О ЖИТНИЦЕ ЕВРОПЫ И ЕЕ КУКУШОНКЕ — АГРАРНОМ СЕКТОРЕ ГРУСТНАЯ СКАЗКА ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ МЛАДШЕГО ВОЗРАСТА

11 июля, 2003, 00:00 Распечатать

Давным-давно (на прошлой неделе) премьер-министр одной страны, которая именуется Житницей Европы, ...

Давным-давно (на прошлой неделе) премьер-министр одной страны, которая именуется Житницей Европы, отвечая в парламенте на вопрос, существует ли у правительства стратегия развития рынка сельхозпродукции, ответил, что такая стратегия разработана до конца текущего года. Столь смелое заявление вызвало неоднозначную реакцию избранников житнеевропейского народа. Одни исполнились уверенностью в завтрашнем дне, другие развеселились, третьи рассердились. Но равнодушным не остался никто: у каждого нашлось предложение, каким образом исправить неблагоприятную ситуацию, снова неожиданно возникшую на внутреннем рынке зерна и хлеба. Но на подданных Житницы Европы это почему-то не произвело особого впечатления. Они продолжали деловито скрести прилавки магазинов в поисках муки, круп и сахара: до конца года оставалось всего шесть месяцев, а прогнозы на предстоящий урожай малоутешительны. История всех давно научила, как действовать в подобных случаях.

Вот так и живет эта страна из года в год: ее руководители рисуют захватывающие дух перспективы, ожидающие народ, если он их ни на кого не променяет, а когда эти перспективы преобразуются в действительность, обвиняют друг друга в том, что она не такая, как ожидалось. А Европа же, не очень-то рассчитывая на свою житницу, только укоризненно качает головой: и когда, мол, в доме житнеевропейцев настанут совет да любовь?

А теперь от сказки перейдем к действительности. А она заключается в том, что очередные потрясения на зерновом рынке Украины с новой силой актуализировали вопрос о том, какая государственная политика наиболее применима к отечественному сельскому хозяйству. Сегодня этот сектор производит 17% ВВП, дает работу и заработок 20% трудоспособного населения, но при этом обеспечивает всего лишь 3% налоговых поступлений в государственный бюджет.

То, что отрасль действительно нуждается в господдержке, — факт, не подлежащий сомнению. Но если в развитых странах субсидирование и непрямое инвестирование направлено на стратегическое развитие АПК, то в нашей стране такими мерами пытаются решать насущные проблемы неэффективных предприятий, что лишь усугубляет положение в целом. И если объемы прямой поддержки сельского хозяйства Украины подсчитать несложно, то косвенную подвергнуть учету гораздо труднее. Однако очевидно, что она заметно превышает размеры прямого субсидирования, будучи при этом совершенно нецелесообразной в экономическом отношении.

Действительно, большинство долгов отрасли перед государством регулярно списываются или реструктуризируются, что в 2000—
2002 гг. составило кругленькую сумму в 6,2 млрд. гривен. Государство продолжает оплачивать большую часть процентной ставки по краткосрочным кредитам, предоставляемым сельскохозяйственным компаниям, и это, конечно же, помогает решать все те же текущие проблемы, однако не строить стратегию развития их бизнеса. В то же время привлечение в отрасль долгосрочных кредитов, позволяющих обновлять производственные мощности, как было, так и остается на нулевой отметке. И это при том, что три четверти машинотракторного парка Украины отработали амортизационный срок. С учетом же всех налоговых льгот, предоставляемых сельскохозяйственным предприятиям, неэффективность отрасли с точки зрения государства становится пугающей. Только согласно Закону Украины «О фиксированном сельскохозяйственном налоге» налоговое давление на них уменьшилось почти на 1,4 млрд. гривен в год.

Существуют два типа аграрной политики. К примеру, Евросоюз, как и США, не считает сельское хозяйство стратегически важной отраслью своих экономик. Для ЕС это, скорее, социальный проект и отрасль, призванная замещать импорт сельскохозяйственной продукции. Поэтому ее и поддерживают дотациями. Но в странах, где аграрный сектор является важным финансовым источником, его ставят в жесткие конкурентные условия. Благодаря такой политике сельское хозяйство становится более сильным и конкурентоспособным. Образцом последнего может служить Новая Зеландия, на долю которой приходится треть мирового импорта молочной продукции и половина — баранины.

У аграрного лобби слоган «Украина — житница Европы» навяз в зубах, однако нынешнее существование ее сельского хозяйства происходит именно в парадигме социального проекта. Идеология аграрного лобби такова: агропромышленный комплекс априори убыточен, поэтому его цель — не получение прибыли, а содержание людей, живущих в сельской местности; сельскому хозяйству всегда нужны дотации; Украина – аграрная страна. Но позволительно ли государству содержать 20% трудоспособного населения вне пределов экономического роста? И может ли страна быть сельскохозяйственной, если ее сельское хозяйство дает 3% всех налоговых поступлений?

Дотационная помощь, направляемая на валовое производство и осуществляемая в условиях отсутствия планирования, являясь, к тому же, краткосрочной, консервирует нынешнее состояние сельского хозяйства и тормозит его развитие. Наращивание валовых показателей производства продукции сопровождается экономическими потерями для сельских товаропроизводителей. Если в 2000 году чистая прибыль от всей деятельности сельскохозяйственных предприятий составила 1,4 млрд. гривен, то в 2001-м при увеличении валового производства на 19,9% она сократилась до 834,1 млн. А 2002 год сельскохозяйственные предприятия вообще завершили с убытками в 295 млн. гривен.

Одна из главных проблем отечественного аграрного комплекса заключается в его низкой производительности, что приводит к увеличению себестоимости продукции и снижению эффективности производства. Особенно ощутимо это скажется на доходах сельскохозяйственных производителей после вступления Украины в ВТО, когда уменьшение таможенных пошлин на импортные продукты питания приведет к тому, что некоторые отечественные могут оказаться попросту неконкурентоспособными. А тут еще грядет расширение ЕС вплоть до пределов нашего Отечества. В связи с ним экономику Украины ожидают как новые возможности, так и риски. Оценить их заранее, чтобы сгладить их негативные последствия, очень важно. Но не менее важно вовремя увидеть открывающиеся перспективы, чтобы максимально их использовать.

Для сельского хозяйства единый европейский рынок — это прежде всего единая аграрная политика, ЕАП (прошу не путать с ЕЭП). То есть, нашему сельскому хозяйству предстоит соседство с нормами и принципами, заложенными в ЕАП. И такое соседство двух политик вполне может стать основным противоречием между украинским и европейским сельским хозяйством, а в более отдаленной перспективе — барьером на пути их интеграции. Главное различие состоит в том, что аграрная политика ЕС по отношению к своему сельскому хозяйству постоянно меняется, что вызвано необходимостью адаптации последнего к условиям мировой хозяйственной глобализации. Она характеризуется сокращением государственной помощи. Так, начиная со следующего года, предполагается сокращение всех прямых платежей в сельское хозяйство на 3% ежегодно. Благодаря этому общая экономия бюджета ЕС составит к 2010 году около 20% (почти 1,5 млрд. евро). Кроме того, происходит переориентация государственной поддержки: ЕС перестает связывать субсидии с объемами производства и переходит к прямой поддержке аграрных производителей.

Аграрная политика ЕС нацелена на рост эффективности производства. На первом месте — конкурентоспособность его аграрной продукции. Новая система дотаций стимулирует также повышение ее качества, соответствие экологическим стандартам. Последние изменения в ЕАП были приняты на прошлой неделе — практически тогда же, когда Украина узнала, что у ее правительства есть стратегия развития рынка сельхозпродукции до конца года.

Итак, с 2004-го Украина вплотную приближается к огромному рынку с едиными стандартами маркировки, упаковки, охраны окружающей среды, в случае достижения соответствия которым появятся все шансы бороться за своего европейского потребителя. Еще одним положительным фактором станет снижение издержек на транспортировку продукции. Но, с другой стороны, увеличение внешнего рынка для украинской сельхозпродукции может и не произойти. Став членами ЕС, нынешние страны-кандидаты автоматически принимают его «правила игры», что может поставить под угрозу существующие возможности нашего экспорта. Ведь стандарты ЕС, предъявляемые к качеству пищевых продуктов и ветеринарно-санитарным нормам, довольно высоки. Достижение соответствия этим стандартам — процесс сложный и дорогостоящий.

Кроме того, расширение ЕС неизбежно скажется и на структуре внутреннего агропромышленного рынка Украины. С ужесточением конкуренции для многих национальных компаний может сократиться рынок сбыта, и неконкурентоспособные будут вынуждены с него уйти. В краткосрочном периоде это будет означать обострение проблем отрасли и рост безработицы. Но с другой стороны, усиление конкуренции и высокая стоимость соответствия нормам ЕС стимулируют сектор к повышению его эффективности. А непосредственное соседство с ЕС и вступление в ВТО будет способствовать повышению цен на продукцию сельского хозяйства и, соответственно, повышению его прибылей.

Еще одним последствием близкого соседства с ЕС станет повышение цен на землю. Дешевые ресурсы и рабочая сила в Украине на фоне их удорожания в Центральной Европе могут оказаться весьма привлекательными для европейских производителей. Это стимулирует перенос в Украину перерабатывающих производств. Несмотря на существующие ограничения на участие иностранцев в землевладении, непрямые схемы приобретения земли будут быстро найдены. Это особенно актуально для приграничных регионов Украины, в большинстве своем сельскохозяйственных. Здесь еще раз необходимо отметить важность стандартизации сырья. Современные технологии перерабатывающих предприятий предусматривают определенные стандарты продукции, которым украинское сырье может не соответствовать. Поэтому, перемещая в Украину производство, иностранные инвесторы предпочтут прежних поставщиков, игнорируя даже такой фактор, как территориальная близость.

Имея очевидные конкурентные преимущества в производстве сельхозпродукции, Украина может претендовать на весомую роль своего сельского хозяйства в европейском рынке, участие в котором является стратегической долгосрочной задачей как для нее, так и для ЕС. Значительно ускорит и облегчит этот процесс наше вступление во Всемирную торговую организацию. Но при этом следует помнить, что экономика ЕС не является сельскохозяйственной, тогда как неэффективное функционирование аграрного сектора Украины ведет к неэффективности всей ее экономической системы.

Украине нужна новая аграрная политика. Ее задачи таковы: увеличить поступления от сельского хозяйства, а не расходы на него; нацелить предоставляемые дотации на повышение производительности, техническое и технологическое перевооружение; стимулировать внедрение новых стандартов качества сельхозпродукции с тем, чтобы она была более конкурентоспособна. Только тогда понятие «Житница Европы» обретет под собой реальную почву.

Аграрное лобби Украины будет против этой политики. При этом нельзя сказать, кто будет против конкретно – это лобби нигде не локализовано, но есть везде, как вирус СкайНет в фильме «Терминатор-3». Аграрное лобби является одним из самых сильных в стране, так как дотаций, направляемых в аграрный сектор, достаточно, чтобы удовлетворить все интересы.

Если перемены не начнутся уже в этом году, в новом сезоне следует ожидать очередного потрясения. То ли урожай пропадет в устаревших элеваторах, то ли рост цен на бензин не позволит собрать зерно, то ли обнаружится нехватка сельхозтехники… И вновь правительству придется вынуть из бюджета посреди года и положить «на бочку» (с зерном) сотню-другую миллионов долларов.

Анатолий РОЗГОН, начальник департамента формирования и функционирования
аграрного рынка Министерства аграрной политики Украины

Сейчас нередко можно услышать упреки в адрес правительства в том, что субсидирование АПК сводится к решению насущных проблем неэффективных предприятий. Я бы не ставил этот вопрос столь однозначно. Сельское хозяйство Украины — это 17% ВВП, тогда как в развитых странах его доля не превышает 3—5%. Там другие отрасли экономики являются донорами аграрного сектора, решая задачу обеспечения продовольственной безопасности государства и не более того. Для нас же это, прежде всего, социальный аспект — рабочие места, более чем 6-миллионное сельское население. И мы не имеем права закрывать на это глаза.

В Министерстве аграрной политики Украины с большим интересом ознакомились со статьей Виктора Пинзеника, опубликованной недавно в «ЗН». За исключением отдельных моментов с автором можно полностью согласиться. Но чтобы решать все проблемы так, как он рекомендует, одного госбюджета не хватит. Европейский Союз идет на сокращение дотаций фермерских хозяйств, направляя их непосредственно на поддержку потребителя, и это правильное решение. Аграрная политика в нашей стране до последнего времени была ориентирована на повышение эффективности именно сельхозпредприятий. Но сегодня мы столкнулись с проблемой ограниченности внутреннего рынка низкой покупательной способностью населения и пришли к выводу, что, по крайней мере, одним из своих векторов эта политика должна быть направлена на поддержку потребителей.

Во вторник, кстати, Верховная Рада в первом чтении одобрила проект Закона «О поддержке производства и развития рынка сельскохозяйственной продукции», где эти моменты учтены. При разработке документа использована практика США по предоставлению субсидий малоимущим слоям населения с тем, чтобы они имели возможность приобретать продукты питания по сниженным ценам. О том, какой конкретно механизм поддержки потребителей будет задействован в Украине, говорить пока рано, его еще предстоит разработать и внедрить, в том числе и с помощью Верховной Рады. Главное — у министерства есть видение проблемы и путей ее решения.

Реализация этого закона во многом зависит от финансового обеспечения. Здесь мы, как претенденты на вступление в ВТО и Евросоюз, должны учитывать определенные правила и ограничения при формировании рынков.

Что касается внешних рынков, то, наверное, ни для кого не секрет, что нас там никто не ждет. Возмущения по поводу того, что, дескать, на экспорт вывезли все зерно, считаю несостоятельными. Это мировая практика, и нельзя было упускать сложившуюся для Украины благоприятную ситуацию, когда был собран большой урожай, тогда как в ведущих странах-экспортерах прошлый год выдался неурожайным. Нынешний год — неблагоприятный для Украины, но зато в предыдущем ей удалось заявить о себе как об экспортере зерна и часть его продать даже в Японию, которая традиционно является потребителем австралийского. Только так можно утвердиться на мировом рынке. Теперь там знают, что наше зерно качественное, но об этом у нас почему-то редко вспоминают.

Осуществляя государственную аграрную политику, мы должны учитывать, что происходит уникальная по своим масштабам трансформация аграрного сектора и села, затрагивающая, прежде всего форму собственности на землю и имущество. В процессе формирования нового мировоззрения, новой системе взаимоотношений очень важно не забывать, что за «чистой экономикой», «неэффективными предприятиями» стоят живые люди — миллионы сельских жителей, пренебрегать интересами и судьбами которых непозволительно. Это должно быть главным приоритетом любой политики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно