявлял, что все богатые люди в Украине «поднялись на газе», он говорил со знанием дела, и не сильно преувеличивал.

Всего в стране существуют 54 газопоставляющих организации, как больших, так и маленьких.

Типовая схема заключается в наличии в каждой области облгаза (часто единственного), в некоторых наиболее крупных городах имеется еще и собственный горгаз. Впрочем, есть и исключение — в Тернопольской области аж дюжина разнообразных «газов», типа «Бережаньгаз», «Борщивгаз», «Бучачгаз», «Чортковгаз». Но объемы проходящего через них газа очень скромные, по несколько десятков миллионов кубометров в год. Да и вся эта область потребляет немного—около 700 млн. кубов в год.

Вообще, надо отдать должное, газовщики быстро приспособились к рыночной экономике. Уже к середине 90-х они прошли этапы корпоратизации и акционирования. А так как люди эти постоянно общались с «живыми» деньгами, то жили в общем совсем неплохо. Влияние бывшего «Укргазпрома» на них постоянно уменьшалось, а руководители облгазов быстро почувствовали вкус (и другие преимущества) самостоятельности. Тем более что в большинстве облгазов в результате применения льготных схем приватизации государство утратило контрольный пакет.

К середине 1998 года «Укргазпром» заменил НАК «Нефтегаз Украины», которому и были переданы госдоли облгазов. Был взят курс на централизацию денежных потоков в едином центре. Более того, в 1999-м НАК претворил было в жизнь идею, о которой облгазы до сих пор вспоминают с ужасом, — у них отобрали деньги потребителей. Традиционно они сами собирали денежку с потребителей. Забирали свою часть, а уже оставшееся «поднимали» наверх. Так как оплата за газ колебалась (всеми видами платежей) на уровне 60—70%, то наверх уходило не так уж много. Однако так как облгаз сидел в начале цепочки, то ему средств в общем хватало.

 

Тогда НАК перевернул эту схему, и облгазы стали исключительно транспортировщиками газа. А сбором денег занялись филиалы Торгового дома «Газ Украины», созданного при НАКе. При таком варианте облгаз стал получать деньги только за транспортировку. К слову, норматив отчисления средств за транспорт не слишком большой. Доля транспортировки газа по распределительным газопроводам в стоимости газа составляла для различных облгазов от 5 до 22 %, для большинства — 8—13%.

 

Вдобавок облгазы получали эти деньги в порядке общей очереди. Появились задержки по зарплате и прочие «прелести», да и их влияние уменьшилось. Правда, этот «кошмар» длился недолго: в конце 1999-го было решено восстановить старый порядок. Теперь облгазы продавали газ населению, предприятиям комбыта и бюджетным организациям и собирали с них деньги. После этого собираемые с потребителей газа деньги аккумулировались на консолидированном счете ТД «Газ Украины»; в распоряжении облгазов оставалась только стоимость транспортных услуг. Но они снова приблизились к деньгам.

 

«Торговый дом» остался поставщиком газа только в двух областях — Закарпатской и Черновицкой. В остальных снабжение газом опять возвратили облгазам. На практике это привело к почти полному разгрому филиалов Торгового дома. Теоретически на них возложили «вытаскивание» старых долгов, но их реальное значение упало почти до нуля.

 

Но и облгазы недолго радовались. Только они начали «переключать на себя» расчеты, на них обрушилась другая напасть — требование обеспечивать платежи «живыми» деньгами. Деньги-то требовали с них всегда. Но прежде это походило на заклинание, пробормотав которое можно заниматься реальными вещами. А реальное состояние дел предполагало, что «живые» расчеты составят 20%, остальное — зачеты, векселя и бартер.

При этом бартерные расчеты (т.е. «железяками») имели дивную и высоко ценимую на просторах СНГ особенность: в связи с ними возникал «откат», он же «боковичок», он же «черный нал», он же «комиссионные, консалтинговые и прочие услуги». Ведь получить за газ деньги — это одно, а получить за него, скажем, рельсы (можно и памперсы) — это немного другое. Коэффициент пересчета газа на деньги известен всем, а коэффициент «газ на рельсы» — дело тонкое. На этих тонкостях «наваривали» приличные деньги.

 

В любом облгазе вам расскажут грустную историю о потребителях, которые не платят, о высоких расходах и малых зарплатах и прочее. Но при этом домик, в котором сидят «страдальцы», чаще всего с евроремонтом, а на автостоянке стоят пусть не «мерседесы» (этим грешат больше в Киеве), но тоже не «запорожцы».

Да и вообще, абсолютно никого не удивлял простейший факт: при цене российского газа в 50 долл. за 1000 кубов его еще недавно сплошь и рядом продавали по 25 долл., причем в эту цену была заложена прибыль трейдера. Как это возможно, если сразу не закладывать в схему неплатежи — никого особо не волновало. Подобная система расчетов шлифовалась годами, но рухнула за несколько месяцев.

 

Но с приходом Путина Россия стала четко «закручивать гайки» внутри и в отношении партнеров (в т.ч. Украины), а «энергетический» вице-премьер Тимошенко занялась тем же самым в Украине. У Юлии Владимировны было бурное газотрейдерское прошлое, так что газовый рынок она знала великолепно и во многие его сказки не верила. На первых порах это не воспринимали всерьез. Как правило, «наезды» на бартер затухали через пару месяцев и все возобновлялось. Да и тогдашнее правительство справедливо считалось временным и обреченным на провал. (Насчет временности, оказалось, правда, насчет провала — это как посмотреть.) Через полгода стало ясно, что «наезд» не только не закончился, а усиливается.

Давление по всему фронту и на потребителей газа, и на сборщиков средств непрерывно возрастало и к лету денежные платежи постепенно пошли. Более того, правительство сильно продвинулось в вопросе оплаты газа бюджетными потребителями. Бюджетные платежи удалось подтянуть, что сразу резко обострило проблему о налогах с газовой отрасли.

 

По газовому рынку стали гулять мощные ударные волны, сметая с палубы очень многих. За бортом оказалась и группа Игоря Бакая. Не удалось удержаться на плаву и его преемнику Игорю Диденко. И если Игорь Михайлович, уйдя из НАКа, пошел в политику, то И.Диденко повезло меньше: бедняга позже даже попал в тюрьму по совершенно пустяковому (на фоне других «художеств») поводу — всего-то участвовал в «откате» вместе с тогда еще не народным депутатом Виктором Жердицким через гонконгский оффшор нескольких миллионов долларов, первоначально предназначавшихся остарбайтерам. Деньги были немецкие, и те почему-то решили, что под узников концлагерей ни Жердицкий, ни Диденко не подходят. В итоге, они все-таки стали узниками, и даже немецкими.

 

Взамен Диденко в НАК пришел «варяг». Причем из рядов «заклятых друзей» газовщиков-налоговиков. Новый глава НАК «Нефтегаз Украины» Вадим Копылов как раз и занимался в ГНАУ «выбиванием» денег с газовщиков. Кто и как зарабатывает деньги на газе, он тоже знал не понаслышке, что скоро пригодилось ему в работе.

 

Что — кому…

 

Все эти передряги так или иначе коснулись и облгазов. В НАКе облгазы и вопросы, связанные с их деятельностью, находились в ведении главного управления по эксплуатации систем газоснабжения природным и сжиженным газом «Головпобутгаз», которое входит в «Укргазстрой». В структуру «Головпобутгаза» входило 42 из 54 ОАО по газоснабжению и газификации. В конце декабря 2000 года НАКом принято решение о реорганизации этого управления и преобразовании его в дочернюю компанию Торгового дома «Газ Украины».

 

Но стоит помнить, что все облгазы являются акционерными обществами. При этом ни в одном из них НАК не имеет более 51%. А это значит, что для того, чтобы провести собрание акционеров (кворум 60%), ему уже нужно с кем-то договариваться. И это дает некоторые шансы «усидеть» даже неугодному Киеву руководителю. Что же касается облгазов, где у государства нет контрольного пакета, то там для проведения нужного решения он должен блокироваться с кем-то из акционеров. Ну а в ряде ОАО пакет НАК настолько мал (менее 25%), что он может разве что «грозно помахать пальцем».

 

Сейчас ситуация выглядит так. Из 54 компаний в 19-ти НАК еще имеет контрольный пакет, в 4-х его доля более 40%, что дает возможность блокировать любое собрание акционеров. Еще в 17-ти компаниях у НАКа блокирующий пакет (более 25%) и в 14-ти он может разве что наблюдать (что, впрочем, не исключает вариантов блокирования с другими акционерами).

 

В реальной жизни до драки дело доходило редко, стороны как-то договаривались. Конечно, предпринимались и попытки усиления контроля над облгазами. Тот же г-н Бакай предлагал организовать схему расчетов так, чтобы облгазы гарантировали расчеты за газ залогом своих пакетов акций. Облгазы прямо говорили, что уставный фонд у них совсем маленький, обычно—несколько сотен тысяч гривен, максимум пару миллионов, а газа через них ежегодно проходит на десятки, а у некоторых — на сотни миллионов долларов. А так как платят, опять же, плохо, то эти пакеты быстро окажутся в иных руках. И логика в этих возражениях безусловно была. И хотя И.Бакай ярко описывал переговоры с представителями облгазов, где он угрожал свести их роль к «субъектам, которые устанавливают колонки, счетчики, газовые плиты, и тогда я посмотрю, сколько будут стоить ваши акции», идея на время заглохла. Однако сейчас она вновь поднимается на поверхность. Тем более что почва для передела вполне удобрена — все облгазы имеют огромные задолженности (их кредиторка свыше 10 млрд. грн.). Плюс, повторимся, большинство (35 из 54) обл- и горгазов имеют долю госсобственности менее половины. И сейчас они все чаще проигрывают иски в судах по старым долгам. Одна ПГНК уже выиграла девять таких исков. Пока еще большинство крупных облгазов контролируется государством. Но в ближайшее время это может измениться. Ведь в отличие от магистральных трубопроводов, где о приватизации много говорят и мало делают, в сфере распределения газа приватизация идет полным ходом уже несколько лет.

 

Правда, при этом надо учитывать одну особенность. В настоящее время действует мораторий на приватизацию газовых сетей как распределительных, так и магистральных. Поэтому облгазы не владеют распределительными сетями, а только управляют ими. Сети находятся на их балансе, но не внесены в уставный фонд, пребывая в пользовании ОАО. Во всяком случае, такова официальная версия. Реально ситуация еще более запутанна. Действующее ранее соглашение между Фондом госимущества Украины и НАК «Нефтегаз Украины», делегировавшее облгазам право подписывать договоры на использование, опротестовано прокуратурой. Впрочем, механизма «отбирания» сетей фактически нет, так что отобрать сети очень затруднительно.

Существует и проблема влияния местных облгосадминистраций, которые стремятся контролировать газовые предприятия. Наиболее яркий пример — Харьковская область, где добывается большая часть украинского газа. Местная обладминистрация уже несколько лет добивается «газовой автономии». Это касается и газодобычи, и магистральных трубопроводов, и облгазов. Впрочем, в ОАО «Харьковгаз» НАКу принадлежит аж… 17,7%. Так что его контроль и так чисто символический. А в ОАО «Харьковгоргаз» — и вовсе 9,91%. Эти организации контролируются коммерческим группами. Правда, в последнее время НАК предпринял попытку усилить контроль в области. В этом году его дочернее предприятие «Укргаздобыча» предъявило ОАО «Харьковгаз» иск на скромную сумму в 481,7 млн. грн. (т.е. 90 млн. долл.). Такая впечатляющая задолженность образовалась вследствие возникновения курсовой разницы за газопоставки 1997—98 годов. Тогда цена на газ фиксировалась в долларах, а потребители платили (или не платили) в гривнях. Когда курс молниеносно сначала удвоился, а затем утроился — появились громадные долги. Естественно, это проблема не одного «Харьковгаза». Аналогичная ситуация и в других компаниях. Еще в середине 2000-го курсовая разница, «висящая» на облгазах, оценивалась в 712 млн. долл. (3,86 млрд. грн.). А их общая кредиторская задолженность уже давно около 2 млрд. долл.

Вот и ВАСУ весной посоветовал «Харьковгазу» и «Укргаздобыче» не ссориться, а решить все миром. Кстати говоря, харьковчане тогда соглашались выплатить долги за потребленный газ по курсу доллара на момент его получения (т.е. около 2 грн./$). В принципе, и это тоже неплохо — раньше им и в голову не пришло бы отдавать деньгами старые долги.

В свою очередь весной НАК чуть было не расстался с пакетом акций крупнейшего облгаза — «Запорожгаза». Исполнительная служба Старокиевского райуправления юстиции выставила на продажу 50-процентный пакет его акций на УФБ, оценив его в 14,67 млн. грн. (т.е. 5,4 номинала). Это не так уж дорого за ОАО, активы которого оцениваются в 200 млн. грн., а стоимость основных фондов — 117,9 млн.

Более того, буквально на следующий день на торгах в ПФТС выставлялся другой пакет — 14,17% этого же ОАО. Так что при желании за какие-то сутки можно было получить контроль над облгазом, расположенным в крупнейшем индустриальном районе. С учетом наличия активных запорожских бизнес- групп, покупатели несомненно нашлись бы. Тот же 14% тут же купила, компания «Либерти-Маркет» и прежде активно скупавшая, под заказ одной их местных групп, пакеты привлекательных предприятий. Ведь владея облгазом, можно поставить под контроль потоки энергоносителей на все крупнейшие предприятия региона, или как минимум, быть полностью в курсе происходящего на них.

Тогда торги удалось приостановить. Однако поток подобных дел будет только нарастать. Хотя и без этого в Одесском городском арбитражном суде уже рассматривается дело о банкротстве «Николаевоблгаза». Впрочем, не стоит думать, что раньше НАК не терял активы. Такие попытки предпринимались и иногда вполне успешно. В прошлом году совершенно классически был размыт его пакет в «Житомироблгазе». В принципе, контроль над житомирским ОАО был потерян еще раньше, но все-таки НАК имел там 31,7%, т. е. устойчивый блокирующий пакет. Этого хватало, чтобы предотвратить любые изменения устава, в т.ч. и допэмиссии.

Тем не менее в августе прошлого года собрание акционеров ОАО принимает решение об увеличении уставного фонда вдвое. Цель более чем достойная — пополнение оборотных средств. Согласно решению собрания акционеров, 15 декабря 2000 года допэмиссия (за 8 часов) была благополучно осуществлена, оборотные средства пополнили на целых 120 тыс. грн., причем большую часть — с рассрочкой на год. На фоне десятков миллионов долгов облгаза это выглядело умилительно. Теперь у НАКа уже никакого блокирующего пакета не имеется (осталось менее 16%).

Соль шутки в том, что все это происходило в период, когда в НАКе шла «большая зачистка» от людей Игоря Бакая. Многие ушли сами, а от оставшихся только что не требовали публичного отречения от дел предыдущего руководства. Между тем наблюдательный совет «Житомироблгаза» возглавлял один из соратников Игоря Михайловича — Леонард Будзишин. Да и в период выдвижения в народные депутаты по Житомирской области г-н Бакай активно использовал помещения этого ОАО.

Впрочем, не стоит думать, что так теряют контроль только госструктуры,— «влетали» и коммерсанты. Еще в середине 90-х с парой киевских инвесткомпаний произошел забавный случай. Купили они на сертификатном аукционе крупный пакет акций одного днепровского облгаза. И ждали дивидендов. Однако, когда очередь дошла до них, вдруг выяснилось, что они их не получат. Когда они бросились выяснять, оказалось, что их доля в уставном фонде заметно меньше, чем они представляли, — ребята проморгали допэмиссию.

И не стоит думать, что это дела давно минувших дней. В уставных документах ряда ОАО правление до сих пор может провести допэмиссию в 30%. Ее, конечно, потом надо утвердить на собрании, но пример того же Житомира показывает, что это возможно.

В последнее время кроме традиционных претендентов на контроль над облгазами, менеджмента и украинских коммерсантов, стали появляться и иностранные заказчики. Естественно, если посмотреть на списки акционеров, то формально они там были всегда — в списках много оффшорок с разных океанских островов. Но оффшорки-то родные, почти местные, принадлежащие отечественным резидентам. А сейчас акции ряда облгазов скупают у работников и мелких держателей уже и российские структуры. И даже (по словам некоторых руководителей облгазов) получили в ряде восточных облгазов крупные пакеты. Очевидно, что по мере усиления проникновения российского капитала на украинский рынок эта тенденция получит развитие. Да и совсем недавно скупка 19% «Ривнегаза» велась «под россиян». Сейчас идет интенсивная скупка «Львовгаза». В общем жизнь бурлит, и уж во всяком случае об облгазах в ближайшее время будут говорить много больше. Ей-Богу, они того стоят.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно