НУЖНА ЛИ УКРАИНЕ ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА? ПОПЫТКА НЕПОЛИТИЗИРОВАННОГО АНАЛИЗА

31 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Вот уже в течение достаточно длительного времени существующая система пенсионного обеспечения ...

 

Вот уже в течение достаточно длительного времени существующая система пенсионного обеспечения является одним из серьезнейших факторов напряженности в обществе, здесь сконцентрированы главные противоречия между законодательной и исполнительной властью в социальной сфере. Особенно усиливается значение пенсионных проблем в период предвыборных кампаний. И оснований для этого более чем достаточно: недовольны и пенсионеры, и работники, и работодатели.

Работодатели считают отчисления в Пенсионный фонд (32% фонда заработной платы) слишком высокими, утверждают, что именно это является основным препятствием для повышения заработной платы и выхода экономики из тени. Мы очень много говорим о необходимости привлечения в украинскую экономику инвестиций из-за границы. Но ведь принимая решение о размещении своих средств, любой предприниматель при прочих равных условиях сравнивает стоимость пенсионных взносов в 32% фонда оплаты труда в нашей стране с, допустим, 16% — в Польше, 19,5 — в Чешской Республике или 8,75% — в Хорватии.

Наемные работники полагают, что их несправедливо обирают, поскольку сегодня — из-за высоких пенсионных отчислений — им платят маленькую зарплату (и действительно, в двух третях бедных семей есть хотя бы один работающий), а завтра, несмотря на эти высокие отчисления, будут платить маленькую пенсию.

Пожилые люди, всю свою жизнь тяжело работавшие и честно платившие налоги, справедливо обижены тем, что государство не может обеспечить им мало-мальски приемлемый уровень жизни. И действительно, 85% пенсий — ниже черты бедности. Особенно обижены люди, получавшие относительно высокую зарплату (по украинским стандартам, разумеется) и соответственно перечислявшие большие суммы в Пенсионный фонд, но не относящиеся к привилегированным группам и получающие сегодня пенсию по закону «О пенсионном обеспечении». Если в среднем выход на пенсию означает потерю примерно двух третей дохода, то эти люди теряют около 90% дохода. К слову, в УССР средняя пенсия рабочих и служащих составляла 40% средней зарплаты, но нельзя забывать о том, что колхозники пенсионного возраста получали жалкие крохи, а нынче, по крайней мере, такого рода дискриминация ликвидирована.

Крайне низкие пенсии вынуждают всех, у кого есть силы и кто может найти рабочее место, работать. К сожалению, значительная часть людей пенсионного возраста вынужденно трудится не по специальности, очень часто в теневом секторе. В течение первых десяти лет после «выхода на заслуженный отдых» работает (с учетом занятости в личном подсобном хозяйстве) треть пенсионеров.

Доля пенсии в совокупных доходах пенсионеров сократилась до 54%, а в сельской местности — до 38%. Таким образом, даже в семьях, состоящих только из стариков, она перестала быть основным источником дохода. Нынче не пенсии определяют уровень их жизни, а возможность получения дополнительных доходов, в первую очередь с имеющихся у них клочков земли.

Еще большее недовольство пенсионеров вызывает то, что размер пенсии абсолютно не зависит ни от трудового стажа, ни от суммы пенсионных взносов, сделанных в течение всей жизни.

Закономерно возникает вопрос о причинах такой ситуации. Насколько системны недостатки нынешнего пенсионного обеспечения? Как их устранить?

Говоря о действующей в на-
шей стране пенсионной системе, следует прежде всего подчеркнуть ее социальную несправедливость и финансовую уязвимость.

В тех слоях украинского общества, которые стремятся к сохранению исключительно солидарной пенсионной системы, бытует мнение о ее якобы максимальной нацеленности на поддержку социально незащищенных. Позволю себе привести аргументы против этого тезиса.

Первое. Предлагаю всем задуматься над тем, что именно бедные и социально уязвимые люди, как правило, умирают значительно раньше состоятельных и здоровых. Соответственно, они в течение более короткого периода получают пенсии. И вообще, нынче высокий уровень смертности мужчин трудоспособного возраста приводит к тому, что треть шестнадцатилетних юношей не доживает до пенсии. Следовательно, взносы, которые делались в Пенсионный фонд пропорционально заработку в течение всей их трудовой жизни, для них потеряны. Эти суммы ведь не являются их собственностью и не могут быть хотя бы унаследованы вдовой или детьми в случае преждевременной смерти. Пенсия, которая назначается в случае потери кормильца, совершенно не компенсирует таких утрат.

Второе. При определении размера пенсии учитывается заработная плата за последние два года (возможен и вариант пятилетнего периода, но в условиях высокой инфляции и достаточно быстрого роста номинальных заработков он встречается крайне редко). Это открывает громадный простор для злоупотреблений, когда хорошие отношения с начальством позволяют искусственно увеличить будущему пенсионеру заработок — на бумаге, разумеется.

Третье. Нынешние ограничения максимального размера выплат (речь идет лишь о пенсиях, выдаваемых согласно закону «О пенсионном обеспечении») приводят к тому, что две трети пенсионеров получают практически одинаковые суммы. Разница между максимальной пенсией и наименьшей трудовой (минимальная пенсия плюс целевое денежное пособие) составляет с 1 августа 2001 года 45 гривен. Зачем же платить большие взносы в Пенсионный фонд?

Как же бороться с выплатой зарплаты в конвертах, если в этом абсолютно не заинтересованы наемные работники? Фактически, существующая система пенсионного обеспечения провоцирует расширение теневых отношений в сфере оплаты труда. И еще. Какой смысл в персонифицированном учете взносов, если размер пенсии от суммы этих взносов на практике не зависит?

Четвертое. Есть целая группа пенсионеров (депутаты и их помощники, государственные служащие, работники прокуратуры, ученые, журналисты и пр. и пр.), получающих до 90% своей прошлой зарплаты. Происходит это потому, что пенсионное обеспечение в Украине регулируется более чем 20 законодательными актами. В результате средняя пенсия, назначенная в соответствии с законом «О пенсионном обеспечении», составляет лишь 7,3% средней же пенсии, назначенной в соответствии с законом «О статусе народного депутата».

Пятое. Стремление вывести из тени большие заработки было реализовано таким образом, что сейчас отчисления в социальные фонды (включая, разумеется, и Пенсионный) делаются с заработков до 1600 гривен. В принципе это соответствует международной практике. Но есть одна сугубо отечественная новация: при определении размера пенсии учитывается вся сумма зарплаты. Таким образом, вполне состоятельные люди получают большие (снова оговорюсь, по украинским стандартам) пенсии, не уплатив адекватных взносов.

Поскольку для основной массы пенсионеров существует уже упомянутое ограничение максимального размера пенсии, это имеет значение только для привилегированных групп. Учитывая, что, в отличие от заработной платы, пенсии налогами не облагаются, доходы «спецпенсионеров» (финансируемые из солидарной системы!) после выхода на пенсию не только не уменьшаются, но даже возрастают. А если еще вспомнить практически одинаковые ставки отчислений в Пенсионный фонд, то такую систему очень трудно признать справедливой и направленной на защиту уязвимых слоев общества.

Например, при зарплате в 2000 грн. представитель этих привилегированных групп получает пенсию в размере 1800 грн., металлург, стоявший у мартена, — 156 грн., а работник машиностроительного предприятия или строитель — 117 грн. Понимая, что подобную практику пенсионного обеспечения невозможно распространить на все население страны, лоббисты различных профессиональных групп стремятся включить «своих» в этот привилегированный список.

Шестое. Несмотря на то, что пенсионный возраст в Украине значительно ниже, чем в большинстве стран не только с развитой, но и переходной экономикой, действующее законодательство предусматривает право на досрочную пенсию для отдельных категорий работающих. Два миллиона нынешних пенсионеров вышли на пенсию на 5—20 лет раньше общего пенсионного возраста, причем круг лиц, имеющих на это право по профессиональному признаку, за последние десять лет стремительно расширился.

Если в 1971 году досрочную пенсию получали 7% пенсионеров, то в 2001-м — уже 16%, а из вышедших на пенсию в 2000 году 28% были моложе положенных 55(60) лет. В результате средний возраст выходящих на пенсию по выслуге лет в 2000 году составил 51,5 года среди мужчин и 48 — среди женщин. Как выясняется, раньше всех пенсию по выслуге лет получают жители Харьковской (мужчины — в 43,6 года, а женщины — в 47,1) и Киевской областей (мужчины — в 44,1 года, а женщины — в 46,3). Едва ли можно назвать справедливой практику финансирования таких досрочных (они, кстати, и несколько более высокие) выплат за счет перераспределения средств солидарной системы, то есть фактически из кармана сегодняшних пенсионеров.

Седьмое. Одним из самых серьезных факторов финансовой неустойчивости нынешней пенсионной системы являются масштабы льгот по уплате взносов в Пенсионный фонд. Это касается, например, тех самозанятых и мелких предпринимателей, которые платят фиксированный налог. Из 18,7 млн. занятых в официальном секторе экономики отчисления в Пенсионный фонд делают только 15,6 млн.

Особенно масштабной и острой нужно признать проблему финансирования пенсий и пособий в агропромышленном секторе. Из 5,4 млрд. гривен, которые были необходимы в 2000 году для выплаты пенсий сельским пенсионерам, от сельскохозяйственных плательщиков поступила лишь десятая часть. Необходимость поддержки наших аграриев, особенно в нынешних непростых условиях реформирования, сомнений не вызывает. Нужно исправлять и многолетнюю несправедливость по отношению к сельским жителям. Однако нельзя же делать это посредством новой несправедливости — теперь уже по отношению к городским пенсионерам. Наверное, честнее и справедливее финансировать пенсии бывшим работникам сельского хозяйства за счет бюджета, как это, кстати, делается в Польше.

Восьмое. Отдельные отрасли накапливают долги перед Пенсионным фондом, и время от времени наши законодатели принимают решения об их списании и реструктуризации. Так, только в 2000 году было списано почти 3 млрд. грн., да за предыдущие годы «прощенная» недоимка превышает 4 млрд. Не хочу сейчас обсуждать целесообразность такого решения — не приведет ли это к тому, что в будущем в надежде на списание перестанут платить и остальные? Но даже если эти долги действительно вызваны экономическими трудностями, а не бесхозяйственностью и неумением работать, нельзя быть добрыми за чужой счет. В данном случае за счет пенсионеров. Это безнравственно.

Эти и другие «встроенные»
пороки многократно обостряют объективно существующие проблемы финансирования пенсий исключительно из солидарной системы — по так называемому договору поколений, когда пенсии выплачиваются из взносов работающего населения. Финансовая устойчивость такой системы определяется главным образом соотношением численности пенсионеров и плательщиков взносов, которое, в свою очередь, зависит от:

— демографической нагрузки, то есть от соотношения численности населения пенсионного и трудоспособного возраста;

— уровня занятости трудоспособных;

— удельного веса плательщиков пенсионных взносов в общей численности занятых.

Все эти параметры определяются общей экономической ситуацией, в частности, развитием рынка труда и уровнем уплаты налогов в целом, а также демографическими процессами, прежде всего возрастом выхода на пенсию и уровнями смертности в различных возрастных группах. При этом если экономическая ситуация может измениться к лучшему, то демографические прогнозы не оставляют шансов на положительные перемены в течение ближайших 40—50 лет.

Население Украины заметно старше, чем в большинстве стран СНГ, и примерно соответствует европейским стандартам. Но из-за значительно более раннего пенсионного возраста удельный вес пенсионеров у нас значительно выше, чем в соседних странах. В ряде регионов (Винницкая, Житомирская, Черниговская, Луганская области) на 100 работающих их приходится более 70.

Пенсионный возраст в Украине — едва ли не самый низкий в мире, и, вопреки распространенному мнению о чрезвычайно высокой смертности, женщины, достигшие 55 лет, живут у нас еще в среднем 22,5 года, а мужчины, достигшие 60, — 14,2 года. Это и есть так называемая средняя ожидаемая продолжительность жизни при достижении пенсионного возраста.

Даже если в течение ближайших лет резко повысится рождаемость, это существенно повлияет на финансовые возможности пенсионной системы лишь через 25—30 лет. Снижение смертности объективно будет сопровождаться углублением процесса старения. Нет оснований рассчитывать и на омоложение населения за счет притока молодежи извне, характерного для экономически развитых стран.

Таким образом, после довольно непродолжительного периода (1995—2005 годы) выхода на пенсию относительно малочисленного поколения военных лет Украина неминуемо столкнется с существенным возрастанием демографической нагрузки. Ее пик ожидается в середине столетия, когда (при условии сохранения нынешнего пенсионного возраста) на 1000 работающих будет приходиться около 900 пенсионеров...

Даже если удастся минимизировать безработицу, то есть снизить ее с нынешних 12% (по методологии Международной организации труда) до близких к естественной норме 4—5%, а также практически искоренить все имеющиеся льготы и обеспечить очень высокий уровень уплаты пенсионных взносов, без повышения пенсионного возраста кардинально улучшить ситуацию в рамках только солидарной системы не представляется возможным.

Однако аргументы и расчеты специалистов не воспринимаются обществом. Общественное мнение и реакция народных депутатов не позволяют повысить пенсионный возраст, как это сделали в связи с постарением населения практически все страны, начавшие реформы своих пенсионных систем. Нам остается только стимулировать граждан к продолжению трудовой деятельности после 60(55) лет.

Солидарная система очень
уязвима с точки зрения роста нагрузки на плательщиков взносов, а потому в долгосрочной перспективе финансово неустойчива: мы неминуемо станем перед выбором между повышением ставок пенсионных взносов, снижением пенсий, рецидивами задолженности по их выплате или сокращением непенсионных расходов бюджета (на образование, здравоохранение и т.п.).

С этой проблемой сталкиваются практически все страны мира, и обусловлена она общей причиной — постарением населения из-за резкого снижения рождаемости 40—50 лет назад. Кроме уже упомянутого повышения пенсионного возраста, вводятся иные, построенные на принципиально иной основе, системы пенсионного обеспечения, подверженные другим рискам. Речь идет о построении многоуровневой системы пенсионного обеспечения, состоящей из трех компонентов: солидарного (первый уровень), обязательного накопительного (второй) и дополнительного, или добровольного, накопительного (третий уровень). Если солидарная система (первый уровень) чувствительна преимущественно к демографическим рискам, то накопительная (второй и третий уровни) — к принципиально иным, связанным с долговременной защитой пенсионных средств от инфляции.

Вспоминая известную поговорку, можно сказать, что это позволяет разложить яйца в разные корзинки, надеясь на то, что одновременно все не разобьются. С финансовой точки зрения, диверсификация позволяет существенно снизить общий риск краха пенсионной системы.

Итак, что же дает каждо-
му конкретному человеку участие одновременно в трех уровнях и почему мир не отказывается от солидарной системы, если она так плоха?

Прежде всего нужно отметить, что солидарная система базируется на принципах безусловного социального равенства. Поэтому если оставить за ней только изначально присущие ей функции одинаковой для всех защиты от бедности в старости и освободить от всех иных, так или иначе связанных с закреплением социальных различий, в частности с финансированием льгот, то выясняется, что эта система в состоянии обеспечить небольшой доход всем, кто работал. Если человек — то ли в связи с небольшим заработком, то ли в силу иных причин — не сумел скопить себе на старость денег, он вынужден будет довольствоваться этими достаточно скромными средствами. Альтернативой классической солидарной системе является финансирование так называемых минимальных трудовых пенсий из бюджета — такая практика существует, например, в Австралии.

Из солидарной системы выплачиваются:

— пенсии по возрасту;

— пенсии по инвалидности (кроме пенсии по инвалидности, вызванной несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием);

— пенсии в связи с потерей кормильца;

— помощь на похороны пенсионера.

Участие в обязательной накопительной системе (втором уровне) предполагает, что независимо от своего желания каждый легально работающий человек в течение всей своей трудовой жизни часть зарабатываемых средств не расходует на сиюминутное потребление, а откладывает на старость. Фактически введение обществом этого пенсионного компонента связано с присущим многим людям легкомыслием и необходимостью «насильно» обеспечивать их доходы и после прекращения трудовой деятельности. Если в обществе доминирует приоритет личной свободы и права выбора (как, например, в США), обязательная накопительная система не вводится.

Из обязательной накопительной системы, как правило, по выбору застрахованного лица осуществляют такие виды пенсионных выплат:

— пожизненная пенсия с установленным периодом;

— пожизненная обусловленная пенсия;

— пожизненная пенсия семейной пары;

— одноразовая пенсионная выплата.

Таким образом, даже обязательная накопительная система предполагает значительно большую, чем солидарная, свободу выбора и одновременно ответственность.

Участие в дополнительной (добровольной) накопительной системе (третий уровень) рассчитано на тех людей, кто хочет и может сделать большие, чем обычно, накопления на старость. Кроме того, именно в рамках дополнительных систем финансируются, например, досрочные пенсии работникам ряда отраслей и профессий.

Оговорюсь сразу, что взносы в пенсионную систему во всех странах делают примерно в равных частях работодатели и наемные работники. Переход к такой паритетной уплате, как показывает опыт Польши, имеет ярко выраженный социальный эффект. Когда взносы практически полностью платит работодатель (из сегодняшней наиболее распространенной в Украине ставки в 34% на долю наемного работника приходится только 2%), застрахованные плохо представляют себе связь их собственных отчислений с будущей пенсией. Разумеется, перераспределение с целью перехода к паритетной уплате (его еще называют «бруттизацией заработной платы») не приводит — и не может привести — к снижению реальных доходов наемных работников.

Поскольку накопительная система — и второй, и третий уровни — существует только за счет перераспределения потребления в течение жизни одного и того же человека и в принципе не предполагает перераспределения от одних людей к другим, автоматически решаются практически все проблемы, обусловленные социальной несправедливостью. Суммы, накопленные на индивидуальных пенсионных счетах, являются собственностью застрахованных и в случае преждевременной смерти наследуются в действующем порядке, а не остаются в общем «котле».

Нет и не может быть никаких ограничений максимального размера пенсий — сколько отложил, столько и получил, а также финансирования льгот, предоставляемых одним слоям общества за счет других, — все профессиональные льготы оплачиваются соответствующими профессиональными пенсионными фондами. Поскольку значительную часть средств в такие фонды вносит работодатель, у него появляются серьезнейшие стимулы внедрять новые технологии, позволяющие значительно сократить применение рабочей силы во вредных для здоровья условиях, чем, собственно, и мотивируется назначение досрочных пенсий.

Непосредственная и понятная зависимость пенсии от суммы накопленных средств (в свою очередь обусловленной суммой взносов в пенсионные фонды) лучше других мер стимулирует легализацию доходов, получаемых в течение трудовой жизни. Если наемный работник возражает, работодатель не сможет так легко платить зарплату в конверте.

Определение размера пенсии с учетом всех взносов, сделанных за весь период трудовой деятельности, решает и проблему искусственного увеличения заработков — то ли за два года, то ли за пять.

Создание накопительной
системы — это и столь необходимые для экономики страны инвестиционные ресурсы. К тому же это будут не «короткие» спекулятивные средства, вносимые в банки на несколько месяцев, а «длинные», гарантированно подлежащие изъятию лишь через десятки лет. В экономически развитых странах именно пенсионные фонды осуществляют значительную часть инвестиций. В Чили средства пенсионных фондов составляют 40% ВВП. В Польше в течение двух лет в экономику было инвестировано около 1 млрд. «пенсионных» долларов. В Венгрии за счет инвестирования пенсионных накоплений удалось снизить ставки банковских кредитов с 20 до 10%.

Безусловно, возникают сомнения — а готов ли украинский фондовый рынок поглотить такие средства? Ведь суммы ожидаются не маленькие: при обязательном отчислении в накопительную систему 2% фонда заработной платы уже в течение первого года сумма взносов превысит 200 млн. долл., а в течение первых десяти лет в экономику страны вольется около 5 млрд. долл.

Есть ли отрасли и предприятия, в которые можно инвестировать эти средства без риска их утраты или обесценения из-за инфляции? Вопрос, безусловно, трудный. Особенно если вспомнить имеющийся в нашей стране опыт деятельности злополучных трастов. Всем памятны стремительный взлет и столь же стремительный крах финансовых пирамид — они на корню подорвали доверие народа к системе негосударственного пенсионного страхования. Но почему граждане понесли свои последние деньги в трасты? Да потому, что разрушенная система государственного пенсионного обеспечения и потеря сбережений в Сберегательном банке и Госстрахе породили в обществе недоверие к способности государства обеспечить достойную, социально защищенную старость. Появился спрос на альтернативные пути самостоятельного обеспечения доходов в старости, и по законам рыночной экономики он был удовлетворен. Потери населения из-за деятельности этих злополучных небанковских финансовых учреждений, в первую очередь, были обусловлены как раз отсутствием законодательного регулирования этой сферы, а следовательно, и механизмов контроля над их деятельностью.

В течение 1993—2000 годов в Украине зарегистрировано около 100 негосударственных пенсионных фондов, по непроверенным данным реально работает примерно 20 — надлежащего учета, разумеется, нет. Не удалось мне даже узнать, сколько же людей принесли туда деньги, какие суммы привлечены и куда инвестированы. При отсутствии необходимого законодательства и государство не может выполнять необходимые регулирующие и контролирующие функции, и население не рассматривает эти фонды как законный и надежный механизм своей социальной защиты.

Мы — не первые, кто вво-
дит накопительную систему пенсионного обеспечения и решает проблему эффективного инвестирования привлеченных средств. Стабильное предложение денег формирует и спрос на них, ускоряет развитие фондового рынка.

Безусловно, необходимы достаточно жесткие ограничения на инвестирование пенсионных средств. Законодатель должен четко выписать правила инвестирования, определить разрешенные финансовые инструменты и установить обоснованные ограничения по инвестированию в них пенсионных денег. В тоже время необходимо полностью исключить возможности приобретения пенсионными фондами финансовых инструментов, не соответствующих требованиям сбалансированности риска и ожидаемой доходности. В ряде стран, например, предусматривается возможность инвестирования до 50% пенсионных средств в государственные долговые обязательства, до 60% — в акции и облигации отечественных предприятий (оговариваются характеристики таких предприятий), до 40% — в банковские депозиты, до 20% — в облигации иностранных эмитентов или государственные обязательства других государств, до 20% — в иностранные корпоративные ценные бумаги.

Возможность инвестирования за пределами Украины позволят распределять инвестиционные риски в пределах мирового, а не только национального рынка капиталов. Конечно, с ура-патриотических позиций все пенсионные средства необходимо инвестировать только в отечественную экономику. Но нужно отдавать себе отчет в том, что эти средства не принадлежат государству, они являются собственностью застрахованного, поэтому главный приоритет — их сохранение и приумножение. Соответственно, все инвестиции должны осуществляться в интересах застрахованного лица. Хорошо, конечно, когда они совпадают с задачами экономического развития. Кстати, при большей инвестиционной привлекательности (по критериям и прибыльности, и рискованности) отечественного рынка за границу можно будет вообще не инвестировать, или же объем таких инвестиций будет минимальным.

На первых порах к выполнению функций по управлению пенсионными средствами целесообразно привлекать только самые известные и стабильные банки страны, имеющие достаточно длительный и успешный опыт инвестиций в реальную экономику. Такие банки нужно заинтересовать в создании специальных компаний-администраторов. Эти компании и будут нести все обязательства по пенсионному обеспечению. При этом крайне важным является четкое законодательное определение требований к компаниям-администраторам и невозможность использования ими средств пенсионных фондов для гарантирования своих обязательств или решения иных, далеких от пенсионного страхования, задач.

В целом же государство обязано создать необходимые условия для сохранения пенсионных средств граждан — нужен специальный регулятивный орган, обеспечивающий прозрачность и координацию всей системы.

Разнообразие возможностей делать сбережения на старость позволит каждому выбрать именно тот способ, который кажется наиболее привлекательным. Именно поэтому пенсионное обеспечение должно проводиться не только пенсионными фондами (даже если их будет достаточно много), но и банковскими учреждениями и страховыми организациями.

Чрезвычайно важно решить вопрос о налогообложении средств, которые направляются в пенсионную систему, формируются в ней или изымаются из нее. Налоговые льготы имеют решающее значение и в значительной мере определяют выбор работодателями и наемными работниками схемы пенсионного обеспечения. Необходимо определить уровень взносов на добровольное пенсионное страхование, на которые распространяются налоговые льготы, и исключить возможность двойного налогообложения. Кроме того, чтобы обеспечить ускоренный рост пенсионных сбережений и их защиту, в том числе от инфляции, необходимо освободить от налогов инвестиционный доход, полученный от размещения пенсионных активов. Иначе эти налоги будут просто переложены на плечи пенсионеров. Международный опыт свидетельствует, что наиболее эффективной и привлекательной является схема, при которой налог уплачивается только при получении пенсии. Сегодня же суммы взносов, перечисляемых в Пенсионный фонд Украины самими наемными работниками, сразу же облагаются налогом.

Хочу еще раз подчеркнуть, что не только экономическая ситуация в стране влияет на эффективность пенсионного обеспечения, но и рациональная пенсионная система ускоряет экономическое развитие.

Ну и, наконец, — хотя это в итоге может оказаться едва ли не самым главным — внедрение адекватной рыночной экономике пенсионной системы приучает население к ответственности за свою собственную судьбу и за судьбу своих близких, приучает не тратить немедленно все заработанные средства, а откладывать их часть на старость, помогает преодолеть столь характерные для нас патерналистские ожидания и адаптироваться к новым условиям жизни. Наконец, именно накопительная система пенсионного обеспечения благоприятствует становлению среднего класса — основного гаранта социальной стабильности. Таким образом, став многоуровневой, система пенсионного обеспечения превратится из тормоза в локомотив экономического развития. Без этого принципиальные изменения психологии и населения, и государства в лице его управленческих структур просто невозможны.

Если многоуровневая система будет создана и нормально заработает, это позволит в конце концов покончить с таким позорным явлением, как бедность стариков, всю жизнь честно создававших национальное богатство. Существенного повышения доходов пенсионеров и работающих в рамках солидарной системы, как я уже попыталась показать, достичь невозможно — в лучшем случае можно рассчитывать на пенсию в размере 38—40% заработка. Еще 25—30% могут быть обеспечены исключительно путем накопления средств на индивидуальных счетах, их инвестирования и получения соответствующего инвестиционного дохода.

Однако в ходе реформы,
кроме перечисленных проблем защиты средств и обеспечения их эффективного инвестирования, возникает еще одна. Речь идет о том, что параллельно с созданием и пополнением обязательных накопительных счетов необходимо выплачивать текущие пенсии сегодняшним пенсионерам, получающим их исключительно по солидарной системе. Таким образом, часть взносов в Пенсионный фонд, которые в при одноуровневой солидарной системе полностью идут на материальное обеспечение сегодняшних стариков, неминуемо будет изъята — на накопление. И в течение достаточно продолжительного периода — по моим оценкам, он будет продолжаться 25—30 лет — необходимо будет обеспечивать выполнение так называемых «двойных обязательств».

Международная практика свидетельствует, что для этого используются средства от приватизации государственных предприятий (у нас еще, кажется, что-то осталось), дополнительные сборы (по типу специальных налогов с продажи валюты, недвижимости, предметов роскоши и т.п.) и бюджетные субвенции, сформированные в первую очередь за счет детенизации экономики и соответствующего увеличения налоговых поступлений.

Но, кроме этого, нельзя пренебрегать и чисто демографическими факторами, которые определяют продолжительность периода «двойных обязательств» и его стоимость. Обязательства переходного периода, а стало быть, и цена внедрения многоуровневого пенсионного обеспечения будут постепенно уменьшаться — пропорционально естественному процессу сокращения численности людей, получающих пенсии исключительно из солидарной системы. Таким образом, наиболее эффективным представляется согласовать начало введения второго уровня в Украине с фазой минимальной нагрузки на работающее население. Судя по прогнозам, такая фаза в Украине будет длиться в течение 2002—2005 годов.

Пенсионная реформа — и у нас, и в других странах — адресуется не только и не столько старшим поколениям, как молодежи, которая благодаря этому приобретает уверенность в своем отдаленном будущем.

Реформа может быть успешной только при осознании всеми слоями общества ее необходимости и неотвратимости. Но поддержка обеспечена лишь тогда, когда граждане убеждены: пенсионное обеспечение в результате реформ улучшится. Поэтому нужны четкие формулировки, четкие количественные взаимосвязи. Нужна широкая разъяснительная работа.

Население должно получить правдивую информацию и о действительных причинах существующего крайне неудовлетворительного пенсионного обеспечения, и конечной цели реформы, ее основных принципах и возможных рисках. Нельзя врать! Нельзя обещать того, что выходит за пределы финансовых возможностей системы — а, к сожалению, наши политики очень часто этим грешат, возможно, в надежде, что отвечать за их обещания будут уже другие. И в то же время необходима четкая система государственных гарантий сохранности взносов, их защиты от инфляции и неудачного инвестирования.

Учитывая ожидаемые эко-
номические, социально-демографические и политические перспективы, полагаю, что в течение 2001—2002 годов следует сделать такие шаги:

— реформирование действующей солидарной системы (которая станет первым уровнем системы пенсионного страхования), обеспечение ее сбалансированности и финансовой устойчивости, что позволит поддерживать покупательную способность нынешних пенсионеров, регулярная индексация пенсий в соответствии с ростом цен и средней зарплаты;

— создание добровольной системы пенсионного обеспечения (третий уровень), основу которой составят негосударственные (профессиональные, корпоративные) пенсионные фонды;

— создание системы государственного регулирования и контроля пенсионного страхования, а также специального регулятивного органа.

В течение 2003—2004 годов должно быть обеспечено стабильное функционирование реформированной солидарной и добровольной накопительной систем, отработка механизмов государственного регулирования и контроля в этой сфере, создание экономических предпосылок и техническая подготовка ко внедрению обязательной накопительной системы.

В 2005—2006 годах целесообразно приступить к отчислениям взносов в обязательную накопительную систему (второй уровень) и обеспечить ее полноценное функционирование.

Опыт стран, прежде всего с переходной экономикой, которые уже реформировали свои системы пенсионного обеспечения, неопровержимо доказывает, что реформа — это процесс чрезвычайно длительный, и сколь бы совершенным ни было новое пенсионное законодательство, время от времени необходимы будут их коррективы.

Очень часто приходится слышать, что, дескать, экономический рост обеспечит решение всех социальных проблем, включая и пенсионные. Но ведь не решает. В 2000 году экономика Украины развивалась очень высокими темпами, а уровень бедности среди пенсионеров не только не снизился, а наоборот — вырос на 13,5%. И объясняется это достаточно просто. Первыми плодами экономического роста всегда и везде пользуется весьма ограниченный слой — самые квалифицированные, самые предприимчивые, самые удачливые, наконец. И лишь при грамотной социальной политике государства удается передать часть этих плодов тем, кто нуждается в поддержке общества: старым, больным, бедным.

Конечно, пенсионная реформа приведет к очередному разочарованию, если не будет роста занятости, изменения политики оплаты труда и налогообложения. Однако только этих мер недостаточно. Поэтому никоим образом не преуменьшая значения экономического роста, взвешенной макроэкономической политики, хочу подчеркнуть необходимость кардинальных изменений существующей системы пенсионного обеспечения. Изменения эти неминуемо затрагивают интересы самых разных слоев общества, а также государственные финансы, банковскую сферу и по масштабам могут быть сравнимы разве что с земельной реформой. А следовательно, отношение к пенсионной реформе неминуемо отражает политический вектор. Но только она откроет возможности для столь необходимого перехода от краткосрочных к долгосрочным моделям накопления, инвестиций и экономического роста.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно