Нужен ли украинской экономике «стальной кукушонок» и что с ним делать?

14 сентября, 2007, 13:59 Распечатать Выпуск №34, 14 сентября-21 сентября

Статья доктора технических наук Игоря Шелевицкого «Атомная энергетика и черная металлургия – чт...

Статья доктора технических наук Игоря Шелевицкого «Атомная энергетика и черная металлургия – что от этого украинцам?» («ЗН», №28 от 4 августа 2007 года) не могла оставить меня равнодушным и безучастным как к поднятым автором проблемам, так и к изложенной их трактовке и предложенным способам решения.

Прежде всего хочу поблагодарить редакцию газеты и автора статьи за серьезное внимание и проявленную озабоченность чрезвычайно острыми и болезненными проблемами развития металлургической отрасли Украины и связанными с этим развитием последствиями. И все же эта публикация вызывает также большое желание вступить в полемику с ее уважаемым автором. Безусловной позитивной стороной статьи является, на мой взгляд, впервые проведенный автором анализ принятой стратегии развития атомной энергетики страны в увязке с потребностями и проблемами черной металлургии, а также сделанный им акцент главным образом на существующих и потенциальных угрозах и негативных последствиях для общества планируемого развития этих отраслей.

Однако, акцентируя внимание читателя только на негативной стороне явлений, автор при этом забывает о неразрывно связанном с ней позитиве. Не имея отношения к атомной промышленности и не оценивая справедливость высказываний И.Шелевицкого по проблемам развития этой отрасли, все же считаю необходимым изложить свою позицию относительно ситуации в горно-металлургическом комплексе Украины (ГМК). Чтобы серьезно разобраться в этом, давайте вспомним о значении этого комплекса для отечественной экономики.

Приведу общеизвестные данные: отрасль является основным донором государственного бюджета, обеспечивая более 40% поступлений валюты в страну; почти 30% составляет ее доля в валовом внутреннем продукте; предприятия ГМК обеспечивают рабочие места в наиболее густонаселенных регионах страны и на них занято более полумиллиона человек; на металлургическую промышленность опираются и для нее работают энергетика, машиностроение, строительство, банковская сфера, другие бюджетные и непромышленные организации, учреждения, а это миллионы людей.

Горно-металлургический комплекс является сегодня, без преувеличения, системообразующим элементом всей украинской экономики. И в данном случае это хорошо, потому что будь по-другому, показатели и экономики, и бюджета страны выглядели бы совсем иначе. Поэтому подход, основанный на принципе, аналогичном известному «нет человека, нет проблемы» (нет металлургии, нет проблем от нее у общества), здесь не срабатывает.

Сегодняшние реалии таковы, что без украинской металлургии не может существовать ни украинская экономика, ни Украинское государство. Поэтому продуктивным может быть только подход, состоящий в поиске эффективных путей и способов качественного обновления ГМК и решения на этой основе существующих проблем.

Но эта конструктивная часть, к сожалению, слабо представлена в обсуждаемой публикации. Выход из сложившейся ситуации автор видит лишь в следующем: «Так каков выход, есть ли альтернатива? Конечно, есть. В горнодобывающей отрасли — это комплексное и полное использование природных ресурсов, в металлургии — работа на внутренний рынок и развитие машиностроения. Безусловно, эти отрасли должны нести расходы на преодоление негативных экологических и социальных последствий деятельности».

Соглашаясь с необходимостью реализации названных мер, все же не считаю их главными, ключевыми в сегодняшней ситуации. Таковые лежат глубже, в существующей в отрасли системе экономических отношений.

Пусковым механизмом, приведшим к формированию нынешней системы экономических отношений, стала проведенная в отрасли приватизация. С точки зрения интересов государства и общества она оказалась, мягко говоря, неэф­фективной. Государство не получило от продажи своего имущества сколько-нибудь значительных средств, а население — реальной собственности. В результате промышленные гиганты перешли во владение частных лиц, а государство фактически утратило непосредственное влияние на происходящие в ГМК процессы. В дальнейшем оно самоустранилось и от осуществления в отрасли регулятивных функций. Таким образом, сегодня украинская металлургия — это несколько сложившихся финансово-промышленных групп, которые управляют ею, понятно, в своих интересах, отодвигая на второй план интересы как ГМК, так и Украины в целом. Как следствие, страдают общенациональные интересы, ущемляются интересы трудовых коллективов.

Механизмом, посредством которого удалось так быстро и эффективно присвоить государственную собственность, стал искусственно созданный институт «посредничества». Благодаря ему доля прибылей оказалась и оказывается до сих пор на счетах компаний-посредников, принадлежащих собственникам и размещенных в офшорных зонах, а предприятиям — производителям продукции остаются убытки или минимальная прибыль.

Сошлюсь на мнение эксперта Международного центра перспективных исследований И.Газизуллина: «В нашей стране подавляющее большинство компаний традиционно работают на сокрытие своей реальной прибыли… Обычной практикой для крупнейших украинских корпораций давно стал экспорт продукции через зарегистрированных в офшорах трейдеров. Эти схемы являются самым простым способом сокрытия корпорациями своих реальных прибылей в Украине» (статья «Предприятия продолжают скрывать прибыль» в «Экономических известиях» от 19 февраля 2007 года).

Вследствие этого предприятия-производители не имеют необходимых финансовых ресурсов для решения существующих экологических и социальных проблем и не будут их иметь до тех пор, пока не изменится нынешнее положение дел.

Именно поэтому, на мой взгляд, необходимой предпосылкой решения существующих проблем является предварительное решение более глубоких, системных проблем металлургии. Для этого следует: 1) восстановить в отрасли полноценную координирующую и регулирующую роль государства; 2) ликвидировать институт посредников как экономически бесполезный и перекрыть офшорные каналы выведения прибылей из Украины; 3) демонополизировать ГМК, сформировать и развивать в отрасли действительно конкурент­ную среду.

Кто и как мог бы решить эти задачи? Убежден, только государст­во через разработку и реализацию продуманной и эффективной стратегии развития ГМК Украины на 10—15 лет. Такая стратегия, во-первых, должна быть построена на балансе интересов всех заинтересованных в развитии металлургии субъектов — собственников, трудовых коллективов предприятий, территориальных общин, где размещены предприятия, общества и государства в целом и, во-вторых, определять общенациональные цели и задачи развития отрасли, конкретные механизмы их решения, необходимые для этого источники и объемы финансовых ресурсов. Государство ни в коем случае не должно пускать на самотек развитие важнейшей отрасли экономики! Его роль должна быть более активной, конструктивной и созидательной.

Существующая сегодня, но фактически бездействующая «Госу­дарственная программа развития и реформирования ГМК на период до 2011 года» не тянет на такую стратегию. Поскольку является лишь сводом «благих пожеланий» и не содержит действенных механизмов и инструментов реализации. К слову, российская металлургия имеет «Стратегию развития металлургической промышленности РФ на период до 2015 года» и в соответствии с ней динамично модернизируется.

Украинская металлургия обладает позитивным опытом стимулирующего и регулирующего воздействия государства, который она приобрела в период проведения в отрасли экономического эксперимента (с 01.07.1999 г. по 31.12.2001 г.). За эти два с половиной года отрасль вышла из глубокого кризиса и существенно улучшила производственные, финансово-экономические и социальные показатели работы. Предприятия — участники эксперимента получили так называемую льготную прибыль в размере почти 2,2 млрд. грн., а в бюджеты всех уровней и Пенсионный фонд перечислили 6,8 млрд. грн. Среднеквартальные поступления налога на прибыль возросли более чем в 10 раз, а сборы в Государственный инновационный фонд — в четыре раза. Числен­ность занятых на рабочих местах увеличилась на 16%, а заработная плата повысилась более чем вдвое. Предприятия использовали значительные средства на осуществление природоохранных мероприятий (см.: Счетная палата Украины. Выпуск 16. «О результатах анализа исполнения Закона Украины «О проведении экономического эксперимента на предприятиях ГМК Украины». Киев, 2001).

Как видим, цифры достаточно показательные и убедительные. На мой взгляд, они однозначно говорят о том, что если «включается» регулятивная (экономическая) функция государства, то это приносит положительные результаты и для отрасли, и для государства, и для человека труда. К сожалению, мощный заряд, который получила металлургия в результате проведения экономического эксперимента, в дальнейшем не был использован при реализации промышленной политики государства.

Между тем, практика господдержки металлургии на этапе ее реструктуризации характерна для многих стран. В частности, в странах ЕС в период реструктуризации металлургической отрасли в 1980—2002 годах действовали временные решения Еврокомиссии, названные Кодексами стали, которые предусматривали предоставление государственной помощи металлургическим предприятиям, в том числе для их технической модернизации, вывода и замены неэффективных мощностей. Известно, что в 2002 году между ЕС и Чехией был подписан протокол по государственным субсидиям для чешских сталелитейных предприятий сроком до 2006 года, что позволило оказывать прямую господдержку при реструктуризации этих предприятий.

Целесообразно, на мой взгляд, применить опыт, полученный при проведении экономического эксперимента, и для стимулирования природоохранной деятельности промышленных предприятий. У предприятий были стимулы вкладывать деньги в экологические программы, когда им на эти цели оставляли 70% сборов за загрязнение окружающей среды. Такой порядок, как минимум, следует возобновить и сегодня, а еще лучше — все средства оставлять на предприятиях для их строго целевого использования под надзором государства.

Одним из эффективных инструментов возобновления регулирующей функции государства мог бы стать институт «золотой акции». Соответствующие законопроекты уже не один год блуждают по высоким кабинетам госчиновников, но так до сих пор и не приняты. С предложением о его законодательном введении в Украине неоднократно выступал и Центральный комитет профсоюза. Но, наверное, кому-то невыгоден государственный надзор!

В завершение хочу отметить следующее. Первое: решение острых и болезненных общественных проблем, порожденных деятельностью предприятий ГМК, достигается не банальной ликвидацией, уничтожением металлургии как таковой, а ее качественным обновлением, кардинальным повышением технического и технологического уровня производства (что уже сегодня делается на алчевских меткомбинате и коксохимзаводе, меткомбинате им. Дзержинского, «Запорожстали», «Азовстали», НЗФ и др.). Второе: металлургия в ее нынешнем состоянии не имеет достаточных внутренних стимулов и финансовых ресурсов для масштабной и динамичной модернизации, поэтому нуждается в соответствующем стимулировании и эффективном регулировании со стороны государства. Третье: стратегия развития металлургии должна изначально строиться на балансе интересов государства, общества, собственников предприятий и трудовых коллективов и быть составляющей общей стратегии развития промышленного комплекса страны.

Только идя по пути создания металлургии XXI века, мы сможем решить и внутриотраслевые проблемы, и проблемы нравственные, социальные и экологические.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно