НУЖНЫ ЛИ УКРАИНЕ АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ НЕФТИ? ЧТО СТОИТ ЗА ОЖЕСТОЧЕННЫМИ СПОРАМИ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ НЕФТЯНОГО ТЕРМИНАЛА ПОД ОДЕССОЙ?

7 октября, 1994, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 7 октября-14 октября

Факт из недавней истории. В новогоднюю ночь 93-го из нефтегавани Одесского порта уходил танкер «Сипанкер» под италийским флагом...

Факт из недавней истории. В новогоднюю ночь 93-го из нефтегавани Одесского порта уходил танкер «Сипанкер» под италийским флагом. В его танках плескалось 53394 тонны светлой украинской нефти, имеющей особую ценность. Еще два судна готовились занять место у причала для загрузки. Однако пока кормовые огни «Сипанкера» угасали в космической темени зимнего моря, из Кабинета министров пришло срочное указание отгрузку прекратить. Тогдашняя «Укрнафта», как прояснится позже, нахально обдурила Кабинет, добывая лицензию. Юлий Иоффе, вице-премьер, запретил продажу необходимого и самой Украине сырья...

Этот инцидент был своего рода итоговой чертой под беспрецедентным по масштабам вывозом из Украины нефтепродуктов. Специальная комиссия составила объемную, около 300 страниц машинописи, справку о хозяйственных нарушениях украинских нефтепромышленников и торговцев горючим. Генеральная прокуратура начала следствие, которое не закончено по сей день и, как мне кажется, никогда и не будет закончено.

Не нужно обладать особым сыскным даром, чтобы понять - уже два года назад в стране создалась некая - без печати и вывески - структура, или сообщество деловых граждан, торгующих нефтью и нефтепродуктами. То есть, у многих из них есть и вывески, и печати. Но только как «крыша». Можно догадываться, какие деньги они зарабатывают на перепродаже «черного золота», если счет идет на десятки миллионов тонн. По мнению западных журналистов, дельцы снимают с каждой тонны российской квотовой нефти .

Главным каналом нефтеэкспорта в Украине был и остается терминал в Одесском порту. Привычное название для одесситов - нефтегавань. Построенный в пятидесятые годы, когда слово «экология с трудом выговаривали даже образованные люди, он перерабатывает 12 млн. т нефти в год, хотя, говорят знающие люди, бывало перегружали здесь и до 20 миллионов. Навсегда останется тайной, сколько нефти выплеснулось в Одесский залив за время существования этой гавани. Одесситы как-то притерпелись к ней, смирились, как и с вечно переполненными мусорными контейнерами на улицах. Об экологии горожане заговорили, затревожились, когда осенью 93-го правительство Леонида Кучмы приняло постановление о строительстве нового терминала близ Одессы. Его проектная мощность определялась в 40 млн. т в год. Общественность как-то пропустила мимо ушей, что первая очередь нефтеперевала будет равна по мощности (12 млн.) старому терминалу, что проект предусматривает вынос из-под подножия Потемкинской лестницы нефтегавани и нефтеперерабатывающего завода, расположенного в черте города, что на оздоровление тяжко хворающего Черного моря предусматривалось выделить 39% от стоимости всего проекта.

Аргументы «против» можно условно разделить на две части. Первая - истерично-эмоциональная. Как махновский хлопчик кричал: «Нет, и только!», так и экологи-любители утверждали, называя цифры предположительных разливов нефти, что море умрет, а на одесситов совершается покушение. Они «гарантировали», что даже если не будет аварий (а аварии обязательно будут!), нефтеперевалочный комплекс технологично даст течку 100 - 150 тонн в год. Но самое большое удивление и недоумение вызывало у граждан само решение - строить терминал. Зачем? Платите России валютой, как собираетесь платить Кувейту, Ираку и т.д., и нефти будет, хоть залейся, сокращается добыча нефти в самой России? Так давайте по-братски договоримся, будем в счет будущих поставок вкладывать деньги в реконструкцию нефтегазовой промышленности и без хлопот получать сырье по трубопроводу, словом, терминал - самостийницкий взбрык и не более того.

Серьезные люди и сомневались серьезно. Наученные горьким опытом, что у нас все гладко только на бумаге, они взвешивали - так ли уж совершенен проект? Есть ли серьезное экспертное обоснование по безопасности? Терминал «посажен» по принципу где удобнее, или изучено несколько вариантов и выбран оптимальный? Не разумнее ли вложить предназначенные для новостройки миллиарды в реконструкцию нефтегавани, поскольку вряд ли ее вынесут сразу, скорее всего она просуществует еще не один год? Насколько экономически выгоднее получать нефть морем из Ближнего и Среднего Востока, чем по «трубе» из России? Во что обойдется строительство танкерного флота? Есть ли, наконец, деньги на строительство и кто его будет выполнять? Много вопросов вызвал тендер, как теперь модно называть конкурсы - специалисты, может, в обсуждении проектов и участвовали, но общественность о них знала понаслышке. Так из чего выбирали? Не вчерашнего ли дня достижения технической мысли нам подсунули? Не отдано ли предпочтение тому, кто втихую сунул чиновникам взятку?

Жесткую позицию против строительства терминала занял Одесский областной Совет. Во-первых, депутаты требовали неукоснительного соблюдения существующего законодательства. Отвод земли, уровень экспертных оценок, экономическое обоснование «и другие моменты депутатский корпус взвешивал, как Шейлок золото. Совет проявил характер и запретил работы на берегу, которые начались до принятия окончательного, юридически обоснованного решения о строительстве.

Я не могу избавиться от ощущения, что депутаты облсовета психологически тоже сориентированы на традиционный, российский вариант нефтеснабжения. Но как бы то ни было, слава Богу, что пришел день и час, когда по волеизъявлению верхов делается только то, с чем согласны низы...

Когда два года назад Кабинет министров принимал решение о строительстве нефтеперевалочн9го комплекса, в обсуждениях и спорах настойчиво повторялось: до 1991 года терминал нужно построить, иначе - крах. Не знаю, можно ли считать крахом состояние экономики, когда тонна горючего стоит 15 миллионов, но о процветании явно говорить не приходится. Прошедшие два года доказали то, что и так было очевидно, - альтернативный источник нефтеснабжения жизненно необходим. Между тем, сессия Верховной Рады поименным голосованием высказалась против строительства терминала близ Одессы. И хоть окончательное решение перенесено «до более глубокого изучения проблемы», итоги голосования симптоматичны.

Логика сторонников строительства нефтеперевала такова.

В мировой практике считается нормальным, когда государство имеет 4 - 5 вариантов снабжения энергоресурсами. Украина остается жестко привязанной к российской «трубе». В годы существования СССР, она получала по сети существующих нефтепроводов 93% нефти и сама добывала 7%. Мощность нефтеперерабатывающих предприятий в государстве составляет 62 млн. т, и только на 30% обеспечивается сырьем из России. Поэтому свои заводы стоят, а страна вынуждена импортировать готовую продукцию, что гораздо дороже.

Не мало значит также, что технология переработки нефти у нас допотопная. Если в США из тонны нефти получают 470 кг бензина, то у нас - 150.

Динамика поставки нефти из России малоутешительна. В 1991 году Украина получала в пределах 50 млн. т. В 1992-м - 34 миллиона, в 1993-м - 20. В нынешнем году - не лучше. По существующим прогнозам добыча нефти в России падает, и надеяться на увеличение поставок опрометчиво. Реконструкция нефтегазового комплекса в Сибири потребует значительных капиталовложений, что скажется на цене, - это азбука.

Европейские страны создали для себя систему морских терминалов в Средиземном и Северном морях и получают нефть двумя путями - через Суэцкий канал и вокруг Африки. Расстояние по морю к Роттердаму соответственно 11800 и 23 тыс. км. По проработкам Укрнефтегаза наиболее выгодным партнером - поставщиком нефти для Украины является Ирак. По нефтепроводам от Киркука до турецкого Джейхана на Средиземное море, далее по трубопроводу до Кирикале в центре Турции. Там нить обрывается, нужно строить 320-километровый трубопровод до Черного моря (порт Самсун) и уже оттуда - танкерами домой. Расстояние от Киркука до Кременчуга - 2930 км. Это на 1000 км короче ныне существующего «российского варианта».

Помимо этого речь идет о перспективе - нефтеобеспечение Украины возможно по нескольким вариантам. По «чисто трубопроводному варианту» через Босфор или Дарданеллы - 4530 км. Через существующие порты Средиземного моря к европейской сети нефтепроводов - 11000 км. «Северный» вариант - через Гданьск (Росток, Вентспилс) и по трубопроводам (при условии их расширения в Украине) - 13800 км.

Заманчив чисто морской путь - от Персидского залива в Одессу - через Суэцкий канал, Босфор и Дарданеллы. Расстояние - 4400 км. И он как раз и наиболее реален...

Возникает вопрос - ну, а с Россией что, прерываем все отношения? Как раз наоборот! Те 30% сырья, которые мы получаем сегодня, как раз и есть необходимым количеством, чтобы Украина не попала под «персидское иго».

По существующим проработкам, как не раскладывай нефтяной пасьянс, а без мощного терминала Украине не обойтись. Кажутся заманчивыми предложения использовать в будущем чрезвычайно выгодное географическое положение страны - в сущности она стоит на перекрестке торгово-транспортных путей, и терминал можно задействовать для транзита нефти в европейские государства. На каждой тонне мы могли бы зарабатывать -20, перебрасывая 40-50 млн. т нефти в год.

Идеологи терминала не I отрицают, что объект этот - повышенной экологической опасности. Но и подчеркивают - главное, как его эксплуатировать. По всему миру работает около 400 морских терминалов, иные перегружают в год по 80, 120 и даже 150 млн. т нефти. И за последние 20-30 лет доказали возможность безаварийной работы. Чтобы не ходить далеко за примером - по соседству с Одессой, в Новороссийске, уже 20 лет безаварийно работает 40-милионный терминал, сейчас его мощность после реконструкции будет увеличена.

...Странно, что экологическая общественность России не сильно тревожится по этому поводу. Но нынешним летом в Южном, на площадке, .отведенной под береговые сооружения нефтеперевалки, почему-то протестовали участники российского зеленого движения «Хранители радуги». Нашей экологией обеспокоено российское «Общество за ядерную безопасность» из далекого Челябинска. Само собой, что не молчат и зеленые движения в Украине.

Два года ожесточенных споров вокруг нефтетерминала ведутся примерно так, как спорил Остап с ксендзами. «Бога нет!» - заявлял Бендер. «Бог есть!» - возражали ксендзы… Точку в споре о степени экологической опасности комплекса должна поставить государственная экологическая экспертиза. Но ее по сей день нет. Почему? Вопреки утверждению, что импорт ближневосточной нефти будет дешевле российской, председатель Одесского облсовета Р.Боделан приводит заключение одесских специалистов: завоз сырья на 40% дороже российского. Кто прав? Наконец, нельзя отмахнуться и от вопроса, почему сейчас через Одесскую нефтегавань не завозится, а только экспортируется нефть?

Аплодисменты народных депутатов сорвал в Верховной Раде Руслан Боделан заявлением, что строительство нефтетерминала - это не вопрос государственных интересов, а «интерес отдельных личностей и отдельных фирм», связаны с крупной экономической сделкой.

Отслеживая двухлетние страсти по терминалу, я склонен думать, что дело это действительно пахнет не только нефтью, но и деньгами. В столкновение вошли нефтяные магнаты, зарабатывающие колоссальные деньги на российской нефти, и противостоящие им силы, стремящиеся положить край монопольной зависимости Украины от России. Я не поставлю и ломаного гроша на спор, что это бессеребренники и идеалисты. Но в конце концов для того мы и содержим колоссальный аппарат контролирующих, правоохранительных органов, чтобы в первую очередь соблюдались интересы Украины, а не «отдельных личностей и фирм».

В своих интересах каждая сторона умело манипулирует общественным мнением, зацикленным на запретительстве и отрицании. Наш гражданин согласен митинговать, объявлять голодовки и ложиться под бульдозеры во имя светлого экологического будущего. Но попробуйте поднять его во имя чистоты, к примеру, Черного моря на элементарную очистку пляжей, прибрежной зеленой зоны. Поэтому решать голосованием: быть или не быть терминалу - путь тупиковый. Это компетенция специалистов, работающих гласно, аргументировано.

Две информации к размышлению. Мэр Одессы Эдуард Гурвиц, единственный из одесской депутации голосовавший за строительство терминала, выступая по местному телевидению, сказал, что нефтегавань из центра города вынесена будет. Город достаточно натерпелся от нее и дальше страдать не намерен. И еще. Вчера на уже пустынный осенний берег Ланжерона вылез краб. Чрезвычайно чувствительный к загрязнению воды, он исчез полтора десятка лет назад и, казалось, навсегда. Но в последнее время промышленность сбавила обороты, меньше стало стоков, и море, без нашей помощи пока, начало выздоравливать…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно