О СПРАВЕДЛИВОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ

23 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 23 февраля-2 марта

Заметки сии навеяны недавними сообщениями СМИ о повышении минимальных пенсий в среднем на 7 грн. и ожидаемым с 1 марта увеличением зарплаты учителям, врачам, а также работникам культуры и науки на 25%...

{Фото Ивана ТИТАРЕНКО}
{Фото Ивана ТИТАРЕНКО}

Заметки сии навеяны недавними сообщениями СМИ о повышении минимальных пенсий в среднем на 7 грн. и ожидаемым с 1 марта увеличением зарплаты учителям, врачам, а также работникам культуры и науки на 25%. Казалось бы, живи и радуйся. А радости — нет. С чего бы это?

К истории вопроса

 

Во все времена истории человечества проблема «социальной справедливости» являлась наиважнейшей. Тяга к справедливости пронизывает все помыслы и чаяния — от древних мыслителей до наших дней. Главное проявление «несправедливости» — конечно же, неравенство людей в благосостоянии. К революциям чаще всего приводило желание установить «справедливость» и равенство. Но понимание «справедливости» весьма отличалось у разных народов и в разные времена.

Полярные взгляды на проблему в XIX веке были представлены основоположником научного коммунизма К.Марксом и родоначальником научного антикоммунизма С.Кьеркегором. По иронии судьбы, «коммунист №1» — К.Маркс (которого знают почти все) и «антикоммунист №1» — С.Кьеркегор (мало кому известный) родились в один день — 13 мая, но с разницей в несколько лет.

В опубликованном в 1848 году «Манифесте коммунистической партии» К.Маркс и Ф.Энгельс призвали всех пролетариев соединиться во имя построения бесклассового, без эксплуатации человека человеком, общества равных во всем людей, которые на основе принципов «социальной справедливости» построят «царство свободы» под названием «коммунизм».

После выхода «Манифеста» С.Кьеркегор записал в своем дневнике: «Изо всех тираний тирания равенства — наиопаснейшая. Более всего ведет к тирании равенства коммунизм... Коммунизм говорит: вот как должно быть на свете — не должно быть вообще разницы между людьми. Все должны быть равными, как на фабрике; они должны быть одинаково одеты, есть одну и ту же пищу, которая приготовлена в большом казане, по единому удару колокола и в одинаковом количестве».

Сегодня известно, чем обернулась марксова идея создания единого бесклассового общества равных во всем людей — фарсом, трагедиями и страданиями для миллионов этих самых людей. Справедливости ради заметим, что и критикуемый коммунистами капитализм на протяжении столетий нес труженикам голод, холод и «муки непосильного труда». И если «коммунизм» в чистом виде — суть «котлован» (выражение А.Платонова) для нечеловеческого труда, и «казан» — для нечеловеческой еды, то «капитализм» в чистом виде представляется «бочкой с крысами», где сильные поедают слабых. Не желая быть съеденными в «бочке», люди часто соглашаются на «котлован» с «казаном» (по принципу меньшего зла). Здесь коренится математически точное пояснение того процента электората, который голосует за социалистов-коммунистов. Здесь же — предостережение нашим «реформаторам» и «вседержителям»: в случае продолжения «реформ» в том же духе — вместе с увеличением числа обездоленных будет расти электорат коммунистических симпатий.

Занимаясь профессионально названной проблемой, не считаю возможным утомлять читателя теоретическими выкладками. Обратимся к нашей практике...

 

Вопрос практический: кому, за что платить?

 

Беру на себя смелость утверждать, что и ныне, на заре нового тысячелетия, после 10—12 лет «перестройки» в Украине господствует социалистический по своей сущности уравнительный принцип распределения. Он прекрасным образом уживается с невероятными доходами, прибылями отдельных лиц, которые сумели приспособить «реформы» для себя и под себя. Пресловутый коэффициент Джини (исчисляемый как соотношение доходов высших и нижних доходополучателей, разброс 10% верхних и 10% нижних) в Украине один из самых неблагополучных в мире.

Речь в данном случае о другом — о господствующем ныне уравнительном «вознаграждении и оплате» принципиально различных по качеству и количеству видов труда в различных отраслях и сферах народного хозяйства — вознаграждении на самом примитивном, ничем не оправданном и низком уровне. Слово «вознаграждение» в данном случае совершенно искажает проблему, т. к. ту нищенскую «зарплату» (опять неверное слово!), о которой идет речь, нельзя назвать таковой — она не является ни зарплатой, ни пособием, ни подачкой и, менее всего, оплатой труда. Нынешняя зарплата учителя математики в средней школе (который работает шесть дней в неделю, а в воскресные дни везет школьников на олимпиады и конкурсы) колеблется в пределах 110—118 грн., завуча и директора школы (которые днюют и ночуют в школе) — 130—135 грн. Такова же оплата труда еще одной немаловажной профессии — врачей (на уровне 130 грн. для терапевта).

Побывавший недавно у меня в гостях лесник из Закарпатья с гордостью заявил, что ставка лесоруба (вместе со всеми «высокогорными надбавками» и разными коэффициентами) составляет 136 грн. 50 коп.

Названные зарплаты в 100—130 грн. основного «кормильца» — лесоруба, врача, учителя — должны обеспечить «существование» (иное слово просто не подходит) семьи. Если сопоставить эту сумму с недавно принятой Верховной Радой суммой «минимального прожиточного минимума» в 311 грн. 30 коп. (для пожилых — 248, для молодых — 341 грн.), то станет ясно, что «заработок» одинокого работника составляет 1/3 (кормильца в семье из двух человек — уже 1/6, а из трех — 1/9) указанного «прожиточного минимума». Что касается пенсионеров, то размер «минимальной пенсии», как сообщили СМИ, составляет лишь 1/10 самых минимальных потребностей стариков.

Возникает вопрос: «Где и каким образом могут быть покрыты эти самые «минимальные потребности»? Некоторые искушенные люди пояснили мне, неразумному, что люди «крутятся», т. е. «подрабатывают» и «хватают», где только смогут. При этом как-то упускают из виду, что далеко не всем учителям-врачам несут и дают, и не все учителя-врачи — берут. А ежели такое случается, то учитель, получающий подношения от родителей, перестает быть УЧИТЕЛЕМ в нормальном разумении этого слова, а врач, давший клятву Гиппократа и обязанный оказывать врачебную помощь всем страждущим, но ранжирующий больных в зависимости от «благодарности», также перестает быть ВРАЧОМ как таковым.

Что же касается участников «левой порубки» (лесорубы, пильщики, грузчики, трактористы, шоферы и пр.) — то все они, без исключения, равно как и «лица», приобретающие такой лес, — по законам любой страны должны сидеть в тюрьме, т. к. «лес есть всенародное достояние и его хищение карается законом».

Я хочу сказать, что сложившаяся у нас система «зарплаты» полностью исказила, извратила, изуродовала не только экономические, но также всю систему моральных, нравственных, политических, социальных, бытовых и прочих отношений.

Пресловутые 311 грн. 30 коп. являются «минимальной стоимостью воспроизводства» единичного работника. Если же речь идет о воспроизводстве «семьи» (по данным ООН, стандартная семья, обеспечивающая простое воспроизводство, состоит из четырех человек — отец (кормилец), мать, девочка (первая), мальчик (второй), то названный показатель следует учетверить. Стало быть, кормилец должен получать, по меньшей мере, 1250 грн. Если уж быть совсем точным (содержание ребенка до 6 лет — 276,48 грн. х 2, родители — 345,66 х 2), то получим 1244,28 грн. Хотя есть мнение, что и эта сумма не соответствует современным потребностям...

А теперь подходим к главному вопросу. Вышеприведенные выкладки касаются «простого воспроизводства» (т.е. содержания на самом минимальном уровне) и соответственно оплаты единицы т. н. «простого труда». В экономической теории принято различать труд «простой» и «сложный» как «неквалифицированный» (т.е. не требующий серьезной предварительной подготовки, обучения) и труд «квалифицированный» (который требует обучения и получения трудовых навыков). Различие сие весьма условно, т. к. при реальной оплате различных видов труда независимо от их «простоты» или «сложности» принимаются во внимание множество конкретных факторов и обстоятельств: производительность, напряженность (интенсивность), вредность условий, малая привлекательность, редкость, престиж и многое другое.

Рядом с моим домом группа рабочих (с наступлением первых в этом году морозов) получила указание снять асфальт и при помощи кирки и лопаты рыть довольно глубокую и длинную канаву для прокладки каких-то коммуникаций. Труд сей является «простым», но оплачивать его, полагаю, следует выше, чем работу клерка в теплом офисе, попивающим между делом кофе. Я уже не говорю об оплате труда шахтеров в забое (311 душ которых в среднем ежегодно прибирает Господь из-за варварских условий труда). И все же, при прочих равных условиях, труд квалифицированный во всех цивилизованных странах оплачивается выше, чем труд «простой».

Во многих видах профессий высокая оплата связана в основном с большим риском. Речь идет о таких видах работ, как космонавтика, каскадерство, автогонки, некоторые виды предпринимательства или финансовые операции. Квалифицированный работник в США получает 30 тыс. долларов в год. Его труд высококвалифицирован, но риск в сфере экономики — минимален, так как вся ответственность лежит на руководстве компании. Финансовый работник банковской сферы часто принимает решения сам и рискует в большей мере — его заработок достигает 100 тыс. долларов в год. Брокер на бирже рискует еще больше: он оперирует большими суммами денег (своих и чужих), принимает ответственные решения за считанные секунды, может много выиграть, но может и проиграть. Его среднегодовой заработок исчисляется в 1—3 млн. долларов ежегодно.

Можно сказать, что столь резкие различия в оплате разных видов деятельности нарушают принципы социальной справедливости. Можно даже законодательно ограничить верхнюю планку в оплате труда для этих групп доходополучателей. Но социально-экономическим последствием такой акции будет лишь одно: люди откажутся выполнять рискованные виды работ, а это, в конце концов, принесет вред не только экономике в целом, но и скажется на благосостоянии каждого члена общества. Так часы перестают работать даже тогда, когда в них отказывает самая маленькая пружинка.

Традиционной ментальности бывшего советского человека трудно воспринимать неслыханно и неоправданно высокие «заработки» новоиспеченных «бизнесменов». В известной мере эти «заработки» действительно результат т. н. «первоначального накопления капиталов», да еще нечестными, нецивилизованными методами. Но предпринимательство во всем мире оплачивается очень высоко именно потому, что предприниматель рискует всем: он может выиграть, а может все проиграть. Английская пословица «работающий стоит своей оплаты» касается и предпринимателей.

Экономическая история человечества доказала, что социально-экономический прогресс сопровождается увеличением общего благосостояния с усилением неравномерности получения доходов отдельными семьями. В свое время выдающийся экономист Дж.М.Кейнс отметил, что человечество всегда выбирает между «равным распределением нищеты» или «неравным распределением богатства». Выходит, что неравенство доходов — именно та цена, которую общество (социум) платит за общее повышение благосостояния своих граждан.

Сей вынужденный экскурс сделан для того, чтобы вернуться к нашей проблеме. Осмелюсь утверждать, что сегодняшнее «уравнительное распределение» для подавляющего большинства сограждан на уровне 110—130 грн. (кстати, в точности повторяющее «добрые советские времена», но с уточнением — рубль был все же «тяжелее» нынешней гривни!) является не только тормозом дальнейшего социально-экономического развития, но практически консервирует наш затянувшийся кризис и нашу отсталость. Нищие люди — очень плохие покупатели всех видов благ (товаров и услуг), которые появились в изобилии, но которые не могут быть поглощены из-за низкого платежеспособного спроса. Образуется порочный круг («недогруженное» или «лежащее производство» — низкая или отсутствующая зарплата — низкий спрос — «лежащее производство»), выхода из которого не может быть.

Эта сугубо экономическая проблема отягощается целым «шлейфом» всех прочих проблем — социальных, политических, демографических.

 

Вопрос теоретический: что делать?

 

Недавно мне на глаза попался документ под названием «Диплом квалифицированного работника», коим удостоверялся факт обучения и успешного окончания учебного заведения (такие дипломы выдают училища, ПТУ, центры «Автосервиса» и пр.) со специализацией — «машинист-оператор ЭВМ». Владелец диплома (молодой человек или девушка) обладает навыками квалифицированного и крайне нужного в данное время труда. В соответствии с нашими реалиями молодой человек, вступающий в жизнь, получит не более означенных 110—130 грн., пусть даже 200 грн., что не только не соответствует стоимости воспроизводства его собственной рабочей силы (как сказали бы марксисты), но даже думать не позволяет о том, чтобы завести семью и «плодить нищету». Своей нынешней «политикой доходов» мы полностью подрываем генофонд страны и практически обрекаем себя на вырождение (цифры не привожу, они общеизвестны).

Во всем мире принято исчислять годовой уровень дохода физических лиц (с которых и взимается подоходный налог), а также минимальную почасовую ставку для сравнительно простых видов труда. В США мойщик окон небоскребов в своей подвесной «люльке» с часовой оплатой 30—40 долл. может заработать за день более 200 долларов (сумма немыслимая для «месячного заработка» нашего соотечественника). Если сравнить это с часовой оплатой нашего рабочего (2—3 грн.), оплатой одного урока математики для учителя — 1 грн. 13 коп., то вся нелепость и несуразность нынешнего состояния дел станет очевидной.

Немалой дискриминации в оплате труда (а с учетом сложности их высококвалифицированного труда даже еще большей!) подвергаются и люди науки. Зарплата научных работников не пересматривалась более полутора десятков лет, несмотря на бурные катаклизмы в нашей экономике. Поэтому номинальное ее повышение никак не решает проблему — труд ученых в нашей стране оплачивается в 40—50 раз ниже, чем в иных-прочих странах (см. публикации «ЗН», посвященные «оттоку мозгов» из Украины, коими она щедро снабжает весь мир).

Ответ на вопрос «Что делать?» напрашивается сам собой — устранять чудовищный разрыв между декларируемым «прожиточным минимумом» и его фактическим покрытием, устранять «уравнительное распределение на нищенской основе» (это удел всех слаборазвитых стран!), ранжировать зарплаты и доходы в зависимости от их социально-экономической значимости. Но отправной точкой такого ранжирования все равно остается прожиточный минимум для любого проживающего в Украине лица (независимо от рода занятий) и его реальное покрытие.

Заранее предвижу возражения моих оппонентов: дескать, повышение минимального уровня зарплат приведет к «инфляционной спирали» цен и зарплат. Не пускаясь в теоретические дебаты, заметим, что инфляция питается многосложными причинами и менее всего — доходами нижних групп доходополучателей. Наша национальная беда — затянувшаяся стагфляция. Для её преодоления необходимо полное изменение структуры нынешнего производства (воспроизводства) и запуск «лежачих» предприятий.

Приведенные выше цифры «средних» и «минимальных» величин — не более чем «фантомы» всей совокупности социально-экономических отношений. В конце концов, не столь важны абсолютные величины рублей, гривен, копеек — важно, что на них можно купить. В царской России в канун революции зарплата помощника машиниста на железной дороге в 10—12 червонцев позволяла содержать семью из 10 человек, но пролетариат совершил революцию, чтобы покончить с эксплуатацией и установить «социальную справедливость». Нынешняя зарплата в 100—130 гривен не позволяет содержать самого работающего: аморальным с любой точки зрения является положение, когда учитель (-ница) получает зарплату, на которую не может прокормиться, квартплата с услугами превышает зарплату, государство дает ему (ей) дотации на эти оплаты.

Повторюсь — смещены, извращены, изуродованы все общественные отношения и все пропорции общественного воспроизводства.

Если такой порядок вещей считать правильным, то следует свести к означенному «минимуму» зарплаты и доходы работников министерств и ведомств, всех народных избранников разных уровней — от местных до верховных (и пусть ни в чем себе не отказывают). Сию минимальную зарплату выплачивать им по «остаточному принципу» (т. е. в последнюю очередь).

Принимая неравенство зарплат и доходов как данность, замечу, что чудовищная пропасть между богатством и бедностью всегда была чревата самыми печальными последствиями и для богатых, и для бедных. Отец немецкого «экономического чуда» Людвиг Эрхард в своей всемирно известной книге «Благосостояние для всех» высказал главное: когда страна находится в беде — все несут тяготы бытия, когда страна достигает успеха — все (пусть в неравной мере!) должны его ощутить. У нас, к сожалению, не так.

Во всем мире, по неписаному кодексу чести, капитан (и высшие офицеры!) покидают судно последними. Украина — не «Титаник», но правила поведения на борту обязаны помнить все, в том числе и капитаны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно